Попечительство о бедных

Попечительство о бедных г. Москвы в 1895 г. — М.: Городская типография, Козицкий п., дом Городского общества, Москва, 1896. (Извлечения)

...Возникновение Попечительства о бедных города Москвы

В конце декабря 1894 г. московский городской голова обратился к городу с воззванием, в котором, между прочим, “покорнейше просил всех жителей Москвы без исключения и без различия звания и пола вступить в ряды Попечительства,

чтобы в среде москвичей не было никого, кто не вносил бы своей лепты в общее доброе дело, чтобы совесть каждого была покойна при встрече с нищим и при мысли о горькой нужде, гнездящейся в родном городе”.

К началу 1895 г. открыли свои действия отдельные участковые попечительства...

III. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ГОРОДСКИХ ПОПЕЧИТЕЛЬСТВ

  • 1. Устройство временных учреждений
  • А) Богадельни для престарелых

Хотя главное назначение Попечительства — помощь на дому, которой до сих пор в Москве почти не было, тогда как наш город давно уже может гордиться обширными богадельнями — ознакомление с беднотою в необходимости увеличить число убежищ в особенности для престарелых женщин.

Эта всеми сознаваемая нужда следующим образом выяснена в отчете “1-го Рогожского попечительства”:

“Просьбы лиц о помещении в богадельни были почти исключительно от дряхлых, беспомощных старух и калек, лишенных возможности снискивать себе пропитание не только личным трудом, но во многих случаях и выпрашиванием милостыни. Убедившись по опыту, что в подобных случаях подача денежной помощи мало облегчала тяжелую участь больных, немощных старух и калек, Попечительство 20-го мая 1895 г. открыло приют для 115 человек не способных к труду бедных женщин, чтобы дать им здоровую пищу и теплый угол, где они могли бы спокойно дожить свой век”.

Открытые Попечительством богадельни отличаются тем, что находятся в нанятых скромных помещениях и не имеют ни смотрительниц, ни дорогостоящей прислуги.

В приюте, например, 2-го Серпуховского попечительства “нет ни смотрительниц, ни наемной кухарки, имеется только один человек, получающий харчи и 3 руб. в месяц жалования, необходимый для Попечительства помимо приюта, для разноски повесток, опросных листов и других необходимых посылок. Смотрительницу заменяют несколько сотрудниц, дежурящих попеременно, которые заведуют хозяйством о порядке и благосостоянии призреваемых. Пищу готовят себе старухи сами, дежуря попеременно по 2 человека. В настоящее время еще невозможно с точностью определить стоимость содержания одной призреваемой в месяц, так как приют открыт только 21 ноября 1895 г., но можно наняться, что содержание это не будет дороже 4~5 рублей в месяц, если бы даже не было никаких пожертвований натурой, например, дрова, мясо и т. п., но пожертвования такого рода уже есть и можно надеяться, что не прекратятся”.

Б) Дневные приюты для детей

Излюбленное дитя городских попечительств составляют детские приюты. В Москве много детских приютов: городские отличаются от них тем, что не разлучают детей с родителями, а имеют целью временно призревать детей для того, чтобы дать возможность родителям зарабатывать свой хлеб. Но в приюте дети получают не одно призрение, а также и воспитание со стороны лиц, добровольно принимающих на себя эту заботу и потому отдающихся живому делу всем сердцем. Этим объясняется, почему и члены попечительства сами так привязываются к этим учреждениям.

В течение первого года 12 попечительств устроили у себя приюты, и в них находят себе ежедневно призрение до 342 детей. Некоторые из этих приютов принимают характер постоянных учреждений. Как это происходит, можно усмотреть из описания одного из образцовых детских приютов — приюта Арбатского попечительства.

Первоначально приют был учрежден с той целью, чтобы родители, уходящие днем на работу и не имеющие никого, кому поручать детей своих на время своего отсутствия, могли приводить их в приют на день, а на ночь снова брать к себе. Но уже в апреле пришлось отступить от этого правила: мать одного из приходящих детей должна была лечь в больницу, и так как у него нет отца, то пришлось на время пребывания матери в больнице оставить его на жительство в приюте. До осени прошлого года это был единственный ребенок, который оставался на ночь в приюте. Но с осени число детей, которых пришлось по разным причинам принять на жительство в приют, увеличилось, так что из числа 41 дет., пребывавших в приюте, было живущих в нем 12 и приходящих 29.

Особенно привязаны к приюту дети беднейших родителей, у которых нет своего отдельного угла хотя бы в виде каморки, которым приходится жить на койке, а ночевать даже под койкой. Такие дети особенно ценят то, что дает им приют, и нередко бывали случаи, когда они просят позволения привести к ним своих товарищей. Из 42 детей приютских и школьных 11 поступили по указанию самих детей, проверенному на месте сотрудниками. Почти все они были из Проточного и соседних переулков — местности, где сотрудникам почти нет возможности уследить за постоянно меняющимся, почти бродяжным, коечным населением. Совет, по докладу сотрудников, согласился на прием этих детей. Был случай, что одна семилетняя девочка с торжеством объявила, что ее трехлетняя сестра в первый раз сегодня стала на ноги и теперь она уже может ходить в приют. Дети, посещающие одну школу, уходят домой очень неохотно и постоянно просят остаться до вечера. Надо надеяться, что приют удастся поставить так, что он будет любимым местопребыванием детей, центром, объединяющим их, местом, где они будут сознательно менять те развлечения, которые им дает уличная жизнь, на то, что будет им давать приют.

В) Приют для неизлечимо больных

Москва богата благоустроенными больницами, но имеет, как и многие другие города, недостаток в приютах для хроников, которым по их уставу больница должна отказывать. Единственной больницей для хроников в Москве долго была большая больница гг. Бахрушиных, но деятельность попечительств обнаружила по Москве множество хроников, лишенных призрения и влачащих среди своих или чужих самое жалкое существование. Для них необходимо что-нибудь сделать со стороны Городского попечительства. Почин в этом деле принадлежит сотруднице Пречистенского попечительства О.Н. Сивере, устроившей преимущественно на средства, ею же собранные, убежище для 12 женщин-хроников...

3. Содействие другим благотворительным учреждениям

Если городские попечительства, с одной стороны, помещают нуждающихся в соответствующие учреждения, то, с другой стороны, они содействуют благотворительным учреждениям и благотворителям правильно и целесообразно раздавать благотворительные суммы. В особенности важную услугу оказывают попечительства в этом отношении Городской управе, которая стала через них раздавать бедным проценты с капиталов Ве- ликолеповой и Молчановой, а также с других пожертвованных благотворительных капиталов ежегодно на сумму свыше 30.000 руб. При помощи Попечительств был распределен капитал в 10.000 руб., пожертвованный Государем Императором на бедных невест Москвы.

4. Пособие на дому

Оказывать нуждающимся пособие на дому есть главнейшая и специальная обязанность Городских попечительств; в этом заключается повод к их возникновению, к этой задаче приноровлена их организация; помещать престарелых людей в богадельни можно было бы и без городских попечительств, но постоянное попечение о бедных, внимательное отношение к людям, случайно, неожиданно, иногда временно, впавшим в крайнюю нужду, невозможно без систематической и широко разветвленной организации призрения, которую и представляют собой городские попечительства.

Пособие на дому сообразно с обстоятельствами может, конечно, принимать весьма разнообразный вид. Самый обычный и ответственный вид помощи есть пособие:

1. Деньгами

Денежная помощь выдается попечительствами или единовременно, или более или менее продолжительно — до изменившихся обстоятельств. При этом нередко приходится и единовременную помощь продолжать. 16 попечительств выдали в 1895 г. денежных пособий на 70.000 руб.

2. Уплатой за квартиру

Пятницкое попечительство пособия квартирной платой назначало семейным в размере от 3 до 2 руб. 50 коп. Оплата квартир производилась гг. сотрудниками ежемесячно, по особым квартирным листам, с распиской на них в получении денег домохозяевами или квартиродержателями, у которых проживали бедные.

3. Вещами.

Помощь вещами оказывалась многими попечительствами. Размер и вид этой помощи, конечно, обуславливался количеством и свойством предметов, которые жертвовались в попечительства. Перечень этих предметов занимает целые столбцы в отчетах некоторых попечительств, К этому роду помощи нужно отнести и покупку разных инструментов. Бесманное, например, попечительство купило и починило швейных машин на 95 руб., пользуясь от магазина г. Попова скидкою в 35%. Второе Мясниц- кое попечительство купило инструментов 5 лицам.

4. Уплата за паспорт или за больничную койку

Мещанское и Ремесленное общества весьма обязательно

избавляли по ходатайству попечительств бедных членов своих от расходов на паспорт, но тем не менее эта статья расходов — на иногородних — встречается у всех попечительств. Второму Мясницкому пришлось истратить на это 302 руб.

5. Отправка на родину

Этому же попечительству пришлось израсходовать на отправку на родину 72 руб. Мещанское попечительство потратило на возвращение на родину 10 лиц 123 руб.

6. Похороны

Мещанское попечительство истратило на похороны 19 лиц 93 руб. Первое Пресненское попечительство принимает на свой счет похороны умерших бедных, когда родственники обращаются к нему, для чего вошло в соглашение с бюро похоронных процессий (на Кудринской Садовой), которое бесплатно приняло на себя 20 похорон, а сверх этого с платой по 5 руб., в то число входит устройство могилы и вынос покойника. Таких похорон было произведено 30.

Духовенство всех приходов 1-го участка Пресненской части отказалось от всякой платы за погребенье и бесплатно снабжало похороны свечами и венчиком.

7. Врачебная помощь и лекарства

Почти во всех попечительствах в числе сотрудников есть врачи, принимающие у себя бедных или посещающих их; многие из аптек отпускали попечительствам лекарства со скидкой от 20 до 40%...

8. Помощь работою

Этот вид помощи озабочивал весьма многие попечительства. По различию условий не всем из них удалось организовать в первый год это трудное дело. Пятницкое попечительство сообщает о своих стараниях следующее:

“Пособия выдачей работы применялись только по отношению к живущим на квартирах женщинам. Устройство мастерской при попечительстве не представлялось возможным ввиду того, что доставляемая работа не могла быть постоянной, да и назначалась она как временное пособие до приискания определенной частной работы или до поступления на место. В видах обеспечения нуждающихся более постоянным заработком на дому попечительство пыталось развить, в пределах отведенного ему района, занятие, особенно подходящее для бедных семей, — выработку папиросных патрон. К сожалению, ищущие работы бедные отнеслись к этому мероприятию очень индифферентно и не выразили ни малейшего желания заняться упомянутым мастерством, несмотря на то, что Второе Серпуховское попечительство сделало подобное же заявление по поводу находящегося в его участке Лапинского дома, обитательницы которого часто страдают от безработицы. Для всех этих женщин было бы огромным благодеянием, если бы Попечительство организовало для них какого-либо рода работы, не требующие специальных знаний и дающие возможность зарабатывать для семьи побольше одного рубля в месяц. Само Попечительство, выдавая деньги за работу, а не в виде милостыни, имело бы полную уверенность в том, что его помощь не развращает и не приучает к расчету на подачки.

К сожалению, для такой постановки дела требуется значительная затрата капитала. Попечительство не решается на такую затрату из своих средств, но вполне уверено, что добрые люди не преминут прийти Попечительству на помощь в этом деле”...

9. Приискание мест

Три попечительства решились вести это дело систематически и устроить особые конторы для приискания мест и занятий. Яузское попечительство ко времени составления отчета только что приступило к этому делу. В своем отчете оно говорит: “в декабре открыто Попечительством при городском Работном доме, в виде пробы, отделение для рекомендации прислуги и лиц, ищущих занятий, из числа живущих в Яузской части, причем заявления от работодателей принимаются независимо от их местожительства. Учреждение это должно бы, по-видимому, принести значительное подспорье Попечительству относительно расширения способов к удовлетворению нужд лиц, обращающихся к нему за помощью; но дело это не легкое, и успех его будет зависеть от того, как отнесется к нему общество и насколько удачно будет посредничество Попечительства”...

IV. ЗНАЧЕНИЕ ГОРОДСКОГО ПОПЕЧИТЕЛЬСТВА

Несомненно, что сделано немало, достигнут известный материальный успех при всех тех неизбежных блужданиях и ошибках, которые неизбежно свойственны каждому новому делу: в многочисленных случаях, разнообразными способами облегчало Попечительство нужду.

Немаловажен успех и в области, так сказать, нравственной. Нужда бедняков, ютившаяся по темным углам и трущобам, подчас никому не ведомая, беспомощная, выведена как бы на свет, сделалась предметом добросовестного расследования, публичного обсуждения, общественного интереса: усердные, преданные делу сотрудницы и сотрудники находили кроме материальной помощи и сердечное участие, и человеческое отношение к тому нуждающемуся люду, который условиями жизни был мало к тому приучен; приобретено прекрасное знакомство с населением, условиями участка, выработался драгоценный навык в деле распознавания нужды в этом важном и трудном деле, где опасность ошибки так близка, где лживая нужда так умело принимает облик нужды истинной; создалось, одним словом, известное нравственное общение между нуждающимся людом и теми общественными классами, которые естественно призваны и по долгу милосердия, и по долгу любви христианской к делу благотворительности.

Но, указывая на эти светлые стороны в деятельности попечительства, Совет считает своим серьезным долгом указать и на обратную сторону дела, на те теневые стороны, которые с несомненностью обнаруживаются из настоящего отчета.

Если мы припомним несколько наиболее ярких цифр из отчета, если вспомним, что из общего числа поданных просьб, в количестве свыше 1500, было дано удовлетворение лишь около одной трети их, что из числа почти 150 просителей, признанных попечительством нуждающимися в призрении в богадельнях, удалось призреть Попечительству лишь несколько более 1 /5 всего числа, если припомнить далее, что самый размер денежных пособий, оказываемых Попечительством, исчислялся чрезвычайно скромно, — то следует признать, что Попечительство лишь отчасти выполнило свою задачу, придя на помощь лишь части нуждающимся.

Таким образом, сводный отчет Попечительства о бедных Москвы, с одной стороны, ободряет всех принимавших участие в его деятельности трудом или деньгами жителей города, а другие русские города приглашает последовать примеру Москвы, с другой же стороны, убеждает москвичей в необходимости дальнейшим трудом и новыми пожертвованиями поддерживать начатое святое дело...

К ГОДОВОМУ ОТЧЕТУ

Общий очерк дела городского попечительства

Недавно исполнился год с возникновения в Москве первых городских попечительств о бедных. Вскоре поступят в городское управление их годичные отчеты и тогда, вероятно, появятся и в газетах выдержки из этих отчетов с указанием полученных попечительствами и израсходованных ими сумм. Но, как верно заметил один из газетных корреспондентов, обсуждавший прошлым летом появившийся тогда в печати отчет одного из попечительств, — сухие цифровые данные о том, что столько-то старух приняты в богадельню, а скольким-то лицам попечительство выдавало на нужды денежные пособия, причем на каждое лицо приходится средним числом в месяц такая-то сумма, — такие распределенные по графам цифры представляют собой лишь скелет, который не может заинтересовать читающую публику. А между тем от внимания читающей публики к попечительствам, от представлений, которые вращаются в обществе о деятельности попечительств, зависит самый успех его. Ныне, по истечении первого года их деятельности, касса попечительств опустела, пополнение ее обуславливается сочувствием к попечительствам со стороны московских обывателей, но и помимо этой весьма существенной для дела денежной поддержки для попечительств нужна нравственная опора в обществе, а для этого необходимо, чтобы публика имела верные и сколько-нибудь обстоятельные сведения о способе действий попечительств и об его результатах.

Но много ли лиц в Москве, помимо самих сотрудников попечительства, знакомы с их назначением, средствами и инструкциями? Пробным камнем в этом отношении могут служить взгляды на отношение попечительств к нищим. Сколько раз приходилось слышать даже от людей, сочувствующих попечительствам, замечание: “а нищие все еще бегают по улицам”, или укоризну: “нет, попечительства начали не с того конца! Им следовало бы начать с нищих!” Лица же, почему-либо недовольные попечительствами, непременно встретят пришедшего за членским взносам сотрудника колкостью вроде той: “а почему ваши попечительства не занимаются нищими?”

Лица, негодующие на попечительства за то, что нищие все еще бегают по улицам, должны были бы знать, что помешать им в этом не входит ни в права, ни в обязанности попечительств. У нас, как и везде, эта обязанность законом возложена на полицию, но как трудно исполнение этой обязанности, можно, например, усмотреть из недавно вышедшей интересной книги Полиана “О парижском нищенстве”. Автор предполагает, что сознание в Париже, как и у нас, обусловливается прежде всего отношением самой публики к нищенству. И московская публика продолжает подавать нищим на улицах гроши и двугривенные по-прежнему обильно и без разбора. Нельзя ожидать, чтобы наши нравы в этом отношении скоро изменились: они слишком глубоко коренятся, с одной стороны, в традиции и воспитании, с другой — в человеческой природе. Оказать маленькую помощь под впечатлением непосредственно попавшей на глаза бедности вполне естественно, во всяком случаи несравненно легче, чем остановить, расспросить нищего, записать его адрес и известить попечительство. Кто носит при себе карандаш? Кому известны адреса попечителей? Но нужно еще сказать, что далеко не все нищие, ходящие по улицам Москвы, могут быть предметом призрения с их стороны. По распоряжению Министерства внутренних дел, внесенному во Временное положение о попечительствах, призрению их не подлежат лица, проживающие в Москве менее 2 лет. Громадное же число бродящих по улицам нищих составляют именно пришлые из деревень люди, прибывшие в Москву, чтобы в ней прокормиться зиму.

Москва, впрочем, не только является приютом для промысловых нищих, она сама их плодит своей неразборчивой милостыней, заманивая на путь нищенства людей, склонных к этому легкому труду. Закулисная, незаметная для общества борьба с этими коренными московскими нищими есть самая трудная задача попечительств. Одни из этих нищих не подлежат призрению, например, в богадельне, по своему непреклонному возрасту к удовлетворительному здоровью; за другими трудно уследить, так как они ночуют в ночлежных домах и днем их нельзя найти; третьи уклоняются от того рода помощи, которую могут им доставить попечительства. Один очень шустрый мальчик лет 14, бойко нищенствовавший иногда с сестренкой и признававшийся, что ему всякий подает, так как он знает, каким голосом с кем говорить, жаловался, что учиться хочет, но родители гонят из дома за милостыней. Родители — отец ремесленник, — объясняли, что ничего не поделаешь с мальчишкой, сам уходит просить милостыню. Но когда мальчик был, наконец, помещен в городской ремесленный приют, родители потребовали назад сына и т. д.

Наиболее, кажется, понятна и сочувственна обществу вторая задача городских попечительств — помещение нуждающихся в соответствующие приюты. На первом плане здесь стоит призрение престарелых. Почти каждое из попечительств уже успело в течение первого года завести у себя одну или две богадельни для призрения старух и стариков, не имеющих средств к жизни. Всех таким способом призреваемых по всем попечительствам окажется к концу года несколько сот лиц. Приютив на свои средства столько лиц, не нашедших себе места в существующих богадельнях, попечительства, можно сказать, устроили в Москве новую богадельню, которая по числу призреваемых занимает не последнее место. Но не менее важен, чем этот факт, новый и плодотворный принцип, который введен попечительствами в организацию призрения престарелых и благодаря которому содержание престарелых наполовину удешевлено. В больших казенных и общественных богадельнях содержание каждого призреваемого обходится около 9 руб.; попечительства тратят на содержание призреваемых от 4 до 5 руб. Это происходит оттого, что в попечительских богадельнях ничего не тратится на употребление и на служащих, что поглощает при казенном или общественном управлении от 1/3 до 1/2 всех расходов. Такая система временных подвижных богаделен имеет, между прочим, еще и то преимущество, что для самих призреваемых переход от жизни на воле в благотворительное учреждение гораздо легче. Они пользуются большею свободою, не находятся в зависимости от разных второстепенных лиц, которые нередко относятся к ним корыстно, и имеют со своими нуждами более легкий доступ к заведующему их учреждением. Эти приюты-богадельни, главным образом, заняты старухами; бесприютных стариков на руках попечительств гораздо меньше, так что для них в некоторых случаях не было возможности устроить особого приюта. Зато в женские богадельни приходилось временно помещать матерей с грудными детьми до приискания места.

Вслед за приютами для престарелых идут ясли и дневные приюты для детей. Кто посещал жилища поденщиц, знает цену этим дневным приютам. В ненастный октябрьский день вы идете по грязному двору, спускаетесь несколько ступенек в подвальное жилье и входите в нетопленную комнату. Здесь живет поденщица-прачка. У стола сидит, одевшись в верхнее платье, 8-летний мальчик. “Где твоя мать”? — “Ушла на работу”. — “А где сестра?” — “Вон она”. Вы смотрите и видите только в полутемном углу какой-то ворох тряпья, подходите ближе и тогда различаете на койке забившееся под одеяло матери личико пятилетней девочки; вы ее спрашиваете, она не отвечает; вы обращаетесь опять к мальчику: “Ели вы сегодня?” — “Нет, не ели”, —- отвечает он, а на дворе уже темнеет. “А когда же мать придет?” — “Не знаю!” Войдите теперь в дневной приют попечительства, вы увидите тех же детей веселых, чистых, накормленных. Но они не только в тепле, на дневном свете и под присмотром, — они получают, благодаря самопожертвованию сотрудниц попечительства, то материнское воспитание, которое им не в состоянии дать родная мать.

Менее понятна и потому нередко вызывает недоразумение третья задача попечительств — оказать нуждающимся помощь на дому. Это, можно сказать, главное и настоящее их призвание; здесь они являются новыми органами, и органами современной, усовершенствованной благотворительности, которая по плечу только обществу, в значительной степени культурному. Действительно, в деле призревания престарелых попечительства являются лишь пособниками городского управления и частных благотворительных обществ, которые издавна имели богадельни и помещали в них престарелых людей. Прогресс, внесенный в это дело попечительствами, заключается в том, что они собирают на это новые пожертвования, удешевляют содержание призреваемых, могут принимать в свои богадельни нуждающихся, не руководясь неизбежными в этом деле рекомендациями;

наконец, могут легче избавиться от тех призреваемых, которые скрывают, что имеют сбережения или получают пособие. В деле же оказания помощи на дому городские попечительства не имели предшественников, и возложенную на них новую задачу способны исполнять только они благодаря их приноровленной к этой задаче организации.

Но именно эта важнейшая сторона деятельности городских попечительств вследствие своей новизны не всем понятна и нередко истолковывается неправильно. Это обусловливается преимущественно тем, что главная форма, в которой проявляется эта сторона деятельности городских попечительств — выдача денежного пособия — вызывает недоумение, напоминая старую форму милостыни.

Даже и среди людей, ближе стоящих к попечительствам, можно встретить исключительных сторонников системы призрения в заведениях, т. е. богадельнях, приютах, даровых или дешевых квартирах, столовых и прочее. Ввиду этого мы считаем не нелишним несколько распространиться о значении призрения посредством помощи на дому (английское out-door relief). Лучше, чем теоретическими рассуждениями, это значение может быть выяснено несколькими фактами из практики попечительства. Все денежные пособия, выдаваемые попечительствами, имеют временный характер, но так как во многих случаях их приходится возобновлять, то принято их разделять на известный срок 2-3 месяца...

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >