Нищенство в России

Энценклопедический словарь Брокгауза Т. Д., Ефрона И. А.

Т. 41. — СПб., 1897. (Извлечения)

Нищенство (угол.-юрид.) — проступок, заключающийся в обращении к благотворительности при условиях, делающих такое обращение наказуемым. Необходимо, прежде всего, различать нищих трудоспособных и неспособных к труду по каким- либо причинам (детство, болезнь, уродство, старость). Последние могут быть привлекаемы к ответственности за прошение милостыни лишь в тех странах, где достаточно удовлетворена организация государственной и общественной благотворительности; в противном случае применение к ним каких бы то ни было уголовных взысканий противоречило бы религиозно-нравственному чувству граждан. Из числа трудоспособных нищих также встречается немало таких, которые вынуждаются к прошению милостыни несчастным для них стечением обстоятельств (безработица, неурожай и т. п.). Когда Н. является результатом отказа в призрении или нищеты, оно не наказуемо. Лишь профессиональное Н., являющееся результатом отношения к труду и беспорядочной жизни, должно считаться преступным и подлежать как мерам предупреждения и пресечения со стороны полиции, так и уголовной каре.

История. В Риме подвергались наказанию те нищие, которые по освидетельствовании их оказывались достаточно здоровыми для трудовой жизни (mendicantes validi). Карательные меры применялись, по всей вероятности, весьма широко, так как пролетариат достигал в Римской империи громадных размеров при полном почти отсутствии общественной благотворительности. Законодательство Карла Вел. делит нищих на способных к труду и неспособных; для последних повелевается учредить различные благотворительные установления. Это деление служит впоследствии исходной точкой для установления различия между преступным и непреступным Н. Против преступного Н., приравнивавшегося, обыкновенно, к бродяжничеству, принимаются суровые меры. Во Франции ордонансом 1351 г. предписывалось просивших милостыню, здоровых и праздных, сажать в тюрьму на хлеб и воду на 4 дня, уличенных в этом во 2-й раз — выставлять у позорного столба, в 3-й раз — клеймить раскаленным железом и изгонять из города. Ордонансом 1545 г. повелевалось нищих, способных к работе, заключать в рабочий дом, а если они и по освобождении оттуда снова изобличались в прошении милостыни, то наказывать публично розгами или бичом и изгонять навсегда из государства. В 1596 г. парижским парламентом сделано было распоряжение всех нищих, которые появились бы в Париже через 24 часа после обнародования этого постановления, вешать без соблюдения каких-либо формальностей. По эдикту 1764 г. нищие, способные к труду, ссылаются на галеры. К мерам против Н. относится и закон 1700 г., угрожающий штрафом в 50 ливров за подачу милостыни. Запрещение это вызвало общее неудовольствие и не достигло цели: милостыня стала раздаваться тайно, на дому, что сопровождалось увеличением числа домашних краж и затрудняло для полиции преследование нищих. В Англии законом 1388 г. предписано всем неимущим впредь оставаться в местностях, где они имели пребывание, или же возвратиться на родину для нищих, способных к труду, устанавливалось наказание кнутом, в случае повторения проступка — отрезание правого уха, а при изобличении в 3-й раз — виселица. По статусу 1547 г. Эдуарда VI всякий бродяга и нищий, отказывающийся от работы, подвергается клеймению буквой V (vagabond — бродяга) и отдается в рабство на 2 года тому, кто пожелает его взять, преимущественно доносчику; если он убежит, его клеймят буквой S и присуждают к вечному рабству; за вторичное бегство — смертная казнь. Однородные с приведенными постановления имелись во всех западноевропейских государствах; постепенно, однако, эти постановления смягчаются. В Древней Руси нищие находились в ведении епископа и подчинялись его суду (устав Владимира Св.). До конца XVII в. государство не принимало никаких мер к обузданию Н., несмотря на страшное его у нас распространение. Общественной (духовенства) и частной благотворительностью пользовались и неспособные к труду калеки, и здоровые тунеядцы. Обстоятельство это не тревожило совести благотворителей; милостыня подавалась ради спасения души и податель не заботился о том, в чьи руки эта милостыня попадет. Стоглавый собор в 1551 г., постановляя об учреждении для больных и старых богаделен, определяет: “А здоровые бы строи с женами по богадельням не жили и питались ходячи по дворам от боголюбцев, яко же и до днесь”. Крайнее развитие Н., а вместе с ним известных видов преступности принудило, наконец, государство обратить на него серьезное внимание. В указе Федора Алексеевича 1682 г. указывается на вред здоровых нищих, “которые по домам ходя, только примечают, как кто живет и как его дом, где малолюдство, кого днем или ночью покрасть, а иные такие же воры малых ребят с улицы крадут, и руки и ноги им ломают и на улицу их кладут, чтобы на них люди смотря умилялись и больше им милостыни давали”. В указах 1691 и 1694 гг. предписывается нищих-промышленников наказывать кнутом и ссылать в дальние сибирские города. Систематическую и упорную борьбу с Н. предпринимает Петр Великий. Указом 1718 г. повелевалось здоровых нищих, в первый раз пойманных, “бить нещадно ба- тожьем и отсылать в прежние их места, а кормили бы их те, чьи они есть”; пойманных во 2-й и 3-й раз — “бив на площади кнутом, посылать в каторжные работы, а баб в щпингауз (прядильный дом), а ребят бив батоги, посылать на суконный двор и к прочим мануфактурам”. Наказание грозило и подающим милостыню. “Здравии и ленивии прошаки Богу противны суть, — сказано в регламенте духовной коллегии 1721 г. — и аще кто снабдивает оных, и той есть яко помощник, тако и участник оных же греха”. При преемниках Петра Великого нищих, оказавшихся годными, повелевалось брать в солдаты; публично наказанных, холостых— ссылать на каторжные работы, а женатых — на оренбургские заводы; прочих распределять по фабрикам на сроки или высылать в места их приписки. К царствованию Екатерины II относится учреждение работных домов для нищих, способных к труду, По указу 1809 г. все нищие, бродящие по дорогам и селениям, должны быть задержаны без всякого, впрочем, им притеснения, страха и огорчения, и препровождены к помещикам, в волостные правления или в общества по принадлежности, с соблюдением, чтобы они и в этом случае не потерпели стеснения или огорчения. Постановлениями 1837 и 1838 гг. профессиональные нищие сравниваются с бродягами, отправляются на казенные фабрики или ссылаются на поселение в Сибирь. Одновременно учреждаются комитеты для разбора нищих в С.-Петербурге и Москве.

Из действующих законодательств английское основано на акте о бродягах 1824 г., измененном в 1871 г. Лица, способные к труду, но предпочитающие заниматься Н., оставляя жену и детей, наказываются заключением в тюрьме на один месяц с принудительными работами, во 2-й раз — на 3 месяца; упорных рецидивистов или вообще нищих, которые не исполняют требований полиции, разрешается подвергать тюремному заключению до одного года, с присоединением телесного наказания. На практике, однако, законы эти почти не применяются; есть графства, где нищих вовсе не задерживают; судьи, обыкновенно, не подвергают никакому наказанию нищих, привлекаемых в первый раз к ответственности; даже по отношению к рецидивистам наказание не превышает 3-месячного тюремного заключения. Между тем в Англии никто в оправдание своего Н. не вправе сослаться на бедность ввиду обязательности призрения всех неимущих. По французскому Code penal (ст. 274-280) в департаментах, где существуют depots de mendicite, не делается различий между трудоспособными и нетрудоспособными нищими; наказание — тюремное заключение от 3 до 6 мес., после чего освобожденный препровождается в depot. В прочих департаментах за простое Н. подвергаются наказанию (1-3 месяцам тюремного заключения) только здоровые нищие. Квалифицированное Н. (угрозы, обман) во всяком случае карается: наказание может возрасти до 5 лет тюремного заключения, если при нищем найдено будет оружие, отмычка и пр.

Германское законодательство относит Н. к разряду нарушений, не делая различия между трудоспособными и нетрудоспособными нищими. Наказание — до 6 недель ареста; упорные рецидивисты или просившие милостыню с угрозами или оружием, могут быть, по отбытии наказания, отданы полициею в рабочий дом на время до 2 лет или употреблены на общественные работы. По итальянскому кодексу 1890 г. Н. лиц, способных к труду, всегда наказуемо, а неспособных — лишь при неисполнении установленных законом предписаний. Своеобразным представляется бельгийский закон 27 ноября 1891г. Решения мировых судей по делам нищих не подлежат апелляции. На основании сведений, доставленных из места последнего пребывания нищего, а также справок о судимости судья может либо прекратить судебное преследование, либо приговорить обвиняемого к лишению свободы на срок до семи лет.

Русское законодательство различает Н. квалифицированное (прошение милостыни, если у виновного будет найдено оружие или поддельные ключи, отмычки и другая под. орудия) и Н. простое. Первое предусматривается Улож. о нак. (ст. 984) и карается ссылкой на житье в несибирские губернии или тюремным заключением от 4 до 8 месяцев. Н. простое предусматривается Уставом о наказ., налагаемых на два вида: 1) прошение милостыни по лености и привычке к праздности — тюрьма от 2 недель до 1 месяца (ст.49) и 2) прошение милостыни с дерзостью и грубостью или с употреблением обманов — тюрьма от одного до трех месяцев (ст. 50). На основании врем. Правил 12 июня 1889 г. лица, подсудные волостн. суду, могут быть за прошение милостыни и лености и привычке к праздности присуждаемы к наказанию до 20 ударов. Наказанию подвергаются также лица, допускающие детей к прошению милостыни (арест не свыше 15 дней или денежное взыскание не свыше 50 р.). Наказание значительно повышается, если проступок этот превращается в промысел (тюрьма до 3 месяцев). Устав о предупр. И пресеч. преступлений (т. XIV Св. Зак.) возлагает на “особенное попечение полиции”, чтобы “Н. не происходило”. Городские и сельские общества обязываются наблюдать, чтобы неимущие их люди по миру не ходили и Н. не занимались. Общества, отпустившие по паспортам или свидетельствам таких людей, которые не в силах снискивать себе пропитание трудом, подвергаются взысканиям на основании ст. 985 Улож. О нак. Сверх того с них возмещаются издержки, употребленные на содержание таких нищих в богоугодных заведениях (ст. 159—171 Устава о предупр. И пресеч. преступ.). Проект нового Уложения также различает простое и квалифицированное Н. К первому он относит: испрошение подаяния на словах или письменно, или под видом продажи или показывания каких-либо предметов: 1) в местах, где воспрещено Н., или же посредством заведомо ложных уверений о каком-либо несчастий или болезни. Наказание — тюрьма. Н. признается квалифицированным, если виновный вошел без разрешения в замкнутое или загороженное пространство, или не удалился немедленно из помещения по требованию хозяина, или имел при себе во время заарестования фальшивые ключи, отмычки или огнестрельное оружие. Наказание — исправительный дом. В юридической литературе указывалось, что проект напрасно не делает различия между Н. лиц, способных и неспособных к труду, и не отделяет профессионального Н. от случайного. Ср.

G. Schonbeig, “Handbuch d. Pol. Oekon” (т. Ill, стр. 1020 и след.); Б. Набоков, “Н. И бродяжество, как наказуемые проступки” (в “Журн. Юрид. Общества”, 1895 кн. III); статья Н.Л. Воскобойникова “Меры против Н. В Зап. Европе” (“Тюремный вестник”, 1893 — 96).

Нищие были известны как класс людей, о существовании которых должны заботиться другие, еще с самых древних времен. Особенно сильно способствовало размножению Н. христианство, с распространением которого стали появляться все в большем и большем числе Н. просившие подаяния во имя Христа. Византия до того была наводнена Н., что потребовались особые декреты императоров Юстиниана и Феодосия, направленные против их распространения, хотя, с другой стороны, высшие греческие иерархи проводят мысль, что Н. — res divina, что “богатым дарует Бог серебро нищих ради”, и, таким образом, понятие о милостыне окружается религиозным ореолом. В католической Европе нищенство также берется под покровительство церкви; милостыня считается самым богоугодным делом. Папа Лев XII повелел иметь некоторых Н., чтобы люди не забыли заповеди о

H. В XIII веке образуются особые ордена “нищенских монахов” (Mendicantes). Есть указание, что еще у римского папы считалось до 25 000 нищенствующей братии, стоивших римскому народу около 1 825 000 скуди. В старину самый распространенный тип Н. составляли странствующие певцы, большей частью слепые, напр., в Малороссии слепцы, старцы, бандуристы или кобзари, которых, в гораздо меньшем числе, можно встретить еще и теперь. В Великороссии этот вид нищих носит название калик- перехожих. На русской почве к нищенству в тесном смысле слова примыкает странничество, паломничество, бродяжничество. В основе этих явлений видна религиозная подкладка, но осложненная славянскою непоседливостью, страстью к переходу с места на место и т. п. Таким образом, у нас вырабатывается особый тип Н., резко отличающийся от Н. западноевропейского. Западный Н. в огромном большинстве случаев умственно, нравственно и материально беден; у нас Н., особенно в прежние, не особенно давние, времена, был подчас человек бывалый, persona grata в каждом доме, куда он входил, интересный и неистощимый рассказчик про то, “где он бывал”. К этому типу Н. примыкает “городской Н.”, более или менее оседлый, а переходной ступенью между тем и другим служит особый тип, носящий в разных местах разные названия, преимущественно презрительное: голытьба, босая команда, босяки, босявки, золотая рота, раклы, шахаи и т. д. Н. последней категории имеют непреодолимое отвращение к физическому труду, от которого уклоняются под всевозможнейшими предлогами, часто не брезгуя никакими другими способами для добывания себе средств к существованию.

Среди Н. у нас на Руси есть своего рода добровольцы: монахи, живущие только подаянием, лица, раздавшие свое имущество бедным и решившиеся испытать тяжелую долю Н., нести крест смирения и терпения. Настоящие Н. — это неимущие, погорелые, бобыли, беглые, ослепшие и т. п.; всякие народные бедствия и массовые несчастия, вроде моровых поветрий, пожаров, голодных годов, значительно пополняют этот контингент. В ряды Н. поступало и поступает множество тунеядцев, так называемых Н-промышленников — зрячие слепые, хромые, способные бегать, бабы с завернутыми полотенцами вместо грудных детей на руках и т. д. Во Франции в прежние времена пристанища для Н. назывались Maisons de miracles, ибо все слепые, хромые, глухие и т. д. Н. в этих домах, в случае надобности, как бы по волшебству превращались в здоровых людей. Еще недавно милостыня у нас налагалась как эпитимия и сопровождала поминовение усопших в третины, девятины, полусорочины, сорочины, годовщины. Всякое сословие и учреждение имело своих Н., о которых заботилось: так, были Н. монастырские, церковные, патриаршие, соборные, кладбищенские, дворцовые, дворовые, богаделенные, цеховые и т. п. Н. часто группировались в целые нищенские ватаги или устраивали особые нищенские цехи. В мет. Семежовке Слуцкого уезда Минской губернии был такой нищенский цех, с целой организацией. Во главе цеха стоял особый атаман (цехмейстер), из слепых; чтобы иметь право носить название заправского Н., нужно было 6 лет состоять учеником, внося ежегодно 60 коп. (на нищенскую свечу), и выдержать экзамен в знании молитв, нищенских стихов и песен (кантов) и особенного нищенского языка. В цехе имелись еще ключник- казначей и сотские и десятские, с определенными правами. Выборы цехмейстера и других начальствующих лиц происходили в собрании ватаги, которую созывал цехмейстер и для решения особенно важных дел, и для наказания виновных (исключение из ватаги, штраф, отрезывание торбы — нищенской сумы). Существование нищенских или старецких старост, цехмейстеров, атаманов и пр. обусловливались стремлением Н. кое-как организоваться как для совместного сбора подаяния, так и для помощи друг другу в странствованиях по монастырям, ярмаркам и т. п. Сходную организацию мы видим у древних русских паломников, ходивших целыми толпами, ватагами ко святым местам. Лет 10—15 тому назад последовало упразднение старецкого самоуправления, шедшего рука об руку с особым старецким языком. В настоящее время еще существует институт старецких старост, избираемых по одному на уезд, их помощников и т. д., но их власть, прежде почти безграничная, теперь уже не всеми старцами признается. В Оленецком крае нищенские артели имеют несколько иную организацию. Слепцы, калеки и другие, имеющие право на нищенство (увечье), собираются в артели и летом и зимою собирают “ради Христа” печеный хлеб, толокно, горох, сено, лен и т. д. Все это артельщики делят между собою по паям, причем тот, кому принадлежит в артели лошадь и повозка или сани, получает 2 пая. Почти каждая артель имеет в своей среде знахаря или знахарку, которые также получают по 2 пая. Эти знахари или колдуны, помимо собирания подаяния, занимаются также всяким лечением и колдовством. Не подлежит сомнению, что существовала и существует известная солидарность не только между Н. одной и той же ватаги или артели, но и между различными ватагами и артелями. Это видно из того, что существует особенный старецкий, нищенский язык, который Н. держат в тайне и посредством которого Н. одной или разных ватаг друг с другом связаны. Есть указания на то, что условный нищенский язык возник еще в XVII столетии, а может быть, и раньше, в частных сношениях малоруссов с румынами и греками.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >