Доклад по вопросам народного образования

Доклад, прочитанный в 1-й секции I Всероссийского Съезда по вопросам народного образования // Русская школа, общепедагогический журнал для учителей и деятелей по народному образованию. № 5—6 май-июнь, С.-Петербург, 1914. (Извлечения)

Закон о всеобщем начальном обучении всех детей школьного возраста стоит в нашем отечестве на очереди, и можно ожидать, что в непродолжительном времени он войдет в жизнь. Было бы крайне несправедливо, если бы при этом были обойдены наиболее нуждающиеся в обучении, каковыми являются глухонемые, волею судьбы лишенные самых ценных даров человеческой природы — речи и слуха. Я говорю, “наиболее нуждающихся в обучении”, т. к., кто имел случай наблюдать взрослых глухонемых, совершенно лишенных обучения и воспитания, тот знает, насколько низко стоит их умственное и нравственное развитие. Глухонемой, не учившийся, всегда будет стоять ниже уровня той среды, в которой он живет, как бы низок ни был этот уровень. Живя в обществе людей, он не в состоянии принимать участия не только в общественной жизни, но даже в жизни людей ему близких, т. к. общение с людьми для него очень затруднительно: он не слышит и не понимает языка, на котором они говорят, а потому и сам не может употреблять его. Лишенный слуха и речи, глухонемой предоставлен исключительно самому себе. Все, о чем слышащие дети узнают из разговоров окружающих их лиц с ними или между собою, глухонемой должен объяснить себе сам, не находя ни в ком помощи. Ум глухонемого обогащается исключительно тем, что он наблюдает непосредственно своими глазами. Все же, что недоступно его непосредственному наблюдению, т. е. все то, что было до него или в его отсутствии, что совершается вне пределов его зрения, остается ему неизвестным и чуждым. За пределами его личности мир не существует для него. О нравственности такой глухонемой имеет самые смутные понятия.

Между тем глухонемой ребенок имеет все те же психические задатки, как и нормальный; он принес с собою на свет психические приобретения (интеллектуальные, социальные и этические) своей расы, значительною долею которых он, однако, вследствие невозможности психического общения с себе подобными не только не может пользоваться, но часть их неизбежно должна атрофироваться. По общеустановившемуся мнению, основанному на наблюдениях, глухонемой, не получивший никакого образования, грубо-эгоистичен, жесток, безжалостен, упрям, подозрителен, обидчив, мстителен и всецело находится во власти своих животных инстинктов. По словам аббата Де Л’Эпэ (De ГЕрее), — инициатор обучения глухонемых, основатель, так называемого, французского метода обучения глухонемых), — глухонемой до того времени, пока он не получит образования, не прошел через школу, не вошел в общение с людьми, “не принадлежит к человечеству”. Аббат Сикар (Sicard), основатель Бордосской школы глухонемых, один из величайших знатоков умственной и нравственной жизни глухонемых, отрицал у последних, до получения ими школьного образования, самые примитивные начала нравственности, которая “так далека от них, что они, без сомнения, даже и не подозревают о ее существовании”.

Такой же взгляд на глухонемых находим и у многих других авторов, на которых, однако, мы здесь останавливаться не будем, а интересующихся отошлем к другой нашей работе, специально посвященной этому вопросу.

Но картина сразу резко меняется, когда изолированность глухонемого среди окружающих его людей исчезает и для него открывается возможность психического общения с ними. Надо видеть то перерождение, которое совершается в глухонемом ребенке, когда он начинает обучаться грамоте или речи. Из мрачного, угрюмого и психически-неподвижного он становится веселым, жизнерадостным, у него является понимание человеческой солидарности и альтруистические чувства, его душа просыпается и выходит из сумерек, и он из зоологического существа поднимается до уровня духовного человека. Удержать глухонемого в глухонемоте, лишить его душу возможности пробуждения — нравственное убийство, грех, который никогда не может быть отпущен. “Глухота есть несчастье, посылаемое судьбою, но глухонемота есть преступление человека”, — говорят американцы, т. к. всякого глухого можно научить говорить, если только его учить. Преступление это не может быть терпимо, и тем более оно не может и не должно быть совершаемо государством и обществом. Обучение глухонемых есть священнейший долг страны относительно своих несчастных сынов, есть самая простая и примитивная обязанность государства и общества. Не только с утилитарной точки зрения, ибо не обучавшиеся глухонемые ложатся тяжелым экономическим бременем на общество, но, главное, с точки зрения гуманитарной, нравственной, этической мы должны сделать все необходимое, чтобы дать школьное образование глухонемым. Мы должны это сделать как исполнение долга простой честности, ибо не дать образования глухонемому, слепому или ненормальному ребенку — значит лишить его возможности человеческого существования. И это признано всеми культурными странами мира, в которых уже давно введено всеобщее обучение глухонемых, а в большинстве из них введено и обязательное их обучение...

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >