Экзистенциальное самосознание

Это та сфера сознания, где человек имеет дело с жизненными смыслами, с противоречиями биологического, социального и духовного «Я». На эти противоречия он реагирует в форме стоического, скептического, несчастного и разорванного сознания.

Форма стоического сознания характерна для общества тотального страха. В условиях неопределенности и непредсказуемости ближайшего будущего индивид уходит в себя, формирует мифологему разумного и справедливого мира на внутреннем уровне, который противостоит иррациональной подлинной действительности, что помогает ему сохранять невозмутимость духа и поддерживать видимость спокойствия.

Форма скептического сознания демонстрирует выход из внутреннего мира. Индивид пытается доказать себе и другим свою суверенность в условиях того же общества тотального страха. На деле эта попытка превращается в праздную болтовню, шутовство, как довольно тонко подметил Георг Вильгельм Гегель, «удовольствие противоречить друг другу приобретается ценой противоречия с самим собой».

Форма несчастного сознания представляет собой воплощенную скорбь духа, ибо оно одновременно и с равной силой тяготеет и к всеобщему, и к собственной единичности. Оно чем-то напоминает «буриданова осла», который сдох от голода между двумя охапками сена.

Форма разорванного сознания демонстрирует утрату веры в устойчивость социального порядка и бессилие выжить в этом мире тотального страха, неопределенности и непредсказуемости завтрашнего дня. Оно принимает негативный характер с ориентацией на осмеяние и самоосме- яние, логически доходящее до самоуничтожения, поскольку глухо к увещеваниям со стороны собственного рассудка. В условиях разорванного сознания социальное «Я» утрачивает свою самоценность, превращаясь в жертву, а духовное «Я» вырождается в сарказм, иронию и безумие. Налицо предпосылки социальной шизофрении, которая может трансформироваться в реальную шизофрению.

По существу, разорванное сознание — это позиция маргинала, который оказался в социокультурном разломе, где отсутствует устойчивая шкала ценностных ориентиров, а посему присутствует предрасположенность к девиантному поведению. Маргинальное положение освобождает от идеологических стереотипов и одновременно подталкивает на путь девиантного поведения. Существует несколько типов маргинальности, создающих проблемную ситуацию для правового пространства.

Социальная маргинальность возникает в результате смены среды обитания. Переезд сельского жителя в город или наоборот создает сбой в механизме социализации на уровне проекции, идентификации и символизации. Далеко не все способны адаптировать новую среду обитания и реализовать ее возможности. Кто не сумел это сделать, тот пополняет либо армию бомжей, либо включается в игру без правил.

Возрастная маргинальность проявляется как состояние духовнонравственной нестабильности подростка, который постоянно находится в фазе морально-психологической переориентации в условиях дефицита внутренней культуры. Взросление подростка ежечасно ломает стереотипы социального «Я». Он либо обгоняет сложившуюся систему социально-нормативных ценностей, либо безнадежно отстает. В первом случае мы получаем молодых «старичков», которые все знают, обо всем имеют свое суждение и уже ничего не ждут от жизни. Во втором — формируется вечное детское «Я» со всеми комплексами от встречи со взрослой жизнью.

Культурная маргинальность проявляется как состояние человека, который в силу обстоятельств потерял свои «корни», а ассимилировать ценности и дух новой культуры он не может или не желает.

Моральная маргинальность проявляется как состояние человека, который расстался с моралью своего общества в силу определенных обстоятельств, но не смог принять мораль общества, которое приютило его. Отсутствие эталона морали ставит под сомнение формирование собственной нравственности и создает еще одно условие для девиантного поведения.

Феномен маргинализма значительно усиливается акцентуацией личности. Это своего рода «ахиллесова пята» личности. Она создает внутреннюю предрасположенность к девиантным поступкам. Среди многообразия видов акцентуации (см.: Леонгард К. Акцентуированные личности. Киев. «Вища школа», 1981.) можно выделить определенные типы людей.

Конформный тип людей с постоянной готовностью подчиняться авторитету, силе, мнению большинства. Он легко ориентируется на принцип «как все», ибо лишен рефлексии, инициативы, творческого риска.

Психастенический тип людей демонстрирует замкнутость, постоянную тревогу перед будущим; склонность к «самокопанию»; потребность в психологической поддержке.

Неустойчивый тип людей демонстрирует отсутствие воли; пассивность и даже равнодушие к собственному будущему; тяготение к праздности и отсутствие чувства ответственности, трудолюбия, упорства; отсутствие чувства долга и устойчивых принципов; равнодушие к окружающей среде и склонность к бегству как от людей, так и от себя.

Истероидный тип людей демонстрирует склонность к эпатажному поведению, внешним эффектам. Как правило, люди этого типа — скандалисты. Они никого не уважают, но при этом требуют неукоснительного внимания к себе. В основном это экстраверты, ориентированные на праздную жизнь.

Эпилептоидный тип людей демонстрирует беспричинную возбудимость и агрессивность. Как правило, это эгоисты, проявляющие безжалостность и жестокость по отношению к другим. В их поведении просматриваются ярко выраженный прагматизм и отсутствие сентиментальности.

Указанные типы акцентуаций в значительной мере усугубляют состояние людей, оказавшихся в маргинальном положении, обостряют существующие коллизии и создают конфликтные ситуации. Ситуация особенно усугубляется в условиях переходного времени, когда маргиналам положения и реальные акцентуации дополняются психологической напряженностью перед лицом неопределенности даже ближайшего будущего. В этих условиях значительно усиливается рост преступности. Девиантное поведение уже никого не смущает, социальные аномалии воспринимаются как нормы. Честь, совесть, долг, достоинство, терпение и терпимость, законопослушность, уважительное отношение к жизни проходят скорее по реестру исключения, чем правила. Существенно понижается рейтинг духовного «Я». Доминирует статус биологического «Я» и имеет место трансформация социального «Я». Оно проявляет склонность к аномальному поведению, востребуя компенсационный механизм. В конечном итоге человек ставит под сомнение смысл жизни. Жизнь уже не рассматривается как высшая ценность. В социальном измерении она котируется ниже стоимости куска хлеба, а в личном измерении она вообще теряет ценность, и тогда реальностью становится суицид.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >