Идеи развития кооперации для освобождения труда от капитала

Кооперативному движению в период его становления не везло в науке в том смысле, что разработкой вопросов кооперации занимались лишь отдельные из именитых ученых, да и они делали это только попутно и редко специально.

Прежде всего общественное значение производственнопотребительских общин Оуэна и ранних кооперативов исследовали представители английской школы рикардианцев, выдвинувшие ошибочное социальное требование об обеспечении непосредственному производителю полного продукта его труда: Уильям Томпсон (1785-1833), Джон Грей (1798-1850), Джон Брей (1809-1895) и др. Некоторые из этих последователей Оуэна смогли даже развить дальше его идею взаимной кооперации. Например, Томпсон видел в потребительских кооперативах лишь переходную форму к общинам оуэновского типа. Он стал теоретиком кооперативного движения: исходил из того, что объединенный в кооперативе труд обладает большей производительностью, чем труд на предприятиях капиталистов, а строй, основанный на кооперативной собственности, является лучшим, наиболее желательным. Томпсон сформулировал мысль о переходном периоде от капитализма к кооперативному строю, когда кооперативной собственности придется мирно сосуществовать с собственностью буржуазной.

Во Франции социалист, теоретик анархизма и экономист Пьер Прудон (1809—1865) выдвинул проект “прогрессивной ассоциации”, объединяющей на принципе мютюэлизма (взаимопомощи) ремесленников, торговцев, рабочих и владельцев мелких предприятий для достижения эквивалентного обмена. Свою идею мирного переустройства общества он связывал с осуществлением реформ в банковском деле, сфере обращения. Полагал, что социальное освобождение трудящихся возможно с помощью производственных, кредитных и потребительских ассоциаций.

Свой след в истории кооперативных идей оставили два крупнейших представителя экономической науки: швейцарский экономист Леон Вальрас (1834-1910), один из родоначальников теории предельной полезности, в 1865 г. издал свое произведение “Ассоциации народного потребления, производства и кредита”; основатель кембриджской школы английский экономист Альфред Маршалл (1842-1924) в первом томе своего главного труда “Принципы экономической науки” (1890) несколько страниц посвятил исследованию кооперативной системы в целом. Маршалл сделал сравнительный анализ акционерных компаний, кооперативных ассоциаций и государственных корпораций с точки зрения эффективного управления ими и пришел к выводу о том, что система кооперации стремится избежать пороки двух других методов управления предприятиями. Он отметил, что декларируемые цели кооперации могут в некоторых отношениях быть благороднее, чем ее практическая деятельность, но что она, бесспорно, в большей степени основывается на нравственных мотивах. Выдающийся экономист выразил надежду на будущее кооперации, указав, что “мир только начинает готовиться к высшей деятельности кооперативного движения”[1].

Конечно, за небольшим исключением различные концепции кооперации разрабатывали в основном непосредственные участники кооперативного движения — его энтузиасты, идеологи, вожаки.

Великие утописты кооперацию понимали широко в виде универсальных общин (коммун), перестраивающих всю жизнь своих членов; потом понятие кооперации сузилось, и она стала рассматриваться как все многообразие кооперативов, обслуживающих лишь отдельные стороны жизни людей.

Некоторые сторонники великих социалистов-утопистов общественное предназначение уже этой узко трактуемой кооперации тоже видели в освобождении труда от капитала.

Последователь Оуэна, его соотечественник, врач по специальности Уильям Кинг (1786—1865) явился одним из виднейших теоретиков и практиков кооперативного движения. Этот выпускник Кембриджского университета был широко образован, прекрасно разбирался в философии и политической экономии, являлся сторонником трудовой теории стоимости. Один из основателей Агропромышленной школы в г. Брайтоне, он здесь читал лекции по политической экономии. Кинг высоко ценил труд. Он писал: “Труд есть основание и краеугольный камень здания, корень дерева, неиссякаемый источник могущественного потока, сердце организма, сущность жизни”[2]. А что собой представляет капитал, который противостоит труду? Капитал является сбереженным продуктом труда. Труд и капитал разъединены, а между ними, наоборот, должна существовать естественная связь. Обеспечить такую связь способны образование и воспитание рабочих, их взаимная кооперация, основанием, тайной которой служит труд, и только он один. Будучи оуэнистом, Кинг всячески стремился развивать кооперацию, видел в ней средство уничтожения бедности на основе самодеятельности и взаимопомощи трудящихся. В Брайтоне он развернул бурную пропагандистскую деятельность, для этой цели с 1828 по 1830 г. издавал ежемесячную газету “Кооператор”, чем способствовал значительному развитию теории кооперации и оживлению кооперативного движения. Британцы до сих пор называют Кинга учителем кооперации.

Оуэн, как известно, рассчитывал на государственную поддержку и финансовую помощь совестливых фабрикантов в создании общин. Кинг отходит от этой несбыточной идеи, отказывается от надежды на богатых и власть имущих, основное внимание обращает на кооперативную самодеятельность и самопомощь рабочих и ремесленников, призывает их своими усилиями и на собственные скромные средства строить новый мир.

По мнению Кинга, для освобождения труда от эксплуатации фабрикантами и заводчиками необходимо проделать путь от простого к сложному, а именно:

  • 1) создать общество для кооперативной пропаганды и сбора средств путем посильных взносов;
  • 2) на собранные деньги организовать потребительские кооперативы с собственными торговыми лавками для снабжения их членов нужными предметами и накопления капитала за счет прибылей от торговли;
  • 3) открывать производственные предприятия этих же кооперативов для увеличения капитала, обеспечения работой и заработками членов кооперативов;
  • 4) наконец, накопив достаточные кооперативные капиталы, приобрести в собственность или в аренду земельные участки, создать производственные кооперативы, промышленноземледельческие общины.

В итоге трудящиеся начинают работать на себя; они перестают трудиться на хозяев; труд как сущность жизни освобождается от гнета капитала. Так рассуждал Кинг. Он надеялся достичь этого без вмешательства государства, правда, при материальном содействии профсоюзов кооперативам.

История свидетельствует, что Кинг как кооператор был оригинален в теории и неудачлив на практике. Тем не менее под влиянием его пропаганды в Брайтоне и других британских городах произошел взлет кооперативного движения потребителей, хотя этот взлет продолжался совсем недолго.

Кинг был сыном священника, и, возможно, поэтому его учение имело религиозную окраску. Кинг полагал, что истинная кооперация является воплощением нравственных принципов Христа и что именно дух христианства обеспечит кооперативам длительную жизнеспособность. В этом смысле Кинг был одним из предшественников школы христианских социалистов.

Важное место кооперативам отводилось в экономической программе христианского социализма, возникшего в 30~40-х годах XIX века в европейских странах. Вместе с тем известно, что еще до новой эры в Иудее предшественники христианства — ессеи — жили обособленными общинами с общим имуществом, коллективным трудом и бытом. Современный христианский социализм исходит из того, что христианство дает для социализма недостающую ему духовную основу, а социализм является средством для выполнения христианских заповедей, исполняет правду христианства в хозяйственной жизни.

Одну из попыток строить экономическую жизнь на кооперативной основе предпринял французский общественный деятель идеолог христианского социализма Филипп Бюше (1796-1865), в прошлом последователь великих утопистов. Он был врачом по профессии, автором философских сочинений, католиком по воспитанию и вере, бунтовщиком по темпераменту, попытавшимся примирить религию с революцией.

Бюше первым определил производственную ассоциацию как средство предоставить орудия производства в руки ремесленников и рабочих. А чтобы они могли эти орудия удержать в своем распоряжении, Бюше выдвинул очень ценную идею — отчислять 20% прибылей ассоциации в “нераздельный и неотчуждаемый фонд”. Основное назначение этого неделимого фонда — приобретение в собственность ассоциации дорогостоящих орудий производства, расширение общего дела. Не менее практичными были и остальные принципы, предложенные Бюше: распределение 80% прибылей пропорционально выполняемой работе, неограниченное число членов в ассоциации, их самодеятельность и демократическое управление, возможность для лиц, работающих в ассоциации по найму, стать ее членами по истечении года.

Бюше рассчитывал, что, постоянно увеличиваясь и переходя от поколения к поколению, неделимый фонд позволит ассоциированным трудящимся выкупить у буржуазии все орудия производства; тогда экономическую основу новой модели общества — христианского социализма — составят кооперативная собственность, кооперативное производство.

Под непосредственным влиянием агитации Бюше в начале 1830-х годов во Франции были созданы производственные ассоциации столяров, рабочих-ювелиров и каменотесов.

Бюше увлек своими идеями и английских христианских социалистов— Джона Ледлоу (1821-1911), Чарльза Кингсли (1819-1875), Денисона Мориса (1805-1872), Эдуарда Нила (1810-1892) и др. Это были честные и бескорыстные люди. Нил, например, многократно ссужал рабочие ассоциации деньгами для открытия кооперативных мастерских, но каждый раз дело кончалось неудачей, а деньги пропадали. На этих попытках Нил обеднел, но продолжал верить в успех.

Английские христианские социалисты активно участвовали в кооперативном движении как его организаторы и лидеры, явились проповедниками производственной кооперации среди полупролетарских и пролетарских слоев, с этой целью некоторые из них писали книги-наставления, рассказы и даже поэмы. Христианские социалисты утверждали, что потребительским кооперативам следует ограничиться исключительно торговлей, а организацией производства должны занижаться производственные ассоциации. С участием профсоюзов были созданы даже машиностроительный и железоделательный заводы на кооперативных началах. Но временные удачи чередовались крахами. Неудачной оказалась и попытка устройства кооперативного банка. В конце концов английские христианские социалисты выступили с идеей участия рабочих в прибылях кооперативных товариществ (копартнершип). Своей деятельностью они способствовали принятию в Англии первого в этой стране и в мире кооперативного закона.

Конечно, не все христианские социалисты являются кооператорами и не все из них разделяют мнение о необходимости развития кооперативного хозяйства под флагом религии. Так, Сергей Булгаков (1871-1944), русский экономист, философ и богослов, писал, что принципиально христианский социализм вполне возможен. В то же время он отрицательно относился к идее производственных кооперативов, действующих под покровительством церкви.

Если план Бюше был рассчитан преимущественно на ремесленников, то его соотечественник социалист, историк и журналист Луи Блан (1811-1882) решил приспособить его для объединения промышленных рабочих. В своей книге “Организация труда” (1841) Блан обосновал идею устройства кооперативных мастерских на средства государства. Он доказывал, что правительство должно стать “банкиром для бедных” и на первых порах регулировать деятельность этих мастерских. Под ассоциациями или мастерскими подразумевались производственные кооперативы. Каждый такой кооператив занимается определенной отраслью производства, обходится без наемного труда, управляется выборными лицами. Блан выдвинул принцип: солидарность вместо взаимной борьбы. Он полагал, что кооперативные мастерские станут ячейками будущей системы ассоциации, где не останется места конкуренции, кризисам и безработице. В период революции 1848 г. была предпринята попытка осуществить идеи Блана. Сам он, любимец рабочего люда, стал министром труда во временном французском правительстве, и последнее ассигновало капитал в 3 млн франков на поддержку производственных ассоциаций. Было основано до 300 новых ассоциаций; однако уже спустя три года из них сохранилась всего лишь дюжина.

Жизнь показала несостоятельность идеи кооперативного строительства за счет государственных средств.

Тем не менее один из деятелей германского рабочего движения Фердинанд Лассаль (1825-1864), адвокат по профессии и блестящий оратор, тоже выдвинул программу учреждения производственных ассоциаций, финансируемых юнкерско- буржуазным правительством. Он рассчитал, что для устройства таких ассоциаций достаточно было бы первоначально получить 100 млн талеров. Как склонить правительство к оказанию помощи ассоциациям? Лассаль предложил для этого создать рабочую партию, добиться всеобщего избирательного права и народного большинства в парламенте. В этом он видел возможность голосования в парламенте за выделение государственных субсидий, а производственные ассоциации трактовал как способ получения рабочими всего “неурезанного” продукта своего труда. (Хотя практическая неосуществимость идеи неурезанного дохода работника к тому времени экономической наукой уже была доказана.) В конечном счете, с идеей производственных ассоциаций Лассаль связывал переход Германии к новому хозяйственному строю — “свободному народному государству”.

Столь же ошибочно социалист Лассаль считал бесполезными и даже вредными увлечения немецких рабочих потребительскими обществами.

Однако реальности таковы, что еще с тех времен постоянно доминировало кооперативное движение потребителей и лишь с недавних пор произошло некоторое оживление кооперативного движения производителей.

  • [1] Маршалл А. Принципы экономической науки: В 3 т. Т. 1. — М.,1993. — С. 393.
  • [2] Цит. по: Творцы кооперации: Сборник. — М., 1991. — С. 48.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >