Разработка В.И. Лениным стратегии в области печати до октября 1917 г.

Ликвидируя прессу, находящуюся в оппозиции новому политическому режиму, большевики не были оригинальными в своих действиях. Задолго до их прихода к власти европейская история уже знала примеры, когда голос оппозиционной прессы сознательно заглушался. Так было, например, в период Великой Французской революции (XVIII в.). Хотя Декларация прав человека и гражданина и провозгласила, что «свободная передача мнений и мыслей является одной из самых драгоценных прав человека», Дантон, Робеспьер и другие лидеры революции подвергали жесточайшей цензуре все «несогласные» издания. На эшафот тогда были отправлены многие редакторы.

Так было и в дни Парижской коммуны 1871 г., руководители которой также стремились заглушить голос оппозиционной прессы. Правда, в отличие от якобинцев они были менее последовательными в своих действиях. За что в конечном итоге и поплатились.

В.И. Ленин тщательно изучал опыт Коммуны, находя в нем крупицы полезного опыта для действий своей партии. Еще в 1905 г., находясь в эмиграции, он подробно законспектировал книгу первого председателя Президиума Коммуны Г. Лефрансе «Очерк о коммунистическом движении в Париже в 1871 году» («L ’etude sur le movement communiste a’ Paris en 1871»). Тот отмечал, что поначалу коммунары закрыли несколько «лживых» газет, а затем отменили это решение. Хотя правительство президента Франции Луи Адольфа Тьера, изгнанное в Версаль, с помощью своей печати развязало истеричную пропагандистскую кампанию против коммунаров, руководители восстания так и не могли прийти к единому мнению, как поступить в отношении оппозиционной печати. Только в мае повстанцы вынесли вердикт: прекратить выпуск в общей сложности 23 враждебно настроенных изданий[1]. Но время было уже упущено.

Позже в статье «Уроки коммуны» В.И. Ленин напишет, что одна из главных ошибок парижского пролетариата заключалась в его излишнем великодушии; вместо того, чтобы истреблять своих врагов, он «старался морально повлиять на них... медлил и дал время версальскому правительству собрать темные силы и подготовиться к кровавой майской неделе»[2]. Значит, основная задача новой власти состоит в том, чтобы без лишних слов закрывать несоответствующие духу революции издания. Эту идею Ленин сформулировал задолго до победы большевизма в России и позже, как мы увидим, отменно реализовал ее на практике.

С началом XX в. противоречия между властью и обществом обострялись все больше. Период первой русской революции 1905— 1907 гг. был ознаменован появлением военно-полевых судов, инициировавших многочисленные расстрелы, а также погромами нерусского населения (евреев, армян, татар и т.д.). Шовинистические настроения подогревались с помощью официальной печати, негативно воспринимаемой большевиками, которые решительно отрицали возможность сотрудничества с ней. Первая мировая война еще больше усилила неприязнь большевиков к правящему режиму, создав им дополнительные возможности для дискредитации легальной прессы.

«Никогда пролетариат не прибегнет к клеветам, — пишет В.И. Ленин в июле 1917 г. — Он закроет все газеты буржуазии, прямо заявляя, в законе, в распоряжении от имени правительства, что врагами народа являются капиталисты и их защитники»[3].

Таким образом, еще до прихода к власти в России В.И. Ленин выбирает кардинальный способ борьбы с оппозиционной прессой — ее ликвидацию. При этом он категорически отрицает, что эти меры влекут за собой ограничение свободы печати. «Капиталисты (а за ними по неразумению или по косности, многие эсеры и меньшевики), — указывает В.И. Ленин в сентябре 1917 г., — называют свободой печати такое положение дела, когда цензура отменена и все партии свободно издают любые газеты. На самом деле это не свобода печати, а свобода обмана угнетенных и эксплуатируемых масс народа богатыми, буржуазией»[4].

Ликвидация изданий, отмечает В.И. Ленин в другой своей работе «Как обеспечить успех Учредительного собрания», возможна не только путем их официального закрытия, но также посредством запрещения их рекламной деятельности и конфискации у капиталистов полиграфических и бумажных предприятий. Далее, правда, следует оговорка, что и крупные партии, и более мелкие, и даже любая группа граждан, достигшая определенного числа членов, имеет право иметь в своем распоряжении ресурсы для издания газет. Однако из ленинских работ так и остается непонятным, откуда в условиях общественной собственности на средства производства эти партии и граждане возьмут деньги на газетно-издательскую деятельность.

Словом, идея ограничения плюрализма посредством борьбы с оппозиционной прессой закладывалась В.И. Лениным еще до Октября 1917 г. Важно еще раз подчеркнуть три отмеченных им составных части ликвидации враждебной печати: 1) запрещение прессы как таковой; 2) ограничение ее доходов путем запрета на публикацию рекламы; 3) конфискация всех материально-технических и полиграфических ресурсов в пользу государства. Как показало дальнейшее развитие событий, большевики на практике оказались верны разработанному плану действий.

  • [1] См.: Павлов В.И. Ликвидация контрреволюционной прессы в России в первыйгод пролетарской диктатуры // Ученые записки УрГУ, № 109. Сер. Журналистика.Вып. 4, 1970. С. 44.
  • [2] Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 16. С. 452—453.
  • [3] Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 34. С. 20.
  • [4] Там же. С. 209.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >