ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ КАК МЕТОДОЛОГИЯ

В XX в. изменяется сама методология изучения человека. Приоритет получает не познание сущности человека, а раскрытие отношений человека к миру и к самому себе. Рассмотрим, в чем заключается методологическая функция философской антропологии.

Философская антропология представляет собой особый тип философствования — антропологизм, который существенно отличается от других типов, таких как рационализм, натурфилософия, мистицизм. Для примера сравним антропологизм с рационализмом. В рационалистической традиции человек существует в определенной зависимости от абсолютных начал: духа, разума, природы, материи. В философской антропологии человек рассматривается в контексте внутренне присущих человеческому существованию сфер и факторов. С точки зрения рационалистической философии мир развивается по своим собственным законам. Философская антропология утверждает обратное: человек конституирует мир сообразно с различными видами своей активности. Человек формирует бытие, его типологию и сущностные формы.

Если предметом рационалистической философии выступают бытие, сознание, познание, обобщение, то в философской антропологии акцент перемещается на смысл бытия, понимание и общение. Главной философской проблемой становится — «Я и Другой». Другой — это и Бог, и природа, и человек, словом, любая инаковости через отношение с которой человек может прийти к пониманию самого себя. Антропологизм рассматривает человека в конкретной жизненной ситуации: культурно-исторической, психологической, экзистенциальной.

Философская антропология как методологическое основание современного научного знания о человеке задает конкретным наукам исходные посылки. Этот процесс получил название антропо- логизации знания. Для примера рассмотрим социологию, где в последнее время все больше внимания уделяется не выявлению общих закономерностей и тенденций развития общества, а исследованию феномена повседневности. Повседневная жизнь — это процесс жизнедеятельности людей в привычных общеизвестных ситуациях, который характеризуется понятностью происходящего, упорядоченностью, прагматичностью, нерефлексивностью знания. Повседневная жизнь кажется ясной потому, что ускользает от рефлексии. Обычная жизнь не анализируется до тех пор, пока она не нарушена. Яркий образ повседневности рисуют американский социолог

П. Бергер и немецкий социолог Т. Лукман, показывая ее большое психологическое значение для человека. В своей книге «Социальное конструирование реальности» они пишут, что «...знание повседневной жизни напоминает инструмент, прорубающий дорогу в лесу и проливающий полосу света на то, что находится впереди и непосредственно рядом, а со всех сторон дороги обступает темнота... Иначе говоря, реальность повседневной жизни всегда оказывается хорошо понятной зоной, за пределами которой — темный фон»[1].

Вообще проблема повседневности становится одной из центральных проблем всего гуманитарного знания. Если раньше социологов, психологов, культурологов больше интересовали проблемы элитарной и массовой культуры, закономерности их развития, то в настоящее время данная проблематика считается устаревшей, и на первый план вышли проблемы всего населения, где именно сиюминутные потребности, привычные формы жизни (жизненные практики) являются наиболее значимыми в исследовании человека и общества.

Таким образом, мир повседневности — это система жизненных практик, т.е. привычных образов жизни индивидов в обществе или группе. Именно поэтому количественные методы анализа все более уступают место качественным методам. Качественные методы необходимы там, где нужно глубже понять природу процесса, раскрыть личностные смыслы социального действия, а также ценности и потребности людей в их повседневной жизни. Основополагающими принципами в изучении человека являются микроанализ и многомерность. То, что человек — существо многомерное, утверждается многими исследователями как в философии, так и в науке. Другое дело, что при этом возникает вопрос о том, как возможно многомерное постижение человека. Нужна ли здесь специальная методология или можно обойтись традиционными методами? Интересный подход к данной проблеме предложил В. Франкл, применив метод «димензиональной онтологии» к раскрытию многомерности человека.

В. Франкл родился в 1905 г. в Вене, которая в те годы была одним из культурных центров Европы. Здесь активно функционировало Венское психоаналитическое общество, основателем которого был 3. Фрейд. Впоследствии эту школу психотерапии назовут школой Франкла, поскольку наряду с глубинной психологией

Фрейда Франкл создаст свою «вершинную» (как он сам ее называл) психологию. Получив в 1930 г. степень доктора медицины, Франкл продолжает работать в клинической психиатрии, на основе чего впоследствии и сформировался его метод логотерапии и экзистенциального анализа[2]. К началу войны была закончена рукопись его первой книги «Врачевание души». Рядом с датами 1942—1945 гг. в биографии Франкла стоит короткая строчка: пребывание в нацистских концлагерях. Франклу пришлось пройти все ужасы нескольких лагерей, где он и встретил конец войны. То, что он выжил, можно считать чудом. Это чудо в какой-то степени объясняется «упрямством духа» Франкла, которое помогло ему сохранить способность не ломаться под ударами судьбы. Вряд ли еще можно найти пример такой философской и психологической теории человека, которая была бы лично выстрадана и оплачена такой дорогой ценой.

В конце сороковых годов выходят одна за другой философские, психологические и медицинские книги В. Франкла: «...И все же сказать жизни — «Да» (1946), «Экзистенциальный анализ и проблемы времени» (1947), «Подсознательный бог» (1948), «Безусловный человек» (1949), «Человек страдающий» (1950) и др.

Главная цель философских поисков В. Франкла — постижение единства человека во всем его многообразии и многомерности. Перед ним, как и перед другими исследователями, сталкивающимися с проблемой человека, стоял традиционный вопрос о том, как объединить разрозненные научные и философские представления о человеке в единую картину. Франкл был убежден, что специализация наук о человеке не препятствует познанию его как особой антропологической целостности. Напротив, Франкл подчеркивал необходимость и важность конкретно-научного знания для решения отдельных теоретических и практических проблем. Мы живем в век специализации, писал он, и колесо развития нельзя повернуть вспять. Поэтому он пытался искать единство не в многообразии (т.е. не в сумме отдельных представлений о человеке), а вопреки этому многообразию. Согласно Франклу, антропологическое единство человека дано налицо, невзирая на его онтологические различия между разными формами жизни. Отличительным признаком человеческого существования, по его мнению, и является осуществление этого единства, проявление его в различных жизненных ситуациях. Оно не охватывается ни множеством наук о человеке, ни множеством образов человека, созданных в философии.

Очертить свое понимание человека Франкл пытается на основе «димензиональной онтологии» с использованием геометрических аналогий. Он пишет: «Первый из двух законов димензиональной онтологии звучит так: Один и тот же предмет, спроецированный из своего измерения в низшие по отношению к нему измерения, отражается в этих проекциях так, что различные проекции могут противоречить друг другу. Например, если стакан, геометрической формой которого является цилиндр, я проецирую из трехмерного пространства на двумерные плоскости, соответствующие его поперечному и продольному сечению, то в одном случае получается круг, а в другом — прямоугольник (рис. 2.1). Помимо этого, несоответствия проекции противоречивы уже постольку, поскольку в обоих случаях перед нами замкнутые фигуры, тогда как стакан — открытый сосуд.

Первый закон димензиональной онтологии

Рис. 2.1. Первый закон димензиональной онтологии

Второй закон димензиональной онтологии гласит: уже не один, а различные предметы, спроецированные из их измерения не в разные, а в одно и то же низшее по отношение к нему измерение, отображаются в своих проекциях не противоречивыми, но многозначными. Если, например, я проецирую цилиндр, конус и шар из трехмерного пространства на двумерную плоскость, то во всех трех случаях получается круг (рис. 2.2). Предположим, что перед нами тени, которые отбрасывают цилиндр, конус и шар. Эти тени многозначны, поскольку я не могу заключить на основании тени, отбра-

сывает ли ее цилиндр, конус или шар, — во всех случаях тень одна и та же»[3].

Второй закон димензиональной онтологии

Рис. 2.2. Второй закон димензиональной онтологии

Применяя эти законы к человеку, В. Франкл приходит к выводу, что если мы будем проецировать человека, например, на плоскости биологии и психологии, то эти проекции будут противоречить друг другу. Проекция в биологическое измерение обнаруживает соматические явления, а проекция в психологическое измерение обнаруживает явление психическое, хотя в свете предложенной методологии данная противоречивость проекций не ставит под сомнение единство человека. Поэтому Франкл призывает помнить, что бессмысленно искать единство человеческого способа бытия, преодолевающего многообразие его различных форм жизни, в тех плоскостях, на которые мы проецируем человека. Его можно обнаружить лишь в высшем измерении, в измерении специфически человеческих проявлений. Если же мы будем механически складывать проекции (данные о человеке, полученные в различных конкретных науках), то придем к глубоко ошибочным выводам. Мы никогда не имеем дело с целостным, многомерным человеком как таковым, мы всегда обращены лишь к какой-то одной его стороне (проекции). Любое знание о человеке, любая жизненная ситуация — это лишь проявление единой антропологической целостности, которую Франкл назвал измерением специфически человеческих проявлений.

Близким по смыслу «димензиональной онтологии» является метод интервальной антропологии, который предлагают Ф.В. Лазарев и Брюс А. Литтл в книге «Многомерный человек» (2001). Интервальное мышление — это не столько поиск единства, сколько отыскание иного, «мышление границ». Итак, их исходная установка — не генерализация и обобщение, а метод ограничения, поиск различий, инаковостей. Отсюда сама идея интервала — отыскание клеточки многомерного бытия. В рамках интервального мышления человек рассматривается как многомерный феномен. Ни одна концепция в истории науки и философии не способны отразить универсальность человека. Каждый интервал рассмотрения претендует на свою истину о человеке. Интервальный подход, однако, не сводится просто к оправданию всех точек зрения на человека как имеющих равное право на истину. Он дает нам возможность понять, что человеческое существование ситуативно, интер- вально. В каждый данный момент мы находимся в каких-то конкретных условиях — бытовых, природных, социальных и т.д. Эти условия задают нам цели, навязывают определенные эмоциональные состояния, оказывают влияние на выбор ценностей. Иногда человек становится заложником обстоятельств, в других ситуациях у него открывается свободный выбор поступка. Фундаментальной чертой бытия человека является то, что человек никогда не равен ни одной конкретной ситуации, интервалу. У него существует принципиальная возможность перехода от одного интервала к другому, все большей и большей актуализации себя, или, выражаясь словами Франкла, возможность вхождения в измерение специфически человеческих проявлений.

Таким образом, философская антропология как методология учит нас идти не от множественности проекций человека к его многомерности и целостности, а напротив, от многомерного единства человека к ситуациям, где это единство проявляется, актуализируется, где зарождаются новые возможности его бесконечно вариативного поведения. Для этого необходимы новые нетрадиционные методы толкования, постижения, понимания того, как разглядеть человека в его бесконечных проявлениях, как взойти от одноплоскостных проекций к объемному измерению. Множество разрозненных, иногда противоречащих друг другу, данных не отменяют единства человека, а проявляют его особым образом. Поэтому необходимо расширять диалог (создавать определенное диалогическое пространство для взаимного согласования точек зрения) между всеми контекстами бытия, в которые вовлечен человек.

Вопросы для самоконтроля

  • 1. Выделите этапы предметного определения философской антропологии как самостоятельной области знания.
  • 2. Каковы функции философской антропологии?
  • 3. Как соотносятся между собой философская антропология и антропоцентризм?
  • 4. Раскройте содержания понятий «антропологизм» и «антропологическая проекция на мир».
  • 5. Каковы общие цели многообразных путей и форм реализации философской антропологии?
  • 6. В чем проявляется методологическая функция философской антропологии?

Список рекомендуемой литературы

  • [1] Цит. по: Казаринова Н.В., Филатова О.Г., Хренов Л.Е. Социология. М., 2000.С. 157.
  • [2] Метод и теория экзистенциального анализа и логотерапии будут рассмотрены в пятой главе.
  • [3] Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990. С. 50.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >