СОЦИАЛЬНО-ДУХОВНЫЕ ИСКАНИЯ РУССКИХ ФИЛОСОФОВ XV-XIX вв.

В XV—XVI вв. постепенно образовалось Российское государство, сложилась русская, или великорусская народность. В неоднородной структуре феодального общества усилилась поляризация социальных сил. Началось противоборство политических группировок, соперничество различных идейных тенденций. В области духовной культуры эти процессы проявились прежде всего в полемике нестяжате- лей с иосифлянами и в борьбе официальной церкви с ересями.

Полемика нестяжательства и иосифлянства как двух ведущих идейных течений отражала качественно новое состояние общества, когда на смену соперничеству одиночек, небольших групп приходит борьба многочисленных и сложных по своему составу направлений, имевших лидеров и подражателей. Идейным основателем нестяжательства был Нил Сорский (1433—1508). Строгий подвижник Нил Сорский и его сторонники («заволжские старцы») начали движение за отказ монастырей от права владения собственной землей («стяжания») и ведение монахами аскетического образа жизни, за недопущение вмешательства церкви в деятельность государства. Он проповедовал идею восхождения личности по ступеням совершенства своего духовного мира. К наибольшим грехам Нил Сорский относил: гнев и алчность, блуд, печаль и уныние, тщеславие и гордость. Все эти грехи, по его мнению, означали ту или иную степень отхода от Бога и перехода на позицию сатаны. К нестяжателям, развивая различные стороны их учения, примкнули такие видные деятели отечественной культуры, как Вассиан Патрикеев (ок. 1470—1545), Максим Грек (ок.1475—1555), Ермолай (Ерасм) (ок. 1510—1565).

Влиятельному и разнообразному в своих проявлениях нестяжа- тельству противостояло иосифлянство, ставшее господствующим течением в официальной идеологии, закрепившее союз государства и церкви на длительный период существования российской монархии. Основателем и духовным вождем ортодоксального и охранительного по своей сути иосифлянского учения был Иосиф Волоцкий (ок. 1439—1515). Он отстаивал идею богоустановленности великокняжеской власти и признавал за ней первенство в решении не только гражданских, но и церковных вопросов. Решающее столкновение сторонников двух направлений произошло на церковном соборе 1503 г. Собор осудил нестяжательство и высказался за сохранение церковной земельной собственности. Однако борьба нестяжателей с иосифлянами не прекратилась. Лишь на церковном соборе 1531 г. нестяжательство потерпело окончательное поражение.

Под влиянием иосифлянства в XVI в. монах Филофей (ок. 1465— 1542) создал религиозную теорию о «Москве — Третьем Риме», которая должна была не только обосновать мировое значение Русского государства, но и доказать правомерность притязаний русской православной церкви на патриаршую форму правления, аналогичною римской и константинопольской. Учение Филофея идеологически обосновывало притязания Москвы на роль великой державы и ее особое место в мире.

Схема 4.2. Русская социальная философия XV—XVII вв.

Рассматривая нестяжательство и иосифлянство как важные идейные течения XVI в., необходимо обратить внимание на такое явление в духовной жизни того времени, как религиозные ереси. Ересь — проявление вольнодумства, направленное против официальной религии. На Руси ереси существовали в различных видах и имели несколько источников возникновения. Во-первых, серьезным источником вольнодумства являлось (особенно в первоначальный период) влияние языческих традиций. Во-вторых, постоянные контакты с носителями других религиозных идеологий — католицизма, протестантизма, ислама, иудаизма — неизбежно приводили к возникновению религиозного скептицизма и увлечению иными верованиями. В-третьих, на Русь, особенно в западные земли, начинают проникать имевшие широкое распространение в Европе ереси реформаторского толка. В середине XVI в. особенно проявили себя еретики Матвей Башкин и Феодосий Косой. Они критиковали некоторые христианские догматы и обряды, осуждали церковников за их стяжательство и нравственную распущенность. Ими выдвигалась идея равенства всех людей перед Богом и светской властью.

XVII столетие стало заметной вехой в истории русской философской мысли и культуры. По сути дела это был век начала русского Просвещения. Среди видных деятелей эпохи: писатель и мыслитель Симеон Полоцкий (1629—1680), крупный деятель отечественной культуры Епифаний Славинецкий (1600—1675), магистр философии Юрий Крижанич (1617—1683).

Важным шагом в развитии Просвещения в России стало создание в Киеве в 1632 г. Киево-Могилянской академии, а в Москве в 1687 г. Славяно-греко-латинской академии. Они были организованы по образу западных католических университетов. Первую возглавил Петр Могила (ок. 1596—1647), а вторую — греческие монахи братья Иоанникий (1633—1717) и Софроний (1652—1730) Лихуд. Основой обучения в академиях были латинский и греческий языки, философия, риторика, богословие. Кроме того, изучались психология, математика, естествознание. Схоластическая философия, преподававшаяся в академиях, полностью опиралась на авторитет Аристотеля. Она делилась на три части: 1) логику; 2) физику; 3) метафизику. Окончившие академию слушатели часто становились священниками, государственными служащими, послами, учеными.

Философия начала XVIII в. в России выходит на новые рубежи, тяготеет к теоретическому отделению от религии. Мысль освобождается от официального религиозного культа и государственной идеологии, становится более самостоятельной, частично ориентируясь на западные идейные образцы и традиции, делая первые шаги на пути автономного философствования.

В теоретическом сознании начинают формироваться два исследовательских направления: естественнонаучное и философско-гуманистическое. Первое направление нашло всестороннее выражение в научной деятельности Михаила Васильевича Ломоносова (17111765) — первого российского ученого-естествоиспытателя мирового значения, поэта, художника, мыслителя. Будучи сторонником деизма, Ломоносов материалистически рассматривал явления природы. Развивал атомо-молекулярные представления о строении вещества, сформулировал принцип сохранения вещества и движения.

Одним из разносторонних научных интересов Ломоносова была материя и ее свойства. «Материя, — по его мнению, — есть то, из чего состоит тело и от чего зависит его сущность». Материя вечна и не- уничтожима. Природа же совершенно проста, изначально сотворена во всей своей необходимой полноте и действует на основании естественных законов. Ломоносов считал, что научное познание должно опираться как на данные органов чувств и опыта, так и на силу разума. По его убеждению, большое значение в научном познании играют гипотезы, которые стимулируют познавательный процесс. Прогресс общества выдающийся русский ученый связывал с развитием образования, просвещения и ремесел. Он был сторонником светского государства, свободного от диктата церкви.

Вторая ветвь наиболее точно и оригинально представлена в творчестве Григория Саввича Сковороды (1722—1794) и Александра Николаевича Радищева (1749—1802). Как выпускник Киево-Могилянской академии, Г. Сковорода был продолжателем ее просветительских традиций. Из академии он вынес хорошее знание языков, античной философии, идей Средневековья и Ренессанса. Здесь он научился любить человека и его свободомыслие. Однако в академии Сковорода воспринимает философию не догматически, а критически. Так, если ведущей тенденцией философских курсов академии был аристотелизм, то у Сковороды наблюдается четкая склонность к учению Платона. Если в центре внимания профессоров академии был внешний мир и проблема его познания, то у Сковороды на первом месте — человек, этико-гуманистические проблемы.

Всего Сковородой было написано 18 произведений, сделано 7 переводов с латинского на русский и украинский языки. К его основным философским произведениям относятся: «Начальная дверь по христианскому благонравию» (1766); «Диалого древнем мире» (1772); «Дружеский разговор о душевном мире» (1775); «Алфавит мира» (1775); «Борьба архистратига Михаила с сатаною» (1783). Именно в этих работах и изложена философская система Сковороды. В ее основе учение о «двух натурах» и «трех мирах».

Сущность учения о «двух натурах» заключается в том, что все существующее в мире, по мнению украинского философа, имеет две стороны (натуры): внешнюю — видимую и внутреннюю — невидимую. Этот тезис Сковорода повторяет в своих произведениях десятки раз с различными оттенками. Причем видимая натура изменчива, преходяща, а невидимая — существует вечно. Это духовное начало, или Бог. Он является неизменной первопричиной всего существующего и самого себя. Бог есть истина, природа в природе, живое в живом, человек в человеке — закон, глас сущего. Такое миропонимание носит четко выраженный пантеистический характер. Противоположную Богу видимую натуру Сковорода определяет как «тварь», как равнозначные употребляются также понятия «вещество», «материя», «стихия», «природа» и др.

Учение о «трехмирах» выражает идею о том, что вся окружающая действительность — это три взаимосвязанных мира: «макрокосм», «микрокосм» и «мир символов». Макрокосм — это большой мир, или мир природы. Второй мир — это «микрокосм», или человек. Философ считал, что естественная природа «макрокосма» преломляется и продолжается в «микрокосме». Общие закономерности всей природы свойственны также и человеку. Другими словами, человек — это малый мир, копирующий большой мир.

Специфическим миром в учении Сковороды является «мир символов». Символы — это образы, воплощающие какую-либо идею. Например, за символ единого Сковорода брал кольцо или Солнце, выводил символы опасности, зависти, самопознания, вечности, истины, благодарности и т.д. Наивысшей тайной символа у Сковороды обладает слово. Оно является «...истиной и единым началом, есть зерном и плодом, центром и гаванью, началом и концом...» человеческого духа. В Библии записано: «В начале было слово». Воистину оно начало и конец человеческой культуры и духовности. А поэтому книга книг для Сковороды есть Библия. Это совершенный образ мира символов. Благодаря этим символам невидимый мир, то есть естество Божье, превращается в видимый и достижимый для восприятия. Другими словами, Библия является средством познания «духовного начала», внутренней натуры «макро-» и «микрокосма», т.е. Бога.

Важную роль в русском Просвещении сыграл и Александр Николаевич Радищев — мыслитель-философ, решавший сложные теоретические задачи своего времени. В 1790 г. он нелегально выпустил книгу «Путешествие из Петербурга в Москву», где впервые в истории русской общественной мысли наряду с критикой самодержавия и крепостничества было выдвинуто требование революционных изменений в обществе. Книга сразу приобрела широкую известность, но уже через несколько дней была изъята из продажи. Екатерина II, приговорившая Радищева сначала к смертной казни, воскликнула после прочтения «Путешествия...»: «Бунтовщик хуже Пугачева». Смертная казнь была заменена ему десятилетней ссылкой в Сибирь. Там был написан главный философский труд Радищева «О человеке, его смертности и бессмертии».

Философские воззрения Радищева носят в основном материалистический характер. Он решительно отстаивает реальный характер материи. Природа, по его мнению, состоит из множества предметов, каждый из которых обладает формой, делимостью, твердостью, движением и иными свойствами. Лестницу развития живых существ, по Радищеву, венчает человек. Ему присущи наличие разума и речи, способность к общественной жизни. Большую роль в становлении человека и его последующей эволюции сыграла рука как орудие деятельности. Наряду с вещественностью у человека есть и духовное начало. Его отличительными свойствами являются мысль, чувственность и т.д. Душа не сводится к примитивно-материалистическому истолкованию, не ограничивается материальным и телесным. Отсюда философ склоняется к выводу о бессмертии души. Основную мощь своего философского ума Радищев направил на поиски путей решения социально-философских проблем. Он радикально критиковал общественное неравенство, политическое и бюрократическое самоуправство.

Дело Радищева продолжили декабристы. Николай Александрович Крюков, Иван Дмитриевич Якушкин, Петр Иванович Борисов, Кондра- тий Федорович Рылеев, Александр Петрович Барятинский, Владимир Федосеевич Раевский и другие разделяли материалистические традиции, прославляли свойственное человеку могущество разума, сильный дух, свободолюбие, которые возносят его над земной тьмой.

В период реакции, наступившей после разгрома восстания декабристов, заявил о себе выдающийся русский философ и социальный мыслитель Петр Яковлевич Чаадаев (1794—1856). Основным трудом жизни Чаадаева являются «Философские письма». Это произведение, состоящее из восьми писем, было закончено в 1831 г. Письма адресуются некой даме, которая, по-видимому, желала посоветоваться с Чаадаевым о том, как упорядочить свою духовную жизнь. По отношению к России Чаадаев был настроен крайне критически: «...мы не принадлежим ни к Западу, ни к Востоку, и у нас нет традиций ни того, ни другого». «Одинокие в мире, мы ничего не дали миру, ничему не научили его; мы не внесли ни одной идеи в массу идей человеческих...» «Если бы мы не раскинулись от Берингова проливало Одера, нас и не заметили бы... И, в общем, мы жили и продолжаем жить для того, чтобы послужить каким-то важным урокам для отдаленных поколений...»

В 1836 г. журналом «Телескоп» было опубликовано первое «Философское письмо» (от 1.12.1829). Цензор, разрешивший напечатать это письмо, был смещен со своего поста, журнал запрещен, а его редактор сослан. Сам же Чаадаев был объявлен сумасшедшим и посажен под домашний арест. Лишь через полтора года философ вернулся к нормальной жизни, а в 1837 г. дал подписку ничего не писать и не печатать.

В сочинениях П.Я. Чаадаева присутствует не только тема России — ее прошлое, настоящее и будущее, но и другие философские проблемы, включая онтологию и гносеологию. В основе онтологических представлений Чаадаева лежат принципы объективности и единства. Их взаимодействие порождает «логику причин и следствий». Его взгляд на мир совпадает с ньютонианской картиной мира в ее атомистическом варианте. Духовный мир также составляет совокупность духовных элементов — идей. Жизнь духовного мира аналогична жизни природы. Гносеология Чаадаева опирается всецело на его онтологические представления. Ключевой идеей является идея объективной обусловленности сознания. Постижение бытия осуществляется с помощью естественных средств — опытности и рассуждения.

Философия Чаадаева дала толчок к расколу в русской философской мысли XIX в. и возникновению в ней в 1830— 1840 гг. двух противоположных течений — славянофильства и западничества (схема 4.3). Между ними возник острый спор об исторической судьбе России, ее прошлом, настоящем и будущем, о ее призвании в мире. Суть полемики заключалась в том, должна ли Россия идти вслед за Западом по пути общечеловеческого (единого для всех) прогресса и усваивать достижения мировой цивилизации или же у нее должен быть свой особый (самобытный) путь развития.

Схема 4.3. Основные направления российской философии

Рассмотрим эти течения подробно.

Славянофилы — представители направления в общественной и философской мысли России середины XIX в., ратовавшие за исконно славянский, неповторимый путь развития русской культуры, за полное неприятие Россией пути западноевропейского развития. Его виднейшие представители: Алексей Степанович Хомяков (1804— 1860), Константин Сергеевич Аксаков (1817—1860), Иван Васильевич Киреевский (1806—1856), Юрий Федорович Самарин (1819—1876) и др.

К так называемым «поздним славянофилам» принадлежат Николай Яковлевич Данилевский (1822—1885), Константин Николаевич Леонтьев (1831 — 1891), Федор Иванович Тютчев (1803—1873). Взглядам основных представителей славянофильской философии присущи следующие общие черты (схема 4.4).

Схема 4.4. Русский либерализм начала и середины XIX в.

Во-первых, старания славянофилов были направлены на разработку христианского миропонимания, опирающегося на учение отцов восточной церкви и православия в той самобытной форме, которую ему придал русский народ. Они чрезмерно идеализировали политическое прошлое России и русский национальный характер. Славянофилы высоко ценили самобытные особенности русской культуры и утверждали, что русская политическая и общественная жизнь развивалась и будет развиваться по своему собственному пути, отличному от пути западных народов.

Во-вторых, славянофильству как мировоззрению свойственна критика западной цивилизации как якобы «безбожной», низменной и бездушной, в которой господствует дух эгоизма, наживы и прагматизма. В этом мире все продается и все покупается, включая и самого человека. По мнению славянофилов, Россия призвана оздоровить Западную Европу духом православия и русских общественных идеалов, а также помочь Европе в разрешении ее внутренних и внешних политических проблем в соответствии с христианскими принципами.

В-третьих, славянофилы критиковали феодально-крепостническую действительность, выдвигали положение о том, что «сила власти — царю, сила мнения — народу», высказывались за свободу слова и гласный суд, за созыв земского собора, который имел бы совещательный голос, и за освобождение крестьян «сверху» с выкупом и небольшим наделом земли. В целом они считали самодержавие исконной формой правления русского народа, основанного на соглашении между народом и правительством, исключающего противоречия и вражду, классовую борьбу и революцию.

В-четвертых, славянофилы считали, что социальной ячейкой русского общества должна стать патриархальная семья, они идеализировали допетровскую Русь, где мораль и традиции народа еще не были разрушены воздействием западной культуры. В рамках этого мировоззрения выделялась идея соборности.

Соборность — это множество, объединенное силой любви в свободное и органическое единство. Только в соборном единении личность обретает свою подлинную духовную самостоятельность. Соборность противоположна индивидуализму, разобщенности и отрицает подчинение какому-либо авторитету, включая и авторитет церковных иерархов, ибо ее неотъемлемым признаком является свобода личности, ее добровольное и свободное вхождение в церковь. Поскольку истина дается только соборному сознанию, то и истинная вера, по мнению славянофилов, сохраняется лишь в народном соборном сознании. Они полагали, что в конечном счете вера определяет и движение истории, и быт, и мораль, и мышление. Поэтому идея истинной веры и истинной церкви лежала в основе всех их философских построений.

В целом же мировоззрение славянофилов было основано на трех принципах: православие, самодержавие и народность. По сути дела славянофильство — это философия религиозно окрашенного коллективизма. Это философия, опирающаяся на самобытность России, ее историческое и культурное своеобразие.

Противоположный тип философствования был характерен для западников. Эти представители направления в общественной мысли России середины XIX в. связывали культурно-историческое развитие России с безоговорочным усвоением и повторением западноевропейского опыта. Термин «западники» впервые употребил Н.В. Гоголь в «Выбранных местах из переписки с друзьями». Сторонники западничества предпочитали говорить о себе как о противниках славянофилов. Впервые они заявили о себе в апреле 1841 г., когда в журнале «Отечественные записки» были опубликованы две статьи Виссариона Григорьевича Белинского (1811-1848), ныне известные под общим названием «Россия до Петра Великого».

В западничестве можно выделить два направления. К первому примыкали В. Г. Белинский, А. И. Герцен (1812—1870), Н.П. Огарев (1813—1877), Д.И.Писарев (1840—1868) и др. Нацеленность на социальные преобразования снискали этому направлению репутацию «левого» крыла. «Правое» крыло западников было, хотя и более многочисленным, но зато и более умеренным, либеральным. Возглавлял движение профессор Московского университета Тимофей Николаевич Грановский (1813—1855). Вокруг него объединялись КД. Кавелин (1818—1885), В.П. Боткин (ок. 1811-1869), П.В. Анненков (1813-1887) и др.

Западники активно выступали за европеизацию страны, за решительную ликвидацию феодально-крепостнических отношений и развитие общества по капиталистическому пути. В этом смысле они являлись как бы «агентами Запада» в русской культуре. Идеалами западников были гуманистические учения эпохи Возрождения и французского Просвещения, передовые идеи в творчестве Г. Гегеля и Л. Фейербаха. Они очень высоко оценивали деятельность Петра Великого, считая его реформы прогрессивными.

Представители западничества не отличались религиозностью, в философских и историософских построениях придерживались идей секуляризма. В центр мироздания они ставили индивидуальность, живое человеческое «Я». История для них была синонимом прогресса, конечной целью которого было создание общества, способного обеспечить личности условия полной свободы, благосостояния и гармоничного развития. Движущей силой истории, по мнению западников, являются не народные массы, а рационально мыслящие индивиды. Общественный прогресс будет наступать по мере гуманизации индивидуального сознания и всей системы общественных отношений. Для философии западников весьма характерно просветительство. Так, славянофильскому идеалу соборности западники противопоставляли веру в творческие возможности просвещенного разума, способного обуздать силы природы и истории.

В целом западничество являлось российским вариантом европейского либерализма, а славянофильство — российским вариантом общеевропейского романтического консерватизма, резко и притом справедливо критикующего европейскую философию за обоснование рационализма, индивидуализма и утилитаризма. При этом и славянофилы, и западники — патриоты, озабоченные путями и судьбами общественного развития, поэтому их нельзя представлять как враждебные партии. «С них, — писал А.И. Герцен о славянофилах в книге «Былое и думы», — начинается перелом русской мысли... Да, мы были противниками их, но очень странными: у нас была одна любовь... И мы, как Янус, смотрели в разные стороны, в то время как сердце билось одно».

Теоретические споры между славянофилами и западниками были сняты народничеством. Это была идеология и движение разночинной интеллигенции, объективно отражавшие антифеодальные интересы крестьянства. Соединяя радикальную буржуазно-демократическую программу с идеями утопического социализма, народничество выступало одновременно и против пережитков крепостничества, и против буржуазного развития страны. Главными идеологами народничества были Петр Лаврович Лавров (1823— 1900), Михаил Александрович Бакунин (1814—1876) и Петр Никитич Ткачев (1844—1885). По способу, каким народники намерены были достигнуть своей цели, их можно разделить на три направления: народники-пропагандисты во главе с Лавровым; народники-анархисты, лидером которых был Бакунин, и народники-заговорщики, возглавляемые Ткачевым. Первые основным средством подготовки народа к социальной революции признавали пропаганду революционных идей среди народа. Вторые считали, что народ уже готов к революции и необходимо поднимать его на повсеместные бунты и восстания. Третьи все надежды возлагали на узкую заговорщическую организацию, которая должна совершить переворот, захватить власть в свои руки для того, чтобы освободить народ от тирании царей, помещиков и капиталистов и провести социальные преобразования в стране.

В середине 80-х гг. XIX столетия народничество в силу ряда объективных причин распалось. Тем не менее влияние мировоззрения народников долгое время сказывалось в общественно-политической жизни России.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >