МЕЖДУНАРОДНОЕ МОРСКОЕ ПРАВО, МЕЖДУНАРОДНОЕ ВОЗДУШНОЕ ПРАВО И КОСМИЧЕСКОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ СОВРЕМЕННОГО МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

Международное морское право в современном международном праве

Понятие «международное морское право». Субъекты международного морского права. Объект (правового регулирования) в международном морском праве. Основные источники международного морского права. Режимы правового регулирования современного международного морского права: правовой режим открытого моря; внутренних морских вод; территориального моря; так называемой прилежащей зоны; континентального шельфа; исключительной экономической зоны; вод архипелага; международного района морскогодна. Основные проблемы современного международного морского права.

Международное морское право (международное морское публичное право) — это отрасль современного международного права, совокупность принципов и норм которой устанавливает правовые режимы морских пространств и регламентирует отношения между государствами по вопросам использования пространств и ресурсов так называемого Мирового океана.

Исторически международное морское право, также как и право внешних сношений — это одна из старейших международно-правовых отраслей. Столь продолжительная история морского права связана с тем, что сами различные международные отношения в данной сфере человеческой деятельности активно осуществлялись, начиная с самого момента возникновения мореплавания. С развитием мореплавания развивалось и развивается современное ему морское право.

В настоящее время большинство норм международного морского права объединены в Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву 1982 г.

Данная Конвенция регулирует все основные виды морской деятельности современных государств, а именно:

  • 1) международные судоходство и рыболовство;
  • 2) разведку и разработку различных районов морского дна Мирового океана;
  • 3) проведение морских научных исследований;
  • 4) защиту, сохранение морской среды;
  • 5) охрану живых ресурсов Мирового океана, а также иные виды морского промысла и человеческой деятельности в морском пространстве.

Все остальные международные договоры (в том числе различные двусторонние и региональные соглашения), содержащие предписания, касающиеся этой международно-правовой отрасли, в основном, дополняют или детализируют нормы данной Конвенции.

Субъектами международного морского права являются основные субъекты современного международного права — государства.

Объектом (правового регулирования) в международном морском праве является весь комплекс различных отношений между субъектами морского права, совершаемых и осуществляемых в пространстве вод Мирового океана.

В настоящее время основным источником международного морского права является уже указанная выше Конвенция Организации Объединенных Наций по морскому праву 1982 г. Также, международные отношения в сфере международного морского права регулируются следующими Конвенциями и международными договорами:

  • 1) Женевскими конвенциями 1958 г.;
  • 2) Международной конвенцией по охране человеческой жизни на море 1974 г.;
  • 3) Международной конвенцией по предотвращению загрязнения с судов 1973 г.;
  • 4) Конвенцией по предотвращению загрязнения моря сбросами отходов и других материалов 1972 г.;
  • 5) Международной конвенцией о подготовке и дипломировании моряков и несению вахты 1978 г.;
  • 6) Конвенцией о Международных правилах предупреждения столкновений судов в море 1972 г.;
  • 7) Договором об Антарктике 1959 г. и многими другими международными правовыми документами.

При этом необходимо особо отметить, что длительное время единственным источником международного морского права являлись активно применявшиеся субъектами морского права международные морские обычаи.

В современном международном морском праве необходимо выделить определенные режимы правового регулирования, а именно правовые режимы:

  • 1) открытого моря;
  • 2) внутренних морских вод;
  • 3) территориального моря;
  • 4) так называемой прилежащей зоны;
  • 5) континентального шельфа;
  • 6) исключительной экономической зоны;
  • 7) вод архипелага (или так называемых архипелажных вод);
  • 8) международного района морского дна.

Каждый из правовых режимов современного международного морского права имеет особую специфику, собственные правовые институты; регулируется определенными международно-правовыми нормами в целях достижения конкретного результата, а именно: упорядочивания деятельности международно-правовых субъектов в данной сфере международного права и достижения компромисса в их нередко противоречащих друг другу политико-экономических интересах.

Правовой режим открытого моря регулирует межгосударственные отношения во всех частях моря, которые, в соответствии с нормами и принципами международного права, находятся в свободном и равноправном пользовании всех государств. В свою очередь, согласно стандартам современного морского права, в свободном и равноправном пользовании всех государств находятся те части Мирового океана, которые расположены за пределами внутренних и территориальных вод, а также за пределами экономической зоны и архипелажных вод.

Согласно основополагающим положениям Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву, воды открытого моря ни при каких условиях не могут находиться под суверенитетом какого-либо государства. Это вызвано главенствующей ролью в современном международном морском праве принципа свободы открытого моря, включающего в себя такие основополагающие политико-правовые требования, как:

  • 1) свободу судоходства (как для торговых, так и для военных кораблей);
  • 2) свободу рыболовства;
  • 3) свободу полетов над открытым морем;
  • 4) свободу международно-правовых субъектов возводить искусственные острова и другие подобные конструкции;
  • 5) свободу проведения научных исследований и т.д.

Правовой режим внутренних морских вод определяется национальным законодательством различных государств, с учетом действующих норм международного права. Каждое государство осуществляет в собственных внутренних водах административную, гражданскую и уголовную юрисдикцию во всей полноте, в отношении всех находящихся в этих водах судов, независимо от их национальной принадлежности.

Также каждое государство само устанавливает все действующие в настоящем времени условия судоходства в собственных внутренних водах. Заход любых иностранных судов во внутренние воды определенного государства осуществляется, как правило, с разрешения этого государства (обычно государства публикуют перечень портов, открытых для захода иностранных судов).

Военные корабли других государств могут заходить во внутренние воды либо по разрешению, либо по приглашению прибрежного государства. Иностранные суда, находящиеся во внутренних водах другого государства, обязаны соблюдать правила судоходства; законы и обычаи прибрежного государства.

Территориальное море в современном международном морском праве — это полоса моря шириной в 12 морских миль, непосредственно примыкающая к сухопутной территории или к внешней границе внутренних вод. Территориальное море также является полосой моря, всегда находящейся исключительно под суверенитетом прибрежного государства.

Правовой режим территориального моря в современном международном морском праве основывается на следующих базовых положениях данной международно-правовой отрасли:

  • 1) прибрежное государство распространяет на пространство собственного территориального моря свой суверенитет;
  • 2) за судами всех других государств, зашедших в территориальное море какого-либо другого государства, признается право мирного прохода через пространство этого иностранного территориального моря.

Осуществляя суверенитет в собственном территориальном море, прибрежное государство может издавать законы и правила относительно судоходства в его территориальном море. Целями таких правовых актов являются: обеспечение безопасности судоходства; защита различных видов и разновидностей навигационных средств; охрана всех живых ресурсов моря; предотвращение загрязнения морских вод и т.д.

Государство в соответствии с положениями современного международного морского права также может объявить определенные районы собственного территориального моря закрытыми для плавания иностранных судов, например, при проведении военно-морскими силами данного государства каких-либо собственных или совместных военных учений в пространстве территориального моря.

Прилежащая зона в современном международном морском праве — это морская территория, включающая в себя примыкающие к территориальным водам определенного государства водные пространства, совместно с последними имеющие ширину не более 24 морских миль.

В пределах прилежащей зоны прибрежное государство осуществляет правовой и административный контроль, необходимый для предотвращения различных таможенных, фискальных и санитарных нарушений, а также для наказания международно-правовых субъектов, нарушивших вышеупомянутые правовые стандарты, законы и правила, установленные определенным государством в пределах его прилежащей зоны (ст. 33 Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву).

В современном международном морском праве действуют следующие виды прилежащих зон:

  • 1) таможенные прилежащие зоны;
  • 2) фискальные прилежащие зоны;
  • 3) иммиграционные прилежащие зоны;
  • 4) санитарные прилежащие зоны;
  • 5) так называемые зоны уголовной и гражданской юрисдикции.

Таможенные прилежащие зоны устанавливаются для борьбы с

контрабандой, а также с незаконной торговлей оружием, торговлей наркотиками и т.п.

Фискальные прилежащие зоны устанавливаются с целью предотвращения нарушения различных финансовых правил, что должно обеспечивать экономическую безопасность прибрежного государства.

Иммиграционные прилежащие зоны предназначены для контроля за соблюдением законов в отношении въезда и выезда иностранцев.

Санитарные прилежащие зоны созданы в целях предотвращения распространения различных инфекционных заболеваний и/или эпидемий через морские границы.

Так называемые зоны уголовной и гражданской юрисдикции созданы для задержания нарушителей, совершивших установленные уголовным и гражданским законодательством прибрежного государства правонарушения и/или преступления.

Прилежащие зоны не входят в состав государственной территории и суверенитет прибрежного государства в полном объеме на них не распространяется. Этим прилежащие зоны и отличаются от территориального моря.

Однако прибрежное государство пользуется в пределах собственной прилежащей зоны ограниченной юрисдикцией, распространяющейся на выполнение определенных специальных задач.

При этом, если прилежащая зона была установлена государством исключительно в целях таможенного надзора, то прибрежное государство не вправе осуществлять в данной зоне санитарный или какой-либо иной (кроме таможенного) контроль.

Прилежащая зона относится к районам открытого моря, так как она расположена за пределами территориальных вод. Прибрежное государство осуществляет в ней лишь целенаправленный контроль, что отличает прилежащую зону от других районов открытого моря.

Континентальный шельф прибрежного государства — это морское дно и недра подводных районов, простирающиеся за пределы территориальных вод прибрежного государства на расстояние в 200 миль (ст. 76 Конвенции).

Согласно положениям международного морского права, прибрежные государства обладают суверенными правами в деле разведки и разработки природных ресурсов континентального шельфа. Эти права являются исключительными: если прибрежное государство не осваивает континентальный шельф, то другое государство не может этого делать без его согласия (ст. 77 Конвенции).

Кроме того, прибрежное государство обладает исключительным правом разрешать и регулировать, например, бурильные работы на континентальном шельфе (ст. 81 Конвенции).

Однако все государства имеют право прокладывать подводные кабели и трубопроводы на континентальном шельфе, если это не противоречит положениям указанной Конвенции (ст. 79).

Следовательно, суверенные права прибрежного государства на континентальный шельф несколько уже суверенитета государства на территориальные воды и их недра, являющиеся уже непосредственно частью государственной территории.

Право на проведение морских научных исследований на собственном континентальном шельфе, а также на правовое регулирование подобной деятельности, принадлежит также прибрежным государствам. Особо необходимо отметить, что указанные выше права прибрежного государства не затрагивают правового статуса воздушного пространства над этими водами континентального шельфа и, следовательно, никак не влияют на правовой режим воздушной навигации.

Исключительная экономическая зона в современном международном морском праве — это район морского пространства, находящийся за пределами территориальных вод определенного государства и составляющий вместе с ними не более 200 морских миль.

Необходимо отметить, что экономические зоны — это относительно новая категория морских пространств, имеющих в современном международном морском праве особый правовой режим.

В отличие от находящегося под суверенитетом прибрежного государства и входящего в состав его государственной территории территориального моря, исключительные экономические зоны не находятся под суверенитетом прибрежного государства. Согласно особенностям данного политико-правового режима, юрисдикция и весь комплекс прав прибрежного государства, а также права и свободы других государств в пространстве экономических зон, регулируются определенными положениями Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву.

Так, прибрежное государство, не обладая абсолютным суверенитетом в исключительной экономической зоне, пользуется, тем не менее, определенными суверенными правами, призванными обеспечить данному государству возможность осуществлять разведку, разработку и сохранение природных ресурсов экономической зоны, а также способствовать наиболее эффективному управлению этими ресурсами (ст. 56 Конвенции).

При этом, все другие государства не могут использовать ресурсы исключительной экономической зоны без согласия прибрежного государства. Данные государства пользуются в экономической зоне свободой судоходства и полетов, прокладки подводных кабелей и трубопроводов, но только в том случае, если они учитывают в своей деятельности гарантированные положениями указанной Конвенции права прибрежного государства.

Данное международно-правовое предписание действительно даже в том случае, когда само прибрежное государство не использует (или мало использует) в своей практической деятельности ресурсы исключительной экономической зоны.

Свобода судоходства в пространстве исключительной экономической зоны распространяется и на военные корабли, так как свобода военного мореплавания — это составная часть свободы судоходства. Согласно международным правовым стандартам современного морского права, все осуществляющие собственное право на свободу военного мореплавания государства при этом должны уважать правовой режим исключительных экономических зон, установленный прибрежным государством и гарантированный положениями рассматриваемой Конвенции.

Разграничение пределов экономической зоны осуществляется субъектами современного международного права на основе соответствующих соглашений.

Новейшим правовым режимом международного морского права является непосредственно установленный Конвенцией Организации Объединенных Наций по морскому праву 1982 г. режим так называемых архипелажных вод.

Архипелажные воды в современном международном морском праве — это воды, разделяющие и окружающие группы островов; составляющие единое географическое и политическое целое и подпадающие под суверенитет какого-либо одного островного государства.

Институт архипелажных вод был введен в действие современным международным морским правом именно в интересах государств-архипелагов (в качестве самого наглядного примера такого государства можно назвать Индонезию).

Суверенитет государств-архипелагов распространяется на омывающие их территорию воды; воздушное пространство над ними; их дно и недра, а также на весь комплекс имеющихся там живых и неживых природных ресурсов.

Определенные ограничения по суверенитету государств-архипелагов, тем не менее, существуют в современном международно-правовом пространстве в вопросе о праве морских и воздушных судов других государств на мирный проход и пролет надданными территориями. Государства-архипелаги должны устанавливать для этой цели в архипелажных водах специальные морские коридоры, а также воздушные коридоры над поверхностью вод архипелага.

Международный район морского дна в современном международном морском праве — это расположенное за границами континентального шельфа государств морское дно. На данные территории в современном международно-правовом пространстве распространяется действие правового режима общего наследия человечества.

Данный район открыт для свободной эксплуатации всеми государствами. Единственное существующее ограничение — мирные цели предпринимаемой деятельности.

Управляющим органом, осуществляющим контроль за действиями государств в пространстве международного района морского дна, является так называемый Международный орган по морскому дну. В своей деятельности данный орган призван обеспечивать справедливое распределение финансовых и иных экономических выгод, получаемых государствами от деятельности в пространстве международного района морского дна.

Кроме того, Международный орган по морскому дну контролирует непосредственную разработку недр района, а также процессы транспортировки, переработки и сбыта добытых в международном районе морского дна полезных ископаемых.

Свободно и без обязательности непосредственного участия в данной деятельности указанного Международного органа современные государства могут осуществлять любые научные исследования мирного характера на территории международного района морского дна. Размещение оружия массового уничтожения на дне международного района морского дна современным международным морским правом запрещено.

Также стоит особо отметить, что важная роль в пространстве современного международного морского права принадлежит Международному трибуналу по морском праву — специализированному судебному органу по урегулированию различных споров, касающихся толкования и применения норм и правил Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву 1982 г.

Местом пребывания Трибунала является г. Гамбург. Свою работу данный международный судебный орган начал в 1996 г.

Наконец, необходимо указать на безусловную значимость в пространстве международного морского права такой политико-правовой категории, как экипаж того или иного морского судна. Проблематика правовой регламентации деятельности экипажа достаточно подробно прописана в существующих стандартах по морскому праву.

Например, уклонение от помощи экипажу терпящих бедствие морских судов со стороны капитана и экипажа определенного (иного) морского судна признается современным морским правом преступлением, а сама эта помощь — обязательной и безвозмездной.

При этом каждое судно в современном морском праве обладает национальной принадлежностью того государства, под флагом которого оно плавает.

Колоссальной проблемой современного международного морского права, очень часто встречающейся на практике и нередко принимающей прямо гротескные формы, является практика нарушения прав членов экипажей и несоблюдения контрактных обязательств перед ними со стороны владельцев и/или компаний арендаторов различных судов.

К сожалению, права членов экипажей, перевозящих самые различные грузы в многообразные точки земного шара судов, недостаточно урегулированы современными правовыми стандартами в сфере международного морского права.

По крайней мере предусмотренные различными правовыми стандартами компенсационные выплаты за допущенные судовладельцами в отношении моряков различные нарушения заключенных между ними договоренностей и иных прав моряков если и выплачиваются, то далеко не всегда; почти всегда — через долгий промежуток времени; слишком часто — не в полном объеме, а нередко — вовсе не выплачиваются.

Кроме того, нередко судовладельцы и/или арендаторы бросают экипажи принадлежащих им (нанятых ими) судов в таких ситуациях, которые прямо угрожают жизни, здоровью и безопасности моряков.

К сожалению, в числе наиболее неблагоприятных с точки зрения соблюдения прав моряков, наряду с компаниями из стран «третьего мира», выступают и судовладельцы (арендаторы) из стран-бывших советских республик.

Также подобные «безответственные» компании нередко практикуют и различные прямо незаконные перевозки (контрабанда, перевозка наркотиков и т.д.), в которые, естественно, вовлекают тех же самых моряков, часто и несущих правовую ответственность в случаях обнаружения представителями правоохранительных структур различных государств подобных грузов.

При этом в целом проблема борьбы с нелегальной торговлей оружием, наркотиками и другими незаконными товарами перевозимыми по морю в международном масштабе вряд ли может быть решена исключительно нормами и практикой международного морского права.

Данная проблема требует комплексного политико-правового подхода, ответственной позиции государств — ведущих «игроков» в современном мировом политическом пространстве; эффективной и координированной работы спецслужб и разведывательных структур различных государств, а также наличия единой политической линии и одинакового отношения к подобной противозаконной практике у этих самых влиятельных мировых «игроков». Что на самом деле на данный момент представляется несколько проблематичным.

Кроме того, нередки и обратные случаи необоснованных и/или сомнительных в плане действительности совершенных правонарушений претензий со стороны правоохранительных органов ряда стран (чаще всего в этой роли также выступают страны «третьего мира») к иностранным морякам, выдвигаемых по поводу нарушения теми определенных таможенных и/или административных правил. Истории такого характера, к сожалению, нередко случаются с российскими моряками.

При этом, если нарушение прав моряков, допущенное компанией, с которой они сами заключили контракт — вопрос (во многом) из сферы международного частного права (хотя и не исключительно, поскольку здесь имеет значение и принадлежность судна тому или иному государству, тем более что моряки работают и на прямо государственных невоенных судах), то указанные выше действия силовых структур, например, стран «третьего мира» — международно-правовая проблематика.

Также чрезвычайно актуальной в последнее время проблемой, которую можно было бы решить только в пространстве международного морского права, является проблема пиратства. С точки зрения международного права, пиратство — крайне опасное преступление международного характера.

Данный вид преступной деятельности существовал в истории человечества на всем ее протяжении. При этом с развитием технических возможностей и вооружений, а также возможностей современной экономической системы (быстрый перевод денег через банковские учреждения делает значительно более реальным для занимающихся пиратством организованных преступных групп получение выкупа за захваченные ими суда, лица и имущество) соответствующим образом развивается и пиратство (но и увеличиваются возможности эффективной борьбы с ним со стороны современных государств).

На данный момент пиратство наиболее развито в Индийском океане (в первую очередь у побережья Сомали, а также побережья Маврикия и в меньшей степени Индии), хотя встречается и в ряде других точек земного шара. Политические и экономические проблемы государств региона, а также распространение в нем радикальных религиозных и политических идеологий, постоянно порождают большое число новых участников пиратской деятельности.

Современные международное морское и, в целом, международное право позволяют государствам захватывать пиратские суда в открытом море и арестовывать находящихся на них лиц, предписывая осуществлять судебные разбирательства совершенных пиратами деяний в национальных судах захватившего пиратов государства.

Однако соответствующие действия государств во внутренних морских водах другого государства запрещены, что само по себе не дает окончательно «решить» вопрос пиратства, так как слабые и/или тесно «завязанные» на пиратстве (как на постоянном источнике прибыли) государства сами не в состоянии (или просто не хотят) решать данную проблему.

Кроме того, доказательная база при рассмотрении вопроса об участии конкретного лица в пиратской деятельности для современных европейских судов, чаще всего, недостаточна, а выносимые последними судебные приговоры не способны испугать пиратов и способствовать их отказу от продолжения занятия данной преступной деятельностью.

К тому же решение проблемы пиратства, например, в современном Сомали, вообще невозможно без масштабных превентивных комплексных военно-политических, политико-экономических и политико-правовых действий, решиться на которые могут только действительно могущественные (в политическом, экономическом и военном плане) государства.

Причем в случае если подобное решение все же будет принято, необходима и соответствующая серьезности проблемы мировая политико-правовая и экономическая поддержка его практического осуществления, а также решимость самих приступивших к проведению данной политики государств потратить на данные действия колоссальные финансовые и административные ресурсы. Что на самом деле маловероятно.

На данный момент, представляется целесообразным «включить» в современные стандарты международного морского права и международного гуманитарного права положения о допустимости привлечения серьезным образом вооруженной частной охраны для защиты торговых судов, танкеров и иных невоенных судов, с безусловным разрешением для охранников указанных судов топить пиратские суда при нападении последних на охраняемые сотрудниками служб безопасности невоенные суда.

При наличии международного политико-правового разрешения для охраны невоенных судов не брать пиратов в плен в случае нападения последних на охраняемые невоенные корабли в качестве меры, могло бы частично решить проблему пиратства, уменьшив число конкретных актов пиратства.

В настоящее время, влиятельные современные государства решают вопрос пиратства, осуществляя патрулирование военными кораблями наиболее опасных в этом отношении пространств Мирового океана.

В частности, корабли военно-морского флота (ВМФ) РФ в настоящее время патрулируют побережья Сомали и Аденского залива.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >