Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow История политических учений

История политических учений в системе политических наук

Необходимо различать историю политических учений как объективный исторический процесс развития политической мысли, политического сознания людей и историю политических учений как особую научную дисциплину, имеющую своим предметом сам этот процесс.

Разные политические науки: старые и новые. Политические и правовые учения долгое время представляли собой одно нерасторжимое целое и развивались в рамках философии. Великие философы Древней Греции Платон и Аристотель были и великими политическими мыслителями, а их политическое наследство содержит в себе важные положения о законах и правопорядке в государстве. Собственно говоря, с работ Платона «Государство», «Политик», «Законы», Аристотеля «Афинская полития», «Политика», «Никомахова этика» начинается политико-правовая наука. Именно за политической философией со времен Платона и Аристотеля, т.е. с IV в. до н.э., впервые закрепилось название «политическая наука». Развиваясь в рамках философии, политическая наука на этом раннем этапе представляла собой синкретичное знание. Помимо собственно политической теории о государстве, формах его устройства и законах трансформации одних форм в другие она включала и историческое знание (знание законов и конституций известных к тому времени государств), географические знания, имеющие прямое отношение к политике, этнопсихологические знания (знание особенностей образа жизни народов и племен), знания в области политической психологии (непревзойденный психологический портрет тирании дал Платон), аксиологическую проблематику (учение о правильных и неправильных формах государственного устройства, о справедливом государстве, политических добродетелях и др.), антропологические знания (учение о природе человека), начала социологических и социально-экономических знаний (учение о человеке как общественном существе, классовом расслоении населения полисов, законах распределения богатства и бедности) и др. В дальнейшем многие из вышеперечисленных знаний перестанут принадлежать философии, они обретут собственный предмет исследования, составив совокупность политических наук.

Первой по времени структурировалась юридическая наука. В работах римских юристов она фактически предстала не только как часть философии (общие представления о государстве и праве), но и как совокупность специальных правовых знаний.

Фактически вплоть до Новейшего времени политическая и правовая мысль развивалась благодаря усилиям философов и юристов, причем важнейшей составной частью систем самых выдающихся философов продолжали оставаться трактовки проблем государства и права. Доказательством тому являются такие произведения, как «Шесть книг о государстве» Бодена, «Левиафан» Гоббса, «Два трактата о правлении» Локка, «Политический трактат» Спинозы, «О духе законов» Монтескьё, «Об общественном договоре» Руссо, «Метафизические начала учения о праве» Канта, «Основы естественного права» Фихте, «Философия права» Гегеля и многие другие. И сейчас философия благодаря своим ответвлениям в виде «политической философии» и «философии права» не отпускает полностью от себя политические и правовые науки. Весьма показательно, что в России в начале XX в. даже такая дисциплина, как «общая теория государства и права», называлась «философией права», а «история политических и правовых учений» была частью «общей теории государства и права» и называлась «историей философии и права».

Однако в начале XIX в. «научность» философии, в том числе и политической, была уже под большим сомнением. В глазах зарождающегося позитивизма за более чем двухтысячелетнюю историю в ней разрослась спекулятивная, умозрительная часть «вследствие упорного стремления аргументировать, вместо того чтобы наблюдать»[1]. Старая политическая философия скомпрометировала себя тем, что любые недоказуемые положения общего порядка могла выдать за законы. Между тем законы надо не выдумывать, а просто исследовать, поскольку они представляют собой не плод нашего воображения, а постоянные отношения, существующие между наблюдаемыми явлениями[2]. Такие ученые, как О. Конт, отказываются признавать за философией статус науки и начинают говорить о начале позитивного века, когда будет востребована уже не философия с ее вечным поиском скрытых от наблюдения сущностей и «конечных» причин явлений, а позитивное знание причин наблюдаемых общественных явлений и изменений. Причем поначалу новое позитивное знание об обществе О. Конт назвал «политической наукой», следуя традиции, в соответствии с которой слово «политический» было синонимом слова «общественный». Позднее он все же заменил термин «политическая наука» термином «социальная физика», а в конце концов в своей последней классификации наук использовал новый термин — «социология». Начался активный поиск новых критериев научности в области знаний об обществе. Социология как наука о социальной реальности (включая социальное взаимодействие в политической области — политическую социологию) противопоставила себя старой философской науке об обществе.

Вместе с тем в XIX в. об изучении политики и общества, о политическом знании принято было говорить как о науке еще и потому, что сведения о политике излагались с позиций юридической науки. В Европе, главным образом на юридических факультетах немецких университетов, в качестве одной из юридических дисциплин преподавалась своя политическая государственно-правовая наука. Причем в конце XIX в. в рамках уже юридической науки появилось огромное количество описательных, формально-юридических исследований политических институтов. Были написаны фундаментальные эмпирические работы на эту тему вместе со скрупулезно составленными классификациями политических институтов, в основе которых лежала система Платона — Аристотеля. Название одной из таких работ (Булей Т. «Политическая наука, или Теоретическое и практическое исследование государства», 1878 г.) свидетельствует о том, что юристы охотно использовали применительно к предмету своего исследования понятие политической науки[3]. И все же название «политическая наука» закрепилось за иной отраслью знаний, нежели юриспруденция.

Рождение современной политической науки (политологии) в США.

Из немецких университетов в XIX в. политическая наука была перенесена в США[4]. В конце XIX в. в американских университетах возникли первые факультеты политической науки, государствоведения и политики. По свидетельству Ф. Ридли, именно юриспруденция стала в Америке «крестной матерью политической науки»[5]. В 1880 г. Совет Колумбийского университета США принял решение о создании школы политической науки, или политологии. В первые десятилетия XX в. во многих американских университетах уже существовали отдельные факультеты политической науки. В тот начальный период своего существования политическая наука еще не оформилась как дисциплина и не имела собственного предмета исследования. Многие считали, что она всего лишь перекресток множества других дисциплин, включая историю, экономику, антропологию, социальную психологию[6], государственное право, социологию, и потому называли ее «политические науки». Политики к ней относились с недоверием, ученые — снисходительно, а среди социологов и специалистов в области государственного права началась конкуренция с этой новой наукой. Только в 1948 г. комиссией ЮНЕСКО был принят специальный документ, определяющий структуру и задачи новой науки и рекомендовавший ее изучение в вузах Европы[7]. Из-за неопределенности ее предмета комиссией был предложен просто перечень изучаемых политической наукой вопросов, сгруппированных по четырем темам. 1. Политическая теория. В отличие от политической философии она не нормативна. Ее задача — формирование гипотез о явлениях, фактах, поступках и их систематическое объяснение. Тем самым размежевывались с голым эмпиризмом. Сюда же отнесли и историю политических идей. 2. Политические институты. Имелись в виду исследования о центральных и местных правительствах, о правительственных учреждениях с рассмотрением и анализом их функций. Тут подход политолога от подхода правоведа отличало то, что его интерес состоял не столько в анализе текстов документов, сколько конкретная практика и создающие ее социальные силы. 3. Партии, группы и общественное мнение. Группы давления, выборы, информация и пропаганда.

4. Международные отношения. Внешняя политика государств'. Как свидетельствует Ф. Бро, со временем пункты 2 и 3 стали объединяться под общим названием «политическая социология», а часть пункта 2 выделилась под названием «административные науки». Таким образом, появились главные ветви политической науки: политическая теория, политическая социология, административные науки, международные отношения[8] [9]. Заметим, что политическая теория, о которой идет речь в первом пункте, — это в первую очередь эмпирическая политическая теория, методология которой также разрабатывалась в рамках социологии. Что касается истории политических учений и политической философии, то она в этот полувековой (с 20-х по 70-е гг. XX в.) период развития политологии в связи с господствующим в ней бихевиористским (поведенческим), эмпирическим подходом занимала довольно скромное место, будучи включенной в политическую теорию главным образом в качестве ее исторической части.

Отмечают три вершины в развитии современной политической науки. Первая из них приходится на межвоенные десятилетия (1920— 1940 гг.) и связана с деятельностью Чикагской школы эмпирических исследований, в которых существенное внимание уделялось психологической и социологической интерпретациям политики. Вторая вершина в развитии политических исследований была достигнута в первые десятилетия послевоенного периода (примерно до конца 70-х гг.) и ознаменовалась повсеместным распространением «поведенческого» (бихевиористского) подхода в изучении политики. Роль ведущего центра политологических разработок перешла от Чикагского университета к Мичиганскому, Колумбийскому, Йельскому и другим университетам США. Третий взлет политической науки в XX в. был обусловлен введением логико-математических методов исследования и обработки данных, а также применением экономических моделей в рамках теории «рационального выбора» и «методологического индивидуализма»[10].

Эмпирическая политология внесла значительный вклад в научное изучение властных и политических процессов: серьезно исследовалась деятельность лоббистских групп и групп давления, изучались установки и особенности электорального поведения избирателей, проводились эксперименты по выяснению воздействия направленной агитации на исход голосования в ходе национальных и местных выборов, тщательно разрабатывались методология и техника проведения подобных экспериментов, новые методы исследования массовых коммуникативных процессов и многое другое.

В заслугу эмпирической политологии можно поставить то, что она во многом повлияла на такие традиционные отрасли политического знания, как политическая философия, политическая история и юриспруденция. Влияние эмпирической политологии на философов, историков и юристов выразилось в том, что их концепции и умозаключения теперь должны были основываться на значительно более развитой научной методологии, более строгом отборе и накоплении информации, возросшей требовательности к ее логическому анализу и выводам.

В настоящее время, как считают подавляющее большинство специалистов, политология находится на «постпозитивистской», постэмпирической стадии развития. Она стремится выйти за рамки узкоэмпирических подходов к анализу политики и встать на путь интеграции знаний, накопленных и другими науками, изучающими политическую сферу общественной жизни, включить в свой предмет все разноуровневое, разномасштабное знание о политике, добываемое с помощью всех известных на сегодняшний день подходов и методов (исторического, нормативного философского, институционального юридического и др.). Политическая наука как эмпирическая отрасль знания, не опирающаяся на систему моральных и этических ценностей, обречена на неизбежный крах[11]. В связи с этими тенденциями, как нам представляется, возрастает роль истории политических учений в структуре новой интегративной политической науки.

Рассмотренная с точки зрения широко понимаемого предмета исследования, политическая наука могла бы взять за основу своего нового подхода к вопросам политики и права слова известного английского философа и юриста Ф. Бэкона, который отмечал: «Все те, кто писал по правовым вопросам, рассматривали их либо с философской, либо с юридической точки зрения. Философы говорят много прекрасных, но весьма далеких от практической пользы вещей. Юристы же, подчиняясь требованиям законов своей страны, а также римского или канонического права, не могут высказать независимого, свободного мнения, а говорят так, как будто они закованы в кандалы. Совершенно очевидно, что подлинное изучение этой области доступно, собственно, только политическим деятелям, которые прекрасно знают природу человеческого общества, общественного блага, естественной справедливости, знают нравы различных народов, различные формы государства и поэтому могут выносить суждение о законах на основе принципов и положений как естественной справедливости, так и политики»[12].

Как отмечалось, на Западе история политических учений «приписана» к такой дисциплине, как политическая наука (в России за ней закрепилось название «политология»). Ввиду того что политология перестала ассоциироваться с чистым эмпиризмом и позитивизмом, история политических учений перестает быть лишь исторической частью политологии, «историей общественной мысли», а становится проблемным полем современной политической философии как таковой, включенной в интегративную политическую науку (политологию). Юристы в нашей стране стали утрачивать «монополию» на эту дисциплину, однако они приветствуют не только то, что данная дисциплина становится востребованной и философами, и историками, и политологами, и экономистами, но считают оптимальным выход истории политических учений за рамки гуманитарного образования в целях лучшего политического воспитания народа[13].

  • [1] Конт О. Дух позитивной философии: (слово о положительном мышлении). СПб.,1910.С. 16.
  • [2] См.: Конт О. Указ. соч. С. 17.
  • [3] См.: Алмонд Г.А. Политическая наука: история дисциплины // Политическая наука: новые направления / пер. с англ.; науч. ред. Е.Б. Шестопал. М., 1999. С. 80.
  • [4] См.: Алмонд Г.А. Указ. соч. С. 35.
  • [5] Там же. С. 208.
  • [6] Социальная психология в конце XIX в. еще только формировалась, поэтому, например, такие новаторы социологии, как Э. Дюркгейм, вовсе не проводили различиймежду социальной психологией и социологией.
  • [7] См.: Бро Ф. Политическая наука. Париж, 1982 // Политология вчера и сегодня:сборник переводов. Вып. 2. М., 1991.
  • [8] См.: Бро Ф. Указ. соч.
  • [9] Там же.
  • [10] Политическая наука: новые направления. С. 69—112.
  • [11] См.: Политическая наука: новые направления. С. 99.
  • [12] Бэкон Ф. Соч.: в 2 т. М„ 1977. Т. 1. С. 484.
  • [13] См.: История политических и правовых учений: учебник для вузов / под общ. ред.О.В. Мартышина. М., 2010. С. 11.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы