Демократические идеи раннего христианства

Христианство возникло в I в. в восточных провинциях Римской империи как религия угнетенных, искавших избавления от бесчеловечных условий жизни в приходе Мессии (Спасителя). В эти времена большинство христианских общин были бедны. В 1—11 вв. их социальную базу составляли рабы, вольноотпущенники, ремесленники, значительное место среди первых христиан занимали женщины. Однако с конца 1 — начала II в. приток к христианам людей из средних и даже высших классов общества постепенно увеличивался. Распространению христианства в разных группах населения способствовал характер этого религиозного учения, а также форма организации христиан.

Христиане собирались и в частных домах, принадлежащих их единоверцам, и под открытым небом. К ним мог прийти любой, кто хотел принять веру христиан. На собраниях единоверцев, получивших название «экклессии» (слово «экклессия» в греческих городах означало «народное собрание» — когда-то главный орган полисного самоуправления), христиане слушали проповеди, пророчества, читали послания апостолов. В каждой общине были свои пророки, были и странствующие пророки, которые, как и апостолы (апостол — «посланец», «посол»), переходили из общины в общину. Апостолов христиане называли «посланцами Божьими», а себя — братьями и сестрами, никакой иерархии должностей общины не знали. Но проповедников, которые могли сослаться на то, что сами слушали учеников Иисуса, оставалось все меньше, на смену устному преданию стали приходить записи священных текстов. Учителя или евангелисты восполняли потребность в таких записях.

В I в. в некоторых общинах для руководства повседневной жизнью появились первые старейшины-пресвитеры, они выбирались общиной для осуществления организационно-хозяйственных функций. Иногда их называли епископами, т.е. надзирателями. Появились и служители низшего ранга — диаконы, в числе которых были и женщины.

Во II—III вв. все большее число состоятельных людей принимало новое учение. Чтобы стать настоящими христианами, они должны были заниматься благотворительностью, отдавать часть богатства неимущим. Богатые были большей частью людьми образованными, знакомыми с греко-римской философией.

Создавались и теоретические сочинения, обосновывающие преимущества христианского вероучения. Среди первых христианских теологов были известный адвокат Минуций Феликс, философ Климент Александрийский, Ориген. Распространение христианства в разной этнической среде приводило к расхождениям в вероучении. Процесс превращения христианства в мировую религию шел в обстановке борьбы между общинами. Потребность в единстве и одновременно в распространении христианства привела к пониманию общин верующих не как конкретных общин, между которыми могут быть разногласия и даже вражда, а как таких объединений христиан, которые обладают Божьей благодатью в целом, — церквей, мистически связанных с Божеством. Вместе с тем во II—III вв. вместо общинного самоуправления начинает складываться церковная организация. Епископы становятся единоличными руководителями общин: они занимались организацией богослужения, производили отбор священных книг, судили и прощали совершивших проступки христиан, управляли имуществом. Ведущие епископы стали называться митрополитами (митрополит — человек из главного города). Параллельно с усложнением иерархии высших служителей увеличивалось и число низших чинов. Церковь превратилась в иерархическую многоступенчатую организацию, в которой низшие чины зависели от высших. Внешним выражением изменений, происходивших в христианских общинах, явилось строительство специальных зданий для богослужений — храмов или церквей[1].

Для римских властей христиане были одной из многих религиозных групп. Официальные гонения на христиан начались с середины III в. Самое жестокое гонение в 284 г. связано с именем императора Диоклетиана, решившего расправиться с теми учениями, которые, по его мнению, представляли угрозу его личному культу. В 303 г. он издал постановление, запрещавшее по всей империи христианские богослужения. Церковные здания сносились, имущество конфисковывалось, книги сжигались. Но церковь к тому времени была уже достаточно организована, поэтому многие книги были спасены, оказана помощь пострадавшим.

В этот период становления христианской церкви и гонений на христиан сложилось раннехристианское учение, основные идеи которого оказали большое влияние на развитие политической мысли.

Идея ценности человеческой личности. Каждый человек создан по образу и подобию Бога, и потому каждый человек имеет бесконечную ценность. Из любви к человеку и ради его спасения сам Бог принял распятие. Христианин не может отречься от своей личности, в основе которой образ и подобие Бога.

Идея индивидуализма, личной свободы и ответственности, вытекающая из идеи ценности личности. Каждый человек имеет бессмертную душу, обладающую свободой воли, за свои дела он несет личную ответственность перед Богом.

Идея братства всех людей. Эта идея означала братство людей во Христе и через Христа. «Нет уже иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужского пола, ни женского; ибо все вы одно во Христе Иисусе». Идеей братства обусловлена и такая ценность, как равенство.

Идея равенства всех людей перед Богом. Христианство толкует идею равенства перед Богом в том смысле, что все христиане — дети единого Отца. Критик христианства Ф. Энгельс трактовал христианскую идею равенства по-другому, но и он не ставил под сомнение наличие в христианской идеологии идеи равенства людей. Энгельс писал: «Христианство знало только одно равенство для всех людей, а именно — равенство первородного греха, что вполне соответствовало его характеру религии рабов и угнетенных»[2]. Э. Трельч, не давая классовую оценку христианской идее равенства, справедливо указывал на тот факт, что это равенство существует исключительно в присутствии Бога. Обращает на себя внимание, что вместе с утверждением идеи равенства отвергается национальное (иудей и язычник — именно национальное, а не религиозное различие), социальное (раб и свободный) и даже половое (мужской пол и женский) неравенство между верующими. Вместе с тем заметим, что вышеназванные идеи равенства и братства — это еще только религиозные, но никак не политические идеи.

Идея демократическая. Христианская этика, обращенная к низшим классам общества, подчеркивала нравственную ценность личности независимо от политического или социального положения человека, и в этом проявлялась ее демократичность.

Универсалистская идея. Провозглашая ценность человеческой личности, а не коллективных субъектов типа семьи, рода, племени, государства, христианское учение денационализировало религию. Нагорная проповедь Христа в отличие от Закона, провозглашенного Моисеем на Синае для еврейского народа, обращена ко всем, кто пришел его слушать.

Принцип разделения духовной и политической власти. Формируясь как мировая религия, христианство выработало не просто еще одну новую идею, а сформулировало важнейший цивилизационный принцип разделения духовной и политической власти: а) земное отделено от небесного; б) над земными властями стоит высшая трансцендентная власть; в) у личности появляется духовная опора в тяжбе с земными владыками и самим государством.

Во времена язычества высшей инстанцией по отношению к личности выступало государство. Христианство противопоставило абсолютному праву государства определять высший принцип, по которому надлежит жить человеку, абсолютную обязанность верующих людей жить по внутреннему закону совести. Оно учило, что есть нечто, стоящее над государством, — заповедь Божья. Возник вопрос об отношении человека, исповедующего христианство, и государства, а также вопрос об отношении церкви и государства.

Пока в языческом Риме функции Бога и императора не были отделены друг от друга, а Евангелие не провозгласило принцип «Богу — Богово, а кесарю — кесарево» и пока церковная организация была в процессе становления, такой вопрос не был теоретически актуальным. Но в IV в. после отмены гонений на христиан и легализации христианства пришло время для союза христианской церкви и императорской власти.

В 313 г. императором Константином христианство было признано государственной религией Римской империи. Государственной власти нужна была единая церковь с единой идеологией. По инициативе Константина в 325 г. был созван Первый Вселенский собор. В Никею съехались епископы из Египта, Палестины, Сирии и Месопотамии, Африки, областей Малой Азии, Греции, Персии, Армении и др. Константин организовал оповещение епископов разных стран, предоставил им средства передвижения, выделил материальные средства для проведения Собора, сам открыл заседание в одном из своих дворцов. И в дальнейшем, после распада в 395 г. Римской империи на Западную и Восточную, соборы проводились по инициативе византийских императоров, нередко председательствовавших на них и придававших их решениям государственный статус.

Церковные соборы задавали тон христианскому обществу. На соборах разрабатывалась и утверждалась религиозная догматика, которая имела не только сугубо религиозный, но и политический смысл. Поскольку религия становилась господствующей идеологией, то, как верно заметил Ф. Энгельс, «догматы церкви стали одновременно и политическими аксиомами, а библейские тексты получили во всяком суде силу закона»[3].

Не следует забывать, что становление религиозной догматики происходило в острейшей и ожесточенной борьбе. В те времена христианами называли себя не только «правоверные христиане» (кафолики), принадлежавшие «единой, соборной, апостольской церкви», но и многие другие. Например, донатисты, которые отвергали принцип спасающей силы церкви и противились переориентации церкви на союз с государственной властью, а также ариане, учившие, что Христос «ни в чем не подобен Отцу», он Сын Божий «не по существу, а по благодати». К христианам относились и пелагиане, отрицавшие божественное предопределение и не верившие в грешную природу человека, утверждавшие свободу воли. По словам Ле Гоффа, это было время великих еретических движений или, скорее, великих доктринальных колебаний, ибо ортодоксия была еще далека от завершенности. Ле Гофф обращает наше внимание на политический аспект выбора религиозной ортодоксии для судеб западной цивилизации. «Здесь не место вопросу о том, какие были бы последствия, если бы победили такие мощные течения, как арианство, манихейство, пелагианство или присциллианство... будоражившие Запад в V—VI вв... Склонись, в свое время, христианство вместе с манихеями перед доктриной предопределения — и тяжкий груз божественного детерминизма навалился бы на плечи Запада, и он оказался бы в полной власти не имеющих противовеса господствующих классов... А если бы восторжествовало пелагианство, установив верховенство свободной индивидуальной воли человека, то мир, несомненно, оказался бы перед угрозой анархии. Понятно, что Запад сделал верный выбор, когда предпочел средний путь»[4].

В течение IV в. происходил отбор священных книг христиан, а также тех, которые объявлялись запрещенными и подлежали уничтожению. В это время церковь привлекла на служение себе великие умственные и духовные силы — их имена чтимы до сих пор — Василий Великий, Григорий Нисский, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст и многие другие. Одновременно происходило официальное оформление церковной иерархии. В руках церкви скапливались огромные богатства, она стала крупнейшим землевладельцем за счет конфискованных владений языческих храмов, покупки земли и дарений.

В V в. Рим, на территорию которого в течение восьми веков не ступала нога врага-чужестранца, пал под ударами варварских племен и народов.

  • [1] Более подробно процесс становления христианской церкви см.: Свенцицкая И.С.От общины к церкви. М., 1985.
  • [2] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 20. С. 105. (Далее ссылки в работе делаютсяпо 2-му изд.)
  • [3] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 7. С. 360—361.
  • [4] Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада. М., 1992. С. 111.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >