Политическая наука Ж. Бодена

Макиавелли не единственный светский политический мыслитель эпохи Возрождения. Известный французский правовед Жан Боден (1530—1596) является родоначальником политической теории государственного суверенитета. В своей политической теории он предстает как ранний представитель индивидуалистической теории государства. По образованию Боден юрист.

Он изучал право в Тулузе, потом переехал в Париж. Будучи не только крупным ученым, но и, как Макиавелли, известным политическим деятелем своего времени, Боден участвовал в работе французских Генеральных штатов. В разгар борьбы между католиками и протестантами во Франции образовалась средняя партия, выступившая под именем «политиков», одним из руководителей которой и был Боден. Среди политического наследия Бодена такие работы, как «Метод легкого изучения истории» (издана в 1566 г. на латинском языке) и «Шесть книг о государстве» (издана в 1576 г. на латинском и французском языках). В работе «Шесть книг о государстве» Боден отстаивал абсолютный суверенитет монархии. По основательной и обширной учености, по юридическим сведениям и по государственному смыслу этот политический труд отнесен к классическим произведениям политической мысли всех времен и народов[1].

Боден так же, как и Макиавелли, четко отделил вопросы политики от религии и морали. Партия политиков, к которой он принадлежал, окончательно восторжествовала с восшествием на престол короля Генриха IV, который встал над враждой католиков и протестантов, выступил за прекращение религиозных войн, за возвращение мира в государство. Средством его политики стало провозглашение принципа свободы вероисповедания, а практическая позиция, которую он занял, — верховенство государственной власти над схваткой религиозных конфессий — исходной точкой чисто светского развития государственной жизни. Все эти процессы, как и детально разработанные принципы политической науки, нашли отражение в политических трудах Ж. Бодена.

О сущности государства. Критика идеи общности имущества. Боден подробно исследовал сущность и устройство государства, главным признаком которого назвал суверенную верховную власть. Он дал следующее определение государства: «Государство есть осуществление суверенной властью справедливого управления многими семьями и тем, что находится в их общем владении»[2]. В этом определении обращают на себя внимание понятия суверенной власти и государственного имущества (общего всем семьям).

Государственное управление распространяется только на государственное имущество, а не на имущество частных семейств. Семья лежит в основе государства. От семейного быта зависит и благосостояние политического тела, которое процветает, когда его части-семьи управляются, как следует. Хорошо управляемая семья представляет собой настоящий образец государства. Таким образом, власть отца, осуществляющего управление домом, семейством, уподобляется политической власти. Вместе с тем они отличаются на том основании, что отец семейства управляет частной собственностью своей семьи, а политическая власть — собственностью, находящейся в общем владении. Различая частную собственность семьи и общую собственность государства, Боден выступает против коммунистических идей Платона (отвергавшего частную собственность у правящих классов) и Томаса Мора. Платон не учел, пишет Боден, «что, если бы этот проект был осуществлен, был бы утрачен единственный признак го

сударства: если нет ничего, принадлежащего каждому, то нет и ничего, принадлежащего всем; если нет ничего частного, то нет и ничего общего»[3].

Особенно он отказывает государству в праве общности жен и детей, поскольку это противоречит естественному закону, в соответствии с которым запрещено брать чужое. Платоновское устройство государства, убежден он, было бы прямо направлено против закона Бога и природы, против закона, которому ненавистны не только кровосмешение, прелюбодеяние, отцеубийство, неизбежные при общности жен, но и всякая попытка похитить что-либо принадлежащее другим. Поскольку по закону природы нельзя «даже зариться на чужое добро, отсюда явствует с очевидностью, что государства устроены Богом также и для того, чтобы предоставить государству то, что является общественным, а каждому то, что является его собственностью»[4]. Там, где все смешано, говорит Боден, и частное не отделено от государственного, нет ни семьи, ни государства. Что же касается заботы каждого об общем достоянии, на чем настаивали теоретики коммунистических идей, то Боден воспроизводит известную в политической мысли аргументацию Аристотеля о том, что такое положение дел невозможно.

Влияние Аристотеля на Бодена сказывается и в том, что Боден различает в семье три формы власти: власть супружескую, родительскую и господскую. Власть мужа над женой — основа человеческого общежития, простирается и на управление поведением супруги, и на ее имущество, однако относиться к жене, как к рабыне, не следует. Власть отца над детьми — главный столп государства, ибо от нее зависит воспитание детей. Этот вид власти наиболее близок природе и представляет собой аналог власти Бога над человеком. Говоря о власти хозяина над рабом, Боден в отличие от Аристотеля не стал рассматривать рабство чуть ли не законом природы, в соответствии с которым одни рождены властвовать, а другие — подчиняться. Рабство должно быть уничтожено, но не сразу и не вдруг. Нельзя бросать людей, вчерашних рабов, на произвол судьбы, оставлять не приспособленными к свободе и без всяких средств к существованию.

Всякое государство, писал Боден, происходит либо из семьи, которая постепенно размножается, либо сразу учреждается посредством собирания народа воедино, либо образуется из колонии, которую ос-

новывает какое-либо старое материнское государство. Но все государства учреждаются или по принуждению сильнейших, или же в результате согласия одних людей добровольно передать в подчинение другим людям всю свою свободу целиком, с тем чтобы эти последние распоряжались их свободой, опираясь на суверенную власть. При этом суверенная власть может действовать либо без всяких законов, только по своему усмотрению, либо на основе определенных законов и на определенных условиях.

О суверенитете верховной власти и ее составных частях. В понимании Бодена суверенитет верховной власти означал постоянную и абсолютную власть государства. Верховная власть, во-первых, должна быть постоянной, переданной лицу не на время, а на неопределенно долгое время, навечно. Во-вторых, она должна быть абсолютной, или неограниченной. Существо абсолютной власти князя состоит в издании и изменении законов по своему собственному усмотрению. Он не должен считаться ни с предшественниками, ни со своими собственными указаниями, если они перестали соответствовать общественным потребностям, требованиям момента. Это право князя стоит выше всякого человеческого закона. Боден писал, что «необходимо, чтобы суверены не подчинялись повелениям других людей и чтобы они могли давать законы подданным и отменять, лишать силы бесполезные законы, заменяя их другими, чего не может совершать тот, кто подчинен законам и людям, которые имеют право ему повелевать»1. Верховная власть должна быть, наконец, нераздельной властью, не зависящей ни от папы, ни от империи, ни от внутрисословной борьбы внутри страны. Таким образом, в эпоху раздиравших Францию усобиц и религиозных войн Боден выступил выразителем взглядов передовых кругов общества, сторонником абсолютной монархии, национального государства.

Начало и суть верховной власти заключаются в праве издавать и изменять законы без согласия кого бы то ни было. Другими составными частями суверенной власти являются: право войны и мира, право назначения высших сановников и утверждения выборных чиновников, право быть высшей судебной инстанцией, право помилования, право чеканки монеты, право налагать на подданных или граждан подати и др.

Общая концепция суверенной верховной власти требовала от Бодена отрицания смешанного образа правления. Он считал, что в смешанном правлении тот орган или лицо, которому принадлежит право законодательства, и является носителем верховной власти.

Народ или властители государства могут без каких-либо условий отдать суверенную и вечную власть какому-либо лицу, с тем чтобы тот по своему усмотрению распоряжался имуществом государства, отдельными лицами и всем государством, а потом в свою очередь передал все это кому захочет. Имуществом государства государь волен распоряжаться как своим собственным.

Идея абсолютизма суверенной политической власти как защита национального государства. Тот абсолютизм суверенной власти, на котором настаивал Боден, не имел ничего общего с идеей тиранического правления, при котором государь может не считаться с какими бы то ни было законами. Идея суверенитета власти монарха была направлена на то, чтобы обеспечить счастливую жизнь индивидов под управлением монарха в рамках национального (территориального) государства. Власть государя, несомненно, ограничена, но не человеческими, а Божественными и естественными законами. Лишь так монархия может приобрести основу для легитимного господства. Боден писал: «Что касается законов божественных и естественных, то им подчиняются все государи земли, и не в их власти нарушать эти законы, если они не хотят оказаться повинными в оскорблении Божественного величества, объявив войну Богу, перед величием Которого все монархи мира должны быть рабами и склонять голову в страхе и почтении. Следовательно, абсолютная власть государей и суверенных властителей никоим образом не распространяется на законы Бога и природы. Если мы скажем, что абсолютной властью обладает тот, кто не подчиняется законам, то на всем свете не найдется суверенного государя, так как все государи на земле подчинены законам Бога и природы и многим человеческим законам, общим всем народам»1.

Интересные мысли высказывает Боден по поводу различия восточных и западных монархий. Первоначально при образовании государств в мире возникли монархии господского типа. Возникали они главным образом благодаря завоеваниям и приобретениям в результате справедливых войн. На Востоке до сих пор распространен именно этот тип монархии. Его главное отличие состоит в том, что монарх является неограниченным властителем личности и собственности подданных. В Европе такого рода монархии были вытеснены монархиями иного типа: они превратились в монархии царские, или законные, а от господских монархий остались разве что следы. В законной монархии народ повинуется законам монарха, а монарх — законам природы, оставляя подданным личную свободу и собственность. Если у европейских народов появляется насильственное правление, то это означает появление третьего вида монархии — тиранической. Если в господских монархиях власть приобретается справедливой войной, то в тиранической — насилием и нарушением естественных законов.

Не следует удивляться тому, что существует так мало добродетельных государей, писал Боден. Самих по себе добродетельных людей мало, из их числа государи обычно не избираются. Поэтому дивно, когда среди большого числа государей появляется действительно достойный. А когда государю, вознесенному столь высоко, удается сохранить достоинство, это и вовсе чудо. Ведь он достигает такого положения, что кажется, кроме Бога уже нет никого более великого, чем он сам.

Что касается весьма популярного в его время вопроса о том, можно ли убить тирана, то Боден не сомневается, что тиран, посягающий на верховную власть, заслуживает наказания, как всякий преступник. Затруднения заключаются в ответе на вопрос, можно ли убивать законного князя, злоупотребляющего своей властью? Боден дает однозначно отрицательный ответ. Его мнение по этому вопросу близко мнению Жана Кальвина: подданный не обязан повиноваться князю, если тот нарушает закон Божий и естественный, но он должен бежать, скрываться и терпеть смерть, нежели посягать на жизнь законного государя.

Аристократическую форму правления Боден также подразделял на господскую, законную и олигархическую. Описал он и различные виды устройства народного правления, отличающиеся способами подачи голосов.

Опираясь на античную политическую мысль, Боден предположил, что вначале благодаря завоеваниям повсеместно возникали монархии господского типа. В последующем вследствие злоупотребления властью произошли восстания подданных, и монархии заменились древними аристократическими республиками и демократиями. Однако впоследствии люди убедились в преимуществах монархии, и почти повсюду в Европе установились главным образом наследственные монархии, но уже законные, а не господские.

Одно из основных практических преимуществ монархий, по мнению Бодена, состоит в том, что монарх олицетворяет всю нацию, возвышаясь над частными партиями, а в аристократиях и демократиях он сам является главой лишь одной из борющихся партий. Если так случится, что суверенный государь, вместо того чтобы играть роль высшего судьи, создаст партию и возглавит ее, то в этом будет большая опасность для его жизни. Еще одной опасности он подвергается в случае мятежа, вызванного не политическими, а религиозными причинами. Ведь именно из-за религии в Европе вот уже пятьдесят лет ведутся войны. Боден советует государю проявить благосклонность к истинной религии, но по отношению к враждебным сектам не действовать с помощью принуждения и насилия, ибо дух решительных людей, сторонников различных сект, становится тем упорнее, чем больше с ними борются, а не встречая сопротивления, они уступают. Кроме того, нет ничего более опасного для государя, чем попытка пустить в ход против своих подданных силу, когда нет уверенности в том, что это приведет к цели.

Исследуя вопрос о возникновении и становлении государственных институтов, Боден отдал дань так называемому географическому фактору при объяснении политических явлений. Он изучал их зависимость от различных географических и климатических условий. Боден является предшественником Монтескьё в изучении влияния окружающей среды на быт, нравы, психологические особенности людей и формы их общежития. В работе «Метод легкого изучения истории» он подчеркивает такую особенность южан, как привычка к созерцанию, позволившую им открыть тайны природы, установить принципы математики, постичь сущность религии и небесных тел. У северян же зародилась всевозможная механика, пушки, плавка металлов, книгопечатание. Законы, обычаи, административное право, торговля, красноречие, диалектика и политика происходят от жителей средней зоны. Люди севера — скифы ценят физическую силу, они склонны к грабежам и потому расточительны. Южане скаредны. Для защиты своего государства северяне чаще прибегают к силе, южане — к страху Божьему, а люди средней зоны — к законам и справедливости. Греция, Ассирия, Италия, Франция и Верхняя Германия — все эти срединные страны, расположенные между полюсом и экватором, от 40 до 50 градуса северной широты, знали расцвет величайших империй, дали миру великих полководцев, лучших законодателей, справедливейших судей, проницательных юристов. Таким образом, Боден объединяет по чисто географическому признаку народы, принадлежащие к разным культурам и цивилизациям, с разными религиозными системами ценностей.

В критике коммунистических идей, а также в своей концепции государства Боден исходит их конкретного индивида. С его точки зрения, единственная цель государства — обеспечение подлинного счастья индивида, а благо народа, понимаемого как совокупность индивидов, — высший закон. Говоря современным языком, для Бодена уже характерен буржуазный индивидуалистический идеал государства всеобщего благоденствия.

Введение в политическую теорию Ж. Боденом концепции суверенитета соотносится с крушением средневековой идеи панъевропейской христианской государственности и ее вытеснением новой идеей национального (территориального) государства.

  • [1] См.: Чичерин Б.Н. Указ. соч. С. 130.
  • [2] Боден Ж. Шесть книг о государстве // Антология мировой политической мысли:в 5 т. Т. 1.С. 303.
  • [3] Боден Ж. Указ. соч. С. 304.
  • [4] Там же. С. 130.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >