Политико-правовое учение Дж. Локка.

Свобода как высшая политическая и правовая ценность

Джон Локк (1632—1704) родился в Рингтоне (около Бристоля) в семье адвоката и получил строгое пуританское воспитание. Он учился в Вестминстерской школе, а потом в Оксфордском университете,

в стенах которого провел в общей сложности 16 лет своей жизни. По окончании университета Локка оставили там преподавать греческий язык и философию. Недовольный схоластикой, все еще преобладавшей тогда в Оксфорде, он стал проявлять интерес к научно-экспериментальным методам, начал изучать медицину. Но кабинетным ученым Локк не стал, поскольку в его научную биографию мощно вторглась английская буржуазная революция.

Его отец, пуританин, участвовал в гражданской войне. В 1666 г. Локк познакомился с лордом Эшли, позднее первым графом Шефтсбери, стал его другом и помощником и активно включился в политическую деятельность на стороне партии вигов, представлявших интересы промышленного и торгового среднего класса. В 1675 г. граф Шефтсбери стал лордом-председателем Тайного совета, а Локк — его секретарем. Граф пытался препятствовать вступлению на трон Якова II, принял участие в неудавшемся восстании. В 1682 г. ему, а также Локку пришлось, спасаясь от преследований королевской власти, бежать в Нидерланды — центр политической и религиозной эмиграции всей Европы.

Локк был покорен царившей там свободой. Он и до этих событий был сторонником либеральных идей, но благодаря увиденному в Нидерландах смог убедиться в их практическом осуществлении. Из Голландии он вернулся только после переворота 1688 г. («Славной революции»). Публицистические выступления в защиту Вильгельма Оранского и его конституции сделали Локка влиятельной политической фигурой.

Свои политические воззрения Локк черпал из практического опыта. Он занимал различные высокие посты. Был секретарем-докладчи- ком, руководителем комиссии по развитию торговли и сельского хозяйства. Он лучше других отразил дух либерализма. В «Двух трактатах о правлении» он прославил революцию 1688 г.

Теория естественного права. Как и предыдущие теоретики естественного права, Локк исходил из представления о «естественном состоянии», но характеризовал его по-своему: еще в догосударственном состоянии общества существуют естественные права и свободы человека. Естественное состояние — это «состояние полной свободы в отношении действий и распоряжения своим имуществом и личностью», «состояние равенства, при котором всякая власть и всякое право являются взаимными, никто не имеет больше другого»[1].

Согласно Локку, от природы, в естественном состоянии все люди рождаются свободными и равными в правах. Он выделял такие естественные права, как жизнь, свобода и частная собственность. Локк одним из первых связал вопрос о свободе с имущественными отношениями, утверждая, что имущество и свобода находятся в нерасторжимой взаимосвязи. В характеристике известного американского специалиста в области истории политических учений Лео Штрауса позиция Локка выглядит так: приняв фундаментальную концепцию Гоббса, Локк внес в нее одну-единственную поправку: он понял, что человеку для самосохранения нужно не ружье, а пиша или вообще собственность. Практические последствия этого маленького изменения огромны[2].

В естественном состоянии все управляется законом природы, обязательным для каждого. Этот закон учит, что все равны и независимы, никто не смеет лишать другого жизни, свободы и имущества. Закон природы посредством разума определяет, что хорошо, а что плохо. Если закон нарушается, то виновника может наказать каждый.

Закон природы оказался бы бесполезным, если бы никто не обладал властью проводить его в жизнь, охраняя невинных и наказывая нарушителей. Поэтому Локк утверждал, что проведение в жизнь закона природы в этом состоянии находится в руках каждого человека. Каждый имеет право наказывать преступника и быть исполнителем закона природы. Он предвидел, что столь необычная доктрина о том, что в естественном состоянии люди являются судьями в своих собственных делах и что каждый обладает исполнительной властью, вытекающей из закона природы, вызовет много возражений.

О свободе личности как основе государственности. В политических трактатах Локка важную роль играет главная в либерализме ценность — свобода личности. Разговор о свободе ведется на языке юридической аксиологии — речь идет о свободе как неотъемлемом праве человека. Локк использует такие понятия, как «естественная свобода», «свобода человека в обществе», «свобода людей в условиях существования системы правления».

Естественная свобода — негативная свобода, «свобода от» какой бы то ни было власти человека над человеком, и подчинение только закону природы. Свобода человека в обществе заключается в том, что он не подчиняется никакой другой законодательной власти, кроме той, которая установлена по согласию в государстве. Свобода в условиях существования системы правления состоит в том, чтобы жить в соответствии с постоянным законом, общим для каждого в этом обществе и установленным специально для этого созданной законодательной властью. Новаторство Локка состоит в том, что он не только полагает свободу в качестве условия возникновения государства, но и придает ей статус высшей государственной идеи.

Частная собственность как естественное право человека. В объяснении того, почему частная собственность, в том числе и на землю, является естественным правом, Локк прибегал к некоторым аргументам трудовой теории стоимости. По словам К. Маркса, приводившего в своей «Теории прибавочной стоимости» ряд цитат из гл. V трактата Локка, взгляды последнего были не только классическим выражением правовых представлений буржуазного общества, но и послужили основой всей позднейшей английской политической экономии[3].

Локк рассуждал так. Бог дал землю в общее владение человеческому роду. Бог также наделил людей разумом, чтобы они наилучшим образом использовали этот мир для жизни и удобства. Земля и все на ней находящееся даны людям для поддержания и облегчения их существования. Бог не вводил частную собственность, но давал основания для присвоения, а уже условия человеческой жизни, которые требуют труда и материалов для работы, по необходимости вводят частную собственность. Ведь «каждый человек обладает некоторой собственностью, заключающейся в его собственной личности... Мы можем сказать, что труд его тела и работа его рук по самому строгому счету принадлежат ему». Беря материал для работы у природы, человек «сочетает его со своим трудом и присоединяет к нему нечто принадлежащее лично ему и тем самым делает его своей собственностью»[4].

Труд создает различие между общим и частным. Добывая себе средства для жизни, каждый вкладывает свой труд, что и приводит к существованию частной собственности. Не поленился, залез на дерево, собрал орехи, сказал: «Это мое» — и никто не спорит. Рыбы в океане много для всех, поймал рыбу — и она твоя. Закон разума, а не соглашение людей делает оленя собственностью того индейца, который его убил.

Но главным предметом собственности являются все же не плоды земли и не звери, которые на ней существуют, а сама земля. Но и эта собственность была приобретена так же, как и предыдущая. Ведь «когда Бог отдал мир всем людям вместе, он приказал человеку трудиться». «Тот, кто, повинуясь этой заповеди Бога, покорял, вспахивал и засевал какую-либо часть ее, тем самым присоединял к ней то, что было его собственностью, на которую другой не имел права и которую не мог, не причиняя ущерба, взять от него»[5].

Раздел вещей на неравные частные владения произошел без какого-либо договора. Пока труд служил источником права собственности, не было причин для споров о праве владения и о величине тех владений, которое это право давало. К. Маркс, комментируя эти размышления Локка, отметил ту мысль, что естественное право делает пределом собственности личный труд.

Учение о гражданском обществе и государстве. В естественном праве есть недостатки. Во-первых, оно не совсем ясно. Закон природы, хотя и существует как закон разума, остается не известным всем и не признается всеми как мерило справедливости, у каждого свои интересы, и не все придерживаются одного закона в применении к своим конкретным делам. Во-вторых, поскольку сам человек — судья в своем деле, люди одновременно и судьи, и исполнители закона природы, но они пристрастны к себе, а третейского, беспристрастного судьи нет, в-третьих, пострадавший нередко не в силах сам исполнить справедливый приговор. Таким образом, права человека в естественном праве не обеспечены. «Общественный договор» призван организовать закон и порядок, заменить неопределенность естественного права ясными законами и беспристрастными учреждениями. При этом следует учитывать одно чрезвычайно важное для Локка и либерализма в целом убеждение: гражданские законы разных стран справедливы лишь настолько, насколько они основываются на законах природы.

Собственность предшествует государству и является главной целью, ради которой оно образуется. Государство является гарантом собственности, обеспечивает ее охрану. При этом Локк не ставил знака равенства между имуществом и собственностью, под собственностью, которую следует охранять государству, он понимал жизнь, свободу и имущество человека[6].

Итак, государство учреждается после того, как заключен общественный договор. Высшая цель людей при установлении власти состоит в охране со стороны государства их жизни, свободы и частной собственности, негарантированных в естественном состоянии. Люди отказываются от своей естественной свободы и права самим защищать себя и свое достояние, наказывать насильников и передают это право обществу в целом. Таким образом, переход от естественного состояния к гражданскому обществу, обществу с государством, вызван желанием обеспечить выполнение естественных прав. Но в отличие от Гоббса, полностью отказавшегося от естественных прав в пользу государства, по Локку, триада прав — право на жизнь, на свободу и на частную собственность — является неотчуждаемой.

Политическое, или гражданское, общество налицо там, где: 1) каждый отказался от естественной власти быть судьей в собственном деле в пользу общества; 2) где общество становится третейским судьей; 3) где человек обращается за защитой к закону, т.е. к постоянным беспристрастным для обеих сторон правилам; 4) где есть люди, получившие от общества полномочия проводить в жизнь эти правила, разрешать разногласия по правовым вопросам и наказывать преступников в соответствии с законом.

Категория «согласие» в либеральной теории государства. Рассуждая о возникновении политических обществ, т.е. о подчинении одного человека другому с сохранением за человеком, находящимся в подчинении, его прав, Локк отмечал как непременное условие согласия последнего на такое подчинение. Сообщество создается с согласия каждого отдельного лица. Каждый соглашается вместе с другими составить единый политический организм, подвластный одному правительству. Таков первоначальный договор (понятие «первоначального договора» будет впоследствии развито Ж.Ж. Руссо). Благодаря такому согласию сообщество становится единым организмом, действующим по воле большинства. Именно согласие свободных людей на объединение и дает начало любому законному правлению в мире. Истинный суверен, заявлял Локк, это воля большинства.

Всякое мирное образование государства имело в своей основе согласие народа. Обычно различают выраженное и молчаливое согласие. Можно ли считать человека, не сделавшего никаких заявлений, согласным на подчинение правительству? На этот вопрос Локк отвечал так. Всякий человек, который владеет или пользуется какой-либо частью территории государства, тем самым дает свое молчаливое согласие на подчинение: пользуется ли он наследственным владением, или жилищем, снятым на неделю, или правом бесплатного передвижения по дорогам.

Учение о разделении властей как основная политическая гарантия свободы. В государстве существует три вида власти — законодательная (с правом издавать законы), исполнительная (наделенная правом проводить законы в жизнь) и федеративная (занимающаяся вопросами внешней политики). Различия между исполнительной и судебной властями Локк еще не проводил, и судебная власть поглощалась у него исполнительной. Законодательная власть, представляющая волю народа или, по крайней мере, большинства избирателей, находится в руках особого органа — парламента. Законодательная власть является верховной, и «ни один указ кого бы то ни было, в какой бы форме он ни был задуман и какая бы власть его ни поддерживала, не обладает силой и обязательностью закона, если он не получил санкцию законодательного органа, который избран и назначен народом»[7].

Законодательная власть не абсолютна. Она ограничена общественным благом. Созданная в целях сохранения общества, она не имеет права уничтожать, порабощать или умышленно разорять подданных. Закон природы, т.е. Божья воля, проявлением которой он является, обязателен и для законодателей. Поскольку основным законом природы является сохранение человечества, то никакая человеческая санкция не должна ему противоречить.

Законодательная власть не может брать на себя право повелевать посредством произвольных деспотических указов, но обязана отправлять правосудие только при помощи провозглашенных постоянных законов. Верховная власть не может лишить какого-либо человека какой-либо части его собственности без его согласия. Ведь собственность человека вовсе не находится в безопасности, даже при хороших и справедливых законах, если тот, кто повелевает людьми, обладает властью изъять у любого частного лица любую долю его собственности по своему желанию, пользоваться и располагать ею как ему заблагорассудится. При этом не всякая абсолютная власть обязательно должна быть деспотичной. Так, сержант может на законных основаниях отдать приказ солдату броситься в огонь, но даже генерал не может на законных основаниях потребовать от солдата отдать ему хоть пенни из своих денег.

Локк понимал, что содержание правительства требует больших расходов и каждый, кто пользуется своей долей защиты, должен платить из своего имущества свою долю на его содержание. Но, заявлял Локк, только с их собственного согласия. Вводить и взимать налоги без согласия подданных означает покушаться на основной закон собственности.

Хотя законодательный орган является верховным, он не может передать право издания законов в чьи-либо другие руки. Законодательному органу это право доверено народом, и только народ может устанавливать форму государства посредством создания законодательной власти и назначения тех, в чьих руках она будет находиться. Для Локка права есть только у народа, а у правительства — одни обязанности.

Требования к законодателям, по Локку, таковы: они должны управлять посредством опубликованных установленных законов, закон должен быть равным для всех — для богатого и бедного, для фаворита при дворе и для крестьянина за плугом; создаваться закон должен для блага людей, а не для их подавления; без согласия народа нельзя увеличивать налоги[8].

Согласно теории Локка абсолютная монархия — вообще не государство, ибо там свободен лишь один король, увеличивающий свою свободу вместе с властью и превращающий ее в распущенность вследствие безнаказанности. Променять естественное состояние на абсолютную монархию — это то же, что во избежание вреда от хорьков или лис считать себя в безопасности в когтях у льва. По определению Локка, тирания — это осуществление власти помимо права. Тирания начинается там, где кончается закон.

О распаде системы правления. В своей политической теории Локк резко разграничил общество и государство, заложив основы либерализма. Заключительную главу своего главного политического трактата он полностью посвятил такому вопросу, как распад системы правления. Заметим, что в современной политической науке после распада СССР понятие «распад» стало рассматриваться в качестве одного из новейших понятий политической теории, требующего своего политического анализа[9]. Обращение к наследию Локка показывает, что сама тема распада системы правления (государства) не нова и не в первый раз становится предметом интереса политических мыслителей.

Локк различал распад системы правления и распад общества. Обычной и почти единственной причиной, по которой распадается государство, является вторжение иноземных войск, но если оно рухнет по внутренним причинам, то общество создаст новое государство. Распад системы правления не влечет за собой распад общества, а с исчезновением общества государству не устоять.

Системы правления распадаются под действием внешних (завоевание извне) и внутренних причин. Внутренних причин распада две. Первая причина — это изменение законодательного органа. Оно, в свою очередь, происходит в пяти случаях, когда: 1) глава исполнительной власти — государь ставит свою деспотическую волю на место законов; 2) он препятствует законодательному органу собираться в должное время и осуществлять свои функции; 3) меняет процедуру выборов без согласия народа; 4) предает страну иностранной державе; 5) глава исполнительной власти пренебрегает своими обязанностями, вследствие чего законы не могут быть приведены в действие.

Вторая причина — законодательный орган или государь действует вопреки оказанному им доверию. Ситуации могут быть такими: 1) законодательный орган посягает на собственность подданных; 2) исполнительный орган пытается использовать силу, казну и должности общества для подкупа представителей или диктует выборщикам, за кого им голосовать, какие принимать законы. Подбор угодных власти представителей, которые будут голосовать, как им скажут, означает действие, которое отравляет сам источник общественной безопасности. Когда народ выбирает своих представителей для защиты принадлежащей ему собственности, он рассчитывает на то, что они могут всегда свободно избираться, свободно действовать и после зрелого обсуждения советовать, что необходимо предпринять. Но кто будет судить, действует ли законодательный орган или государь вопреки оказанному доверию? Судьей будет народ.

Во всех случаях, когда правление распалось, народ спасает себя, образуя новую законодательную власть, заменяя по своему усмотрению людей или формы власти или и то, и другое. Но возникает сомнение: не означает ли все это право обрекать государство на несомненную гибель, если позволять народу устанавливать новую власть, когда он недоволен действующей? Ответ Локка: люди не так легко отказываются от старых форм, как это можно предположить. На обвинение в том, что его теория неповиновения может послужить возбудителем восстаний, Локк отвечал: во-первых, если людей угнетать, то они восстанут при любой форме правления; во-вторых, революции не происходят по пустякам, люди сносят и грубые ошибки со стороны власти, и многочисленные неправильные и неудобные законы; и наконец, право на восстание является лучшей гарантией от восстания. Чем больше свободы, тем меньше нужна революция.

Хотя локковскую теорию о естественных правах человека можно было истолковать как требование демократии, демократического равенства (позднее ее так и истолковывали), ни сам Локк, ни его современники не связывали высказанные им либеральные идеи о свободе личности и неотчуждаемых правах человека, о разделении властей, о народном суверенитете с демократическим требованием всеобщего избирательного права, а парламент в Англии еще длительное время оставался олигархическим институтом.

  • [1] Локк Дж. Два трактата о правлении // Собр. соч.: в 3 т. М, 1988. Т. 3. С. 263.
  • [2] См.: Штраус Л. Введение в политическую философию. М., 2000. С. 45.
  • [3] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 26. Ч. 1. С. 370-371.
  • [4] Локк Дж. Указ. соч. С. 277.
  • [5] Локк Дж. Указ. соч. С. 280.
  • [6] Там же. С. 310, 316, 334, 343.
  • [7] Локк Дж. Указ. соч. С. 339.
  • [8] См.: Локк Дж. Указ. соч. С. 346.
  • [9] См.: Политическая наука: новые направления. С. 119.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >