ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ЗАПАДА И ВОСТОКА В ПОЛИТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ НАЧАЛА XXI ВЕКА

Введение

На пороге XXI в. самым употребимым словом в общественно-политическом лексиконе стало слово «глобализация». Процесс глобализации мощно вторгается в сферу международных отношений, жизнь государств, партий, общественных движений, в частную жизнь людей. Этот процесс подвергается глубоким научным разработкам. Что же такое «глобализация» и что она несет людям XXI в.?

Глобализация — это процесс всемирного и всестороннего преобразования общества, вызванный современным уровнем производства и технологий. Этот процесс ведет к созданию общемировой системы, основанной на интеграции национальных экономик, беспрепятственном перемещении капитала, информационной открытости мира, быстром технологическом обновлении, понижении тарифных барьеров и либерализации движения товаров и услуг, коммуникативном сближении, планетарной научной революции, интернационализации образования[1]. В сфере политики процесс глобализации исходит прежде всего из США как единственной на сегодняшний день сверхдержавы мира.

США стремятся поставить объективный процесс глобализации на службу своим интересам — экономическим, военным, социальным, политическим и др. Американский политолог Э. Басевич прямо пишет: «Получая наибольшие блага от глобализации, Соединенные Штаты используют благоприятное стечение обстоятельств, их главная задача — выработка стратегии продления на будущее американской гегемонии».

В специальном исследовании «Власть в глобализирующемся мире», подготовленном видными профессорами-политологами Гарвардского университета США (школы управления имени Дж. Кеннеди) излагается их вйдение основных проблем развития процессов и институтов власти-управления в XXI в. — как на мировом, так и на региональном и национальном уровнях[2]. Говоря, в частности, о «политическом глобализме», они подчеркивают, что понимают под этим «ту область социального глобализма, которая связана с идеями и информацией о власти и управлении». И сегодня, когда Америка господствует не только в экономической и военной сферах, но и в сфере массовых коммуникаций и массовой культуры, она, как признают американские исследователи, имеет возможность навязывать другим народам свои представления и решения, даже не прибегая к прямой силе. Американский политолог Д. Най по этому случаю разработал концепцию «мягкой власти», суть которой хорошо выражается русской пословицей: «Мягко стелит, да жестко спать».

Однако в глобализируемом мире гегемонистские устремления США встречают растущее сопротивление — как в том случае, когда они для достижения своих целей прибегают к жестким, вплоть до военной интервенции, акциям (Югославия, Ирак), так и при «мягком» варианте. «Краеугольным камнем реалистической теории международных отношений является признание того, — подчеркивает Н. Ро- зендорф, один из авторов книги «Власть в глобализирующемся мире», — что менее сильные государства сплачиваются, чтобы сдержать или даже сокрушить государство, чья мощь несет всеобщую угрозу»[3].

Маргарет Тэтчер в книге «Искусство управления государством. Стратегии для меняющегося мира» решительно выступает за однополярный мир, считая, что «только Америка имеет моральное право и материальную основу, позволяющие занимать место мирового лидера». Она высоко оценивает вклад консервативных лидеров 80-х гг. (Р. Рейгана в США и свой собственный в Великобритании) в создание основ глобальной экономики. Однако она не скрывает своего отрицательного отношения к процессу интеграции в Европе, считая, что он таит в себе опасность незаметного расширения власти международных институтов в ущерб независимости национальных государств[4].

В заключительной части своей книги Тэтчер касается проблем роста народонаселения в незападном мире и ухудшения окружающей среды, но не видит в этом серьезной угрозы для жизни на Земле. Между тем именно эти проблемы выдвинулись в конце XX — начале XXI в. на первый план как наиболее важные и актуальные. И как таковые они приобрели важнейшее политическое значение. Ученые, политические деятели и те, кого принято называть идеологами и политическими писателями, предупреждают, что начавшийся век может оказаться последним веком в истории человечества, в истории людей, проживающих на планете Земля.

Конечно, это не ново, такие страшные прогнозы делались и раньше, начиная с религиозных представлений об Апокалипсисе и Страшном Суде, ожидающем людей. Но, кажется, все идет к тому, что именно XXI в. может действительно оказаться последним в истории человечества, если государства и народы, их правители и правительства, Организация Объединенных Наций не найдут решения следующих неотложных проблем:

  • 1) недопущения возможных войн в глобализирующемся однополярном мире;
  • 2) неконтролируемого роста народонаселения на Востоке и его миграции на Запад, сокращения рождаемости и старения населения на Западе;
  • 3) предотвращения столкновения цивилизаций, установления диалога между ними.

Есть и другие важные проблемы — борьба с распространением ядерного оружия и международным терроризмом, наркобизнесом, СПИДом, есть проблема богатых и бедных наций, но все они могут быть разрешены только в том случае, если будут разрешены первые три. И, напротив, если первые три не будут разрешены, решение других проблем обречено на неудачу.

Рассмотрим эти три проблемы, имея в виду, что в курсе истории политических и правовых учений представляет интерес их идейная составляющая. При этом будет использована новейшая политическая литература, вышедшая уже в XXI в.

  • [1] См.: Уткин А.И. Глобализация: процесс и осмысление. М., 2002. С. 9.
  • [2] См.: Governance in a Globalizing World / eds. by J.S. Nye and J.D. Donahue.Washington, 2000. P. 127.
  • [3] См.: Governance in a Globalizing World / eds. by J.S. Nye and J.D. Donahue. P. 127.
  • [4] См.: Тэтчер M. Указ. соч. C. 351—442.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >