Система государственного воздействия на отношения собственности и ее элементы

Приватизация государственной собственности в России

Уже в первые годы радикальных рыночных реформ в России в буквальном смысле слова была осуществлена революция в социально-экономических отношениях собственности, что в сочетании с революцией в системе власти (она внутренне, причем самым тесным образом, связана с революцией в собственности) привело к смене социально-экономической системы общества, кардинально изменило курс развития страны. Все эти революционные в своей сущности изменения, хотя они и проводились в виде реформ, привели, во-первых, к катастрофическому спаду в экономике, сопровождающемуся резким снижением жизненного уровня подавляющей массы населения и весьма значительным сокращением потенциала экономического роста, прежде всего его главной, наукоемкой, части, а во-вторых, — к непомерному и очень быстрому нарастанию теневых экономических отношений, теневого сектора экономики, ее криминализации. Все эти отрицательные процессы коренятся в деформации социально-экономических отношений собственности, особенно в аспекте управления ее объектами на всех уровнях воспроизводственного процесса.

Если в 1990 г. (это последний полный год существования РФ в составе СССР) в рамках государственной и муниципальной собственности было занято 82,6% работников, а в рамках частной — 12,5%[1], то уже в результате первых четырех лет радикальных реформ на государственную и муниципальную собственность приходилось 42,0%, а на частную — 34,4% занятых.

В настоящее время в России частная собственность охватывает 83% численности всех предприятий и организаций, 57% всех занятых в стране, 78% основных фондов. При этом за 18 лет радикальных рыночных реформ при падении объемов промышленного производства в 90-х гг. более чем на 50% объем этого производства составляет около 80% от уровня 1990 г. Объем сельскохозяйственного производства на сегодняшний день ниже отметки 1990 г. на 15% при падении в середине 90-х гг. на 40%. За период рыночных реформ численность занятых в научных исследованиях и разработках снизилась в 2 раза, с 1,5 млн до 0,8 млн человек. По отношению к 1990 г. валовое накопление основного капитала в 2010 г. составило примерно 62% при снижении этого ключевого показателя до 17-18% в середине 90-х гг. В результате катастрофически возрос износ основных производственных фондов. Например, если в 1990 г. средний возраст машин и оборудования в промышленности РФ составлял 10,8 лет, то в настоящее время — более 21 года. В самом общем виде эффективность производственно-хозяйственной деятельности определяется по двум параметрам: объему выпуска общественно-полезной продукции на имеющихся производственных мощностях (они резко упали за годы рыночных реформ); накоплению интегрированного экономического потенциала, в составе которого ключевую роль играет потенциал научных исследований и разработок, а также потенциал основных производственных фондов

Как видно из приведенных выше показателей общегосударственной статистики, эффективность экономики РФ резко упала в сравнении с советским периодом истории. Отсюда вытекает вывод, что сплошная сверхфорсированная приватизация государственных предприятий и организаций крайне негативно сказалась на управлении ими, поскольку эффективность управления предприятиями определяется эффективностью их хозяйствования. Реальная действительность полностью опровергает фанатично-фундаменталистский постулат неоконсерватизма-монетаризма о том, что частная собственность в сравнении с государственной всегда и везде обеспечивает неизмеримо большую эффективность хозяйствования.

Революционные изменения в отношениях собственности за годы радикальных рыночных реформ были осуществлены в форме приватизации государственного имущества. Тем самым революция в собственности была осуществлена в России сверху, под давлением властей, при том что прежняя власть не была заменена новой, а сохранила все командные рычаги над обществом и его экономикой, но при этом власть имущие резко поменяли целевые установки управления страной. Лишь небольшая часть правящей номенклатуры была заменена активистами оппозиционного движения, а некоторые представители номенклатурного клана советского периода (например, Е. Гайдар, А. Чубайс) сделали стремительный скачок в карьере, до высших постов в государстве.

Приватизация в России, проводимая радикальными реформаторами, характеризуется следующими чертами.

Во-первых, приватизация сопровождалась массированной пропагандистской кампанией, носила ярко выраженный идеологический характер, будучи в своем практическом осуществлении весьма далека от прагматичного, рационального подхода к собственности, управлению ею. В основу приватизации была положена неоконсервативная концепция западных экономистов, иначе говоря, — идеи рыночного либерализма в виде их абсолютизации, что сопровождалось приданием им по существу тоталитарного характера. Если на Западе, в том числе в США, рыночным радикалам противостоит мощная оппозиция, соответственно, они могут лишь оказывать воздействие на коррекцию курса социально-экономического развития своих стран, несколько видоизменять хозяйственный механизм национальной экономики, будучи не в силах демонтировать систему смешанной экономики и ее действенное и весьма обширное государственное регулирование, то в России рыночные радикалы, следуя указаниям своих наставников из США, придя к высшей экономической власти в стране, принялись сносить до основания систему организации и планирования экономики, хозяйственный механизм, созданные в советский период истории, после чего попытались создать на расчищенном от всего прошлого наследия месте либеральную рыночную экономику в чистом виде. По существу рыночные радикалы, идеологически “разгромив” тоталитарный коммунизм и его экономику, стали строить на их месте не менее тоталитарный капитализм и тотально либерализованную рыночную экономику, хотя в отношении самих себя они ни в коей мере не приемлют термин “тоталитарный”.

Во-вторых, в основу приватизации была положена установка, согласно которой частная собственность во всех случаях всегда эффективнее государственной, причем на порядок, вне зависимости от отрасли хозяйствования. Тот объективный факт, давно доказанный экономической наукой, что в одних отраслях и видах деятельности предпочтительнее частная собственность, а в других — государственная, полностью игнорировался. Соответственно, в качестве идеала реформаторы видели полный отказ государства от собственности.

Согласно неоконсерватизму-монетаризму, государство вообще не должно иметь собственности. Каким образом вообще сможет существовать государство без собственности, а народ — выжить без защиты его жизненных интересов государством, об этом умалчивается.

В-третьих, была взята установка на проведение приватизации сверхфорсированными темпами, что не имело под собой даже поверхностных попыток научного обоснования, а оправдывалось пропагандистскими штампами типа “пропасть можно перепрыгнуть одним прыжком”[2].

В-четвертых, не было принято в расчет то, что эффективность хозяйствования определяется в первую очередь не формой собственности на предприятия или в организации, а тем, насколько эффективно они управляются и каковы условия, созданные на макроуровне, для производственно-хозяйственной деятельности в стране. В зависимости от того, как обстоит дело с этими решающими предпосылками эффективности хозяйствования, дело может обстоять как весьма хорошо, так и слишком плохо и на частных, и на государственных предприятиях.

В-пятых, в ходе приватизации были полностью проигнорированы национально-государственные интересы России, в том числе связанные с ее обороноспособностью. Примечательно, что в первые годы радикальных рыночных реформ в России усиленно насаждались через СМИ идеологизированные штампы о том, что у нашей страны нет потенциальных военных угроз, отсутствуют какие-либо существенные расхождения экономических интересов России и США, других стран Запада. При этом буквально шельмовались спецслужбы России, особенно их предшественники в лице КГБ[3]. К приватизации оборонных предприятий почти без ограничений допускались иностранцы, хотя в ряде случаев и через подставных лиц. Во многих случаях цельные производственные комплексы приватизировались по частям. При этом иностранцы приватизировали наиболее выгодные, привленательные части, одновременно перепрофилируя их в своих интересах. Остальные части обрекались на депрессивное состояние, вплоть до их экономического удушения. Таким образом, иностранные конкуренты России достигали трех целей:

  • - значительно ослабляли оборонный потенциал России (это особенно важно для США, претендующих на мировое господство посредством военно-политического диктата);
  • - нейтрализовывали потенциальных конкурентов на мировом рынке наукоемкой продукции в лице российских производителей, обладавших очень высоким конкурентоспособным потенциалом в случае разумной конверсии оборонных предприятий, одних частично, других — полностью;
  • - приобретали за бесценок производственные мощности, подключаемые к системе международного разделения труда в сфере производства, получая на этом огромные прибыли.

В-шестых, в процессе приватизации, особенно отраслей топливно-энергетического комплекса и сырьевых, полному забвению предавался тот незыблемый принцип жизнедеятельности любого суверенного государства, согласно которому природная рента должна быть национальным достоянием страны. Лишь побежденные в войне государства передают часть природной ренты странам-победителям. Правители России 90-х гг. добровольно стали передавать большую часть природной ренты страны другим странам, что было осуществлено по схеме: приватизация топливно-энергетического комплекса и сырьевых отраслей олигархами, присвоение ими большей части природной ренты, перевод капиталов за рубеж. При этом возникла устойчивая тенденция продавать топливно-энергетические и сырьевые ресурсы внутри страны по мировым ценам, что означало фактически отчуждение природных ресурсов станы от ее народа и государства.

Следствием этого явилось:

  • - снижение жизненного уровня основной массы населения;
  • - экономические удушение национальных производителей, когда объективно худшие природно-климатические условия хозяйствования перестали компенсироваться более дешевыми ценами на энергию и сырье, что делает многие виды производств неконкурентоспособными, обрекая их на вымирание и может довести в перспективе уровень безработицы в стране до фантастической величины — трех четвертей рабочей силы (за годы реформ в России впервые возникла безработица, достигая в отдельные годы уровня 8~13%.

Следует констатировать, что сама идея приватизации по заниженным ценам, поскольку сплошная форсированная приватизация не дает иной возможности (практически она осуществлялась за бесценок), топливно-энергетических и сырьевых отраслей, тем более с допуском к ней на равных иностранцев и в условиях свободного вывоза капитала из страны, равнозначна государственной измене, сдаче природных богатств страны иностранным государствам, тем самым их изъятие у народа и его национального государства.

В-седьмых, проводимая в РФ приватизация как по своему замыслу, так и по исполнению полностью противоречила принципу социальной справедливости, поскольку продукт напряженного труда многих поколений людей, материализованный в средствах производства, а также природные ресурсы (фактически, не де-юре, а де-факто), являющиеся всенародным достоянием и за которые на протяжении веков миллионы патриотов России отдали свои жизни, оказались присвоенными узким социальным слоем людей без каких-либо особых заслуг с их стороны, но либо обладающих властными полномочиями, либо покупающих за взятки нужные им решения в области приватизации.

В-восьмых, приватизация в РФ осуществлялась под руководством иностранных советников. А. Чубайс, будучи первым председателем Госкомимущества, издал приказ, согласно которому ни один нормативный документ в системе этого ведомства не мог вступить в силу без визы руководителя группы иностранных советников. Приватизацией в России руководили два профессора Гарвардского университета (США) с активным участием их жен. Эти лица, получая от правительства США сотни миллионов долларов, которые следовало расходовать на обеспечение процесса приватизации в интересах США, стали скупать за бесценок российское госимущество, затем перепродавая его по значительно более высоким ценам. На этой почве разразился большой скандал, дело этих профессоров стало предметом судебного разбирательства в США.

В-девятых, реальными движущими мотивами приватизации в России были:

  • - приход к власти и удержание руководящих постов со стороны отдельных политиков, готовых за активную поддержку со стороны США (особенно спецслужб и контролируемой ими пятой колонны) пустить госимущество России в массовую распродажу за бесценок в форме приватизации со свободным допуском к ней иностранцев, совершенно игнорирующих национально-государственные интересы и стратегические перспективы страны;
  • - трансформация занимаемых властных постов в собственность, с превращением за короткий срок в долларовых миллионеров и даже миллиардеров (например, В. Черномырдин, который затем вновь вернулся во власть, став премьером страны и чуть было не став ее президентом);
  • - первоначальное накопление сверхбыстрыми темпами значительных личных капиталов такими предприимчивыми людьми, которые сочетали в себе неуемную жажду обогащения с отсутствием каких-либо духовно-нравственных принципов;
  • - легализация капиталов, накопленных криминальным путем, получение уголовниками статуса легальных бизнесменов и людей, уважаемых в обществе, в том числе и в высших кругах за рубежом (в частности, через покупку известных футбольных команд и т. п.).

В-десятых, российская приватизация была движима весьма мощными мотивами из-за рубежа, в том числе через нее решались задачи:

  • - резко ослабить геополитического конкурента США и других стран Запада в лице России;
  • - экономически удушить ее оборонную мощь;
  • - нейтрализовать в корне потенциального конкурента наукоемкой продукции в лице российского ВПК в случае конверсии части оборонных предприятий, выходящих на мировой рынок с техническими новинками прорывного порядка;
  • - навязать России роль топливно-энергетического и сырьевого придатка к странам Запада в системе международного разделения труда, превратить страну в место концентрации экономически вредных производств, а также сделать ее рынком сбыта устаревшей и некачественной продукции, опасного для здоровья продовольствия ит.п.;
  • - в результате приватизации перераспределить значительную часть национального богатства России в пользу США и других стран Запада;
  • - оттянуть нарастающий мировой экономический кризис, в том числе и по причинам подхода к критической точке той финансовой пирамиды, которую построили США после окончания Второй мировой войны, пытаясь как бы вдохнуть в эту пирамиду новую порцию экономической жизненности за счет перераспределения богатств России в свою пользу.

Характерные особенности российской приватизации совместно с сопровождавшими ее идеологическими мифами, а также реальные итоги приватизации совместно с обоснованными наукой положениями, которым она противоречила, представлены в табл. 4.1. Данная таблица носит обобщающий характер, в ней представлена интегрированная оценка приватизации в РФ.

Приватизация в России именно в том виде, в котором она была проведена и под главным импульсом первоначального накопления капитала узким слоем лиц всего за несколько лет, объективно обусловленным образом обременена основным экономически противоречием, которое заключается в следующем.

Стремительный передел собственности в пользу узкого слоя лиц, не имеющего для этого сколько-нибудь существенных денежных накоплений, в качестве обязательного условия предполагал обесценение в тысячи раз приватизированных предприТ аблица4.1

Обобщающая оценка характерных особенностей и результатов приватизации в России

Характерные особенности приватизации

Идеологические мифы в духе рыночного либерализма и монетаризма относительно приватизации частной собственности

Реальные итоги приватизации, ее движущие силы и интересы

  • 1. Сплошной характер приватизации.
  • 2. Осуществление быстрыми темпами.
  • 3. Проведение в условиях галопирующей инфляции.
  • 4. Многократная заниженность оценки приватизированного гос- имущества по отношению к его реальной оценке.
  • 5. Решающая роль в определении порядка приватизации и ходе ее осуществления властноадминистративного ресурса.
  • 6. Слабость и противоречивость нормативноправовой базы приватизации
  • 1. Всякая частная собственность во всех отраслях и производствах без исключения на порядок эффективнее государственной.
  • 2. Экономика, доставшаяся в наследство от СССР, пребывает на краю пропасти, которую можно перепрыгнуть только одним прыжком в виде приватизации.
  • 3. Госимущество имеет малую ценность из-за его технической отсталости и неконкурентоспособности.
  • 4. Поскольку глобализация объективна и неизбежна, к тому же и прогрессивна, иностранцы должны на равных с россиянами участвовать в приватизации, главный критерий — чтобы приватизированные предприятия попали в собственность наиболее эффективных хозяев, независимо от того, русские они или американцы
  • 1. Передача за бесценок госпредприятий либо прежней администрации, либо случайным людям, а также иностранцам.
  • 2. Движение национальной экономики через приватизацию в направлении превращения в колониальный придаток стран Запада.
  • 3. Ограбление народа и государства.
  • 4. Ослабление государства, ущерб его безопасности.
  • 5. Перекачивание капитала на Запад.
  • 6. Значительное уменьшение потенциала экономического роста.
  • 7. Ухудшение качества управления предприятиями, снижение их экономической эффективности.
  • 8. Нарушение принципа социальной справедливости.
  • 9. Ликвидация материальной базы для социальной защиты населения.
  • 10. Провоцирование массовой безработицы, ухудшение условий труда, ослабление социальной защиты.
  • 11. Создание материального фундамента для разбухания спекуляции.
  • 12. Мощный толчок к криминализации общества и его экономики

ятий, что было осуществлено через развязывание галопирующей инфляции. При этом единомоментный выброс всей национальной экономики из системы планово-распределительного хозяйства в стихию рынка в условиях подрыва его фундамента в виде покупательной способности спроса основной массы населения вследствие галопирующей инфляции вызвал сильнейший экономический спад, замораживание инвестиций в воспроизводство основных фондов на многократно сниженном уровне, что поставило явное большинство российских производителей на грань банкротства, тем самым подготавливая новый передел собственности в стране, который может осуществляться в виде как продажи предприятий новым частным владельцам, так и национализации.

Основным условием приватизации, обеспеченным радикальными реформаторами, получившими всю полному высшей экономической власти в стране, явилась галопирующая инфляция, обесценившая рубль в тысячи раз и тем самым позволившая многократно занизить реальную оценку госсобственности в ходе ее приватизации.

Без развязывания в стране галопирующей инфляции приватизация госимущества за бесценок оказалась бы невозможной. О степени занижения реальной оценки[4] госимущества свидетельствуют следующие данные.

По расчетам академика В.А. Лисичкина, в период первых лет приватизации занимавшего пост заместителя Председателя Комитета Госдумы РФ по собственности, приватизации и хозяйственному механизму, средняя цена приватизированного предприятия на первом этапе приватизации составляла рублевый эквивалент 2 тыс. долларов США.

Как однажды заметил мэр г. Москвы Ю.М. Лужков в одном из своих публичных выступлений, “Микродин” приватизировал ЗИЛ всего за 4 млн долларов США, при том что накануне приватизации в течение 5 лет в модернизацию оборудования этого крупнейшего предприятия было вложено около 200 млн долларов США.

За все приватизированное государственное имущество в 1992—1995 гг. (напомним, что это 60% всех основных фондов страны по данным государственной статистики) Российское государство получило рублевый эквивалент всего 8 млрд долл. США или где-то в районе чуть больше 50 долл, на душу населения. Если бы по столь бросовым ценам были приватизированы еще и оставшиеся у государства основные фонды, но оно получило бы еще около 40 долл, из расчета на душу населения. В итоге получается, будто за все десятилетия напряженнейшего труда нескольких поколений советских людей в России был создан материально-технический потенциал, а также здания, сооружения и т. д. в масштабе, равном 90 долл. США на одного жителя страны. В США 1 доллар стоит буханка хлеба, поездка на метро и т. д. Неужели достояние россиян в виде основных фондов страны составляет на душу населения 90 буханок хлеба или 90 поездок на метро?! Получается полный абсурд. Но именно этот абсурд и был реализован радикальными реформаторами в процессе рыночных реформ в России.

Проведенная в России приватизация явилась колоссальным ограблением ее народа, осуществленная горсткой авантюристов, пришедших к экономической власти в стране. Выступая на экономическом форуме в Кремлевском дворце съездов летом 1994 г., мэр г. Москвы Ю.М. Лужков с горечью заявил, что распродать госимущество в стране по бросовым ценам мог только горький пьяница.

Известный российский экономист В. Бард на основе данных Госкомстата (теперь Росстата) РФ подсчитал, что за период с 1992 по 1995 г. было приватизировано госимущества по балансовой оценке за минусом износа на сумму 985,3 млрд долл. США по биржевому курсу и на 1694,7 млрд долл, по ППС (паритету покупательной способности). За это имущество государство получило рублевый эквивалент 8 млрд долл. США. “Таким образом, — писал В.С. Бард, — 49% государственных основных фондов и материальных оборотных средств было приватизировано по цене, заниженной как минимум в 211,8 раза”[5].

Основное противоречие и основной метод приватизации, проведенной в России в 90-х гг. смоделированы при помощи схемы, приведенной на рис. 4.1.

В основу этой модели положены следующие положения.

  • 1. Приватизация в России осуществлялась высшей государственной властью по сценарию и под контролем иностранных экспертов.
  • 2. Приватизация носила сплошной (тотальный) характер, осуществлялась в сверхсжатые сроки, госимущество распродавалось по бросовым ценам.
  • 3. Движущим мотивом приватизации внутри страны была трансформация власти в собственность (частный капитал), а за ее пределами — превращение РФ в неоколониальный придаток Запада.
  • 4. Сущностью приватизации явился полный передел государственной собственности в пользу узкого слоя лиц в сверхсжатые сроки, т. е. руководителей государственных предприятий и чиновников высокого ранга; дельцов теневого бизнеса и криминалитета; иностранных физических и юридических лиц.
  • 5. Физические и юридические лица, приватизировавшие госсобственность, как правило, отказывались от инвестирования денежных средств, предпочитая прокручивать их в спекулятивных сделках или вывозить за рубеж.
Модель основного противоречия и основного метода приватизации, проведенной в России в 90-х годах

Рис. 4.1. Модель основного противоречия и основного метода приватизации, проведенной в России в 90-х годах

  • 6. Следствием перераспределения национального богатства и доходов в пользу узкого слоя лиц явилось резкое сокращение покупательной способности спроса на внутреннем рынке, что в сочетании с разовым выбросом всей экономики страны из системы планово-распределительного хозяйствования в стихию рынка в корне подорвало фундамент рыночной экономики — внутренний платежеспособный спрос.
  • 7. Резкое сокращение емкости внутреннего рынка, что сочеталось с многократным сжатием денежной массы относительно ее оптимальной нормы (12-14% от ВВП вместо 80%) в условиях инфляции, а это прождало острый дефицит денег на “входе” в производство и “выходе” из него, все это вместе взятое вызвало глубокий и затяжной спад экономики, замораживание инвестиций в производство на многократно сниженном уровне.
  • 8. Спад производства, замораживание инвестиций, острый дефицит денег на “входе” в производство и “выходе” из него (следствие искусственного сжатия денежной массы и ее пере- структуризации в пользу спекулятивно-посреднической сферы) заставили большинство российских предприятий балансировать на грани банкротства. Тем самым объективно был подготовлен новый передел собственности в стране.
  • 9. Новый передел собственности возможен в двух вариантах: а) через перепродажу предприятий-банкротов; б) путем национализации.
  • 10. Условием сплошной приватизации госимущества по бросовым ценам явилось развязывание в стране галопирующей инфляции, что позволило властям в тысячи раз обесценить рубль, соответственно, резко занизить оценку приватизируемых предприятий.
  • 11. Определенная часть свободных денежных средств, являющаяся результатом первоначального накопления капитала, направлялась на приватизацию госимущества по многократно заниженным ценам, после чего это имущество перепродавалось, нередко по нескольку раз, по значительно более высоким ценам[6].
  • 12. Приватизация по бросовым ценам госимущества объективно выступила в качестве материального фундамента разрастания спекулятивно-посреднической сферы, а также криминализации экономики, значительного роста теневых экономических отношений.
  • 13. Финансирование текущего производства, тем более инвестиций в его развитие, сделалось изначально невыгодным в условиях сжатия внутреннего рынка и сверхвысоких доходов спекулятивно-посреднической сферы на фундаменте сплошной приватизации госимущества за бесценок.
  • 14. Финансовые рычаги в ходе радикальных рыночных реформ оказались отрегулированными таким образом, что они стали оказывать мощное давление на российскую экономику в направлении ее деиндустриализации и превращения в неоко- лониальный придаток к США и другим странам Запада.

  • [1] В СССР значительная часть рабочей силы была занята а колхозах,которые официально относились не к государственной, а кооперативнойсобственности (коллективной), но по существу колхозы мало чем отличались от государственных предприятий, ими сверху спускался обязательный план продажи государству продукции в разрезе номенклатуры и т. д.Аналогичная ситуация имела место и в отношении потребительской кооперации. Это видно из того, что при монополии государства во внешнейторговле потребкооперация имела право торговать на внешних рынках.
  • [2] В российской экономике советского периода было много недостатков, часть из них носила кардинальный характер, но на краю пропастисоветская экономика не стояла. А вот в результате радикальных рыночных реформ российская экономика действительно подошла к пропасти.
  • [3] По аналогии с биологическим организмом, обладающим иммуннойсистемой (как установлено в последнее время, многие болезни, даже сердечно-сосудистые, коренятся в ослаблении иммунной системы), государство может сохранить жизнеспособность только при должном функционировании спецслужб, роль которых аналогична иммунной системе.
  • [4] Рыночные радикалы делают упор не на реальную оценку приватизируемых предприятий, а на их рыночную оценку, считая ее наиболеедостоверной. Однако основные фонды в стране создаются на протяжениимногих лет. А в результате целенаправленного воздействия на рынок можно добиться, чтобы на данный момент времени цена многократно отклонилась от реальной ценности вверх или вниз. Так, осуществление одниммахом приватизации всего госимущества в условиях резкого сжатия денежной массы в стране (в РФ она была сжата до 12-14% против норматива в 80%) может, особенно при галопирующей инфляции, в сотни и тысячираз снизить рыночную цену приватизируемых предприятий относительно их реальной ценности.
  • [5] В. С. Бард. Финансово-инвестиционный комплекс. — М.: ФиС, 1998. —С. 173.
  • [6] В современной России возник особый вариант антиэффективногохозяйствования, базирующийся на полном разрыве отношений собственности как владения, так и управления. Так, владельцы контрольных пакетов акций российских предприятий, купившие их как объект для последующих спекуляций, перепродают их все новым и новым владельцам,которым нет дела до ситуации на предприятиях. Тем временем администрация предприятий, полностью лишенная контроля за своей деятельностью со стороны собственника, занимается хищнической эксплуатациейкак имущества предприятия, так и его рабочей силы, скрытым, теневымобразом перераспределяя его доходы в свою пользу. Предприятие при этомидет вниз, а администрация обогащается.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >