Терминология исторической науки

Методология истории начинается с четкого определения инструментария познания - понятийного аппарата. Как писал М. Блок, «всякий анализ, прежде всего, нуждается в орудии - в подходящем языке, способном точно очерчивать факты с сохранением гибкости, чтобы приспособиться к новым открытиям, в языке - и это главное - без зыбких и двусмысленных терминов» . В отличие от точных дисциплин историческая наука не имеет строгой и упорядоченной терминологии, полностью исключающей многозначность и двусмысленность. Язык смежных социальных дисциплин ориентирован на современность, [1]

терминология документов отличается широким разнообразием и не имеет общезначимого характера. Кроме того, каждая научная школа выстраивает свой собственный понятийный аппарат. Поэтому, если начинающий исследователь возьмет, к примеру, один термин в понимании, трактовке одной научной школы, другой - в понимании другой школы, третий - в понимании третьей научной школы и т.д., то получится полный разнобой в использовании понятий. В результате никакой новой системы научного знания исследователь не создаст, поскольку, что бы он ни говорил и ни писал, он не выйдет за рамки обыденного житейского знания.

На исследования, связанные с советским периодом, оказывает влияние политическая и идеологическая конъюнктура. Определить границы и содержание понятий по изучаемой теме важно еще и потому, что в противном случае «дискуссии о характере исторических явлений в действительности представляют собой спор о содержании самих понятий» . Разночтения в цифровых данных тоже зачастую являются результатом различных критериев, заложенных в определение одного и того же термина.

Постановка проблемы осуществляется всегда с использованием средств какого-то научного языка. Избранные для выражения проблемы понятия и структуры языка далеко не индифферентны ее смыслу. Нередки случаи, когда непонимание учеными друг друга было связано не со сложностью самих проблем, а с неоднозначным употреблением терминов. Так, при анализе творчества историков конца XIX - начала XX вв., исследователи часто обнаруживают в их понятийном аппарате термин «класс». На основе этого делается вывод о большом влиянии марксизма на научное творчество ученых. Между тем, при ближайшем рассмотрении выясняется, что термин «класс» использовался не в его марксистском понимании, а той интерпретации, в которой этот термин использовал В.О. Ключевский (как эквивалент термину «социальная группа»), позаимствовавший его из наследия французской историографии первой половины XIX в. Достаточно было проследить судьбу данной категории в отечественной историографии, чтобы избежать этой ошибки .

Особенно важно не допустить терминологической путаницы в исходном пункте научного исследования: в процессе постановки проблемы и в ходе ее развертывания необходимо четкое определение всех понятий, имеющих отношение к проблеме. Важно избежать двух крайностей при написании научной работы: использование обыденного языка там, где необходимы специальные научные термины, и перс- [2] [3]

ход на наукообразный стиль там, где можно излагать проблему без специальных терминов. Пользу перевода на простой язык можно проиллюстрировать цитатой из известной пародии «Диалоги XXI века», где высказывания специалиста-ученого переводит на понятный широкой публике язык приспособленный для этого робот: «Лектор: Представьте себе четыре моноциклических агрегата, перемещающихся по эквидистантным траекториям... Робот-переводчик: Представьте себе ... Э ... четыре колеса».

Язык науки характеризуют два фундаментальных свойства: он всегда обусловлен предметом науки и служит как средством получения нового научного знания, так и способом изложения результатов научного исследования.

Язык историка имеет следующую структуру:

  • 1) современный исследователю литературный язык эпохи;
  • 2) язык исторических источников;
  • 3) научные исторические понятия;
  • 4) слова, термины, заимствованные из других научных дисциплин;
  • 5) формализмы неязыкового происхождения (числа, формулы и

Т.д.)[4].

  • [1] Блок М. Апология истории или ремесло историка. 2-е изд. М., 1986.С. 89.
  • [2] Хвостова К.В., Финн В.К. Гносеологические и логические проблемы исторической науки. М., 1995. С. 25.
  • [3] Сайт Виталия Тихонова [Электронный ресурс] // URL: http://www.choh-vit.ru/view_cat.php?cat=l 3
  • [4] Смоленский Н.И. Теория и методология истории: Учеб, пособие. М.: Академия, 2008. С. 198.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >