Экономическое развитие России (СССР) в послевоенный период и попытки реформирования хозяйственной системы

50-е годы отличались достаточно высокими темпами экономического развития, и их иногда называют золотым веком административной системы. Национальный доход увеличивался в среднем за год на 9%. Производительность труда в промышленности в те годы выросла на 62%, а фондоотдача — на 17%. Россия (точнее, СССР) стала второй промышленной державой мира после США, обладающей мощным производственным и научно-техническим потенциалом. Одной из причин было относительное обновление основных фондов в ходе послевоенного восстановления хозяйства.

Однако именно в это время — время относительного благополучия — были сделаны первые попытки исправить хозяйственный механизм, преодолеть недостатки административной системы. В период правления Н.С. Хрущева и по его инициативе было решено перенести основные функции управления из центра на места, увеличив хозяйственную самостоятельность местных руководителей. В 1957 г. страна была разделена на экономические административные районы во главе с совнархозами. Последним были переданы функции промышленных министерств, а сами министерства были ликвидированы. Реформа оказалась неудачной. Иначе и быть не могло — она не изменила методов управления, заменив одну бюрократию другой. При этом единое хозяйство страны раздробилось на части. Получилось что-то вроде феодальной раздробленности. Эта разобщенность мешала планировать производство в масштабах страны, регулировать его структуру. Поэтому в 1965 г. при проведении очередной экономической реформы были ликвидированы совнархозы и восстановлены промышленные министерства.

Суть этой реформы, получившей название «косыгинской» (поскольку одним из ее инициаторов был Председатель Совета Министров СССР А.Н. Косыгин), сводилась к развитию хозяйственного расчета на государственных предприятиях. Число плановых показателей было резко сокращено, а главным показателем становился объем реализованной продукции (до 1965 г. главным показателем государственного плана для предприятий был объем произведенной валовой продукции). Несколько расширялись экономические права предприятий — за счет прибыли на предприятиях создавались так называемые фонды экономического стимулирования: фонд материального поощрения, фонд социально-культурных мероприятий и фонд развития производства1.

«Косыгинские» реформы дали положительный, но кратковременный эффект. Уже в следующей, второй после осуществления реформ пятилетке (1971 — 1976), темпы экономического развития начали резко падать.

Реформы не раз пытались реанимировать (наиболее серьезная попытка относится к 1979 г.), но без какого-либо ощутимого успеха. Причина состояла в том, что в своих попытках идти к рынку[1] [2] государство не отказывалось от своих позиций в экономике. По- прежнему сохранялась государственная собственность на средства производства и финансово-кредитные ресурсы; государственная распределительная система охватывала практически весь объем материальных ресурсов производства; сохранялись жесткое директивное планирование и государственная административная система ценообразования.

В начале 80-х экономическая система, построенная на таких принципах, стала давать серьезные сбои, выразившиеся, в частности, во всеохватывающем дефиците, серьезнейшем расстройстве государственных финансов. И в 1985 г. с приходом к власти М.С. Горбачева о рынке заговорили вновь. Но только в 1992 г. так или иначе можно спорить о том, удачно или неудачно в нашей стране была сделана реальная попытка осуществить рыночные реформы, начавшиеся с либерализации цен.

Этот период развития, в том числе и экономического, вряд ли можно назвать историей, это — современность. И оценка его, по всей видимости, будет отличаться от той, которую ей дадут историки и экономисты следующих поколений. Пока можно оценить краткосрочные результаты данных реформ и высказать достаточно туманные прогнозы относительно их дальнейшего развития.

К положительным результатам следует отнести преодоление товарного дефицита; дефицитом стали деньги. Рынок заполнился, при том, что экономика находилась в состоянии длительной депрессии. Преодолено в определенной степени несправедливое выравнивание доходов предприятий и работников. Появилась относительная свобода передвижения граждан между социальными стратами1. В некоторых пока немногих сферах экономики появилась не очень выраженная конкурентная среда, например на рынке продовольственных товаров, жилищном рынке, рынке труда.

К негативным социально-экономическим последствиям реформ следует отнести огромную социально-экономическую дифференциацию граждан, в частности по уровню получаемых доходов. Эта дифференциация намного превышает дифференциацию, сложившуюся в странах с развитой рыночной экономикой. Данный процесс сопровождался резким уменьшением социальной защищенности граждан. Из ситуации патернализма (отеческого покровительства), которая характеризует как классическую феодальную систему, так и систему государственного социализма, человек попадал в среду индивидуализма и эгоизма, присущую классическому капитализму. И это при слабом правовом государстве!

Каковы перспективы рыночных реформ? Об этом можно только гадать. Стоит лишь отметить, что в Росси так никогда и не удавалось реализовать модель, хотя бы приближающейся к модели классического капитализма[3] [4]. Все предпринимавшиеся в этом отношении реформы носили незавершенный характер. Каковы причины?

Одна из них, по всей видимости, состоит в том, что экономические реформы, как в дореволюционный, так и послереволюционный периоды, шли по инициативе «верхов». И мотивы проведения этих реформ были государственные. По мысли их инициаторов, они должны были способствовать росту экономического и политического могущества страны. Мы не говорим о Петре I, в политике которого эти мотивы были очевидны. Но даже А.П. Столыпин, проводя реформы, направленные на развитие рыночных отношений в России, не скрывал, что их результатом должно быть усиление мощи страны. И отмена крепостничества, проведенная Александром II, если и не была вызвана, то, безусловно, ускорена поражением России в Крымской войне (1853-1856).

Несомненно, что незавершенность рыночных реформ объективно связана с чрезвычайно высокой (на всем протяжении истории России как централизованного государства) ролью государства в экономике. Даже в начале XX в. государство в России было крупнейшим собственником средств производства1. А высокая роль (доля) государства в экономике объективно сужает поле для развертывания конкурентных сил и порождает чрезмерную бюрократизацию, в том числе и экономической деятельности. Причем бюрократы как социальная группа, имея власть, заинтересованы в сохранении существующих отношений. Распоряжение государственной собственностью является источником их влияния и благосостояния[5] [6].

Развитие же рыночных отношений объективно способствует уменьшению роли государства, следовательно, уменьшает власть бюрократов и правителей, которых можно рассматривать как бюрократов высшего звена[7]. При демократических институтах — этот вопрос не вызывает особых волнений. Иное дело — при монархических (или близких к монархической — а таковой по сути была власть Генеральных секретарей коммунистических партий) формах власти. Потерявшим власть экономическую, легко потерять и власть политическую. И как только намек на такую опасность возникал, рыночные реформы сворачивались. Особенно этот процесс характерен для послереволюционной истории России[8].

Не стоит забывать и о том, что на характер экономического развития оказывают не последнее влияние обычаи, традиции, нравственность и система ценностей того или иного народа, то, что мы называем культурой. И может быть, складывающийся веками нерыночный дух народа также оказывает влияние на процессы, связанные с рыночным реформированием экономики России.

Каковы же эти нерыночные черты? Это общинность, соборность, коллективизм1. И общинный дух, и коллективные формы быта культивировались в России на протяжении многих веков. Даже при осуществлении в 30-х годах в значительной степени принудительной коллективизации была использована общинная идеология — жить и трудиться вместе при помощи и покровительстве государства.

Отдельный вопрос — почему в русском обществе так долго сохранялась консервация общины. Является ли это следствием особой психологии русского человека или она, являясь удобным инструментом осуществления господства правящих классов, сознательно насаждалась и просто стала привычной[9] [10] [11]. Государство в своей политике действительно консервировало общину. Это было в значительной степени связано с тем, что община и при существовании подушной подати была единицей налогообложения, связанной круговой порукой. Даже разнарядка на рекрутов приходила на общину. Это было удобно и с точки зрения фиска, и армии, и землевладельца, который перекладывал часть своих функций на общину. Добавим, что даже в условиях законченного крепостничества русские землевладельцы входили в поземельные отношения с общиной, а не с отдельной крестьянской семьей. При этом община обладала некоторой автономией; отношения внутри нее строились на довольно демократической основе, в частности, это касалось раздела и передела земли.

Культивированию общинности, которую можно рассматривать как одну из форм коллективизма, способствовало и господство в России православия с его нерыночной идеологией.

Но стоит ли преувеличивать особенности России? Ведь при всех особенностях можно найти черты, позволяющие отнести ее к той или иной системе. И российскую экономику с определенной долей условности можно причислить к системам, характеризуемым как традиционные.

Традиционные системы (традиционная экономика) — это так называемый первичный тип экономической системы. Существуя в разных видах, она основывается на обычаях, традициях, национальных, культурных корнях. К важнейшим чертам таких систем относятся отсутствие восприятия экономической деятельности как первичной ценности; принадлежность индивида к своей первоначальной общности; соединение в обществе экономической и политической власти.

Как известно, традиционная экономика довольно устойчива и с трудом поддается реформированию. Переход к рыночному хозяйству может быть связан только с разрушением того, на чем основывается стабильность традиционного общества, а она базируется на обеспечении сохранении данного статуса индивида как в социальном, так и материальном плане, статуса, освященного обычаем или традицией. Именно этот процесс, который можно рассматривать и как процесс разрушения малых сообществ корпоративного типа, происходил в Западной Европе в XV—XVI вв. и привел к созданию рыночной экономики современного типа[12]. И, как уже отмечалось, развитие капиталистических, рыночных отношений в Европе связано с уникальным сочетанием определенных обстоятельств, в частности особым положением феодальных городов, которые стали носителями свободного духа и независимости.

Экономика же России, как представляется, традиционно основана на некоторых элементах, позволяющих отнести ее к азиатскому способу производства, где несущими конструкциями являются государственность и общинность. Эти черты были определяющими в дореволюционной и послереволюционной экономике России и не могли не отразиться на проведении рыночных реформ.

Каковы перспективы создания рыночной экономики в нашей стране? Какова будет ее модель? Трудно сказать... Трудно оценить в полной мере и процессы, происходящие в экономике в настоящее время. Во всяком случае, уровень развития рыночной экономики не определяется количеством «разгосударствленных» предприятий.

Возможно, в какой-то степени на этот вопрос о перспективах осуществления рыночных реформ в России поможет ответить анализ общих тенденций, а также особенностей экономического развития тех стран, которые являются предметом нашего рассмотрения.

  • [1] Нелишне заметить, что в условиях централизованно устанавливаемых цен ценына продукцию пересматривались таким образом, чтобы предприятию была обеспеченаприбыль.
  • [2] Остается еще вопрос, являются ли эти попытки искренними.
  • [3] Процесс, который сопутствовал периоду первоначального накопления в Европе.
  • [4] В наиболее чистом виде эта модель реализовалась в Англии в первой половинеXIX в.
  • [5] По некоторым оценкам, государству принадлежало 38% земельной собственности, 50% железных дорог, большинство сталелитейных предприятий, университеты,гимназии. Любопытно отметить, что большевики, придя к власти, просто довели докрайностей всеобщего огосударствления тенденции, которые были внутренне присущироссийскому обществу.
  • [6] В данном случае автор согласен с Марксом, который рассматривал государствокак частную собственностью бюрократии. И в рамках данной ситуации не деньги являются источником власти, как это имеет место в рыночном хозяйстве, а власть являетсяисточником денег, что характерно обществам с нерыночной экономикой.
  • [7] Поэтому не случайна яростная борьба большевистской партии во главес В.И. Лениным с «мелкобуржуазной стихией» в период «военного коммунизма».
  • [8] Как уже отмечалось, переход от нэпа к ускоренной индустриализации был вызван не только (и может быть не столько) экономическими, сколько политическимипричинами. Развитие рыночных отношений на базе частной собственности создаеткласс независимых и обладающих экономической силой людей. А это всегда опасно принедемократических формах правления. Поэтому уничтожение независимости людей
  • [9] было достигнуто полным уничтожением частной собственности, в частности уничтожением самостоятельных крестьянских хозяйств.
  • [10] В то же время рынок представляет собой систему, основанную на индивидуализме, предприимчивости и риске. В рамках этой системы свобода рассматриваетсякак высшая ценность. Однако оборотной стороной свободы является ответственность, и индивид в рамках чисто рыночных отношений не рассчитывает ни на помощь государства, ни на помощь общины и даже родственников. В этом сутьпринципа негативной свободы, представляющего собой основу доктрины экономического либерализма.
  • [11] Второй трактовки придерживался М. Вебер. Подтверждением ее правильностиможет служить ссылка на принятие в России, уже после отмены крепостного права, в1893 г. закона, запрещающего выход из общины крестьян, которые досрочно погасиливыкупные платежи.
  • [12] Например, уничтожение английской крестьянской общины в результате процессов «огораживания».
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >