ОСНОВНЫЕ ТИПЫ НАЦИОНАЛЬНЫХ МОДЕЛЕЙ ЭКОНОМИКИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

Среди множества современных национальных моделей смешанной экономики можно выделить три ее основные региональные разновидности, которые определяют социально-экономическое развитие современного мира:

  • 1) американская либеральная модель, для которой характерна минимизация государственного регулирования, которое базируется в основном на правовом регулировании хозяйственной жизни;
  • 2) западноевропейская социал-демократическая модель, акцентирующая внимание на социальной политике государства;
  • 3) японская патриархально-корпоративная модель, когда правительство занимается преимущественно стратегией экономического роста.

Американская либеральная модель ближе всего к чистой рыночной экономике. Напротив, в странах Западной Европы сильнее традиции государственного регулирования. Крайним случаем представляется экономика Швеции, которую часто называют «шведским социализмом». Японская модель занимает промежуточное положение между американской и западноевропейской моделями.

Переломным пунктом в истории рыночного хозяйства, когда и были заложены основы современных национальных моделей смешанной экономики, стала Великая депрессия 1929—1933 гг. — экономический кризис, вызванный во многом слабым контролем общества над хозяйственными процессами. Поэтому уже в 1930-е гг. на Западе начались коренные изменения: их политической формой были американский Новый курс Ф.Д. Рузвельта и Сальтшебаденское соглашение в Швеции, а теоретическим обоснованием — теория Дж.М. Кейнса («кейнсианская революция»).

В период Нового курса (1933—1941) американское правительство решительно отказалось от позиции невмешательства в экономику: организовывались крупномасштабные гражданские работы для без



работных, оказывалась финансовая поддержка фермерам, были легализованы профсоюзы, приняты «кодексы честной конкуренции» и т.д. Пиком кейнсианской политики правительства США стали 1960-е гг., когда и Д.Ф. Кеннеди, и Л. Джонсон сознательно увеличивали бюджетный дефицит ради стимулирования экономического роста. В 1980-е гг. при Р. Рейгане правительство провозгласило поворот к консервативной экономической программе, восстанавливая баланс бюджета путем сокращения государственных расходов (особенно социальных). Впрочем, неоконсервативный курс означал не столько сокращение государственного регулирования хозяйства, сколько смену более «жестких» форм регулирования на более «гибкие».

Если американскую модель называют «обществом свободного предпринимательства», то западноевропейскую — «социальным рыночным хозяйством». Яркими ее образцами являются Германия и Швеция. «Отцами» германской модели считают О. Бисмарка, инициатора принятия законов 1883 г. о социальном обеспечении, и Л. Эрхарда, осуществившего программу восстановления экономики Западной Германии после Второй мировой войны. Формирование шведской модели началось в 1930-е гг., когда на выборах к власти пришли социал-демократы. В 1938 г. Центральное объединение профсоюзов и Объединение предпринимателей заключили Сальтше- баденское соглашение о мирных методах урегулирования трудовых конфликтов и заключения коллективных договоров. Хотя впоследствии буржуазным партиям и удавалось перехватить бразды правления, но социал-демократическое влияние на экономическую политику неизменно оставалось преобладающим. Шведскую модель часто именуют «функциональным социализмом», так как она предполагает максимальную социализацию (обобществление) распределительных отношений при сохранении «буржуазного» производства. Развитие германской смешанной экономики, направляемое в основном христианско-демократическими политическими силами, пошло иным путем: здесь социализация идет в большей степени на уровне фирмы (а не государства), через «производственную демократию». Свои пути построения социализированного рыночного хозяйства ищут и другие западноевропейские страны.

Японская модель смешанной экономики сложилась в послевоенный период во время американской оккупации. Японскую экономику иногда называют «конкурентным коммунизмом» — не столько за сильное государственное регулирование (оно как раз относительно умеренно, хотя и высокоэффективно), сколько за интенсивную социализацию на внутрифирменном уровне (знаменитый принцип «фирма — одна семья»). Японский опыт активно используется дру



гими развивающимися странами Дальневосточного региона (например, Южной Кореей).

В XIX в. мировое развитие определялось странами Западной Европы. В первой половине XX в. лидерство в мировой цивилизации перешло в руки США, однако в начале XXI в. это лидерство стало ослабевать. В настоящее время Соединенные Штаты являются неоспоримо сильнейшей в военном отношении державой мира, но ее экономическая сила уже не абсолютна.

Каковы же перспективы дальнейшего экономического развития мира?

Френсис Фукуяма (р. 1952)


Сэмуэль Хантингтон (р. 1927)


На эти вопросы даются разные ответы. Американский социолог Френсис Фукуяма высказал мнение, что ценности американской цивилизации (протестантская этика, экономический либерализм, демократия, правовое общество и т.д.) являются наиболее жизнеспособными, причем они настолько совершенны, что дальнейшее их качественное улучшение просто невозможно. Американизация мировой культуры ведет историю человечества к счастливому «концу истории», завершающему тысячелетние поиски общественного идеала. Однако американский политолог Сэмуэль Хантингтон предложил иную, менее оптимистическую версию, которая получила название «столкновение цивилизаций». По его мнению, в будущем будет происходить не универсализация цивилизаций на американский шаблон, а, напротив, усиление их самостоятельности, обострение противостояний и столкновений.

Если попытаться взглянуть на эту дискуссию с экономической точки зрения, то следует оценить сравнительную конкурентоспособность различных национальных моделей смешанной экономики (табл. 5.1). Из оценок экспертов следует, что в современную эпоху первые ранги по основным качественным экономическим показателям прочно удерживает Япония. США и страны Западной Европы (особенно Германия) ожесточенно конкурируют друг с другом, причем Соединенные Штаты постепенно отстают.

Видимо, индивидуалистические ценности американской цивилизации уже сейчас сдерживают постиндустриальное развитие, и чем дальше, тем сильнее это будет ощущаться. Напротив, коллективистТаблица 5.1

Ранги сравнительной конкурентоспособности

Страна

Экономическая

мощь

Роль государства

Финансы

Управле

ние

Наука и технология

Людские

ресурсы

Япония

1

2

1

1

1

1

Германия

2

4

6

3

4

4

США

6

1

4

4

2

2

Источник: «Экономические чудеса»: уроки для России / Под ред. Д.В. Кузина. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 1994. С. 258.

ские ценности дальневосточной и западноевропейской цивилизаций оказываются в гораздо лучшем соответствии с «духом времени». Поэтому «столкновение цивилизаций» (по крайней мере, экономическое) представляется более правдоподобным, чем «конец истории».

Такой прогноз сулит благоприятные перспективы и для российской цивилизации, которая имеет потенциальные возможности стать через несколько десятилетий одним из центров политической и экономической силы.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >