Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

Непосредственным объектом преступления является право человека на тайну связи (ч. 2 ст. 23 Конституции РФ).

Права личности, гарантированные ст. ст. 23, 24 ч. 1 и 25 Конституции РФ, находятся под особой, повышенной защитой Конституции РФ[1] [2], их ограничение требует наличия предусмотренных федеральным законом оснований и допускается только по судебному решению, вынесенному в соответствии с таким федеральным законом.

Тайна связи человека состоит в закрытом характере любых сведений, передаваемых посредством почтовой, телеграфной, телефонной, иных средств связи в письмах, разговорах, почтовых, факсимильных и иных отправлениях и сообщениях.

Иные сообщения могут содержаться в сетях электросвязи, почтовых переводах денежных средств и прочих носителях информации.

Неприкосновенность личных данных, тайны связи регламентированы и в иных законах, принятых в соответствии с Конституцией РФ. В частности, Федеральным законом «О связи»[3] (п. 2 ст. 54, ст. 6) обязанность соблюдения тайны связи возложена на операторов связи. Так, осмотр почтовых отправлений лицами, не являющимися уполномоченными работниками оператора связи, вскрытие почтовых отправлений, осмотр вложений, ознакомление с информацией и документальной корреспонденцией, передаваемыми по сетям электросвязи и сетям почтовой связи, осуществляются только на основании решения суда, за исключением случаев, установленных федеральными законами. Сведения о передаваемых по сетям электросвязи и сетям почтовой связи сообщениях, о почтовых отправлениях и почтовых переводах денежных средств, а также сами эти сообщения, почтовые отправления и переводимые денежные средства могут выдаваться только отправителям и получателям или их уполномоченным представителям. Сведения об абоненте-гражданине должны быть исключены в любое время из общедоступной базы данных об абонентах по его требованию либо по решению суда или иных уполномоченных государственных органов Российской Федерации.

Таким образом, осуществление органами исполнительной власти контроля личной корреспонденции возможно только на основании судебного решения или в случаях, предусмотренных федеральными законами. При этом необходимо соблюдение международных требований и стандартов.

Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (Конвенция) допускается вмешательство в осуществление права на личную и семейную тайну, а также неприкосновенность корреспонденции в случаях, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц1.

Европейский суд по правам человека признает применяемое властями ограничение права на тайну личной корреспонденции соответствующим Конвенции при соблюдении следующих условий:

1) вмешательство строго необходимо для сохранения демократических институтов[4] [5], т.е. преследует одну или несколько законных целей, перечисленных в п. 2 ст. 8 Конвенции, и необходимо в демократическом обществе для их достижения1.

Понятие «необходимость» означает, что вмешательство отвечало неотложной общественной потребности и, в частности, было соразмерно преследуемой законной цели;

  • 2) вмешательство должно быть предусмотрено законом;
  • 3) ограничение не должно быть постоянным, т.е. в каждом случае должна быть доказана неотвратимость причинения вреда публичным интересам без установления контроля личной корреспонденции[6] [7].

Хотя телефонные разговоры конкретно не указаны в п. 1 ст. 8 Конвенции, Европейский суд по правам человека считает, что такие разговоры входят в понятия «личная жизнь» и «корреспонденция», которые эта статья содержит[8].

Разъясняя судам порядок применения норм Конституции РФ, Верховный Суд РФ[9], указал на необходимость соблюдения положений Федерального закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности». В частности, проведение оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих указанные конституционные права граждан, соответствует закону лишь при наличии у органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, информации о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно; о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно; о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации. То есть выдача судебного решения, разрешающего ограничение права, гарантированного ч. 2 ст. 23 Конституции РФ, без соблюдения установленных законом требований недопустима.

Судебная защита прав граждан на тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений предусмотрена законоположениями УПК РФ (ч. 1 ст. 13, п. 24.1 ст. 5, п. 12 ч. 2 ст. 29, ч. 1 ст. 165 и ч. ст. 186.1 ^.Только суд, в том числе в ходе досудебного производства, правомочен принимать решения о получении информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами (сведений о дате, времени, продолжительности соединений между абонентами и (или) абонентскими устройствами (пользовательским оборудованием), номерах абонентов, других данных, позволяющих идентифицировать абонентов, а также сведений о номерах и месте расположения приемопередающих базовых станций). Получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами в качестве следственного действия допускается на основании судебного решения, принятого по ходатайству, возбуждаемому следователем с согласия руководителя следственного органа, а дознавателем с согласия прокурора, и при наличии достаточных оснований полагать, что такая информация имеет значение для уголовного дела.

Необходимость получения судебного решения не предусмотрена для осуществления органами исполнительной власти действий, связанных с обеспечением безопасности государства и его граждан. Например, право требовать предъявления почтовых отправлений регламентировано для таможенных органов при осуществлении ими таможенного осмотра или таможенного досмотра при наличии достаточных оснований полагать, что в указанных почтовых отправлениях содержатся товары, запрещенные или ограниченные к ввозу на таможенную территорию таможенного союза. Такие действия осуществляются с участием работника оператора почтовой связи[10] [11].

Согласно Федеральному закону «О наркотических средствах и психотропных веществах» в целях осуществления контроля за хранением, перевозкой или пересылкой наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров при наличии достаточных оснований полагать, что указанные действия осуществляются незаконно, должностные лица органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, органов внутренних дел, таможенных органов, органов федеральной службы безопасности вправе производить досмотр почтовых отправлений1.

Право пользования осужденным услугами почтовой и телеграфной связи может быть ограничено цензурой со стороны администрации исправительного учреждения. Цензура не распространяется на корреспонденцию, адресованную органам исполнительной и судебной власти, Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации, а также межгосударственным органам по защите прав и свобод человека (ч. 4 ст. 15, ст. 91 УИК РФ). Персоналом исправительных учреждений могут контролироваться и телефонные переговоры осужденных (ч. 4 ст. 92 УИК РФ).

Конституционный Суд РФ, признавая взаимосвязанные положения ст. ст. 20 и 21 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»[12] [13] об осуществлении администрацией места содержания под стражей цензуры переписки подозреваемых и обвиняемых, в отношении которых избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, со своими адвокатами (защитниками), соответствующими Конституции РФ, определил конституционно-правовой смысл указанных положений. Такая цензура возможна лишь в случаях принятия мотивированного решения администрацией следственного изолятора, когда имеются разумные основания предполагать наличие в переписке недозволенных вложений (что проверяется только в присутствии самого этого лица) либо имеется обоснованное подозрение в том, что адвокат злоупотребляет своей привилегией на адвокатскую тайну и что такая переписка ставит под угрозу безопасность следственного изолятора или носит какой-либо иной противоправный характер. Администрация указанного учреждения обязана письменно зафиксировать ход и результаты соответствующих действий[14].

Объективная сторона состава носит формальный характер и характеризуется действием.

Нарушение охраняемой законом тайны может выражаться в совершении любого действия, являющегося вмешательством в сферу индивидуальной автономии личности, без соблюдения установленных федеральным законодательством требований. Например, непредусмотренное законом прослушивание телефонного разговора, ознакомление с содержанием переписки другого человека, взлом электронной корреспонденции.

Преступление признается оконченным с момента совершения любого действия, нарушающего тайну связи.

За совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 138 УК РФ, осужден Е., который незаконно, без согласия Я., вскрыл принадлежащую ей корреспонденцию, ознакомился с ее содержанием, нарушив неоспоримое конституционное право на сохранение ее личной тайны переписки.

При таких обстоятельствах суд счел невозможным признать совершенные осужденным действия малозначительными[15].

Нарушение тайны корреспонденции и переговоров с согласия лица, осуществляющего такую переписку или переговоры, исключает уголовную ответственность.

Московским городским судом признано законным постановление Черемушкинского районного суда г. Москвы о прекращении уголовного дела в отношении Н., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 138, ч. 1 ст. 272 УК РФ, на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

В ходе судебного разбирательства установлено, что Н. и потерпевшая Н. находились в зарегистрированном браке, в течение которого совместно пользовались интернет-ресурсами. Подсудимый имел в своем распоряжении пароли, которые использовала потерпевшая при посещении интернет-сайтов. После расторжения брака потерпевшая Н. указанные пароли не сменила и не запрещала своему бывшему супругу использовать их, равно как и не запрещала посещать используемые ранее ими обоими интернет-сайты, а Н., с учетом сложившихся между ним и потерпевшей отношений после развода, использовал ранее известные ему пароли лишь в целях обнародования факта их с Н. развода. При таких обстоятельствах, судебная коллегия указала на отсутствие каких-либо общественноопасных последствий в результате действий Н., поскольку наступившие последствия незначительны и не являются общественно опасными1.

Субъект вменяемое физическое лицо, достигшее 16-ти лет. Субъективная сторона характеризуется виной в виде прямого умысла. Мотивы лица на квалификацию содеянного не влияют.

Квалифицированным видом данного преступления (ч. 2 ст. 138 УК РФ) является его совершение лицом с использованием своего служебного положения.

Под использованием служебного положения в судебной практике понимается совершение преступления лицом, имеющим статус должностного в свете предписаний примечания 1 к ст. 285 УК РФ, государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации (примечание к ст. 201 УК РФ)[16] [17].

Если нарушение тайны связи совершено лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно главой органа местного самоуправления или повлекло за собой наступление тяжких последствий (например, нарушение деятельности организации, причинение значительного материального ущерба, причинение смерти по неосторожности, самоубийство или покушение на самоубийство потерпевшего и т.п.[18]), квалификация должна осуществляться по ч. 2 или ч. 3 статей 285 или 286 УК РФ.

  • [1] Архив Пинежского районного суда Архангельской области. Апелляционноеопределение № 10-14/2012.
  • [2] Постановление Конституционного Суда РФ от 31.03.2011 № 3-П «По делу опроверке конституционности части третьей статьи 138 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан С.В. Капорина, И.В. Коршунаи других» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2011. № 3.
  • [3] 0 связи: Федер. закон Рос. Федерации от 7.07.2003 г. № 126-ФЗ (ред. от02.04.2014) // СЗ РФ. 2003. № 28. Ст. 2895.
  • [4] Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Заключена в г. Риме4.11.1950 г.) (с изм. от 13.05.2004). Конвенция и Протоколы к ней ратифицированы Федеральным законом от 30.03.1998 № 54-ФЗ // СЗ РФ. 1998. № 14. Ст. 1514.
  • [5] Постановление Европейского суда по правам человека от 6.09.1978 г. «Класс (Klass)и другие против Федеративной Республики Германии» // Европейский суд по правам человека. Избранные решения. Т. 1. М.: Норма, 2000. С. 168—186 (Извлечение).
  • [6] Постановление Европейского суда по правам человека от 12.02.2013 г. «Дело«Ефименко (Yefimenko) против Российской Федерации» // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2014. № 1. С. 8, 29—52.
  • [7] См. также: Постановление Европейского суда по правам человека от 22.05.2012 г.«Дело «Идалов (Idalov) против Российской Федерации» // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2013. № 5. С. 5, 60—87.
  • [8] Постановление Европейского суда по правам человека от 12.02.2013 «Дело«Ефименко (Yefimenko) против Российской Федерации».
  • [9] О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия: постановление Пленума Верховного СудаРФ от 31.10.1995 г. № 8 (ред. от 16.04.2013 г.) // БВС РФ. 1996. № 1.
  • [10] Указанные нормы признаны не нарушающими права граждан. См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 16.07.2013 № 1156-0 «Об отказе в принятии крассмотрению жалобы гражданина Чичина Виталия Валерьевича на нарушение егоконституционных прав пунктом 24.1 статьи 5, частью первой статьи 13, пунктом 12части второй статьи 29, частью первой статьи 144, частью первой статьи 165 и частью первой статьи 186.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»: Официальный сайт Конституционного Суда РФ. URL: http://www.ksrf.ai.
  • [11] Таможенный кодекс Таможенного союза (приложение к Договору о Таможенномкодексе Таможенного союза, принятому Решением Межгосударственного СоветаЕврАзЭС на уровне глав государств от 27.11.2009 № 17) (ред. от 16.04.2010).В Российской Федерации Договор применяется с 01.07.2010 // СЗ РФ. 2010. № 50.Ст. 6615.
  • [12] О наркотических средствах и психотропных веществах: Федер. закон Рос. Федерации от 8.01.1998 г. № З-ФЗ (ред. от 25.11.2013 г.) // СЗ РФ. 1998. № 2. Ст. 219.
  • [13] О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений: Федер. закон Рос. Федерации от 15.07.1995 г. № ЮЗ-ФЗ (ред. от3.02.2014 г.) // СЗ РФ. 1995. № 29. Ст. 2759.
  • [14] Постановление Конституционного Суда РФ от 29.11.2010 № 20-П «По делу о проверке конституционности положений статей 20 и 21 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» всвязи с жалобами граждан Д.Р. Барановского, Ю.Н. Волохонского и И.В. Плотникова» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2011. № 1. См. также ПостановлениеЕСПЧ от 31.05.2011 г. «Дело «Ходорковский (Khodorkovskiy) против РоссийскойФедерации» (жалоба № 5829/04) // Российская хроника Европейского Суда. 2012. № 3.
  • [15] Постановление Московского городского суда от 23.11.2012 г. № 4у/7-8935/12:Официальный сайт Московского городского суда. URL: http://www.mos-gorsud.ru.
  • [16] Апелляционное определение Московского городского суда от 02.07.2013 г. поделу № 10-3958/2013 // Там же.
  • [17] См., например: О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении ирастрате: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 г. № 51 //ВВС РФ. 2008. № 2; О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательных и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака: постановление Пленума ВерховногоСуда РФ от 26.04.2007 г. № 14 // ВВС РФ. 2007. № 7.
  • [18] О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 г. № 19 // ВВС РФ. 2009. № 12.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >