ВВЕДЕНИЕ В ИСТОРИЮ ЭКОНОМИКИ

Формируемые компетенции, включая базовую часть (Б) и вариативную часть (В):

  • • общекультурные компетенции: (ОК-1), (ОК-3), (ОК-4);
  • • профессиональные компетенции: (ПК-4).

В результате обучения студент будет:

  • знать определение предмета «история экономики», методологические и теоретические основы, инструментальные решения проблем истории экономики;
  • уметь применять на практике системный подход, обобщать и анализировать эмпирический материал;
  • владеть методологией историко-экономического анализа, культурой мышления, понятийно-категориальным аппаратом, навыками структурирования информации.

Ключевые слова: история экономики, этапы становления науки, методология, периодизация, суперцикл, переходный период, система.

История экономики как наука зародилась в середине XIX в., выделившись из политической экономии. В процессе становления данной науки в России утвердился термин «история экономики», а на Западе «экономическая история».

Одни ученые, рассматривая историю экономики, основное внимание уделяют изучению истории производства, охватывая все многообразие явлений; другие исследуют принципы хозяйствования во взаимосвязи с различными сторонами общественной жизни; третьи пытаются выявить закономерности экономической эволюции через способ производства и формы собственности.

Независимо от направлений исследования наиболее значимым остается то, что история экономики представляет собой неразрывную взаимосвязь истории и материальной жизни человека и человечества.

Что отделяет историю экономики от истории? По-видимому, какая-то специфика, свойственная нашему предмету, обычно выражаемая в понятиях и категориях.

К понятиям и категориям в экономике относятся такие выражения, как «динамика хозяйственного развития», «собственность», «богатство и финансы», «производство и средства производства», «экономическое управление», «количество и качество ресурсов», «хозяйственная культура», «торговые отношения», «экономический потенциал» и др.

Экономические понятия рождаются в результате всестороннего исследования хозяйственной жизни общества, производства, обмена и распределения материальных благ, отражая специфику конкретноисторического времени.

История экономики как наука сформировалась как процесс обобщения исторического опыта хозяйствования, экономических теорий и моделей организации экономического пространства. Важнейшими функциями истории экономики стали: познавательная, прагматическая, мировоззренческая и прогностическая.

Выявив специфику нашего предмета, мы можем дать его предельно широкое определение: история экономики — это наука, изучающая экономическую жизнь людей во всем ее многообразии с древнейших времен до наших дней; это коллективная память человечества о его хозяйственной деятельности на разных этапах исторического развития, структурированное обобщение опыта, дающего необходимый набор фактов для экономической теории.

История экономики и история экономических учений на ранних этапах своего становления были теснейшим образом связаны друг с другом и не имели такой дисциплинарной автономии, как в наши дни.

Процесс становления истории экономики, как и любой другой науки, был сложным и многоступенчатым.

Французский ученый Ф. Дени (1695—1732) в работе «История общественного строя древней Франции» раскрыл механизмы восприятия опыта хозяйствования и управления Римской империи при становлении французской государственности и тем самым заложил основы экономической истории.

Представитель немецкой исторической школы В. Рошер (1817— 1894), сравнивая принципы хозяйствования различных народов, сделал вывод, что единых универсальных законов развития экономических систем не существует, что в каждой экономической системе имеется своя специфика и свои закономерности функционирования. Однако во времена В. Рошера при сопоставлении принципов хозяйствования различных народов устоявшихся количественных и качественных критериев оценки еще не сложилось, что привносило в конечные выводы существенную долю субъективизма.

Другие представители немецкой исторической школы продолжили изучение различий экономик национальных государств. В частности, Б. Гильдебранд (1812—1878) и К. Книс (1821 — 1878) обратили внимание на различия государственного устройства у разных народов.

Английский историк и экономист А. Тойнби (1852— 1883) в своей работе «Промышленный переворот в Англии в XVIII столетии» выявил влияние экономики на мировоззренческие представления, господствующие в обществе.

В конце XVIII в. и в течение всего XIX в. в Европе интерес к истории экономики продолжал усиливаться, что было связано со стремлением обобщить весь предшествующий опыт экономики и выявить основные факторы, влияющие на ее развитие.

Во второй половине XIX — начале XX в. благодаря представителям английской экономической школы У. Сениору, Дж.С. Миллю, Дж. Кериссу и Дж.Н. Кейнсу (отец автора кейнсианской модели) была предпринята попытка разделить экономический анализ на мир науки и мир человеческой практики. Сложилось мнение, что наука должна изучать факты и причинно-следственные связи, а экономическая практика — включать в себя целеполагание, руководствоваться ценностями, нормами и идеалами, сложившимися в мирохозяйственной деятельности.

К. Маркс (1818—1883) предложил использовать формационный подход, позволяющий структурировать экономические явления, исследовать их как функционирующие взаимосвязанные системы. Исследуя закономерности экономического развития общества, он пришел к выводу, что движущей силой истории является материальное производство. Для обоснования своей точки зрения К. Маркс обратился к понятию «формация». В каждой формации производительные силы развиваются быстрее, чем производственные отношения, и это создает предпосылки для перехода одной формации в другую. По этим отличительным признакам было выделено пять формаций: «первобытнообщинная» (примитивный коммунизм), «рабовладельческая», «феодальная», «капиталистическая» и «коммунистическая», где социалистическая формация рассматривается как первая ее фаза. Каждая формация проходит свои этапы возникновения, развития, стагнации и распада, между формациями имеются переходные периоды. Формационная модель практически не имела внутренних противоречий с позиции логики. В ней историческая система хозяйствования сводилась к первичным материальным или базисным основаниям и к вторичным идеологическим надстроечным явлениям, при этом законы диалектики органично вписывались в данную модель, придавая ей завершенный вид.

Историзм К. Маркса — это прежде всего естественноисторический процесс развития экономических систем, которые имеют множество различных системно-структурных образований: сложные функциональные зависимости и нелинейные причинные связи. В настоящее время данные положения К. Маркса широко используются в экономической науке, особенно в теории взаимодействия экономических систем, а вот учение К. Маркса о классовой борьбе подвергается критике и заменяется противопоставлением понятий «масса — элита», «социальные страты» и т.д.

Для нас интерес в учении К. Маркса представляет методология, т.е. применение диалектики, ее законов и категорий к истории экономики, что позволяет исследовать ее в самодвижении—саморазвитии—самоорганизации и дать оценку принципам хозяйствования, свойственным тем или иным историческим периодам и эпохам.

Свою лепту в процесс популяризации истории экономики внесли такие периодические издания, как немецкий «Квартальник по социальной и экономической истории» (1903), французский «Обзор по социальной и экономической истории» (1913), голландский «Историко-экономический ежегодник» (1915), американский «Журнал экономической и деловой истории» (1927).

Процесс становления истории экономики как науки этим не ограничился. Американский ученый Т. Веблен (1857—1929) предложил насыщать экономический анализ данными смежных наук. Он считал, что поведение человека в системе экономических отношений обусловливается влиянием социальных групп и коллективов, являющихся носителями норм, обычаев, стандартов поведения, т.е. того, что принято называть в социологии институциями. Напомним, у К. Маркса все это относилось к надстройке. С этого времени историческому материализму стал противопоставляться институционализм и его различные версии американских экономистов — от У.К. Митчелла (1874—1948) до Р. Коуза (1910—2013) и др. Институционализм представлял собой конгломерат взглядов немецкой исторической школы, английского «Фабианского общества», французской «школы Анналов» и марксизма.

Фабианцы (С. Вебб (1859—1947), Б. Рассел (1872—1970) и др.) выступали за медленную трансформацию капитализма в социалистическое общество. Их идеи нашли воплощение в различных версиях социальной экономики.

Представители французской «школы Анналов» Ф. Бродель (1902—1985), М. Блок (1886—1944), Л. Февр (1878—1956) предлагали рассматривать историю экономики в контексте всей глобальной истории человечества, делая упор на понятие «ментальность». Такое толкование истории экономики было воспринято во Франции весьма позитивно, так как в это время там набирало силу движение мондиалистов, призывающее к планетарной интеграции, объединению усилий всех народов для решения насущных экономических проблем. «История ментальностей» и учение мондиалистов сформировали в научных кругах Франции представления о глобальном мире.

Французская школа экономической истории не ограничивалась только «историей ментальностей»; ее представители Ф. Симиан (1873—1935) и Э. Лабрусс (1895—1988), изучая динамику экономических показателей длительных временных периодов, обратили внимание на ряд повторяющихся закономерностей. Чтобы понять их причину, они стали сводить их к уровню производства, ценообразованию и заработной плате. Получались огромные ряды статистических данных, для обработки которых приходилось использовать математические методы.

Исследования Ф. Симиана и Э. Лабрусса позволили заявить о том, что выявленные ими колебания цен и заработной платы похожи на повторяющиеся экономические циклы, природа которых в то время была непонятна. Дж. Китчин (1861 — 1932) экономическую цикличность объяснял колебаниями мировых запасов золота, а К. Жюгляр (1819—1905) — объемами инвестиций в основной капитал.

Еще на один важный фактор влияния на экономические процессы указывал в III в. до н.э. китайский мыслитель Хань Фэй-цзы: о влиянии народонаселения на экономику. Т.Р. Мальтус (1766—1834) из этой идеи вывел закономерность: народонаселение растет в геометрической прогрессии, а средства существования — в арифметической.

Крупнейший экономист XX в. Дж. Мейнард Кейнс (1883—1946), анализируя демографическое состояние в Европе накануне первой мировой войны, пришел к выводу, что именно перенаселение стало одной из важнейших причин войны в Европе и революции в России. Вскоре демографические процессы стали объектом изучения не только истории экономики, но и многих других наук.

Русский востоковед Е.Е. Яшнов (1881 — 1943) обобщил представления о влиянии демографического фактора на экономику. Объектом своего исследования он избрал в 1933 г. Китай и показал, что начало любого демографического цикла совпадает с наличием свободных пахотных земель.

В 1934 г. немецкий историк и экономист В. Абель, изучая экономическую конъюнктуру в Германии XII—XIV вв., пришел к аналогичным выводам, добавив влияние на экономику эпидемий и катастроф.

В 1950 г. представитель английской школы истории экономики М. Постан (1899—1981) обосновал точку зрения о том, что в условиях аграрной экономики о росте или убывании населения можно судить по величине реальной заработной платы сельскохозяйственных рабочих. Он доказал, что при возрастании численности населения в деревне появляются безземельные крестьяне, рабочие руки дешевеют, а при сокращении численности населения крестьяне обеспечены землей и рабочая сила дорожает. Вывод напрашивался сам собой: циклические колебания численности населения порождают циклы цен и заработной платы. В этой связи стали говорить о новом факторе — душевом потреблении.

Связь экономических циклов с демографическими колебаниями Ф. Бродель называл «вековой тенденцией», а Р. Камерон (1925—2001) — «логистическими циклами», опубликовав в Оксфорде в 1993 г. свой курс лекций «Краткая экономическая история мира от палеолита до наших дней», где данные проблемы были системно изложены.

Частным случаем институционализма принято считать цивилизационный подход, заменяющий историю экономики историей цивилизаций. Цивилизационный подход применяли в своих исследованиях А. Тойнби, О. Шпенглер, Н.В. Данилевский. В наши дни подобную точку зрения разделяют С. Хантингтон, Ф. Фукуяма и др.

В 1960 г. Дж. Хьюгс, Л. Дэвис и Л. Рейтер применяли методы экономического анализа и статистического моделирования для исследования экономической истории. Такой подход получил название «клиометрика». Применение количественных методов для исследования экономической истории становится в XX в. популярным и получает новое название: «квантитативная история».

Русский экономист Н.Д. Кондратьев (1892—1938) стал объяснять циклические колебания, наблюдаемые в экономике, не демографическими причинами, а влиянием Солнца, вернее, его малых и больших циклов, которые воздействуют на экономику и демографические колебания. Взгляды Н.Д. Кондратьева популярны среди представителей истории экономики и в наши дни и подтверждаются огромным эмпирическим материалом.

Для истории экономики исследование экономических циклов и факторов, их порождающих, представляет огромный интерес, но полученные результаты следует встраивать в целевую направленность истории экономики и в задачи системно-структурного анализа обширного эмпирического материала истории экономики.

История экономики изучает экономические системы, функционирующие в конкретно-исторических эпохах, которые, в свою очередь, неотделимы от закономерностей и циклов универсальной системы «человек — природа (<включая Космос) — общество». Циклические явления в этой системе проявляются явно и латентно, т.е. скрытно, их взаимозависимость и взаимодействие и хаотично, и закономерно, что не противоречит законам живой и неживой природы и тем более законам общественного развития. Историки, например, ориентируются на 1000-летние и 100-летние циклы; биологи выделяют у человека 23-су- точный физический, 28-суточный эмоциональный, 33-суточный интеллектуальный циклы; астрономы обращают внимание на 11-летние, 60-летние циклы Солнца; астрофизики говорят о циклах пульсации Вселенной; играют свою роль циклы земли, расположение Луны и т.д.

Воздействие физических, биологических, социальных и иных циклов на мирохозяйственную деятельность человека заставляет говорить не о циклических закономерностях мировой экономики, а об изменчивой и хаотической ее эволюции, проявляемой как пульсирующее явление с повторяющимися восходящими и нисходящими потоками.

В частных случаях можно выявить какие-то закономерности, но в целом мировая экономика представляет собой подвижную и взаимозависимую систему, в которой происходят бесконечные количественные и качественные изменения разной степени значимости. Эти изменения порождают ту целостную реальность, которую мы воспринимаем как данность, являющуюся объектом нашего исследования. И как объект исследования мировая экономика подвержена целевому воздействию отдельного человека или группы людей, стремящихся структурировать ее в соответствии с моделью, отвечающей их интересам.

История экономики — это колоссальный объем статистической информации о хозяйственной деятельности человека, групп людей, государства и государств, в целом всего человечества. Весь объем информации, касающейся истории экономики, пронизан воздействием объективных и субъективных факторов, связанных с материальными и экономическими интересами отдельных людей и социальных страт.

Красной нитью через всю историю экономики проходит «вечное» противопоставление экономических интересов индивида и общества, государства и гражданина, собственника и наемного работника, производящей экономики и «хремастики».

Как структурировать все это информационное многообразие? Вопрос далеко не праздный. Если за основу взять историческую эпоху, то можно говорить об истории Древнего мира, Античности, об эпохе Возрождения, Просвещения и т.д.; если такой основой будет географический признак, то история экономики будет представлять собой набор экономических историй Азии, Европы, Америки, Японии, Средиземноморья и т.д.; можно также структурировать данный предмет по отраслям хозяйства (металлургия, нефтяная промышленность, электроника, сельское хозяйство), по экономической инфраструктуре (история денежного обращения, отношения обмена), по отношению к собственности и т.д. Мы видим, что критериев обобщения много, и они, в свою очередь, требуют своей систематизации.

Здесь с логической необходимостью напрашивается вывод: структурное оформление объемного и многообразного исторического материала предполагает наличие предельных обобщений, ориентированных на дедуктивный метод. Такой подход позволяет из повторяющихся частных экономических явлений выявлять закономерности экономического развития. Раннее мы уже выделили два таких основания: Древний мир, в котором доминирует ручной труд в производстве материальных благ, и Индустриальный мир, экономической основой которого являются промышленные предприятия, объединенные в отрасли производства (индустрии), основой которых является механизированное производство. Переходный период между двумя этими состояниями распространяется на всю систему феодальной экономики.

Выделение переходных периодов с точки зрения методологии науки — явление закономерное, отражающее объективный процесс саморазвития и самоорганизации материальной жизни общества в условиях, когда старые принципы функционирования уже неэффективны, а новые еще не получили должного оформления.

Известно, что смена одного суперцикла другим происходит в результате накопления количественных изменений и достижения ими некоего критического уровня или порога, когда начинают происходить качественные преобразования. Уже на начальной стадии эти преобразования воздействуют на прежние общественные отношения, культуру, религию, традиции, порождают ложные идеологические химеры, столкновение противоположных взглядов в оценке мировой экономики и др.

В условиях Переходного периода восходящие и нисходящие потоки экономических явлений начинают переплетаться и прерываться, что проявляется в хаотической пульсации кризисов и экономической нестабильности. Как реакция на эти процессы формируется общественная потребность в создании новой модели структуризации мировой экономики как на уровне национальных государств, так и в рамках всей геоэкономики.

Определив цель и задачи нашего предмета изучения, рассмотрев различные методологические основания и принципы структурирования, перейдем к выявлению макромоделей хозяйствования. Здесь мы будем оперировать такими экономическими понятиями, как производительные силы (человек, орудия труда и технологии), производственные отношения (отношения к собственности, к средствам производства и к потреблению), организационные и управленческие системы экономического процесса.

На основании такого подхода выделяются макромодели, составляющие типологическую структуру хозяйствования: первобытнообщинная, рабовладельческая, феодальная, капиталистическая, социалистическая (наличие данной макромодели в структуре хозяйствования оспаривается рядом экономистов, мы ее отнесли к одной из версий социальной экономики). Если же в качестве основного критерия использовать только экономические показатели (производительные силы, организация хозяйственной деятельности, технологии, потребление, распределение и др.), то остаются только первобытнообщинная, рабовладельческая и капиталистическая макромодели, а феодальная макромодель ограничивается рамками переходного периода между Древним и Индустриальным миром.

При изучении истории экономики схема периодизации играет существенную роль: она будет выступать в качестве основной для всего многообразия исторических периодов и эпох.

Одной из распространенных моделей такой периодизации является периодизация, предлагаемая Ю.В. Яковцом[1].

Для истории экономики выделение суперциклов — Древнего мира и Индустриального мира — дает уникальную возможность по экономическим основаниям структурировать огромный эмпирический материал.

В Древнем мире основными источниками богатства была пахотная земля и прикрепленные к ней земледельцы, повсеместно использовался ручной труд, экономические отношения представляли собой симбиоз родоплеменных, рабовладельческих, феодальных и иных принципов организации и управления хозяйством и обществом. Модели организации экономического пространства, распределения материальных благ и управления в Древнем мире различались куда более заметно, чем принципы хозяйствования. И хотя феодальные отношения частично устранили экономические основы рабовладельческого общества, рынки рабов продолжали играть в мировой торговле важную роль вплоть до конца XVIII — начала XIX в. В свою очередь, международная торговля и колониальная политика способствовали укреплению влияния «третьего сословия» в феодальном мире, создавали условия для появления крупных финансовых центров в Европе.

Следующие шаги экономического прогресса были предопределены ходом истории: реализованы общественные потребности, связанные с технологическим развитием, власть денег институционально оформилась в ходе буржуазных революций, создавших новые модели управления, зависимые колонии, новые принципы международной торговли. Переходный период от традиций Древнего мира к Индустриальному миру продолжался несколько столетий и в силу ряда причин завершился вначале в Европе, а значительно позже и в Азии. Промышленная революция позволила европейской цивилизации не только занять лидирующее положение в мировой экономике, но и взять под контроль огромные территории в Америке, Азии и Африке, сделав их своими колониями.

Наша схема периодизации (табл. 1) представляет собой масштабное структурирование мирохозяйственных процессов и моделей управления экономикой в рамках предлагаемых суперциклов и переходных периодов. Она включает в себя принципы хозяйствования, свойственные конкретным историческим эпохам, которые, в свою очередь, подтверждаются исторической наукой.

Таблица 1

Периодизация истории мировой экономики

Экономика суперциклов и переходных периодов

Принципы хозяйствования

Время проявления

Древний мир

Неолитические

7-4 тыс. до н.э.

Патриархально-центристские

3 — пер. пол. 1-го тыс. до н.э.

Античное рабовладение, классическое рабовладение

VII в. до н.э. — III в. н.э.

Переходный период

Смешанные: патриархально-центристские, рабовладельческие, ранние феодальные

III-VIII вв.

Феодальные

VIII-XV вв.

Феодальные и ранние капиталистические

XV в. — первая половина XVIII в.

Индустриальный мир

Капиталистические (1-я волна НТР)

Вторая половина XVIII в. — первая половина XIX в.

Империалистические (2-я волна НТР, 1-я фаза 3-й волны НТР)

Вторая половина XIX в. — первая половина XX в.

Неокапиталистические

(2-я и 3-я фазы 3-й волны НТР)

60-90-е гг. XX в.

Переходный период

Геоэкономические

Конец XX в. — первая четверть XXI в.

Такой подход представляется оптимальной моделью периодизации истории мировой экономики, так как он не только формализует и структурирует многообразные проявления экономических отношений, но и позволяет классифицировать, сравнивать и оценивать экономические события во времени и в пространстве.

Помимо обозначенных проблем истории экономики имеются и другие, которые требуют серьезного научного обоснования — например, представления, связанные с постиндустриализмом, которые не выходят за рамки идеологии и не имеют должного экономического обоснования.

Для нас важным остается то, что история экономики позволяет рассмотреть в динамике весь процесс становления и развития мирохозяйственной деятельности и организации экономического пространства, выявить закономерности и тенденции развития мировой экономики.

ВОПРОСЫ ДЛЯ ПОВТОРЕНИЯ

  • 1. Что является объектом изучения истории экономики?
  • 2. Какие задачи и функции возлагаются на данный предмет?
  • 3. Какое место занимает экономика в системе: «человек—природа—общество»?
  • 4. Какая предлагается периодизация истории экономики?
  • 5. Чем различаются формационный и институциональный подходы в истории экономики?
  • 6. Дайте характеристику цивилизационного подхода и клиометрики.
  • 7. Назовите основные этапы становления и развития экономической истории.

Список литературы к главе 1

  • [1] Ю.В. Яковец в своей периодизации опирается на теорию циклическойдинамики и социогенетики. Исторические циклы у него разделяются наполувековые, многовековые и тысячелетние (суперциклы). Он считает,что на суперциклы нанизываются витки спиралей мировых цивилизаций —по три на каждый. Всего Ю.В. Яковец насчитывает семь мировых цивилизаций: неолитическая, рабовладельческая, античная, раннефеодальная,доиндустриальная, индустриальная и постиндустриальная. — Прим. авт.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >