Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Юридическая компаративистика

Эволюция представлений о законе в Средневековье

В силу последующей рецепции римского права в Средневековье его законодательные установления становятся частью зарождающейся европейской (или западной) правовой традиции. В ней проявляются и собственные тенденции законотворчества, основанные как на римской правовой терминологии, так и на греческой методологии и обобщающей их практике университетского преподавания права.

Однако до периода активного обращения к римскому правовому наследию Европа жила по сути «законодательными персоналиями», т.е. законами, исходившими от монархов, что и сохранилось в памяти потомков («законы Карла Великого» VIII в., «законы Кнута» XI в., «законы Эдуарда Справедливого» XII в. и т.п.). В одном из трудов по истории Средневековья можно найти замечание по поводу возможности тогдашних правителей законодательствовать, не выходя из королевской опочивальни (Т.Н Грановский). Гарольд Берман справедливо отмечает, что в Европе до конца XII в. «не было законодательного процесса в нынешнем смысле, хотя короли время от времени издавали законы. Первое систематическое законодательство появилось в церкви».

Более того, церковью была проведена систематизация канонических законов в виде издания папских декреталий в шести книгах, а позднее издан обширный свод канонического права, получившего в подражание Юстиниану название Corpus juris canonici. Он играл значительную роль в правовой жизни европейских стран. И этому первенству есть логическое объяснение, поскольку, подчеркивает И.А. Покровский, «именно церковь ко всем своим отношениям, т.е. к спорам между церковными учреждениями (монастырями и т.д.) и отдельными служителями применяла римское право — ecclesia vivit lege romana («церковь живет по римскому праву»)».

Со временем в Европе возникает профессия ученых-юристов сначала в церкви, а потом в городах: как ответ на потребность примирить конфликты внутри церкви, между церковью и светской властью, между различными политическими течениями.

Уже Болонская юридическая школа, положившая начало широкому изучению римского закона в университетах и новому направлению в европейской юриспруденции, требовала, чтобы судья, отбросив свои субъективные представления о справедливости, держался положительных норм закона. А ее руководитель Ирнерий (1055—1130) провозгласил, что в случае конфликта между общей и юридической справедливостью разрешение его принадлежит только законодательной власти. В дальнейшем комментаторы (постглоссаторы) постепенно приспосабливают римское кодифицированное право и к потребностям и условиям жизни новых народов, превращая его в европейский lex generalis («общий закон»).

В противоположность римскому праву, где господствовала юридическая терминология, но не уделялось должного внимания понятийному аппарату, европейские юристы поставили перед собой задачу систематизировать и согласовать это правовое наследие и в плане формулирования общих принципов, и в плане формирования общих понятий и их определений. Они взяли за отправную точку «понятие правового понятия и тот принцип, что закон принципиален». Одним из последствий данного процесса и было то, что «юридическая профессия породила науку о законах» (Г. Берман).

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы