Публично-правовые механизмы защиты прав и законных интересов лиц, пострадавших от преступлений, перечисленных в части 2 статьи 20 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

Как принцип организации процессуальной деятельности диспозитивность имеет ценность лишь тогда, когда позволяет более эффективно (в сравнении с публичным порядком) обеспечивать права и законные интересы личности. Например, процедура возбуждения уголовных дел частного обвинения дает возможность потерпевшим по своему усмотрению решать вопрос о необходимости привлечения к уголовной ответственности виновных, с которыми их могут связывать дружеские или родственные отношения. Закон, таким образом, создает условия для разрешения конфликтов без вмешательства государства.

Необходимым условием реализации диспозитивности в уголовном процессе является наличие у заинтересованных лиц свободно распоряжаться своими правами. Другими словами, как потерпевший, так и обвиняемый должны в полной мере осознавать свои личные интересы и иметь возможность действовать в соответствии с ними.

На практике это требование может быть обеспечено далеко не всегда. Так, пострадавший может испытывать давление со стороны заинтересованных лиц, в результате чего он лишается возможности свободно выразить свою волю и возбудить путем подачи заявления мировому судье уголовное дело частного обвинения. Кроме того, субъект может не иметь возможности распоряжаться предоставленными ему правами в силу своего беспомощного или зависимого состояния и т. д. Порок воли, выражающийся в отсутствии у субъекта возможности принимать решения и действовать в соответствии со своими законными интересами, выступает в качестве препятствия для реализации участниками уголовного процесса своих диспозитивных прав. В подобных случаях диспозитивное построение судопроизводства не может обеспечить защиту прав и законных интересов личности, в связи с чем законодатель обоснованно ограничивает действие диспозитивности, поручая уполномоченным государственным органам и должностным лицами защищать интересы участников уголовного процесса в публичном порядке.

Положение ч. 4 ст. 20 УПК обязывает руководителя следственного органа, следователя, а также с согласия прокурора дознавателя возбуждать уголовное дело о любом преступлении, указанном в ч. 2 и 3 ст. 20, и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. В этом случае по уголовному делу производится предварительное расследование.

В таком же порядке может быть возбуждено уголовное дело в случае смерти потерпевшего. В судебной практике возбуждение соответствующими должностными лицами уголовных дел по данному основанию допускается и в случаях, когда близкий родственник умершего отказался от своих прав как потерпевшего, а также от защиты интересов умершего в рамках уголовного процесса1.

Если после принятия заявления к производству будет установлено, что потерпевший в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы, то мировой судья вправе признать обязательным участие в деле законного представителя потерпевшего и прокурора (ч. 8 ст. 318 УПК).

Под зависимым состоянием следует понимать личную, служебную и любую иную зависимость пострадавшего от обвиняемого, которая реально заставляет пострадавшее лицо опасаться возможности наступления для себя серьезных отрицательных последствий в случае подачи им заявления о возбуждении дела.

Беспомощными в силу психических недостатков являются лица, признанные судом в порядке гражданского судопроизводства ограниченно дееспособными либо страдающие тяжелыми психическими заболеваниями и состоящие на учете в психиатрическом медицинском учреждении. К физическим недостаткам, не позволяющим потерпевшему самому осуществлять защиту своих прав и законных интересов, могут быть отнесены его немота, глухота, слепота, а также соматические заболевания, сопровождающиеся острыми болезненными симптомами либо являющиеся хроническими. Как правило, такие лица являются инвалидами первой или второй группы[1] [2].

К иным причинам, препятствующим защите потерпевшим своих прав и законных интересов, уголовно-процессуальный закон относит также случай совершения преступления лицом, данные о котором потерпевшему не известны. В подобных ситуациях лицо, пострадавшее от преступления, или его законный представитель не имеет возможности подать мировому судье надлежащим образом оформленное заявление, поскольку в нем в соответствии с п. 4 ч. 5 ст. 318 УПК должны содержаться данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности. Следовательно, в порядке частного обвинения такое уголовное дело возбуждено быть не может.

В случае подачи потерпевшим (его законным представителем) заявления в отношении лица, данные о котором не известны, мировой судья отказывает в принятии данного заявления к своему производству и направляет указанное заявление руководителю следственного органа или начальнику органа дознания для решения вопроса о возбуждении уголовного дела в соответствии с ч. 4 ст. 20 УПК, о чем уведомляет лицо, подавшее заявление (ч. 2 ст. 147, ч. I1 ст. 319 УПК). При этом проверка сообщения о преступлении осуществляется в соответствии с общими правилами, установленными ст. 144 УПК.

Возбуждаемые органами предварительного расследования в порядке, предусмотренном ч. 4 ст. 20 УПК, уголовные дела являются делами публичного обвинения, в связи с чем, во-первых, они не подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым по ч. 2 ст. 20 УПК; во-вторых, обвинение в судебном заседании поддерживает государственный обвинитель, чье участие в судебном разбирательстве признается законом обязательным (ч. 2 ст. 246 УПК).

  • [1] См.: БВС РФ. 2004. № 2. С. 22.
  • [2] См.: Научно-практическое пособие по применению Уголовно-процессуальногокодекса Российской Федерации / под ред. В. М. Лебедева. М., 2004. С. 185.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >