Банкротство субъектов хозяйственной (предпринимательской) деятельности

Законодательство Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве)

Для отечественной системы правового регулирования и практики предпринимательских отношений настоящего времени институт несостоятельности (банкротства) является относительно новым.

Слова «неплатежеспособность», «несостоятельность», «банкротство», вошедшие в лексикон россиян, — понятия одного порядка, характеризующие крайне неблагополучное положение хозяйствующего субъекта, хотя и не тождественные по своему содержанию. Юридическая суть несостоятельности (банкротства) состоит в том, что хозяйствующий субъект оказывается не в состоянии выполнить обязательства, взятые на себя по доброй воле или возложенные на него в силу сложившихся обстоятельств. Не будет ошибочным утверждение, что несостоятельность (банкротство) представляет собой неизбежный и объективно обусловленный результат функционирования рыночных отношений.

Усложнение управленческих проблем, вызванных множественностью задач, их все возрастающей сложностью и новизной, требует воссоздания, а подчас разработки новых механизмов выхода из банкротства хозяйствующих субъектов с учетом специфических особенностей развития рыночных отношений в современной России.

Законодательство о несостоятельности (банкротстве) в странах с рыночной экономикой необходимо для высокого экономического развития, основанного на конкуренции и непрерывных структурных изменениях. Оно должно способствовать соблюдению дисциплины и правил делового оборота в области финансового управления, а также предназначаться для того, чтобы содействовать реконструкции неэффективных участников экономического оборота либо их цивилизованному выводу из рынка. В принципе подобные процессы оздоравливают экономику, освобождая ее от аутсайдеров, способствуют структурной перестройке и обновлению производства. Таким образом, законодательство о банкротстве является важной составляющей законодательной базы рыночной экономики либо экономики, находящейся в переходном периоде, и обеспечивает гарантии как отечественным, так и иностранным инвесторам, что в конечном счете способствует экономическому развитию страны в целом.

Переход страны к рыночной экономике и интенсивное развитие предпринимательской деятельности потребовали принятия нормативных правовых актов, защищающих интересы участников экономического оборота от последствий систематического неисполнения недобросовестной стороной принятых на себя обязательств.

Российское законодательство о банкротстве развивалось противоречиво. Закон РСФСР от 25 декабря 1990 г. № 445-1 «О предприятиях и предпринимательской деятельности» определил, что предприятие, не выполняющее свои обязательства по расчетам, может быть в судебном порядке объявлено неплатежеспособным (банкротом) согласно законодательству РСФСР. Однако Закон не применялся, так как соответствующий судебный порядок не был установлен, как и не было норм права, определяющих признаки несостоятельности (банкротства).

Следующим нормативным правовым актом, регулирующим институт банкротства, стал Указ Президента РФ от 14 июня 1992 г. № 623 «О мерах по поддержке и оздоровлению несостоятельных государственных предприятий (банкротов) и применении к ним специальных процедур». Согласно этому Указу основаниями для признания государственного предприятия банкротом являлись невыполнение им в течение трех месяцев своих обязательств перед бюджетом (кроме предприятий, получивших в установленном порядке инвестиционный налоговый кредит) и необеспечение выполнения требований юридических и физических лиц, имеющих к нему имущественные претензии, в течение трех месяцев со дня наступления срока их исполнения, а также наличие долговых обязательств на сумму, превышающую двукратную величину стоимости имущества предприятия. В отношении государственных предприятий-банкро- тов должны были применяться специальные процедуры ликвидации, включающие реорганизацию и иные меры, направленные на оздоровление экономического и финансового состояния предприятий, эффективное использование закрепленной за ними государственной собственности.

Основным недостатком Указа было то, что он распространял свое действие только на государственные предприятия. Но в это время уже функционировали частные предприятия и иные негосударственные хозяйствующие субъекты, которые нередко оказывались несостоятельными, но к ним применение процедуры банкротства Указ не предусматривал. Практического применения этот нормативный акт не нашел.

Правовую базу для осуществления принудительных мер, вплоть до ликвидации несостоятельного предприятия в случаях, когда проведение реорганизационных мер экономически нецелесообразно или они не дали положительного результата, создал принятый Верховным Советом РФ и введенный в действие с 1 марта 1993 г. Закон РФ от 19 ноября 1992 г. № 3929-1 «О несостоятельности (банкротстве) предприятий».

Основная цель включенного в 1992 г. в российское право института несостоятельности заключалась в том, что из гражданского оборота исключаются неплатежеспособные субъекты (в случае их ликвидации), задерживающие развитие рыночных отношений и стимулирующие рост неплатежей.

Следует заметить, что Закон 1992 г. стал одним из самых важных законов своего времени. Однако его реализация сразу после принятия оказалась в силу ряда причин невозможна. Первые судебные процессы по делам о несостоятельности (банкротстве) задержались почти на год.

Правоприменительная практика подтверждает, что в банкротстве сегодня концентрируются практически все ключевые проблемы, предопределяющие и характеризующие кризисное состояние экономики, политики, в том числе социальные.

Не предложив стимулов всем (или хотя бы отдельным) участникам процесса, нельзя рассчитывать на широкое действие законодательства о банкротстве. Отсутствие в Законе досудебных процедур, обеспечивающих механизм его реализации, также не способствовало скорейшему началу его применения.

Основной недостаток этого Закона — его внутренняя противоречивость, неучтенность интересов субъектов рынка, участвующих в процессе по делу о несостоятельности.

На пробелы в Законе обратил внимание Президент РФ, который своим Указом от 22 декабря 1993 г. № 2264 «О мерах по реализации законодательных актов о несостоятельности (банкротстве) предприятий» обязал Правительство РФ утвердить систему критериев для определения неудовлетворительной структуры баланса неплатежеспособных предприятий. В соответствии с этим поручением было издано постановление Правительства РФ от 20 мая 1994 г. № 498 «О некоторых мерах по реализации законодательства о несостоятельности (банкротстве) предприятий». Однако первые месяцы применения постановления показали недостаточность содержащихся в нем положений.

После трех лет применения Закона проявились сильные и слабые его стороны, судебно-арбитражная практика выявила наиболее существенные недостатки и пробелы. Закон устаревал морально. Объяснялось это прежде всего тем, что принят он был за год до принятия новой Конституции РФ и нового ГК РФ, поэтому очевидным стал факт необходимости реформировать институт банкротства.

Попытка реформирования института несостоятельности (банкротства) и приведения его в соответствие с требованиями времени была предпринята в 1995 г., когда был подготовлен проект нового федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». Несмотря на то что в декабре 1995 г. этот проект был принят Государственной Думой Федерального Собрания РФ в первом чтении, работа над ним была приостановлена. Причинами этого были появление альтернативного законопроекта (на 70% повторяющего текст прежнего), а также принятие нижней палатой парламента в первом чтении проекта федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) банков и иных кредитных организаций». Последний законопроект был самостоятельным, никак не связанным с проектом общего закона о несостоятельности (банкротстве)[1]. После многократных обсуждений указанных проектов специалистами был выработан новый проект закона, который и стал Федеральным законом от 8 января 1998 г. № 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». В соответствии с его п. 1 ст. 185 Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» вступил в силу с 1 марта 1998 г.

Создавая новый Закон о банкротстве 1998 г., законодатель, изучив существующие в развитых зарубежных странах институты несостоятельности и учитывая опыт применения ранее действовавшего законодательства, выработал ряд принципиально новых положений, не свойственных предыдущему Закону 1992 г.

Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» регулировал весь спектр отношений, возникающих в связи с банкротством. Прежде всего в нем определялись критерии и признаки банкротства, основания применения к должнику соответствующих процедур. Специфической его чертой стало включение в него не только норм материального права, но и большого количества норм процессуального характера, в частности требования к заявлению о признании банкротом, подсудности дел, видах процессуальных документов ит. д.

Рассматривая понятие «банкротство», стоит обратить внимание на тот факт, что названный Федеральный закон в отличие от традиционного подхода, принятого в гражданском праве к определению понятия «должник», предложил более узкий объем этого понятия, подразумевая под ним сторону, обязанную уплатить кредитору только денежную сумму, тогда как из ст. 307 ГК РФ следует, что должником является сторона, обязанная совершить определенные действия по требованию кредитора, например передать товар, выполнить работу, оказать услуги, уплатить денежную сумму и т. п. Кроме того, Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» не ограничивался только гражданско-правовыми обязательствами, имея в виду также публично-правовую обязанность по уплате налогов и других обязательных платежей.

В качестве основного признака банкротства данным Законом избран критерий неплатежеспособности вместо существовавшего ранее критерия неоплатности, состоящего в неспособности удовлетворить требования кредиторов по обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены им в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения (п. 2 ст. 3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»). Состав и размер денежных обязательств и обязательных платежей определяются на момент подачи в арбитражный суд заявления о признании должника банкротом. При определении размера денежных обязательств принимается во внимание только задолженность за переданные товары, выполненные работы и оказанные услуги, суммы займа с учетом процентов, подлежащих уплате должником. В то же время на всех стадиях дела о несостоятельности, вплоть до конкурсного производства, не учитываются обязательства, связанные с неисполнением или ненадлежащим исполнением должником принятых на себя обязательств (неустойка, штрафы, пени и убытки)[2].

Аналогичный подход отмечается и к мерам административной ответственности, подлежащим применению за несвоевременное перечисление налоговых и других обязательных платежей. До принятия Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» этот вопрос не был четко урегулирован в законодательстве, хотя арбитражные суды при рассмотрении дел придерживались именно такой практики[3].

Тем не менее такой подход к определению признаков банкротства не мешал кредиторам взыскивать с должника в процессе конкурсного производства понесенные убытки и неустойку, а также применять финансовые санкции, но стоит помнить, что данные требования в соответствии со ст. 111 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» 1998 г. могли быть удовлетворены только в пятую очередь, после полного погашения всех остальных требований.

Таким образом, Федеральный закон 1998 г., кроме факта неплатежей и временного их отсутствия, устанавливал и минимальную задолженность. «Аналогичный подход содержит законодательство Англии (там минимальная задолженность составляет семьсот пятьдесят фунтов стерлингов), в отличие от Франции, где достаточно формального признака несостоятельности — прекращения платежей»[4].

Институт банкротства стал использоваться в целях передела собственности.

Приведенный перечень проблем Закона 1998 г. не являлся исчерпывающим, поэтому социальная ситуация диктовала необходимость коренной реформы законодательства о банкротстве. Необходим был новый закон, который исходил бы из интересов подъема экономики страны, защищал имущественные права хозяйствующих субъектов.

Основания и порядок ликвидации предпринимательских организаций в случае несостоятельности (банкротства) установлены сейчас Федеральным законом от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Предпринимательская организация считается неспособной удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам или исполнить обязанности по уплате обязательных платежей, если такие обязательства не исполнены в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения. Состав и размер денежных обязательств и обязательных платежей определяются, как правило, на момент подачи в арбитражный суд заявления о признании коммерческой организации банкротом и считаются установленными, если они подтверждены вступившим в законную силу решением суда или документами, свидетельствующими о признании должником этих требований.

Правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом в связи с неисполнением денежных обязательств обладают должник, конкурсный кредитор, уполномоченные федеральным законом органы: Федеральная налоговая служба, Федеральная антимонопольная служба, органы прокуратуры и др.

Закон обязывает учредителей (участников) должника — предпринимательской организации, собственника имущества должника — унитарного предприятия, федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов РФ и органы местного самоуправления принимать своевременные меры по предупреждению банкротства. До момента обращения в суд должны быть приняты меры по оказанию финансовой помощи должнику в целях восстановления его платежеспособности и погашения задолженности, должна быть проведена досудебная санация, т. е. оздоровление с помощью субсидирования, кредитования, реорганизации, в целях предупреждения банкротства (ст. 30—31 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).

Арбитражный суд может возбудить производство по делу о банкротстве предпринимательской организации, если требования к должнику в совокупности составляют не менее 100 тыс. руб., к должнику-гражданину — не менее 10 тыс. руб., а также имеются признаки банкротства (п. 2 ст. 6 названного Закона).

  • [1] См.: Витрянский В. В. Реформа законодательства о несостоятельности (банкротстве) // Специальное приложение к Вестнику Высшего Арбитражного Суда РФ. 1997.№ 2. С. 83.
  • [2] См. постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 февраля1999 г. № 3389/98.
  • [3] См. письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. № Л-7/ОП-237по обзору практики применения арбитражными судами законодательства о несостоятельности (банкротстве).
  • [4] Щенникова Л. Банкротство в гражданском праве России: традиции и перспективы // Российская юстиция. 1998. № 10. С. 16.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >