СОЦИАЛЬНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ ОБЩЕСТВЕННОГО СЕКТОРА

ОСОБЕННОСТИ И ВОСПРОИЗВОДСТВЕННАЯ РОЛЬ СОЦИАЛЬНЫХ ПОТРЕБНОСТЕЙ

Формирование, выявление и удовлетворение потребностей — это ключевые опорные точки воспроизводственного процесса. С одной стороны, потребности задают импульс для производства и направления его развития, с другой — уровень развития и возможности удовлетворения потребностей определяют качество воспроизводства человека как главной производительной силы.

Оптимальное соотношение частного и общественного секторов определяется изменяющейся структурой потребностей. Принципиальное значение имеет деление потребностей на экономические и социальные. Экономические потребности, к которым относятся прежде всего материальные потребности в конкурентных благах и услугах, эффективно выявляются и удовлетворяются с помощью платежеспособного спроса. В применении к ним наиболее болезненной и требующей вмешательства общественного сектора является проблема неспособности рыночного механизма обеспечить базовые потребности индивидов, домохозяйств и групп населения с недостаточными доходами и, соответственно, с недостаточным платежеспособным спросом.

Социальные потребности удовлетворяются с помощью нематериальных мериторных благ. Эффективные способы их выявления и удовлетворения предполагают привлечение нерыночных и квазиры- ночных механизмов, а потому требуют активного участия общественного сектора. Таким образом, масштабы общественного сектора объективно зависят от соотношения экономических и социальных потребностей на каждой стадии развития экономики и общества.

Изменение структуры потребностей в постиндустриальной экономике. Развитие человека как носителя потребностей и потребителя проходит несколько этапов, связанных со стадиями цивилизационного развития. Для доиндустриальной стадии характерно простое воспроизводство и относительно устойчивая структура потребностей и потребления. Стадия индустриального общества представляет собой период формирования и роста массовых экономических потребностей и их постепенного насыщения на основе развития капиталистической рыночной экономики. Источником удовлетворения таких потребностей выступают материальные блага, являющиеся по своей природе конкурентными благами. Это означает, что каждую единицу блага можно употребить только один раз, что предполагает конкуренцию потребителей. Удовлетворение потребностей в конкурентных благах наиболее эффективно обеспечивается через механизм платежеспособного спроса населения. Не случайно именно в период преобладания материальных потребностей выдвигается и получает широкое распространение постулат о «невидимой руке рынка» как наиболее эффективном механизме максимизации индивидуального и общественного благосостояния. На этом этапе основной социальной функцией общественного сектора выступает перераспределение совокупного общественного продукта в целях социальной защиты уязвимых слоев и групп населения.

Качественные изменения в развитии потребления и потребностей происходят при переходе от индустриального к постиндустриальному обществу. На этом этапе, который в основном пройден экономически развитыми странами, достигается насыщение массовых потребностей в материальных благах[1]. Развитие потребностей происходит в направлении их индивидуализации и увеличения в их структуре доли потребностей в нематериальных благах, таких как информация, социальная и экономическая безопасность, образование, здоровье.

Развитие системы потребностей неразрывно связано с возрастающими требованиями к человеку как к работнику. В постиндустриальной экономике преимущество получают те фирмы, страны, регионы мира, которые быстрее и эффективнее других создают и осваивают новое знание, лучше способны адаптировать предлагаемые продукты и услуги к дифференцированным и динамично развивающимся потребностям. Для работника это означает, с одной стороны, рост возможностей для самореализации, уменьшение доли рутинных, нетворческих элементов трудового процесса, обогащение содержания труда при одновременном возрастании требований к профессионально-квалификационным навыкам и компетенциям; с другой — резкое снижение стабильности его социально-экономического положения, неопределенность перспектив трудовой карьеры.

В этих условиях отчетливо дают о себе знать новые вызовы. Во- первых, необходимо отладить процесс нематериального накопления, инвестиций в человека, во-вторых, сформировать систему амортизаторов, смягчающих отрицательные последствия растущего динамизма и, соответственно, дестабилизации трудовых отношений.

Поэтому социальная направленность государственной политики и рост масштабов общественного сектора начинает восприниматься не только как этический, но и как экономический императив, без которого устойчивое развитие невозможно и который предоставляет преимущества в международной конкуренции.

Декоммодификация труда в государствах благосостояния. Естественным ответом на вызовы постиндустриальной экономики явилось постепенное становление в экономически наиболее развитых странах так называемых государств всеобщего благосостояния. Экономический смысл государства благосостояния состоит в обеспечении определенного уровня доходов и безвозмездных льгот на универсальной основе, т.е. не только самых бедных, а для всех слоев населения. Иными словами, в государствах благосостояния происходит процесс декоммодификации труда[2]. Этот процесс проявляется в развитии дополнительной системы воспроизводства населения не на основе трудовых доходов, а посредством государственных или общественных фондов, финансирующих услуги здравоохранения, образования, культуры, а также различные субсидии и льготы.

Становление государства благосостояния в США отсчитывается с принятия Нового курса Рузвельта, а в западноевропейских странах набирает силу в послевоенный период. Сегодня в развитых экономиках страховые и бюджетно-налоговые механизмы социальной защиты охватывают подавляющую часть населения и обеспечивают его базовую социально-экономическую защищенность. На долю социальных расходов государства в США приходится более 20% ВВП, а в европейских странах — не менее 30%. В последние десятилетия в рамках МОТ и ряда других международных структур широко обсуждается концепция базового дохода, на который должен иметь право каждый член общества.

Декоммодификация труда сыграла позитивную роль и в развитии хозяйственных систем советского типа. Во-первых, стабильность системы базовых гарантий обеспечивала минимально приемлемый уровень потребления работников и членов их семей, а также создавала уверенность в будущем. Во-вторых, та же система выступала предпосылкой диверсификации мотивационных механизмов в сфере труда. В-третьих, обеспечение широкого доступа к образованию и поддержание полной занятости способствовало накоплению и сохранению человеческого капитала и давало позитивный социальный эффект.

Трансформационные процессы повлекли за собой рекоммодификацию труда. При этом в восточноевропейских странах степень рекоммодификации была существенно ниже по сравнению со странами СНГ, так как параллельно с рыночными реформами активно разрабатывалась и внедрялась система социальных амортизаторов европейского образца. В странах СНГ приватизация социальной сферы, сопровождавшаяся падением реальной заработной платы и дестабилизацией занятости, привела к резкому расслоению общества и снижению социальной защищенности большинства населения.

Сегодня мы наблюдаем кризис государства благосостояния. Его проявлениями стали замедление темпов роста и рост безработицы в наиболее развитых странах. В совокупности со старением населения это существенно усилило нагрузку на системы социальной защиты. Однако намерения либеральных политиков урезать социальные гарантии наталкиваются на сопротивление со стороны широких слоев общества. Одновременно растет осознание того, что развитие социальной сферы и удовлетворение социальных потребностей представляют собой не только цель производства, но и неотъемлемый момент воспроизводственного процесса, который в современных условиях становится ключевым. Это диктует необходимость разработки новых механизмов обеспечения социального развития, вовлечения в деятельность общественного сектора альтернативных субъектов социальной политики — некоммерческих организаций и бизнеса.

Аллокационная функция общественного сектора. Возрастание и динамичное изменение требований к качественным характеристикам человека как производителя означает существенное увеличение в структуре затрат на воспроизводство работника «капитальных» вложений, необходимых для развития рабочей силы и «инфраструктурных» затрат в охрану здоровья, сохранение окружающей среды, безопасность условий труда. Эти стороны воспроизводства человека в значительной части обеспечиваются в рамках относительно самостоятельной экономической подсистемы, образуемой социальными отраслями нематериального производства. К ней относятся здравоохранение, образование и наука, культура, социальное страхование. В современных государствах благосостояния возрастает значение аллокационной функции общественного сектора, связанной с мобилизацией ресурсов для производства благ особого достоинства, производимых в социальных отраслях нематериального производства.

В большинстве социальных отраслей производятся смешанные блага, имеющие как индивидуальную, так и общественную полезность. Они не только обладают самостоятельной ценностью для непосредственных потребителей, но и представляют собой инвестиции в человеческий фактор производства, аналогичные инвестициям в его материальную базу. Наличие существенного позитивного внешнего эффекта и длительный период окупаемости инвестиций обусловливают необходимость активного участия общественного сектора в развитии этих отраслей. Восполняя провалы рынка, государство в данном случае, во-первых, участвует в обеспечении важнейших аспектов нематериального потребления населения, во- вторых, способствует росту аллокационной эффективности, т.е. эффективности распределения совокупных ресурсов по секторам народного хозяйства.

В то же время предприятия этих отраслей не обязательно принадлежат к общественному сектору. Для их развития широко применяется система квазирыночных механизмов, как правило, предполагающих наличие посредствующего звена между поставщиками и потребителями социальных услуг. В качестве такого звена могут выступать государственные институты и некоммерческие организации. В целях минимизации провалов государства и повышения эффективности использования ресурсов рыночные отношения допускаются и внутри общественного сектора. Однако там они действуют в ослабленном виде, с ограничениями, определяемыми принципами общественной экономики.

Особенности каждой из социальных отраслей и удовлетворяемых с ее помощью потребностей диктуют границы и специфику применяемого сочетания рыночных, квазирыночных и непосредственно общественных механизмов ее развития и регулирования. Такое сочетание должно обеспечить, во-первых, оптимальный объем усилий, направленных на производство каждого из социально значимых благ, во-вторых, разумные условия доступа к этим благам для различных категорий населения.

  • [1] Этот вывод не относится к большинству стран мира, в том числе и к России.Однако процессы глобализации неизбежно затрагивают сферу формированияпотребностей и в этих странах.
  • [2] Esping-Andersen G. Citizenship and socialism: Decommodification and Solidarity inthe Welfare State // Stagnation and Renewal of Social Policy: the Rise and Fall ofPolicy Regimes / Eds. G. Esping-Andersen, L. Rainwater. London: Sharp, 1987. P. 86.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >