ОСОБЕННОСТИ ТВОРЧЕСКОЙ И КРЕАТИВНОЙ ЛИЧНОСТИ

Отделив «творчество» и «креативность» в заголовке главы, мы, на самом деле, не собираемся придерживаться ортодоксальной принципиальности и лишь хотим попытаться наиболее точно определить свои позиции по отношению к дифференциации личности в аспектах творчества.

Определимся, по возможности, с понятиями.

В научной литературе, выходящей на русском языке, традиционно принято переводить англоязычный термин «creative» как «творческий», a «creativepersonality» как «творческая личность».

Большой ошибки в этом нет, однако следует отметить, что понятия «креативность» и «творчество» все же не полностью идентичны. По смысловому содержанию они более совпадают, чем различаются, но, поскольку у каждого из них помимо общего имеется еще и собственный, самостоятельный, частный смысл, иногда могут возникать ситуации, когда использование одного понятия вместо другого приведет к искажению смысла. С логической точки зрения они относятся к перекрещивающимся понятиям.

Посмотрим внимательнее:

• креативность (от англ. Create — создавать, англ. Creative — созидательный, творческий) — творческие способности индивида, характеризующиеся готовностью к созданию принципиально новых идей, отклоняющихся от традиционных или принятых схем мышления и входящие в структуру одаренности в качестве независимого фактора, а также способность решать проблемы, возникающие внутри статичных систем. Согласно А. Маслоу — это творческая направленность, врожденно свойственная всем, но теряемая большинством под воздействием среды.

На бытовом уровне креативность проявляется как смекалка — способность достигать цели, находить выход из кажущейся безвыходной ситуации, используя обстановку, предметы и обстоятельства необычным образом. Шире — нетривиальное и остроумное решение проблемы. Причем, как правило, скудными и неспециализированными инструментами или ресурсами, если потребность материальна. И смелому, нестандартному, что называется не штампованному подходу к решению проблемы или удовлетворению потребности, находящейся в нематериальной плоскости.

По мнению ряда ученых, креативность включает в себя повышенную чувствительность к проблемам, дефициту или противоречивости знаний, действия по определению этих проблем, поиску их решений на основе выдвижения гипотез, проверке и изменению гипотез, формулированию результата решения.

Для оценки креативности используются различные тесты дивергентного мышления, личностные опросники, анализ результативности деятельности. С целью содействия развитию творческого мышления могут использоваться учебные ситуации, которые характеризуются незавершенностью или открытостью для интеграции новых элементов, при этом участников поощряют к формулировке множества вопросов.

Экспертные и экспериментальные оценки способности человека к производству знаний показывают, что креативные способности человека не очень велики. Например, путем вовлечения всех работников в непрерывное совершенствование организации (метод Кайдзена[1]) креативность организации резко возрастает.

Существуют психологические инструменты измерения творческого (креативного) мышления (рис. 13); самый известный в мировой психологической практике — тест П. Торренса. Этот тест позволяет оценить:

  • • вербальную креативность;
  • • образную креативность;
  • • отдельные креативные способности.

Критерии креативности:

  • • беглость — количество идей, возникающих в единицу времени;
  • • оригинальность — способность производить необычные идеи, отличающиеся от общепринятых;
  • • гибкость — важность этого параметра обусловливается двумя обстоятельствами: во-первых, данный параметр позволяет отличать индивидов, которые проявляют гибкость в процессе решения проблемы, от тех, кто проявляет ригидность в их решении, и во-вторых, позволяет отличать индивидов, которые оригинально решают проблемы, от тех, кто демонстрирует ложную оригинальность;
  • • восприимчивость — чувствительность к необычным деталям, противоречиям и неопределенности, готовность быстро переключаться с одной идеи на другую;
Одна из наиболее известных типологий творческих людей

Рис. 13. Одна из наиболее известных типологий творческих людей

  • • метафоричность — готовность работать в совершенно необычном контексте, склонность к символическому, ассоциативному мышлению, умение увидеть в простом сложное, а в сложном простое;
  • • удовлетворенность — итог проявления креативности. При негативном результате теряется смысл и дальнейшее развитие чувства.

Иначе:

  • • беглость — способность продуцировать большое количество идей;
  • • гибкость — способность применять разнообразные стратегии при решении проблем;
  • • оригинальность — способность продуцировать необычные, нестандартные идеи;
  • • разработанность — способность детально разрабатывать возникшие идеи;
  • • сопротивление замыканию — это способность не следовать стереотипам и длительное время «оставаться открытым» для разнообразной поступающей информации при решении проблем;
  • • абстрактность называния — это понимание сути проблемы, того что действительно существенно. Процесс называния отражает способность к трансформации образной информации в словесную форму.

Имеются две гипотезы по возникновению креативных способностей у человека.

Традиционно считалось, что творческие способности возникли постепенно, в течение длительного времени и явились следствием культурных и демографических изменений, в частности, роста численности народонаселения.

По второй гипотезе, высказанной в 2002 г. антропологом Ричардом Клайном (Richard Klein) из Стэндфордского университета, креативность возникла вследствие внезапной генетической мутации около 50 тыс. лет назад в мозге человека.

Креативность, как мы ее будем рассматривать, с одной стороны, — одна из основных задач психики, а с другой стороны — способность центральной нервной системы создавать (creation — создавать, творить) субъективную модель мира с помощью сенсорных, мнестических, когнитивных и аффективных систем в целях максимально гибкой адаптации индивида к окружающей среде.

В большинстве работ, посвященных проблеме креативности, содержатся указания на особые свойства креативной психической деятельности, на особый способ восприятия и преломления объективной реальности, особенность личностного функционирования, связанного со способностью глубже мыслить, вникать, смотреть, более гибко действовать.

Понятие «творчество» предполагает не только и не столько особый психический процесс, сколько результат специфическим образом организованного восприятия, переработки и воспроизведения различных сторон объективной реальности.

Понятие «креативность» более ориентировано на личность, в отличие от понятия «творчество», ориентированного на деятельность и ее результат. Поэтому ставить знак равенства между этими двумя понятиями не совсем верно.

Психическая деятельность человека, познающего окружающий мир, носит креативный характер, но мы не всегда назовем ее творческой. Деятельность ребенка, изобретающего с товарищами новую игру, первые детские рисунки, самостоятельно сделанный домик из кубиков — все это мы уже можем назвать творчеством (детским творчеством), потому что в этом случае мы имеем перед собой оригинальный результат креативной и творческой деятельности, совпадающих по смысловому содержанию. Практически всегда, когда мы говорим о творческой деятельности, мы подразумеваем и определенный продукт этой деятельности, будь то рисунок, стихотворение или самостоятельная идея. При этом в русском языке принято и продукты творчества называть «творчеством». То есть данный термин выходит за пределы сферы личности и переходит на результаты деятельности личности. В отношении термина «креативность» подобный переход невозможен. В термине «творческий» имеется более определительный, чем содержательный смысл, который можно было бы выразить при переводе термина «creativity» на русский язык как «творческость». Когда мы говорим о креативности, мы имеем в виду процесс субъективного познания индивидом феноменальной и смысловой сущности окружающего мира, объективной реальности. Речь не идет о создании зримого, вещественного, материального продукта. Результатом креативного процесса является само формирование личности, создание уникального микрокосмоса — человеческой индивидуальной психики, души.

Нельзя сказать, что проблема творчества была обойдена вниманием исследователей. Более века ее разработкой занимаются психологи. Еще ранее механизм творчества пытались понять философы, историки, лингвисты, много сделавшие для накопления и обобщения материала по истории открытий. Интерес к творчеству проявляли представители и других научных дисциплин. Среди его исследователей были такие известные ученые, как В.М. Бехтерев, В.И. Вернадский, Б.М. Кедров, П.Л. Капица и др.

Особый прогресс наблюдался в 60—70-х гг. XX в. и был связан, прежде всего, с исследованием научно-технического творчества. Психология, как отмечают А.В. Петровский и М.Г. Ярошевский, «...не имея по поводу протекания умственного процесса, ведущего к открытию, надежных опорных пунктов, застряла на представлениях об интуиции или “озарении”».

Означает ли это, что природа творчества, в принципе, непознаваема? Отнюдь. Скорее исследователи натолкнулись, говоря словами Б.М. Кедрова[2], на «познавательно-психологический барьер», преодоление которого — дело времени и усилий. Аналогичные барьеры стояли на пути всех научных открытий, а их преодоления были вехами в истории науки. Тем более что каждый, пусть и небольшой шаг к пониманию природы творчества, формирует предпосылки к познанию данного феномена в целом. А таких шагов сделано немало. Практическая значимость проблемы настоятельно требует активизировать усилия по поводу ее решения.

Творческая деятельность — разновидность преобразующей, продуктивной. От репродуктивной деятельности она отличается тем, что осуществляется не по принципу реакции на изменение среды, а по принципу создания новой среды, что в конечном итоге приводит к появлению нового продукта. Привычные формулы адаптивного поведения «потому что» и «для того чтобы» заменяются формулой «несмотря на то, что», т.е. момент творчества представляется неким спонтанным актом, противоречащим канонам формальной логики.

«Изобретение теории, — отмечают А.В. Петровский и М.Г. Ярошев- ский, — подобно рождению музыкальной темы. В обоих случаях логический анализ ничего объяснить не может». Уточним, что логическое объяснение феномена творчества, как свидетельствует история научных открытий, все-таки появляется, но по прошествии времени, когда сама наука достигает нового уровня понимания психологических процессов и явлений.

Спонтанность возникновения творческой идеи, по мнению большинства исследователей, кроется в источнике, ее генерировавшем — бессознательном, интуитивном. При этом не суть важно, в каком виде этот импульс проявляется: в форме «побочного продукта действия», «подсказки» или «инстинктивной видовой программы». Важнее само признание творческого импульса продуктом бессознательного. «Бессознательный второй план... дает о себе знать, специфически влияя на содержание сознательного. К примеру, он производит продукт фантазии своеобразного свойства». Бессознательное — результат развития психики в филогенезе, тот потенциал, который природа закладывает в человека. Реализация этого потенциала осуществляется уже на уровне сознательного. Последнее, как известно, является выражением онтогенетического развития, т.е. развития, происходящего на протяжении человеческой жизни. Так же, как и бессознательное, сознательное сугубо индивидуально, а следовательно, и индивидуально будет способствовать восприятию творческого импульса (чем выше интеллект, тем вероятнее такое восприятие).

Указанное положение лежит в основе понимания механизма связи между креативностью и когнитивностью, позволяет выявить роль и значение названных типов способностей в творческой деятельности. Число и оригинальность генерированных индивидом идей свидетельствует лишь о потенциальной креативности; воспринятые и материализованные идеи характеризуют человека как творца. В данном контексте интерес представляет позиция Р. Стернберга, определявшего креативность как способность «покупать идеи по низкой цене, а продавать по высокой», и акцентирующего, таким образом, внимание на способности распознавать и улавливать по-настоящему творческие идеи.

Данные исследований свидетельствуют о том, что для совершения творческого открытия необходимы не только креативные и когнитивные способности, но и то, что оно [открытие] является продуктом двух типов мышления: дивергентного и конвергентного.

Дивергентное мышление преобладает на этапе поиска конструктивной идеи и осуществляется в различных областях семантического пространства. «Когда точка, требующая рационализации, изменения, введения чего-то нового найдена, замечена, осознана и как бы засела в сознании изобретателя, начинается своеобразный процесс стягивания к этой точке и вбирания в нее самых различных знаний, которые приходят к нему на ум: все эти наблюдения и факты как бы примеряются к центральной точке и согласуются с задачей, владеющей мыслью изобретателя», — писал С.Л. Рубинштейн.

Конвергентное мышление ориентирует творческий поиск на элементы пространства, имеющие очевидное отношение к проблеме, т.е. осуществляется векторно. Чем более область пространства, в которой находится решение, отдалена от проблемы, тем значимее роль дивергентного мышления в его поиске. И наоборот, значение конвергентного мышления возрастает, когда принцип решения уже найден, но идея нуждается в материализации.

Результаты многочисленных исследований, проведенных у нас в стране и за рубежом, позволяют дифференцировать психические явления по механизму и степени их влияния на процесс творчества на постоянные, сущностные и на временные, ситуационные. И если влияние первых достаточно полно исследовано, — говоря словами В.Н. Дружинина, «...как принято считать в психологии креативности, всякая проявленность творческих способностей обычно считается с определенными личными свойствами», то на влиянии вторых следует остановиться подробнее.

Указанную группу явлений представляют мотивы творческой деятельности, эмоции, сопровождающие эту деятельность и те психические состояния, которые характеризуют ее протекание. В целом, их можно представить в виде временной динамической характеристики личности.

Анализ влияния мотивации следует начать с разбора самого определения творчества и, в частности, с одного из его сущностных признаков — высокой общественной значимости результатов. Данный признак присутствует в большинстве определений, представленных в словарях, энциклопедиях и других общедоступных и популярных источниках.

С точки зрения психологии, возникают вопросы: с каких позиций можно рассматривать творчество, например, ребенка как развивающейся личности, в котором не создается никакого общественно значимого продукта, и является ли оно творчеством как таковым? Очевидно, что в отношении состоявшегося ученого, композитора, художника и аналогичных категорий творцов процесс правомерно оценивать с позиций социальной значимости результата. Но присутствовала ли идея этой значимости при создании продукта творчества или движители были другими?

Психологами давно доказано, что в основе любой, в том числе и творческой деятельности, лежат индивидуальные мотивы, те конкретные побудительные силы, которые стимулируют человека, заставляют его сосредоточиться на решении задачи. Механизм формирования мотивов связан с осознанием потребностей, приданием им личностного смысла, так называемым опредмечиванием. Таким образом, если между высокой общественной значимостью результатов творческой деятельности и самим процессом творчества оказываются мотивы, то промежуточное звено, которое в принципе одинаково у состоявшихся творцов и детей, является результатом подлинно творческой деятельности. Исследуя феномен творчества, данное положение необходимо учитывать. Следует согласиться с мнением В.Н. Дружинина, отметившего, что «...формирование креативности как личностной характеристики в онтогенезе проявляется сначала на мотивационно-личностном, затем на продуктивном (поведенческом) уровне», поэтому и нельзя рассматривать творчество излишне упрощенно.

Важнейшим параметром дифференциальной динамической характеристики личности выступает ее эмоциональное состояние — комплекс переживаний, характерных для человека в каждый момент жизни. Подразделяясь на позитивные и негативные, эмоции зачастую в определяющей степени влияют на результативность деятельности, включая творческую, способствуя либо повышению, либо понижению активности.

В частности, А. Маслоу, выделяя в качестве центральной составляющей творческой деятельности эмоцию интереса, обратил внимание на динамику влияния данной эмоции. Говоря о двух стадиях творчества — первичной и вторичной, он считал, что в первом случае (на стадии поиска идеи) человеком движет интенсивная эмоция интереса — возбуждение, сопровождающее импровизацию и вдохновение. На вторичной стадии (материализации идеи) сила познавательного интереса снижается; от человека в большей степени требуются самодисциплина и упорный труд, связанные уже с другими переживаниями.

Если первичная креативность — импровизационная стадия творчества — характеризуется возбуждением, то вторичная креативность, предполагающая разработку и развитие первоначального творения, должна характеризоваться умеренным уровнем интереса. Более того, тяжелой работе, связанной с доведением продукта творчества до желаемого совершенства, неизбежно сопутствуют периоды подавленности и страха и в такие периоды мотивационная сила устойчивого интереса имеет решающее значение для преодоления препятствий, встающих на пути творческой личности.

К сожалению, внимание исследователей практически не привлекала проблема взаимосвязи творчества и психического состояния творца. Психотическое состояние относится к явлениям, имеющим временный, а часто и ситуационный характер. Творчество как результат реализации определенного потенциала — выражение личности в человеке. Тезис о том, что личностное проявляется через временное, ситуационное и что последнее оказывает на него существенное влияние, вряд ли нуждается в аргументации. Существует и теория формирования личностного посредством закрепления в качестве черт характера психических состояний, переживаемых человеком.

Важное значение для познания природы творчества имеет правильный выбор методологических позиций исследования. М.Г. Яро- шевский в свое время очень образно заметил: «Полагать, будто психология способна проникнуть в тайны творчества, используя только свои собственные средства, безотносительно к истории культуры, — это все равно, что уверовать в версию Мюнхгаузена о возможности вытащить самого себя за волосы из болота».

Важнейшим методологическим положением для исследователей психологии творчества является вывод о том, что познание феномена творчества возможно только на основе глубокого знания той сферы деятельности, в которой этот феномен проявляется. Более того, результаты исследований творчества свидетельствуют о том, что познание его психологического механизма предполагает выход за пределы предметной деятельности и требует самого серьезного внимания к изучению исторического, социального, социально-психологического и иных аспектов проблемы. Объяснение данному явлению кроется в представлении процесса творчества не как спонтанного (неизвестно откуда и почему возникшей активности), а как социально и исторически детерминированного и практически совершенно индивидуального процесса.

В исследованиях креативности в области искусства и литературы сложилось несколько традиций.

Во-первых, это подход к изучению продуктов творчества через анализ текстов. Согласно мнению некоторых авторов, как только текст создан, автор «умирает» в нем. Текст сам по себе характеризуется релевантностью[3]; его же автор перестает иметь какое-либо существенное значение. Эта традиция берет начало в культурно-исторической психологии, идущей от В. Вундта (1912). Затем ее развивает Л.С. Выготский. В предисловии к своей знаменитой «Психологии искусства» он писал: «Мы пытаемся изучать чистую и безличную психологию искусства безотносительно к автору и читателю, исследуя только форму и материал искусства». Позже эта линия исследований творчества развивалась (и продолжает развиваться) в рамках «искусствоведческой» психологии искусства и эмпирической эстетики.

Вторая традиция развивает когнитивные представления о креативности и рассматривает в качестве ее важнейших атрибутов оригинальность, полезность и возможность применения в настоящее время. Креативность как дивергентное мышление рассматривается в оппозиции к интеллекту как конвергентному мышлению.

Третья традиция охватывает исследования креативности личности, или креативных личностей. После того как Дж. Гилфорд стал определять различия между креативными и некреативными личностями, эта линия исследований была поддержана многими психологами.

Условно можно выделить четыре области исследований индивидуальности креативных личностей.

Первую область составляют исследования их черт и мотивов.

Вторая, очень близкая к первой, область образуется исследованиями Я в связи с креативностью.

Третью область исследований составляют работы по креативности в контексте самоактуализации.

Четвертая область исследований креативности личности на границе с психиатрией и имеет дело с психопатологическими или близкими к патологии феноменами.

С целью дифференциации в исследованиях личностных особенностей творчески проявивших себя лиц можно выделить, в свою очередь, несколько подходов.

Одни авторы утверждают, что креативность является скорее генеральной чертой личности, чем когнитивным навыком. С другой стороны, креативность есть общая черта личности, а не множество связанных между собой личностных черт.

Однако большинство авторов все же склонны выделять некоторое множество черт личности, присущих креативным людям.

Есть мнение, что креативные личности содержат в себе одновременно, на первый взгляд, взаимоисключающие особенности:

  • 1. Креативные личности обладают большой физической энергией, но в то же время часто находятся в состоянии покоя и отдыха.
  • 2. В одно и то же время они суровы и наивны.
  • 3. В их личности сочетаются игривость и дисциплина, ответственность и безответственность.
  • 4. У креативных личностей перемежаются представления, фантазии, чувство реальности.
  • 5. Креативные люди проявляют особенности как экстравертов, так и интровертов.
  • 6. Креативные люди скромны и горды одновременно.
  • 7. Они избегают стереотипов в области половых ролей.
  • 8. Они проявляют одновременно бунтарский дух и консерватизм.
  • 9. Многие из креативных личностей демонстрируют страсть к своей работе. Также они могут в высшей степени объективно оценивать свой труд.
  • 10. Открытость и чувствительность креативных людей часто приводит к переживанию ими страдания и боли. Но также они очень любят удовольствия.

Есть и несколько иной перечень черт креативных личностей.

В набор их характеристик включены: самодисциплина в части работы, способность отсрочить удовольствие, персеверативность в ситуациях фрустрации, независимость суиздений, терпимость к неопределенности, высокая степень автономности, отсутствие половых стереотипов, интернальный локус контроля, склонность к риску, высокий уровень самоинициации и стремление выполнять задания наилучшим образом.

Согласно Дж. Кеттелу, наиболее доказанными чертами личности креативных людей в области науки и искусства являются шизотимия, радикализм, интроверсия, доминирование.

Другие авторы отмечают связь уровня креативности с разными чертами личности. Например, обнаружено, что высококреативные архитекторы характеризовались слабой социализацией, разнообразием психологических черт, комплексностью и независимостью. Архитекторы среднего уровня креативности показали высокую степень нейротизма. У наименее креативных архитекторов степень ней- ротичности была ниже, чем в других подгруппах архитекторов. Кроме того, наименее креативные архитекторы были хорошо приспособлены к нормам общества и профессии, хорошо социализированы. Было также обнаружено, что креативные дизайнеры и создатели рекламы характеризуются большей нейротичностью, чем специалисты тех же областей, которые явно не относятся к креативным личностям.

Своеобразие мотивации креативных личностей определяется широким кругом их интересов. Они открыты новому опыту и предпочитают новизну. Внутренняя мотивация преобладает над внешней. Кроме того, креативные люди демонстрируют способность к широкой категоризации и идиосинкразии.

1

Некоторые авторы стремятся строить типологии креативных личностей. Например, выделяется особый тип Т-личность. Она определяется как искатель возбуждения. Люди с таким типом личности могут либо достигать высокого уровня креативности, либо демонстрировать деструктивное, даже криминальное поведение.

Несмотря на огромный массив исследований «Я» (Self, Ego), с одной стороны, и креативности — с другой, работ, направленных на изучение характера их взаимосвязей, весьма мало. Следует отметить, правда, что все они единодушно отмечают один и тот же результат: у креативных людей высокая сила «Я».

Отмечается высокая сила «Я» у креативных личностей в науке и искусстве.

Г. Айзенк показал, что высокая сила «Я» коррелирует с высоким уровнем психопатологии, в то время как высокая самоактуализация, наоборот, с низкой психопатологией. Люди, которые имеют низкий уровень силы «Я» и низкий уровень психопатологии, являются некреативными.

Имеются также данные о связи с креативностью, самодостаточностью и уверенностью в себе.

В западной литературе различают так называемую большую креативность и малую креативность.

Малая, или личностная, креативность относится к обыденной жизни и обыденным ситуациям, таким как применение монеты для нарезки сыра, когда нет ножа.

Большая, или историческая, креативность, наоборот, имеет дело с достижениями, которые оказали существенное влияние на культуру и общество, например творческие достижения Моцарта и Эйнштейна.

Креативность в русле самоактуализации (последняя не отождествляется только с достижениями гуманистической психологии) следует понимать как малую, или личностную, креативность. Креативность здесь есть естественная тенденция к личностному балансу, психическому здоровью и самоактуализации.

Среди многих концептов, которые разрабатывал А. Адлер (стремление к власти, роль неполноценности и ее компенсации, представления о финальных целях и стилях жизни, социальный интерес), представления о роли творчества были развиты чуть ли не последними. Креативное «Я» является одним из его поздних интересов.

Адлер усматривал креативность «Я» в свободе выбора между альтернативными жизненными стилями и финальными целями. Хотя цели могут инициироваться наследственностью и культурными факторами, в конечном итоге цель возникает все же благодаря креативной силе индивидуальности. В этом проявляется самодетерминация и уникальность индивидуальности. Обычно индивиды не осознают полностью свои цели. Через анализ ситуации в семье, паттерны совладания и воспоминания о раннем детстве психотерапевт может помочь индивидуальности определить ее цель как рабочую гипотезу. Благодаря этому ограничения, которые налагает стиль жизни, могут быть в значительной мере ослаблены, открывая дверь полному функционированию и креативной жизни индивидуальности.

По А. Маслоу, в самоактуализации личность проявляет интегрированность и преодолевает расщепленность. Благодаря эпизодам самоактуализации личность становится более открытой опыту, совершенной и спонтанной, юмористичной, трансцендентной и независимой от низших потребностей. Благодаря эпизодам самоактуализации человек раскрывает свои возможности, близкие к сущности его бытия. Креативность является одной из важных характеристик самоактуализации.

Заметьте: А. Маслоу опирается на опыт «особенно креативных людей». При этом он понимает креативность достаточно широко. Креативность есть качество, которое может быть применено к любой задаче в жизни. Если усиление личности является первостепенной, а занятия живописью — второстепенной задачей, то усиление личности является более важным и креативным, чем занятия живописью. Хотя Маслоу преклонялся перед артистами, учеными и святыми, он не исключал из своего поля внимания и домохозяек, плотников и спортсменов.

Концепция актуализирующейся тенденции К. Роджерса включает всю область мотивации, напряжения, потребности, редукцию напряжения, а также креативность, которая выражается в поиске тенденций к удовольствию. Актуализирующаяся тенденция характеризует человека как целое, но не его отдельные компоненты (такие, как «Я»). Идеальные условия жизни человека создаются благодаря полному функционированию личности. Это означает, что личность свободно выражает свои чувства, совершает независимые поступки, является креативной и живет «хорошей» жизнью. «Хорошая жизнь есть процесс, а не состояние бытия. Это направление, а не место назначения».

Неприспособленный человек представляет собой противоположный полюс по отношению к полностью функционирующей (реализующей себя) индивидуальности. Неприспособленный человек — это защищающийся человек. Он скорее поддерживает свою жизнь, чем улучшает ее и повышает ей цену. Он живет по заранее составленному плану, чувствует себя объектом манипуляций, а не свободным, конформистом, и зависящим от других, а не креативным. Полностью функционирующая личность, наоборот, свободна от защит, открыта опыту, креативна и способна жить «хорошей жизнью».

Хотя на первый взгляд малая креативность далека от креативности в области искусства и литературы, на самом деле имеются противоположные свидетельства. Влияние опыта и жизненных обстоятельств на творчество художников заметно при анализе дневников, переписки, содержания картин художников, живших в другое, чем их исследователи, время. В последнее время появились работы, в которых влияние обстоятельств жизни на творческий процесс в области визуальных искусств изучается на примере современных художников. Результаты качественных исследований с использованием глубинных интервью свидетельствуют о влиянии на художников событий, переживаний, опыта и воспоминаний, наиболее существенных в их жизни, на темы, образы, экспрессию и т.п. в их произведениях. После того как Э. Шостром[4] разработал само- актуализационный тест (Personal orientation inventory), появилась возможность эмпирических количественных исследований малой креативности в связи с собственно художественным творчеством.

Но говоря о дифференциальных особенностях творческих личностей, стоит сказать вот еще о чем. Аристотель, по-видимому, был первым, кто указал на связь креативности с психическими болезнями. С тех пор прошло много лет. Интенсивные исследования этой проблемы начались с XIX в. Среди работ последних лет следует назвать, прежде всего, исследования Ф. Поста, А. Людвига и Г. Айзенка.

Пост изучил биографии 350 всемирно известных креативных личностей, чтобы определить, насколько у них были выражены психические отклонения. Были получены данные по 291 биографии, из них 48 были художниками визуальных искусств, 50 — филологи и мыслители, 45 — ученые, 46 — государственные деятели и национальные лидеры, 52 — композиторы, романисты и драматурги — 50. В силу малочисленности биографии женщин были исключены из дальнейшего анализа, хотя каждая из них имела серьезные психиатрические и/или психосексуальные проблемы. В биографиях мужчин были отмечены пять суицидов (Э. Хемингуэй, В. Ван Гог, А. Гитлер, Л. Больцман, П.И. Чайковский). Предпринимали попытки к совершению суицида 22 человека. В отличие от ученых, в группе которых психические отклонения были выражены в наименьшей степени, романисты и драматурги имели семейные истории, связанные с психиатрическими болезнями. Писатели, артисты и интеллектуалы имели психосексуальные проблемы. Депрессивные состояния особенно превалировали у писателей. Алкоголизм был проблемой для писателей, артистов и композиторов, в меньшей степени для политиков и интеллектуалов и вообще отсутствовал в группе ученых.

А. Людвиг изучал связи между психическими болезнями и исключительно высокими креативными достижениями на материале анализа биографической информации о мужчинах и женщинах, которые жили в XX в. и достигли исключительно высоких результатов в искусствах, науке, военном деле, бизнесе, общественной деятельности. В качестве источников использовались Американская и Британская энциклопедии. Полученные данные квантифицировались[5], а главный результат работы состоял в том, что по определенным личностным характеристикам и состоянию ментального здоровья можно было предсказывать с высокой надежностью креативные достижения на протяжении жизненного пути. Оригинальность исследования А. Людвига состояла в том, что, образовав выборку знаменитых людей в 1000 человек, он выделил в ней две крайние подгруппы, которые вошли в верхний (250 человек, высшая элита) и нижний (249 человек, элита менее высокого уровня) квартили[6]. В частности, было установлено на статистически высоком уровне значимости, что представители высшей элиты страдали хроническими болезнями и психическими расстройствами, особенно депрессией, алкоголизмом, трудностями адаптации, соматическими проблемами. Имелись документальные свидетельства о том, что они проходили соответствующие курсы лечения.

Г. Айзенк изучал эту же проблему несколько в ином ключе. Он опирался не на биографический метод, а на психометрические исследования. Все началось с того, что в 1952 г. он предположил, что структуру личности определяют не только нейротизм и интровер- сия — экстраверсия. Есть и третье важное измерение (черта) личности — психотизм, являющийся ортогональным и к нейротизму, и к интроверсии — экстраверсии. Последующий анализ психотизма показал, что один полюс этой переменной связан с такими чертами личности, как альтруизм, социабельность, способность к эмпатии, конвенционализм, конформизм. Другой полюс этой же переменной связан с такими чертами личности, как криминальность, импульсивность, враждебность, агрессивность, психопатия, шизоидность, депрессивность, аффективные расстройства, шизоаффективность и шизофрения. Более того, при высоком уровне психотизма личность обнаруживает, с одной стороны, высокий уровень креативности, а с другой — агрессивность, холодность, эгоцентричность, импульсивность, антисоциальность, недружественность, упрямство и грубость.

Следует, конечно, высоко оценить достижения в области исследований креативности личности западными авторами. Главный результат этих работ заключается в том, что параметры креативности личности не могут быть сведены к креативности мышления. Изучение личностных аспектов креативности следует рассматривать как самостоятельную область научных исследований.

Один из вопросов, которые остаются открытыми, состоят в том, чтобы понять, как в креативной личности сосуществуют выраженные тенденции, с одной стороны, к самоактуализации, а с другой — к психопатологии. На этот парадокс обратил внимание Г. Айзенк, однако он разрешил его в пользу психопатологии. Но, очевидно, может быть и другая постановка этого же вопроса. В частности, можно предположить, что есть некая (пока загадочная) связь между самоактуализацией и некоторыми параметрами психопатологии (например, психотизмом).

Вне поля внимания западных психологов остался и другой, не менее важный исследовательский вопрос. Дело в том, что основное внимание уделяется тому, чтобы выделить креативность из личности, обособить креативные факторы от некреативных. Установка на обособление и дифференциацию приводит, в свою очередь, к определенным стратегиям исследований. И совершенно неизученным остается вопрос об обратных влияниях креативности на личность и «Я», особенности их состава и структуры. Какую роль выполняет креативность по отношению к структуре личности и «Я»? Креативность интегрирует личность и «Я» или, наоборот, приводит к ее дифференциации и фрагментации?

Резюмируем: какими же нам представляются творческие люди?

Вероятно, и прежде всего, их профессия или, по крайней мере, хобби, связаны с творческой деятельностью — музыкой, литературой, искусством, актерским мастерством. Впрочем, они могут быть не только гуманитариями — например, исследователями, изобретателями, учеными.

У них богатая фантазия, богатый внутренний мир. Как правило, они являются сильными личностями, живущими по своим правилам игры и пренебрегающими общественными стереотипами. Творцы мыслят нестандартно, а некоторые их поступки не поддаются нормальной человеческой логике. Они действуют под влиянием эмоций, желаний и своего воспаленного воображения.

Творческие личности могут быть как «белыми воронами», «никем непонятыми», «людьми не от мира сего», так и «лидерами общественного мнения», «звездами», кумирами миллионов. Могут вести себя вызывающе, экзальтированно, эпатировать публику. И, напротив, быть людьми замкнутыми, необщительными, пребывающими в своих мыслях.

Творческие люди даже одеваются не так, как все. Одни, благодаря обостренному чувству красоты и эстетики, становятся иконами стиля, законодателями модных тенденций. Другие, пребывая в «высших материях», напротив, не уделяют внимания своему внешнему виду, надевая то, что «попадется под руку».

У них другая система ценностей. Некоторые звезды кино и эстрады не пренебрегают хорошо оплачиваемыми съемками в рекламе. В то же время, СМИ буквально недавно трубили о российском математике Григории Перельмане, отказавшемся от денежной премии в размере миллиона долларов.

Какие же мотивы руководят творческими людьми — удовлетворение собственных амбиций, чувство собственной значимости, восторги публики, желание принести пользу человечеству или просто жизнь в свое удовольствие?

Конечно, творческие способности или креативность, в той или иной мере, присущи каждому человеку. Примерами творчества могут быть кулинарные эксперименты домохозяйки или нестандартное решение математической задачи школьником.

Как мы помним из курса школьной анатомии, человеческий мозг состоит из двух полушарий: левое отвечает за логические операции и анализ, правое — за абстрактное мышление, воображение и творчество. Почему же «творческими личностями» мы называем если не единицы, то, по крайней мере, меньшинство людей?

По одной из версий, творческое начало вообще не имеет никакого отношения к человеку. Созданием шедевров искусства или научными открытиями мы обязаны «высшим силам» божественного или демонического происхождения. Например, классик английской литературы лорд Байрон полагал, что во время создания поэтических произведений в него вселялся «демон». Итальянский живописец Микеланджело, напротив, считал, что кистью художника водит Бог. Некоторые творческие люди верят в то, что они получают указания свыше. П.И. Чайковскому создавать музыкальные произведения помогал некий «внутренний голос». Д.И. Менделеев увидел свою таблицу элементов во сне. Моцарт говорил о своем творчестве: «Я тут ни при чем».

Основоположник психоанализа Зигмунд Фрейд видел в творческой деятельности «земные корни» — неудовлетворенные (в том числе и «запретные») сексуальные желания человека. Для обозначения процесса перехода сексуальной энергии в творческую он использовал термин «сублимация».

Карл Густав Юнг, последователь Фрейда и автор теории архетипов, считал, что в каждом человеке присутствует «темная сторона» (архетип «тень»). Это не только «социально неприемлемые сексуальные и агрессивные импульсы, аморальные мысли и страсти». «Тень» — это и источник жизненной энергии, фантазии, вдохновения и творчества. Согласно Юнгу, задача человеческого эго состоит в том, чтобы направлять энергию «тени» в нужное русло. Ничто так, как творчество, не помогает нам обуздать темную сторону своей натуры, открыто выражая свои эмоции, самореализовываясь и при этом обретая гармонию с окружающими миром.

Американский психолог Гилфорд, автор первых тестов на креативность, разработал определенные «параметры» творческих способностей — напомним:

  • 1. Беглость мысли — количество идей, возникающих за некоторую единицу времени.
  • 2. Гибкость мысли — способность переключаться с одной идеи на другую.
  • 3. Оригинальность — способность производить идеи, отличающиеся от общепринятых.
  • 4. Любознательность — чувствительность к проблемам, окружающим ситуациям.
  • 5. Способность к разработке гипотез — смелых идей, которые впоследствии подвергаются обстоятельной эмпирической проверке.
  • 6. Иррелевантность — логическая независимость реакций от стимулов.

Российский философ и психолог Евгений Басин, посвятивший множество работ изучению психологических особенностей искусства, считает, что «...важнейшей четой творца является сильная и устойчивая потребность в творчестве. Творческая личность не может жить без творчества, видя в нем главную цель и основной смысл своей жизни».

Что же побуждает творца браться за кисть, перо (в современном варианте — компьютерную клавиатуру) или за клавиши рояля? Евгений Басин полагает, что творческий человек «постоянно испытывает неудовлетворенность, напряжение, тревогу, обнаруживая в реальной действительности отсутствие ясности, простоты, упорядоченности, завершенности и гармонии. Он создает новый мир, в котором чувствует себя комфортно и радостно. Вот почему сам процесс творчества и его продукты доставляют творцу наслаждение и требуют постоянного возобновления».

Жизнь в двух мирах приводит к феномену «естественного раздвоения», свойственному творческим личностям — на «Я реальное» и «Я воображаемое»: «Поведение творца в обыденной жизни нередко кажется “странным”, “чудаковатым”. Классической иллюстрацией может служить “профессорская” рассеянность. Творческие личности порой производят в жизни впечатления бездельников, внешне недисциплинированных, иногда беспечных и безответственных. В творчестве же они обнаруживают огромное трудолюбие, внутреннюю честность и ответственность».

Отличительная черта любого творческого продукта — его неповторимость и уникальность. Например, один и тот же пейзаж каждый художник изобразит по-разному, каждый писатель опишет своими словами в свойственном ему стиле.

А вот общество может по-разному принимать творца. С одной стороны, творческие личности вызывают у нас симпатию — большинству они видятся интересными собеседниками, нестандартно мыслящими людьми, у которых можно поучиться чему-то новому. Мы восхищаемся их смелостью, внутренней свободой, независимостью. Завидуем их талантам, которые у большинства из нас отсутствуют — умению нарисовать портрет человека, выразить душевные переживания в стихах или музыке.

Творческие люди — это удивительная категория населения. В них как будто заложен вечный двигатель, порождающий их неутолимое любопытство и неугасимую страсть, с которой они берутся за любое дело. Это люди, которые могут на любую проблему посмотреть сразу с нескольких, причем необычных сторон. Творческие люди смотрят на жизнь, как на массу новых неизведанных ранее возможностей и всегда готовы к их реализации. Они как электромагнит притягивают окружающих своей потрясающей харизмой.

В то же время ряд исследований утверждает, и не без основания, что в современном обществе широко распространены предубеждения против творчества. В ходе опросов творческие личности получили не самые лестные характеристики: рассеяны, отвлечены от реальности, странны, высокомерны, эгоистичны, замкнуты, непостоянны, безответственны, слишком эмоциональны и экспрессивны, подвержены капризам своего настроения, психически неустойчивы, страдающие нарциссизмом.

Не слишком довольны стилем работы представителей творческих профессий и прагматичные работодатели. Что нужно сделать, чтобы творческая личность начала нормально работать? Предоставить время для настроя, создать психологически комфортную обстановку, не торопить, не требовать, ждать и лелеять. Подобные вещи очень часто можно наблюдать, например, у дизайнеров, веб-мастеров, стилистов и других специалистов, которые уверены, что творят что-то особенное, может быть даже божественное.

А кого выбирают творческие люди в спутники жизни? Как правило, себе подобных — людей, с похожими интересами и взглядами на мир. Однако, создавая семью, творцы иногда проявляют чудеса прагматизма. Творческий мужчина может остановить свой выбор на «обычной» девушке — главное, чтобы она была хорошей хозяйкой и матерью, уважала его личность, любила таким, какой он есть, мирилась с его «творческим стилем жизни». Нередки в творческой среде и «неравные» браки, когда жена, например, годится в дочери — более зрелый супруг заботится о ней, опекает, делится своим жизненным опытом, а, возможно, и выступает в роли протеже.

«Сильный» характер творца может проявляться в деспотизме, эгоизме, наплевательском отношении к мнению остальных членов семьи. Творческие личности, как правило, не любят контролировать свои эмоции, что выражается в раздражительности, вспыльчивости, «устраиванию сцен» дома. Они часто находятся «выше» решения бытовых вопросов, в том числе и поддерживания чистоты в доме, распространяя вокруг себя «творческий беспорядок».

Бытует мнение, что творческие семьи не отличаются стабильностью. Творцы (особенно поэты и художники) время от времени нуждаются в «новых музах», да и сам «творческий образ жизни» подразумевает определенную степень свободы, в том числе, и от строгих моральных обязательств.

«Творческих» родителей, пожалуй, можно разделить на три категории. Некоторые творцы, поглощенные самореализацией, не уделяют должного внимания своим детям. Жизнь представителей ряда профессий (журналисты, актеры, музыканты и т.п.) связана с постоянными разъездами, гастролями. Часто воспитание детей в таких семьях перекладывается на плечи нянь, бабушек и дедушек.

Вторая категория родителей, напротив, стремится воспитать свое чадо в духе семейных традиций. Они мечтают о том, чтобы дети непременно пошли по их стопам, продолжили семейные творческие успехи. И даже если сын или дочь не проявляют особых талантов, они упорно заставляют их заниматься, например, музыкой или живописью.

Наконец, третья категория родителей подходит к воспитанию детей действительно творчески. Они понимают, что отпрыски могут обладать совсем другими талантами и жизненными интересами. В таком случае воспитание строится с учетом личностных особенностей ребенка, который может выбрать абсолютно нетворческую профессию.

Ни для кого не секрет, что некоторые творческие личности используют средства, «расширяющие границы сознания». Помимо вредных пристрастий, творческие персоны с их тонкой душевной организацией, в большей степени подвержены нервным срывам, неврозам, депрессиям и психическим заболеваниям.

Психологи считают, что творческие способности присущи практически каждому ребенку — это его естественное поведение на фоне отсутствия стереотипов. У маленьких детей проявления креативности носят достаточно массовый характер и большинство специалистов по возрастной психологии относят такие познавательные качества как фантазия, творческое воображение, нестандартность к «рядовым» чертам дошкольного возраста. Более того, креативность, в отличие от интеллектуальных способностей, которые необходимо развивать, объявляется своего рода природным даром, сваливающимся на ребенка чуть ли не самого его рождения. Согласно исследованиям, проведенным американским психологом П. Торренсом, период расцвета креативных способностей приходится на возраст от 3,5 до 4,5 лет!

В дальнейшем реализация творческой одаренности зависит как от развития личности в целом, так и от развития других способностей — интеллекта, внимания, памяти (музыкальной, зрительной, цифровой, двигательной).

Конечно, многие творческие таланты имеют врожденный характер. Например, музыкальный слух или способности к живописи, могут передаваться по наследству. И все же творческими личностями не рождаются, а становятся — креативная способность, которая во многом носит врожденный характер, выступает как ядро творческой личности, но последняя — продукт социального, культурного развития, влияния социальной среды и творческого климата.

И конечно, творческая личность — это не только внешняя оболочка. Это, прежде всего, обладатель богатого внутреннего мира, который щедро делится своими дарами с окружающим миром. И каждый творческий продукт, будь то картина, стихи, архитектурный проект или научное изобретение, делает нашу жизнь светлее, радостнее, красивее или комфортнее.

Следует запомнить:

метод Кайдзена, креативность, П. Торренс, релевантность, иррелевант- ность, самоактуализация, сублимация, Э. Шостром, идиосинкразия, нейро- тизм, персеверативность, интернальный локус контроля, самоинициация.

Вопросы и задания по главе 9

  • 1. В каких случаях, по вашему мнению, следует пользоваться термином «креативность», а в каких говорить о творчестве?
  • 2. Расскажите о критериях креативности.
  • 3. Что представляет собой тест Торренса?
  • 4. Что такое метод Кайдзена?
  • 5. Дайте общее представление о дивергентном и конвергентном мышлении.

В. Что представляют четыре области исследований индивидуальности креативных личностей?

  • 7. Как вы понимаете самоактуализацию личности?
  • 8. Расскажите об исследованиях Э. Шострома.
  • 9. Какую роль в дифференциации личности сыграли исследования Г. Айзенка?
  • 10. Расскажите о «параметрах» творческих способностей по Дж. Гилфорду.

  • [1] Кайдзен — метод управления предприятием, применяемый в Японии. Общий подход такой: предприятие начинает строить свои процессы по принципу постоянного улучшения работы путем ликвидации любых и всехбесполезных действий. Здесь и далее под бесполезными, или лишними,подразумеваются все бизнес-процессы и объекты управления предприятием, не увеличивающие потребительской стоимости выпускаемой продукции, но увеличивающие ее себестоимость.
  • [2] Кедров Бонифатий Михайлович (27 ноября (10 декабря) 1903, Ярославль —10 сентября 1985, Москва) — выдающийся советский ученый, философ илогик, химик, историк, методолог и популяризатор науки, психолог.
  • [3] Релевантность (англ, relevant) — применительно к результатам работы поисковой и экспертной систем — степень соответствия запроса и найденного, т.е. уместность результата. В более общем смысле, одно из наиболееблизких понятию качества релевантности — адекватность, т.е. не толькооценка степени соответствия, но и степени практической применимостирезультата, а также степени социальной применимости варианта решениязадачи.
  • [4] Эверетт Шостром (Everett L. Shostrom) (1921—1992) — американский пси холог, автор и продюсер. Шостром был президентом Американской психологической ассоциации. Он является автором 10 книг и 5 тестов.
  • [5] Квантифицировались — от квантификация (англ, quantification) — сведениекачественных характеристик к количественным для следующего этапа —измерения, т.е. придания результату численного значения.
  • [6] Квартиль — указывает на место расположения данных выборки или распределения.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >