ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ РАЗЛИЧИЯ: ВОЗРАСТ, ПОЛ, ПРОФЕССИЯ

Важность изучения возрастных особенностей эмоциональной сферы у детей определяется тем, что имеется тесная связь эмоционального и интеллектуального развития. Ученые отмечают, что нарушения в эмоциональном развитии ребенка дошкольного возраста ведут к тому, что ребенок не может использовать другие способности, в частности интеллект, для дальнейшего развития. У детей с эмоциональными нарушениями преобладают такие отрицательные эмоции, как горе, страх, гнев, стыд, отвращение. У них имеется высокий уровень тревожности, а положительные эмоции проявляются редко. Уровень развития интеллекта у них соответствует средним значениям по тесту Векслера. Отсюда возникает задача контроля за эмоциональным развитием детей и при необходимости применения психокоррекционных программ.

Эмоции появляются у человека еще до его рождения. Выявлено, что эмоциональные реакции удовольствия и неудовольствия наблюдаются уже у пяти-шестимесячного человеческого плода.

Прослеживая путь развития эмоциональной сферы ребенка, Г. Мюнстерберг писал: «Вначале чувствования вызываются только состояниями собственного тела ребенка. Голод, усталость и физическое раздражение неприятны, легкое возбуждение и принятие пищи — приятны; позднее предметы внешнего мира и люди доставляют удовольствие или неудовольствие, а затем, наконец, достигается та стадия, когда вещи заменяются словами, и объекты мысли становятся источниками удовлетворения и неудовлетворения». Сходная динамика развития эмоциональной сферы ребенка описана С.Л. Рубинштейном: «Эмоциональное развитие человека проходит... путь, аналогичный пути его интеллектуального развития: чувство, как и мысль ребенка, сначала поглощено непосредственно данным; лишь на определенном уровне развития оно высвобождается от непосредственного окружения — родных, близких, в которое ребенок врос, и начинает сознательно направляться за пределы этого узкого окружения. Заодно с перемещением эмоций от единичных и частных объектов в область общего и абстрактного, происходит другой, не менее показательный сдвиг — чувство становится избирательным».

Меняются способы произвольного реагирования на те или иные эмоции. Например, маленький ребенок, переживая страх, скорее всего, бросится к близким ему людям (матери, отцу, сестре, брату). Однако уже в дошкольном возрасте базовые (врожденные) эмоции приобретают социальную окраску. Поэтому у подростка бегство от опасности ассоциируется с эмоцией стыда. Вследствие этого он выбирает другой способ совладания со страхом — старается оценить степень опасности, занять более выгодную позицию или просто игнорирует угрозу, не придает ей значения.

Как отмечают исследования, с возрастом меняются не только эмоциональные реакции, но и значение активаторов конкретных эмоций. Так, в трехнедельном возрасте звук женского голоса вызывает у ребенка улыбку, но, по мере того как ребенок становится старше, этот же голос может вызвать у него раздражение. Удаляющееся лицо матери не вызовет особой реакции у трехмесячного младенца, в то время как 13-месячный ребенок отреагирует на это сердитым протестом, а 13-летний подросток может даже обрадоваться, так как остается дома один, без родительской опеки.

Психологи выявили, что в онтогенезе развитие базальных эмоций[1], а также знаний о них формируется с опережением по сравнению с вторичными эмоциями. Даже дети двух-трех лет не только понимают состояние страха и радости, но могут произвольно воспроизводить их на лице. Характерно, что от младших школьников к старшим количество учащихся, имеющих правильные знания об эмоциях радости и страха, практически не изменяется. Это может свидетельствовать о том, что окончательное представление об этих эмоциях появляется не позже девяти лет.

К. Бюлер в свое время показал, как с возрастом развиваются положительные эмоции. Момент переживания удовольствия в детских играх сдвигается по мере развития ребенка: у малыша удовольствие возникает в момент получения желаемого результата. На следующей ступени развития удовольствие доставляет не только результат, но и сам процесс игры. На третьей ступени у детей постарше появляется предвосхищение удовольствия в начале игровой деятельности.

В процессе онтогенеза развивается способность использования эмоциональной экспрессии в качестве средства общения — исследования обнаружили увеличение с возрастом контроля выражения отрицательных эмоций и неизменность его в отношении положительных эмоций.

С другой стороны, с возрастом улучшается и распознавание эмоций по выражению лица. Правда, в возрасте 11 — 13 лет наблюдается временный регресс в распознавании ряда эмоций.

Как полагают западные психологи, весь процесс социализации ребенка сопровождается состоянием тревоги, так как он пытается избежать неприятных переживаний вследствие родительского недовольства и наказания. Нельзя не учитывать и наличие школьной тревожности, связанной с учебным процессом. На протяжении младшего школьного возраста наблюдается ее относительная устойчивость, затем происходит резкий всплеск тревоги в старшем подростковом возрасте, особенно в 9-м классе. В 10-м классе уровень тревоги резко снижается и вновь повышается перед выпуском из школы.

Социальное преобразование эмоциональных реакций отчетливо видно из данных о проявлениях у детей состояния гнева в период от 7 мес. до 7 лет 10 мес. — с возрастом гнев как взрыв, не направленный на конкретный объект, встречается все реже и реже, а гнев, направленный на конкретный объект (например, сломать что-либо), встречается все чаще и чаще.

Итак, каждый возрастной период характеризуется своими особенностями проявления эмоций и чувств. Об этом русский поэт КД. Бальмонт написал в одном стихотворении:

Когда я был мальчиком, маленьким, нежным,

Был кроток мой взор и глубок...

Когда я был юношей, робким и странным,

Я вечной был полон тоской...

Когда я стал страстным, желанным и властным,

Целую я всех на пути...

С возрастом происходит расширение и усложнение знаний об эмоциях. Увеличивается количество понятий, в которых осмысливаются эмоции (расширяется «словарь эмоций»), что происходит за счет дифференциации первоначальных обобщенных понятий «приятное—неприятное». Границы эмоциональных понятий становятся более четкими — так, маленькие дети применяют один и тот же термин для обозначения более широкого круга эмоциональных явлений, чем старшие дети. Увеличивается число параметров, по которым характеризуются эмоции: вначале их два — «возбуждение—успокоение» и «удовольствие—неудовольствие», затем появляются параметры «связь с другими», «соответствие месту» и т.п. Если в пять лет дети тесно связывают эмоцию с ситуацией ее возникновения и определяют первую через вторую, то позже ребенок начинает дифференцировать представления о причинах эмоции и внутренних состояниях, опосредствующих связь ситуации с эмоциональной реакцией.

Показательны в плане формирования в онтогенезе эмоциональной сферы ребенка изменения в проявлении негативных и позитивных эмоций у младенцев в период с трех до девяти месяцев в связи с характеристиками семейной атмосферы. Детская эмоциональность зависит от эмоциональной атмосферы в семье — это уже очевидный факт.

Таким образом, вопреки мнению некоторых ученых, можно говорить о развитии эмоциональной сферы личности в онтогенезе.

На основе анализа ряда экспериментальных исследований ученые пришли к выводу, что в первые годы жизни нет различий в частоте и продолжительности отрицательных эмоциональных реакций у мальчиков и девочек, но с возрастом их частота и интенсивность у мальчиков возрастают, а у девочек — убывают. Это они объясняют тем, что девочки, имея те же агрессивные тенденции, что и мальчики, боятся проявить их из-за наказания, в то время как к агрессии мальчиков окружающие относятся более благосклонно.

К. Хорни пишет, что в соответствии с разделением социальных ролей сформировался определенный взгляд на женщин как на инфантильные создания, живущие эмоциями. Это находит подтверждение и в некоторых исследованиях. Так, выявлено, что для девочек старших классов социальная среда оказывается более насыщенной эмоциональными событиями, имеющими стрессогенное значение, чем для мальчиков. Отмечается, что у женщин эмоциональная сфера дифференцированнее и сложнее, чем у мужчин.

Действительно, во многих исследованиях выявлены отчетливые различия в эмоциональной сфере лиц мужского и женского пола. Правда, до сих пор неясно, являются ли хотя бы некоторые из них врожденными или все эти особенности приобретаются в процессе специфичного воспитания мальчиков и девочек.

Различия в эмоциональной сфере мужчин и женщин многие психологи связывают именно с особенностями воспитания тех и других. У женщин весьма желательны эмоциональная зависимость от противоположного пола, погруженность в «любовь» при запрете на открытое выражение чувств, проявление агрессии. Это создает мазохистскую установку. В то же время для мужчин все это достойно насмешек и позора. Согласно К. Юнгу, у мужчины в процессе его воспитания чувствования подавляются, в то время как у девочек они доминируют.

У младших школьников, по данным многочисленных наблюдений, отмечаются различия между мальчиками и девочками по ряду эмоциональных состояний. Показатели тревожности у мальчиков ниже, чем у девочек. Ученые связывают это с тем, что девочки с большей осознанностью воспринимают роль школьника. Мальчики и девочки также различаются по доминирующим причинам (видам) тревожности. У девочек школьная тревожность доминирует в 7—9 лет, а в 10 лет уступает свое место самооценочной тревожности. У девочек младших классов на фоне меньшего, чем у мальчиков, количества невротических реакций наиболее часто отмечается неустойчивость настроения, капризность, плаксивость, грусть, тоска, застенчивость, боязливость, подверженность страхам, повышенная обидчивость. У мальчиков семи лет доминирует межличностная тревожность, школьная тревожность преобладает в 8—9-летнем возрасте. При этом у мальчиков уже в 9 лет показатели самооценочной тревожности начинают сравниваться с показателями школьной тревожности. На фоне большего количества невротических реакций у мальчиков младших классов наблюдается агрессивность, драчливость, гиперактивность.

Выявлено, что различия между мальчиками и девочками по тревожности имеются лишь в 12-летнем возрасте. В старшем подростковом возрасте (14—15 лет) различия между ними не обнаруживаются, а в возрасте 16—17 лет снова более тревожными оказываются девочки.

Факт большей тревожности и нейротизма лиц женского пола по сравнению с лицами мужского пола выявлен во многих исследованиях.

Отметим, что выявлены и значимые половые различия в самооценке печали, тревоги и вины. Сравнение склонности к переживанию базовых эмоций у школьников и школьниц разного возраста показало, что у девочек и девушек во всех возрастных группах склонность к страху выражена значительно больше, чем у мальчиков и юношей.

Интересная возрастная динамика выявлена в отношении склонности к переживанию гнева и печали. Чем младше школьники, тем склонность к переживанию этих эмоций больше выражена у лиц мужского пола, и чем старше школьники, тем больше выражены эти склонности у лиц женского пола.

Склонность к радости не обнаружила четкой возрастной динамики: в 8—9, 12— 13 и 16—17 лет она выражена у мальчиков и девочек одинаково, а в возрасте 10—11 и 14—15 лет она выражена больше у девочек.

Как известно уже в науке, мужчины чаще сдерживают проявление эмоций, чем женщины (60 против 40%), и больше нуждаются в эмоциональном участии (100 и 60%). При этом представители сильного пола чаще игнорируют эмоциональные проблемы (80 против 30%). Женщины чаще сохраняют эмоциональную безучастность в отношениях (60 против 40%). Можно сделать вывод, что у мужчин эмоциональные проблемы маскируются или даже отрицаются на уровне самооценки.

Среди дружащих девочек отношения более доверительные, чем среди мальчиков. У девочек стремление к близким дружеским отношениям с противоположным полом завязываются раньше, чем у юношей.

В литературе отмечается большая эмоциональная чувствительность и эмоциональная нестабильность женщин. Изучение этого вопроса с помощью оценок собственных жизненных проявлений выявило, что лица женского пола явно превосходят лиц мужского пола во всех возрастных группах по эмоциональной возбудимости, в меньшей степени — по интенсивности, еще в меньшей степени — по длительности сохранения эмоций и эмоциональной устойчивости.

Лица женского пола уделяют значительно большее внимание эмоциональным аспектам межличностных отношений и своим переживаниям. Считается, что они более эмпатичны. Вероятно, это происходит потому, что девочки морально созревают раньше, чем мальчики.

В отношении обидчивости существенных половых различий не выявлено, а оценки собственной мстительности у лиц мужского пола были выше, чем улиц женского пола.

По данным исследований, как у мужчин, так и у женщин, распространен эмоциональный тип, когда доминирует радость при равенстве страха и гнева. Кроме того, у мужчин наиболее распространенной является структура, в которой гнев и радость преобладают над страхом, а у женщин наиболее распространенной является структура эмоциональности, в которой доминируют радость и страх. Эти данные согласуются с имеющимися уже в научной литературе данными о большей выраженности у мужчин прямой физической и вербальной агрессии. Одинаковую предрасположенность женщин к гневу и страху можно объяснить с позиций К. Изарда, полагающего, что склонность к страху может уравновешивать предрасположенность к гневу, удерживая индивидов от агрессивных поступков и конфликтов, или переводя их в более «мягкие» формы. С другой стороны, гнев может служить защитой от страха, давать психологическую компенсацию и разрядку, повышая чувство уверенности в себе.

В зарубежных исследованиях эмоциональные особенности женщин связывают с их социальным положением в обществе и рассматривают их в двух плоскостях: как вину семейных работающих женщин и как страх женщин перед успехом.

Вина у семейных работающих женщин стала объектом пристального внимания западных психологов. Она является следствием внут- риличностного конфликта, когда женщина стремится соответствовать и роли хранительницы семейного очага, и роли хорошего профессионала. Эти две роли предъявляют к женщинам противоречивые требования, и часто женщинам просто не хватает физических и психических ресурсов, чтобы хорошо исполнять и ту и другую роль. Понимая это, женщина начинает переживать вину перед детьми, мужем, перед начальством на работе, что может вылиться в психосоматические симптомы.

Чувство вины перед детьми (очевидно, особенно остро переживаемое, когда женщина после рождения ребенка возвращается на работу и как бы покидает его) продуцирует определенные паттерны поведения с ними, в частности — сверхкомпенсационное поведение, которое называют «подавляющей любовью». Сверхкомпенсация принимает разные формы. В одном случае, мать, придя вечером с работы, пытается компенсировать ребенку весь день своего отсутствия плотным общением и заботой, выполнением всех его желаний, не давая возможности ему расслабиться. Вечером большинство детей после такой материнской опеки становятся психически «издерганными».

Другие формы — покупка ребенку большого количества игрушек, особенно если мать была в командировке или задержалась с работы. Называют такое поведение «поведением для себя», так как игрушки нужны не столько ребенку, сколько матери, пытающейся загладить таким путем свою вину. Все это приводит, в конечном итоге, к неправильному воспитанию ребенка, развитию у него несамостоятельности, тревожности и другим личностным искажениям.

Считается, что переживание вины делает женщину как мать менее эффективной. Ребенок, поняв, что мать испытывает перед ним вину, начнет манипулировать ею, специально вызывать у матери эмоциональное переживание. Это, в свою очередь, может вызвать у матери гнев и даже ненависть к ребенку. Ряд психологов утверждает, что когда женщина винит себя за то, что она недостаточно хорошо справляется со своими материнскими обязанностями, ее общение с ребенком очень часто сопровождается многочисленными вспышками «беспричинного» гнева.

В отношениях с супругом чувство вины у работающей женщины может проявляться в отказе от помощи мужа в домашних делах. Женщина преднамеренно не просит мужа о помощи, чтобы «не разочаровать» его как хозяйка дома. Кроме того, женщина, испытывая вину перед детьми и мужем, подсознательно стремится отказаться от карьеры на работе, тем более, что культурные традиции не одобряют жен, добившихся большего успеха по сравнению со своими мужьями. Этот феномен получил название «конфликт боязни успеха».

Наконец, чувство вины перед семьей заставляет женщину меньше внимания обращать и на себя, так как другие (дети и муж) остаются без ее внимания.

Даже успех вызывает у женщин тревогу, так как ассоциируется с нежелательными последствиями — утратой женственности, потерей значимых отношений с социальным окружением. Успех в профессиональной сфере и в сфере значимых отношений (семья, друзья) представляется для женщины взаимоисключающим. Поэтому, отдавая предпочтение значимым отношениям, она начинает бояться успеха в профессиональной деятельности.

Страх успеха иногда считают изначально присущей женской природе особенностью, тормозящей достижения женщин в любой сфере деятельности. Психологи видели в появлении страха успеха влияние и внешних факторов. В пользу этой точки зрения свидетельствует тот факт, что в тех ситуациях, где достижения приемлемы с полоролевой точки зрения, страх достижения успеха у женщин не появляется. Так, исследования показали, что страх успеха у женщин, занятых в медицине (сфере, нетипичной для женщин Запада), выше, чем у учителей (в сфере, типичной для женского пола). То же получено при сравнении женщин-инженеров с медсестрами. Страх успеха достигал максимума, когда женщина находилась на вершине инженерной иерархии и имела много семейных обязанностей.

Страх успеха проявляется у женщин в меньшей степени, если они не составляют большинство в смешанной по половому признаку группе или когда они работают в одиночестве.

Страх успеха возможен и у мужчин, когда род их деятельности не соответствует их гендерной роли, а также в тех случаях, когда они не хотят вызвать зависть своих сослуживцев.

В ряде исследований получены доказательства того, что выраженность тех или иных эмоциональных свойств личности может влиять на профессиональное самоопределение. Так, выявлено, что выпускники средней школы, обладающие лабильностью[2] эмоций, проявляют интерес к профессиям типа «человек—человек» и «человек—художественный образ»; обладающие эмоциональной чувствительностью — к профессиям типа «человек—природа», а обладающие стабильностью эмоций — к профессиям типа «человек—техника» и «человек—знаковая система».

По данным науки, 23% писателей отмечают у себя в школьные годы повышенную эмоциональную впечатлительность, которая нередко выступала в роли первого толчка к их литературному творчеству. Эмоциональную впечатлительность некоторые писатели называют величайшим даром: «Если человек не растеряет этот дар на протяжении трезвых лет, то он поэт или писатель», — писал К.Г. Паустовский.

К сожалению, вопрос о роли эмоциональной сферы в выборе профессии и успешной деятельности в ней изучен слабо.

Если говорить о конкретных профессиях, то, как отмечается, эмоциональность учителя является важнейшим фактором воздействия и взаимодействия в учебно-воспитательной работе — от нее зависит успех эмоционального воздействия, она мобилизует учащихся, побуждает их к действиям, активизирует их интеллектуальную активность.

Качественная эмоциональность учителей-женщин (склонность к проявлению эмоций разной модальности) имеет четкую динамику изменения эмоциональной сферы с увеличением педагогического стажа.

В первые годы работы в школе склонность к переживанию радости у молодых учителей уменьшается, а к переживанию печали, гнева и страха увеличивается. Затем, по мере увеличения стажа и приобретения опыта, картина меняется: склонность к переживанию радости возрастает, а к переживанию отрицательных эмоций уменьшается. Возрастает и оптимизм учителей. Очевидно, это связано с тем, что, с одной стороны, у учителей становится меньше ошибок и неудач, а с другой — вырабатывается своеобразный иммунитет против неудач и огорчений, которые возникают в ходе педагогической деятельности. Важно и то, что с увеличением стажа снижается гневливость учителей.

Из четырех изученных модальностей эмоций самые высокие оценки заметны по эмоции радости. Оценки печали были выше, чем страха и гнева, что представляется закономерным: страх и гнев — плохие помощники в педагогической деятельности, так как они приводят к растерянности, скованности учителя, препятствуют проявлению им творческой инициативы, стремлению к инновациям, мешают налаживать контакт с учащимися.

Самая высокая эмоциональность выявлена у учителей начальных классов, что можно связать с особенностью контингента учащихся, с которым они работают, его отзывчивостью и непосредственностью в выражении своих чувств.

Согласно проведенным исследованиям, эмоциональная устойчивость является профессионально важным качеством учителя.

Выявлены эмоциональные различия между учителями-предмет- никами. У учителей физкультуры, технологии и пения общая эмоциональность выражена больше, чем у учителей, преподающих гуманитарные и естественные науки.

Выявление эмоциональных типов показало, что у учителей-жен- щин доминировали второй (радость преобладает над одинаково выраженными гневом и страхом), третий (при доминировании радости страх преобладает над гневом) и шестой (одинаково выраженные радость и страх преобладают над гневом) типы. При этом у учителей с низким уровнем профессионального мастерства чаще встречался (в 64% случаев) второй тип и не было случаев, когда бы гнев и страх доминировали над остальными эмоциями. У учителей со средним уровнем мастерства доминировали первый, второй и шестой типы (соответственно 21, 21 и 18% случаев). То же выявлено и у учителей с высоким уровнем мастерства (соответственно 22, 19 и 14% случаев).

Таким образом, у учителей со средним и высоким уровнем мастерства отмечается большее разнообразие эмоциональных типов, чем у учителей с низким уровнем мастерства.

Существующий у педагогов эмоциональный фон очевидно во многом зависит от того, с каким контингентом они работают.

Обнаружена существенная деформация эмоциональной сферы сотрудников детского дома. У большей их части доминируют отрицательные эмоции (печаль и страх). У 75% всей выборки уровень личностной и ситуативной тревожности оказался выше нормы. Отмечен высокий уровень проявления эмоциональности при общении с воспитанниками. Выявлена низкая способность к адекватному опознаванию вида эмоционального переживания человека по его голосу (т.е. слабо развит эмоциональный слух). На фоне большей «эмоциональной глухоты» сотрудников детского дома у них проявляются и другие особенности в опознавании конкретных эмоций. Они реже по сравнению с учителями школ опознают радость, страх и особенно гнев, а также нейтральный фон (табл. 7).

С увеличением стажа работы в детском доме деформация эмоциональной сферы сотрудников возрастает. Примечательно при этом,

Таблица 7

Количество лиц (в %) с отклонениями от нормы по ряду характеристик эмоциональной сферы

Показатель

Сотрудники детского дома

Учителя

школы

Выпускники

педагогического института

Эмпатия

11

16

31

Социальная эмоциональность

63

60

56

Социальная пластичность

54

24

33

Тревожность

65

52

50

Эмоциональный слух

74

40

22

Распознают менее трех эмоций

39

28

7

что между сотрудниками детского дома и их воспитанниками обнаруживается большее сходство в эмоциональной сфере, чем между сотрудниками детского дома и учителями школы.

Опрос абитуриентов и студентов педагогических институтов показал, что среди многих профессионально важных для учителя качеств они ставят эмпатийность на первое место. У молодых учителей со стажем до пяти лет значимость этой эмоциональной характеристики учителя возрастает еще больше. Лишь у опытных учителей со стажем шесть лет и больше эмпатия занимает второе место, уступая по значимости профессиональным знаниям и интеллекту.

Общая экспрессивность поведения с увеличением стажа практически не изменяется, хотя снижение по отдельным каналам экспрессии имеется. У учителей с большим стажем (свыше 20 лет) быстрее темп речи, больше ее образность и интонационная выразительность, чем у учителей с малым стажем (до пяти лет).

Самая высокая экспрессивность — у учителей со средним уровнем профессионального мастерства. Учителям с высоким уровнем педагогического мастерства присуща средняя степень выраженности экспрессивности, в то время как у учителей с низким уровнем мастерства наблюдается слабая выраженность экспрессии при большом количестве лишних движений. Вероятно, учителя со средним уровнем мастерства научились проявлять экспрессию, но не научились ее контролировать. Таким образом, между уровнем мастерства и экспрессивностью имеется инвертированная криволинейная зависимость. Очевидно, что для эффективности педагогической деятельности плоха как слишком высокая, так и слишком низкая экспрессивность учителя.

Чрезмерно выраженная эмоциональная устойчивость (невозбу- димость) оказывает отрицательное влияние на психорегуляцию педагогической деятельности. Но, с другой стороны, высокая эмоциональность и экспрессивность учителя также вредят делу.

У учителей начальной школы общая экспрессивность выше, чем у учителей, преподающих в средних и старших классах, что свидетельствует об их большей открытости и непосредственности в выражении своих чувств в общении с младшими школьниками.

Уровень эмпатийности у учителей—практических психологов к родителям, старикам и животным выше, чем у учителей-предметни- ков, по отношению к детям и литературным героям — одинаковый, а по отношению к незнакомым людям — ниже. Учителя, получающие второе образование практического психолога, по отношению ко всем объектам имеют более высокую эмпатийность, чем учителя- предметники. Меньше всего эмпатийность выражена у студентов — выпускников педагогического вуза.

Важным профессиональным качеством педагога является проницательность. Это качество связано с эмоциональной сферой человека. Лица с низкой проницательностью чаще всего «гипоэмотивные», имеющие низкие баллы по всем трем модальностям (радость, гнев, страх), а также «боязливые», имеющие высокий балл по эмоции страха, и «гневливые», имеющие высокий балл по эмоции гнева. Таким образом, для некоторых профессий, их нормального функционирования необходима достаточная выраженность эмоциональности.

У учителей по сравнению со студентами эмоции менее выразительны, а студенты в большей мере склонны проявлять негативные эмоции и хуже умеют адекватно проявлять эмоции.

Успешность взаимодействия учителей с учащимися зависит не только от эмпатийности первых, но и от социального статуса и особенностей личности вторых. Среди трех типов педагогов имеются учителя, ориентированные на личность учащихся. Их особенностью является высокая эмпатийность, коммуникабельность. Оказалось, что оптимальное взаимодействие этих учителей имеется только с отверженными учениками. С другими учащимися (активными и общительными, принятыми коллективом и т.п.) у этих учителей могут возникать не только неоптимальные, но даже конфликтные отношения. Отсюда можно предположить, что эмпатичные нужны в основном страждущим, нуждающимся в сочувствии, поддержке, помощи. Других же высокая эмпатийность объекта взаимодействия, его чрезмерная заботливость, участливость может и раздражать.

Медицина тоже является той сферой деятельности человека, где преобладают негативные эмоциональные состояния. Больные ждут от медицинского персонала сочувствия, заботливости, что требует проявления эмпатийности. Поэтому считается, что в медицину, как и в другие социономические профессии, должны идти люди с высоким уровнем эмпатии. Полагают, что высокая эмпатичность врача помогает лучше прочувствовать состояние пациента. Наряду с этим врача характеризует способность легко преодолевать неприятные впечатления.

Нельзя не учитывать и того, что медицинские работники, постоянно сталкивающиеся со страданием людей, вынуждены воздвигать своеобразный барьер психологической защиты от больного, становиться менее эмпатичными, иначе им грозят эмоциональное перегорание и даже невротические срывы. Кстати, показано, что у двух третей врачей и медицинских сестер реанимационных отделений наблюдается эмоциональное истощение как один из симптомов эмоционального выгорания. В другой работе выявлено, что эмоциональное выгорание сильнее выражено у врачей-кардиологов, чем у вра- чей-онкологов и стоматологов. Это объясняется тем, что кардиологи чаще находятся в экстремальных ситуациях.

Отсюда требования, предъявляемые к эмоциональной сфере медицинских работников, довольно противоречивые. Наряду с эмпа- тичностью медики должны быть и эмоционально устойчивыми. Как чрезмерная эмоциональность, так и эмоциональная заторможенность могут быть препятствием для осуществления четких и быстрых действий.

Как выявлено, медицинские сестры имеют разные типы эмоциональности. Так называемая «сестра-рутинер» не сопереживает больным, не сочувствует им. Тип «нервной сестры» склонен к эмоциональной нестабильности, к невротическим реакциям. Они раздражительны, вспыльчивы, выглядят хмурыми, как бы обиженными на ни в чем не повинных больных. Их преследует страх заразиться или заболеть «тяжелой болезнью». Пожалуй, только сестра материнского типа отвечает требованиям своей профессии: она эмпатична и заботлива.

Исследования эмпатии медицинских сестер, проведенные в нашей стране, однозначно показали только одно: у них нет очень высокой эмпатии. В остальном данные довольно противоречивы.

Обнаружились некоторые различия в эмоциональной сфере сестер, работающих в отделениях реанимации, и сестер, работающих в поликлинике или в терапии. Хотя у всех сестер уровень тревожности средний, у первых он все же несколько выше, что можно связать со спецификой их работы в экстремальных ситуациях. У сестер из отделений реанимации выше и способность к эмоциональной идентификации с больными, но ниже эмоциональная устойчивость.

У врачей эмпатичность несколько выше, чем у медицинских сестер, а по нейротизму различий не выявлено.

По мере обучения в вузе у будущих врачей меняется эмоциональное состояние: от беспечности, расслабленности, безмятежности у первокурсников наблюдается сдвиг в сторону тревожности, напряженности и большей душевной мягкости у третьекурсников (табл. 8). Очевидно, это обусловлено тем, что с третьего курса студенты-медики начинают общаться с больными. Так, сопоставление эмпатич-

Таблица 8

Выраженность эмоциональных особенностей у студентов-медиков разного

пола (баллы)

Эмоциональная особенность

Мужчины

Женщины

Отзывчивость

4,58

4,80

Чуткость

4,51

4,77

Жалостливость

4,36

4,61

Сострадание

4,24

4,57

Сожаление

4,20

4,46

ности будущих врачей — студентов медицинского вуза и отношения к больным, с которыми студенты имели контакт в течение двух недель, показало, что у высокоэмпатичных студентов положительное отношение к больным возрастало по сравнению с первым впечатлением, в то время как у 50% низкоэмпатичных отношение не менялось, либо наблюдалось ухудшение отношения к больному.

Сфера искусства в этом плане до сих пор не привлекла к себе должного внимания психологов. Поэтому эмоциональные особенности музыкантов, артистов, художников изучены очень слабо.

Важным условием успешности музыкально-исполнительской деятельности на эстраде является эмоциональная устойчивость (табл. 9). Так, у лауреатов обнаружен минимальный уровень пред- концертной тревоги. В то же время у новичков предконцертная тревога высокая («эстрадобоязнь»). Но вообще ясно, что экспрессия музыканта-исполнителя (эмоциональный или интеллектуальный компонент) влияет на адекватность распознавания слушателями эмоционального содержания музыки.

Высказывалось мнение, что музыкальность не имеет ничего общего с экзальтированной восторженностью или, напротив, всепоглощающей тоской и другими крайними эмоциональными проявлениями. Так это или нет, можно выяснить, только проводя обследование эмоциональной сферы музыкантов.

Музыкантов можно охарактеризовать как более эмпатичных, более тревожных, обладающих способностью к более адекватному опознанию эмоций. Они более энергичны и эмоциональны. Характерно, что ни один из этих показателей эмоциональной сферы не связан с уровнем образования.

В то же время специфика деятельности — исполнительская или педагогическая — отражается на характере доминирующего эмоцио-

Таблица 9

Выраженность профессиональных характеристик у учащихся хореографического училища с различной эмоциональной реактивностью

(баллы)

Характеристика

Эмоциональная реактивность

Достоверность

высокая

низкая

Эмоциональная выразительность

4,25

3,70

0,01

Артистичность

4,12

3,60

0,05

Танцевальность

3,99

3,60

-

Классический танец

3,84

3,51

-

Характерный танец

4,02

3,50

0,05

Актерское мастерство

4,20

3,72

0,05

нального фона и эмоционального реагирования. Так, исполнителям по сравнению с педагогами в большей мере присуще переживание радости, в то время как проявление отрицательных эмоций и интенсивность эмоционального реагирования в процессе социального взаимодействия у них выражены весьма слабо.

Эмоциональные особенности музыкантов, по данным исследований, связаны с уровнем их музыкальности. Чем большее душевное спокойствие проявляет музыкант, тем выше его музыкальность, и чем выше тревожность, тем ниже уровень развития музыкальности (однако ряд работ утверждает другой тезис: музыкальные способности связываются с эмоциональной неустойчивостью, высокой тревожностью). У кого музыкальность низкая, тем свойственны переживания печали и страха, а позитивные эмоции либо выражены слабо, либо не выражены вообще.

Эмоциональный слух (способность определять эмоции по речи и пению) часто не связан с уровнем развития музыкальности.

Исследования выявили, что все характеристики успешности овладения хореографическим искусством выражены больше у тех учащихся хореографических училищ, которые имеют высокую эмоциональную реактивность.

Высокий нейротизм выявлен примерно у 84,4% артистов балета. Характерной для них оказалась и высокая тревожность. Очевидно, это неслучайно. Низкая тревожность может служить помехой творчеству. Да и сами артисты указывают на необходимость эмоционального подъема, беспокойства. У тех, у кого эмоциональная выразительность высокая, чаще всего был средний нейротизм.

В зависимости от наличия таланта иногда выделяют две группы — «ведущие солисты» и «рядовые артисты». Так называемые «рядовые» артисты характеризуются высокой тревожностью и эмоциональной неустойчивостью. Эти особенности эмоциональной сферы коррелируют с чрезмерной психической напряженностью, которая обусловливает трудности самовыражения и творческого перевоплощения на сцене. Эмоциональный слух у «рядовых» артистов соответствует норме. Выявляется у них и некоторая эмоциональная заторможенность, чрезмерное ограничение чувств.

У «ведущих солистов» тревожность на верхнем уровне нормы или чуть выше, а эмоциональный слух высоко развит.

На слух у артистов лучше определяется эмоция радости и нейтральное состояние, хуже — гнев и печаль. Это является специфичным для артистов балета по сравнению с медиками и инженерами, которые тоже лучше всего определяют нейтральное состояние, но вторым по определяемости у них идет страх, затем печаль и гнев, а радость по количеству правильных опознаний стоит на последнем месте.

По некоторым данным, экстраверты-танцовщики выбирают партии, побуждающие к переживанию гнева, а интроверты-танцовщики — к переживаниям печали и страха.

Особое значение имеют эмоции у актеров драматических театров. Они должны изображать эмоциональные переживания своих героев, а это требует от них собственного глубокого сценического переживания, которое зависит от эмоциональной возбудимости и реактивности, а также от богатого чувственно-конкретного воображения.

У подростков, наиболее способных к актерскому творчеству, было более выраженное увеличение частоты сердечных сокращений в ответ на мысленное представление эмоционально окрашенной ситуации.

Студенты театрального вуза, успешно овладевающие основами актерской профессии, характеризуются значительно большей эффективностью управления реакциями (ее произвольная активация и произвольное угасание) с помощью мысленного представления эмоционально окрашенных ситуаций. В то же время отмечается, что высокая эмоциональная реактивность сама по себе не является показателем актерской одаренности или профессионального мастерства. Скорее важна умеренная эмоциональная реактивность, но при высокой эмоциональной лабильности.

Отмечается и ряд особенностей эмоциональной реактивности более успешных студентов актерского отделения по сравнению с менее успешными. Первые характеризуются более высоким исходным уровнем эмоциональной активации и менее выраженной тенденцией к увеличению этого уровня после удара током. Они же характеризуются большей амплитудой и меньшим временем ответной реакции на воображаемый удар током. У них наблюдается большее соответствие амплитуды реакции на воображаемый удар током амплитуде реакции на действительный удар током.

Актеры по сравнению с представителями других профессий проявляют большую подверженность чувствам (фактор G по Дж. Кет- телу), более впечатлительны, обладают широкой палитрой чувств (фактор 7), у них более выражено стремление постоянно отслеживать свои эмоции и чувства и, несмотря на это, их поведение более экспрессивно (фактор F).

У актеров по сравнению с людьми технических профессий повышена личностная тревожность и эмоциональная неустойчивость (нейротизм). Эмпатийность тоже больше выражена у актеров, но существенные различия выявлены только между группами мужчин. Между актерами — мужчинами и женщинами различий по эмпатии нет, а тревожность выше у женщин.

Склонность к исполнению тех или иных музыкальных произведений оркестрантами зависит от наличия у них экстраверсии или интроверсии. Первые стремятся исполнять произведения, побуждающие к переживанию радости, и избегают произведений, навевающих печаль; вторые игнорируют музыкальные произведения, вызывающие переживание гнева и радости.

В специальных исследованиях последних лет выявлены некоторые особенности эмоциональной сферы ведущих телевизионных программ и дикторов телевидения. Общим для них является эмоциональная «толстокожесть» и дисциплина эмоций. Это согласуется с уже известными данными, указывающими на то, что дикторам телевидения необходимо умение владеть своим настроением.

Дикторы (телевизионные ведущие) характеризуются эмоциональной устойчивостью, умением скрывать свои эмоциональные переживания, управлять эмоциями.

Для ведущих телепрограмм характерны эмоциональная гибкость, способность не расстраиваться из-за пустяков, любовь к острым ощущениям, выраженная эмоциональная «толстокожесть», что позволяет им преодолевать напряженные конфликтные ситуации, жестокость в обращении с людьми. У них отсутствует самообвинение и неудовлетворенность собой.

Тем и другим присуща высокая эмоциональная оценка себя (они себе, в основном, нравятся, собою довольны).

Выявлено также, что у популярных среди зрителей ведущих отмечается эмоциональность, экспрессивность и оптимистичность.

В отношении эмоциональных характеристик представителей других профессий данные пока еще скудные.

Так отмечается, что для летной деятельности неоптимальным является как высокий, так и слишком низкий уровень тревожности. Несчастные случаи возникают у пилотов, обладающих меньшей боязнью опасности. Аварийность водителей, управляющих большегрузными самосвалами, связана с фрустрационной напряженностью и тревогой.

Предприниматели придерживаются мнения, что бизнесом могут заниматься как эмоционально чувствительные люди, так и «жесткие», «толстокожие». Согласно другой точке зрения, в бизнесе нужны люди, которые могут спокойно решать любые поставленные задачи. Эмоции же мешают объективно оценить реальность и потому их надо исключать из оценок и действий. Объективные исследования во многом подтверждают вторую точку зрения. Предприниматели могут быть отнесены к эмоционально устойчивым лицам. По этому показателю они превосходят как потенциальных предпринимателей, так и не занимающихся бизнесом. При этом активно занимающиеся бизнесом отличаются более высоким уровнем эмоциональной стабильности. Они редко доверяют своим эмоциональным впечатлениям. Круг ситуаций, вызывающий у них сильные эмоциональные реакции, весьма ограничен. Эмоциональное равновесие сохраняется у них и в межличностном общении.

Потенциальных предпринимателей отличает средний уровень эмоциональной устойчивости. Они сохраняют спокойствие в ситуациях, развитие которых они могут предсказать. Дополнительные и неожиданные трудности нарушают их эмоциональное равновесие, появляются тревога, беспокойство, эмоциональное напряжение. Критика окружающих вызывает раздражение.

У мужчин-предпринимателей, отличающихся низкой личностной тревожностью, практически отсутствует страх действия. При этом они меньше подвергаются страху, чем женщины-предприниматели.

Среди работников бюджетной сферы большинство имеют личностную тревожность и выраженный страх действия.

Следует запомнить:

базальные эмоции, школьная тревожность самооценочная тревожность, межличностная тревожность, сверхкомпенсационное поведение, конфликт боязни успеха, поведение для себя, предконцертная тревога.

Вопросы и задания по главе 10

  • 1. Почему в психологии так важно изучение особенностей эмоциональной сферы человека?
  • 2. Расскажите о возрастных особенностях развития эмоциональной сферы?
  • 3. Дайте общее представление об особенностях развития эмоциональной сферы мужчин и женщин.
  • 4. Что такое сверхкомпенсационное поведение?
  • 5. Что такое базальные эмоции?

В. Дайте представление о конфликте боязни успеха.

  • 7. Что такое лабильность?
  • 8. Расскажите об эмоциональных отличиях медицинских работников, педагогических работников, людей творческих профессий.

  • [1] Базальные эмоции — теоретический конструкт, объединяющий эмоцииминимального набора, на базе которых формируется все многообразиеэмоциональных процессов и состояний. К подобным эмоциям относятэмоции радости, горя (печали), страха, гнева, удивления, отвращения.Именно они фиксируются при электрической стимуляции различных подкорковых зон мозга.
  • [2] Лабильность (от лат. labilis — скользящий, неустойчивый) (физиол.) — функциональная подвижность, скорость протекания элементарных цикловвозбуждения в нервной и мышечной тканях. Понятие «лабильность» введено русским физиологом Н.Е. Введенским (1886), который считал меройлабильности наибольшую частоту раздражения ткани, воспроизводимуюею без преобразования ритма. Лабильность отражает время, в течение которого ткань восстанавливает работоспособность после очередного циклавозбуждения. В биологии и медицине термином «лабильность» обозначаютподвижность, неустойчивость, изменчивость (например, психики, физиологического состояния, пульса, температуры тела и т.д.).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >