Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow История международных отношений и внешняя политика России в Новое время. XVI

ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПРЕОБЛАДАНИЕ ФРАНЦИИ В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ: ОТ ПИРЕНЕЙСКОГО МИРА ДО РЕГЕНБУРГСКОГО СОГЛАШЕНИЯ (1659-1684 гг.)

Выдающиеся политики-кардиналы А. Ришелье и Д. Мазарини заложили основы будущего величия Франции. Людовик XIV, добиваясь политической гегемонии Франции в Западной Европе, опирался на результаты их трудов.

Экспансионистские планы Версаля. Людовик XIV стал править единолично в 1661 г. после смерти своего первого министраД. Мазарини. Воспитанный им прежде всего как государственный деятель, Людовик был монархом-профессионалом, человеком долга. Король, сам никогда не участвовавший в полевых баталиях, делал ставку на силовое решение международных проблем. Одним из самых частых его выражений было: «Я слишком люблю войну». Вместе с тем он придавал большое значение дипломатическим методам. И его дипломатия зачастую являлась не менее искусной, нежели дипломатия его талантливых предшественников. Людовик не жалел средств на содержание дипломатов и гражданских служащих своего департамента иностранных дел, дополнительно награждая их за добросовестную службу. Даже в военное время, когда количество посольств было ограничено, французские миссии контролировали территорию от Стокгольма до Стамбула и от Москвы до Марокко. Систематический подкуп иностранных монархов и их министров, маршалов и генералов, кардиналов и епископов Людовик считал универсальным средством «завоевания» союзников: «Я не жалею денег для важных дел и главным образом с целью увеличить число моих друзей и уменьшить число моих врагов».

В последние шестнадцать лет правления Людовика департамент иностранных дел возглавлял первоклассный администратор Ж. Кольбер де Торси (однофамилец генерального контролера финансов). Кольбер организовал департамент регулярной дипломатической службы и дипломатический архив, для которого он лично приобрел бумаги кардинала А. Ришелье и другие исторические документы, при нем появилась строгая бюрократическая иерархия из восьми категорий служащих в министерстве иностранных дел. Усилилось и влияние государственного секретаря по иностранным делам и его помощников на решения Королевского совета.

Зарубежные послы почитали за честь побывать дома у Кольбера, к тому же именно его было необходимо просить о личной аудиенции с королем. Глава секретариата иностранных дел вел личную переписку со многими европейскими дипломатами и политиками, получая от них немало полезной информации. Своим послам при составлении ими рапортов о результатах миссий, Кольбер советовал избегать так называемого «венецианского стиля», изобиловавшего большим количеством фраз, но малым количеством выводов, а делать акцент на личных впечатлениях о способе управления в том или ином государстве, о структурах власти, на составлении общих прогнозов развития событий.

Когда после «людовиковской эпохи» французский абсолютизм стал клониться к упадку, его дипломатия по-прежнему считалась и, безусловно, являлась самой лучшей и эффективной в Европе, и это во многом было результатом деятельности Кольбера де Торси.

Объектами территориальной экспансии французского короля являлись владения испанских Габсбургов — Южные Нидерланды, Франш- Конте, Ломбардия (Миланское герцогство), а также те земли Лотарингии и Эльзаса, которые после Вестфальского (1648) и Пиренейского (1659) мирных договоров оставались в составе Священной Римской империи.

Захватнические планы Франции привели к четырем войнам — «деволюционной» 1667—1668 гг., «голландской» 1672—1679 гг., войне за «пфальское наследство» 1688—1697 гг. и «испанское наследство» 1701 — 1714 гг. В них участвовали многие европейские государства, объединявшиеся в различные, но неизменно антифранцузские коалиции.

Действие французской дипломатии по изоляции своих внешних противников. С середины 1660-х гг., когда Людовик XIV встал на путь реализации своих замыслов, международная обстановка, казалось, им благоприятствовала — потенциальные противники Франции были ослаблены и разобщены.

Испания теряла политический престиж в связи с упадком своего военного могущества. В 1640 г. Португалия вернула себе независимость, и испанская монархия почти 30 лет предпринимала против нее военные действия, но так и не смогла восстановить власть над своей небольшой пиренейской соседкой, получавшей финансовую помощь из Парижа и Лондона. В 1665 г. испанский престол занял физически и умственно недоразвитый Карл II (1665—1699) — последний испанский король из династии Габсбургов, при котором испанское правительство проявило полную неспособность эффективно решать государственные вопросы.

В Германии французская дипломатия старалась поддерживать и усовершенствовать то, что было достигнуто Вестфальским миром. В 1658 г. католические и протестантские ассоциации немецких князей объединились в Рейнский союз для защиты Вестфальских соглашений и сохранения коллективной безопасности членов Союза. В Союз входил также шведский король в качестве владельца Бремена, Вердена и Висмара. Эта организация, имевшая постоянное десятитысячное войско, содержавшееся на деньги французской казны, послужила главным орудием Франции в ее борьбе с Габсбургами и помощником в ее агрессии против Южных (Испанских) Нидерландов. Союз просуществовал недолго — до 1667г., когда Людовик стал более заинтересован в территориальной экспансии Франции, нежели в равновесии сил в Империи (Рейнский союз как субъект международных отношений послужит прецедентом в качестве попытки французского расчленения Германии без формальной аннексии ее территорий, что подтвердиться повторением формулы Рейнского союза во времена Наполеона Бонапарта).

Для Австрийской монархии результатом Тридцатилетней войны стал новый этап консолидации, но позиции венского двора в Германии ослабли. В 1660-е гг. основное внимание императора Леопольда I (1658—1705) поглощала война с Турцией (см. гл. 10 § 3), а также проблема закрепления и фактического присоединения к Австрии областей Венгерского королевства, что вызвало серьезную оппозицию тамошнего дворянства.

Международное положение Англии было ослаблено реставрацией на ее престоле Стюартов (1660) и их попытками установить в стране абсолютистско-католический режим. Карл II (1660—1685), будучи в непрерывной ссоре с парламентом, искал помощи за границей, прежде всего у французского короля. Любивший роскошь и развлечения, постоянно нуждающийся в деньгах Карл фактически состоял на жалованьи у Людовика. В 1662 г. он продал Франции порт Дюнкерк (захваченный англичанами у испанцев в 1658 г.) официально за 5 млн ливров, но дал при этом тайную расписку в получении 8 млн, положив 3 млн в собственный карман. Подобная «финансовая дипломатия» помогала Людовику оказывать влияние на Карла и всю внешнюю политику Англии на европейском континенте, которая до «Славной революции» 1688 г. не отличалась последовательностью. Людовик убедил Карла в целесообразности для Англии заключения союза с Португалией, решив при этом одну из внешнеполитических задач Франции — предотвращение возможности англо-испанского альянса. Испанский король Филипп IV, несмотря на весь свой дипломатический опыт, пришел в крайнее возмущение этим шагом Карла, который получал помощь Мадрида в годы эмиграции.

Еще одна задача французской дипломатии — не допустить сотрудничества между Англией и Республикой Соединенных Провинций Нидерландов. Острое торговое и колониальное соперничество между этими морскими державами вылилось в англо-голландские войны (1652—1654, 1664—1667). Противоборство с Англией побудило правящую олигархию Республики стремиться к возобновлению былого союза с Францией. В свою очередь, Людовик желал привлечь голландцев в свой лагерь, поскольку их помощь была необходима Франции для успешной войны против Испании: Соединенные Провинции имели больше кораблей, чем все остальные европейские страны, вместе взятые. В 1662 г. был подписан франко-голландский договор, по которому французское королевство и Республика гарантировали друг другу свои владения.

Однако франко-голландские отношения не могли быть прочными из-за желания Людовика аннексировать Испанские Нидерланды и введения Парижем высокого таможенного тарифа на ввоз голланд ских товаров во Францию (1667). Соединенные Провинции, опасаясь непосредственного соседства с могущественной Францией, предпочитали иметь на своих границах ослабленные германские земли и беспомощные Испанские Нидерланды, территориально удаленные от метрополии. Предложения о разделе южно-нидерландских провинций, делавшиеся кардиналом Д. Мазарини еще в 1650-х гг., голландцы отклоняли, полагая, что в этом случае Франция из «доброго друга» превратится в «плохого соседа». И в дальнейшем в Гааге рассматривали возможности противодействия французским планам частичной или полной аннексии Испанских Нидерландов. В Париже недооценили способности буржуазной республики к сопротивлению — именно Голландия станет организатором всех антилюдовикских коалиций.

«Деволюционная» война. Предлог для войны, развязанной, как и все последующие, Людовиком XIV, соответствовал духу времени — он был династическим. Еще при заключении Пиренейского мира (1659) Д. Мазарини внес в него пункт о браке испанской инфанты Марии Терезии, дочери короля Филиппа IV, с молодым тогда Людовиком. Таким образом, в случае пресечения мужской линии испанских Габсбургов французские Бурбоны получили бы права на престол Испании.

Парируя эту угрозу, Мадрид добился официального отказа Марии Терезии от наследства, но дал вовлечь себя в ловушку, обязавшись по брачному контракту выплатить Людовику огромное приданое в 500 тыс. экю. Дальновидный Мазарини понимал, что подобная сумма окажется непосильной для бюджета Испании и Франция сможет как минимум требовать территориальных компенсаций. Так и случилось. Переход испанского престола к Карлу II Габсбургу дал основание Парижу потребовать от Испании уступки Южных Нидерландов взамен невыплаченного приданого или возврата Марии Терезии — французской королеве — права на испанскую корону.

Карл был сыном Филиппа от второго, Мария Терезия — дочерью от первого брака, а по гражданскому праву Фландрии (одной из областей Южных Нидерландов) дети от второго брака не наследовали имущество отца при наличии таковых от первого.

Людовик придал этому правилу политическое и расширенное толкование, распространив его на престолонаследие и отнеся ко всем испанским провинциям в Нидерландах. Ввиду отказа Мадрида удовлетворить французские притязания Людовик объявил Испании войну, названную «деволюционной» (от термина из фламандского наследственного права).

В мае 1667 г. Франция начала военные действия; ее войска, легко преодолевая слабое сопротивление испанцев, оккупировали большую часть Южных Нидерландов. Сохранявшаяся у европейских политиков после Пиренейского мира иллюзия, что Испания, несмотря на очевидный упадок военно-политической мощи, явится противовесом растущей агрессии Франции и, потенциально, — ведущей державой антифранцузского лагеря, теперь окончательно развеялась.

Голландия и Англия поспешили закончить междуусобную войну (1664—1667). Под давлением общественных настроений английский король Карл II был даже вынужден пойти на союз с Соединенными Провинциями, к которому обещанием субсидий побудили присоединиться также и Швецию. Образовавшийся англо-голландско-шведский Тройственный союз {лето 1667г.) решил выступить посредником между Францией и Испанией, а в случае отказа Людовика от переговоров — объявить ему войну. Испания, со своей стороны, соглашалась признать независимость Португалии.

Однако, стремясь воспрепятствовать дальнейшим захватам французского короля, ни в Гааге, ни в Лондоне не хотели терять его в качестве союзника. Поэтому свое противодействие голландские и английские дипломаты стремились представить как помощь в осуществлении официально выдвигаемых Францией требований, которые составляли лишь меньшую часть ее фактических притязаний.

Тройственный союз оказал нажим не столько на Париж, что было небезопасно, сколько на Мадрид, требуя немедленного заключения мирного соглашения. Людовик, затаив злобу на, как он полагал, предательство «неблагодарной республики торговцев селедкой», направил во Франш-Конте в феврале 1668 г. армию под командованием принца Луи Конде. И все же Людовик, неожиданно для себя столкнувшись с коалицией держав, которые еще недавно были союзниками Франции по антигабсбургской борьбе, решил пойти на дипломатические переговоры.

По Аахенскому мирному договору 2 мая 1668 г. Франция отдавала Испании захваченный Франш-Конте, удержав за собой оккупированные пограничные земли со значительным числом городов-крепостей Фландрии и Геннегау.

«Голландская» война. Французская корона лишь отчасти достигла поставленных целей. Теперь главной заботой ее дипломатии, занявшейся подготовкой новой войны, на этот раз с Соединенными Провинциями, стало подорвать возобновленный в январе 1670 г. Тройственный союз. Несмотря на продолжавшееся соперничество между морскими державами, Англию и Голландию объединяло желание ни в коем случае не допустить Людовика XIV к побережью Фландрии.

В Лондоне и тогда, и впоследствии не сомневались, что переход этих районов под власть Франции, соответственно, и контроль над проливами Па-де-Кале и Ла-Манш дали бы ей возможность в любой момент угрожать высадкой десанта на Британские острова.

В Гааге, в свою очередь, перспективу присоединения Южных Нидерландов к Франции и возрождение в ее руках Антверпена в качестве порта мирового значения, соперничающего с Амстердамом, рассматривали не только как препятствие для мореплавания Голландии, но и угрозу потери ею государственного суверенитета.

Самым слабым звеном Тройственного союза являлась английская монархия. Тяготясь сотрудничеством с голландскими кальвинистами и завися от финансовой поддержки французского короля, Карл II участием в Тройственном союзе хотел продемонстрировать Парижу свою ценность как будущего союзника и вместе с тем усилить враждебность Людовика к Соединенным Провинциям как к организатору антифранцузской коалиции.

Дуврский договор. Французский и английский монархи вели шифрованную переписку через сестру Карла II принцессу Генриетту, жену брата Людовика XIV. В июне 1670 г. во время визита Генриетты в Дувр было подписано секретное соглашение в тайне от парламента и большинства министров. Англо-французский Дуврский договор содержал обязательство Карла начать войну с Голландией, а Людовика — выделить Карлу 150 тыс. фунтов стерлингов и по 225 тыс. ежегодно на военные кампании. Для легализации союзнических отношений французское и английское правительства достигли соглашения, опускающего некоторые статьи Дуврского договора. Например, обязательство Карла перейти в католицизм, что могло стоить ему короны. Впрочем, английский монарх и не думал серьезно о выполнении данного слова, собираясь попросту надуть своего партнера, но выклянчить для себя побольше денег. Людовик постепенно разобрался, чего стоят обещания Карла, и, конечно, дары из Парижа были урезаны.

Франции удалось лишить Соединенные Провинции и другого их союзника — шведское правительство в обмен на солидную денежную субсидию тайно согласилось выйти из Тройственного союза. Впечатляющие успехи французской дипломатии по изоляции Голландии закрепили обещания: германского императора — сохранять нейтралитет, кельнского архиепископа — пропустить через свои владения французские войска для нападения на голландцев, баварского курфюрста — перейти на сторону Франции.

Военные действия. Весной 1672 г. Франция и Англия начали войну против Соединенных Провинций. В то время как англичане разворачивали боевые операции на море, французская армия под верховным командованием Людовика XIV и руководимая маршалом А. Тю- ренном и принцем Луи Конде, переправилась через нижний Рейн и вторглась на территорию Соединенных Провинций. В короткий срок французы захватили 83 крепости, оккупировали 4 провинции и стали угрожать Амстердаму. Голландское командование пошло на отчаянный шаг: были открыты плотины, и море, затопив часть страны, создало непреодолимое препятствие на пути наступавших французов. Адмирал М. Рейтер, оставив небольшую часть эскадры для отвлечения французов, направил главный удар против более сильного английского флота и сумел обеспечить безопасность нидерландского побережья.

Центр войны переместился в прирейнские области Германии, где французские войска применили принцип «выжженной земли», произведя страшную резню и опустошения среди мирного населения Пфальца. Крупные силы Людовик XIV направил и во владения испанской короны — Южные Нидерланды, Франш-Конте и на Сицилию.

Успехи Франции привели к созданию новой коалиции в лице Соединенных Провинций, Испании, Австрии и Бранденбурга, в то время как созданная Людовиком группировка разваливалась. Кельн и Мюнстер вышли из войны. Отсутствие успехов на море, установление голландцами связей с оппозиционными кругами в Англии, которые опасались последствий альянса с Францией, принудили Лондон в 1674 г. заключить сепаратный мир с Гаагой. Позже, в 1677г. английский парламент заставил Карла //вступить в союз с Голландией. Формально новый договор преследовал цель добиться мира между Испанией и Францией. Договор предусматривал совместные вооруженные действия союзников против той страны, которая откажется от подписания мира, а ею могла быть только Франция. Хотя Людовику удалось вовлечь Швецию в войну с Бранденбургом, но к удивлению для всех Фридрих Вильгельм Бранденбургский (1620—1688) разбил превосходящие силы шведов при Фербеллине 18 июня 1675 г. (земля Бранденбург).

Фербеллинское сражение имело второстепенное значение на общем фоне «голландской» войны, но оказало огромное психологическое воздействие на немцев. Фридриха Вильгельма чествовали как победителя непобедимых шведов, а спустя два столетия в Германской империи день 18 июня был объявлен государственным праздником.

Нимвегенский мир. С августа 1678 по октябрь 1679 г. в северонидерландском городе Нимвеген проходил (с большими перерывами) международный конгресс. На нем была подписана целая серия договоров, подводящих итог «голландской» войне. Основным содержанием конгресса явились жаркие дебаты между голландской и французской делегациями. Принятие Гаагой французских условий заставило согласиться на них также Испанию и германского императора, которые, оставшись одни, не могли рассчитывать на успешное продолжение войны.

Франция освободила территорию Республики Соединенных Провинций, но получила «возмещение» за счет Испании — Франш-Конте и графство Шароле. (Земли Шароле, находясь в границах Франции и под ее суверенитетом, еще в 1493 г. в качестве части наследства Карла Бургундского перешли к австрийским Габсбургам, а с 1544 г. — испанской короне; к началу «голландской» войны Шароле как само- управлявшаяся провинция сохранила лишь остатки былой самостоятельности).

Подверглась «исправлению» в пользу Франции граница между нею и Южными (Испанскими) Нидерландами. (Некоторые из перешедших к Франции по Аахенскому договору южно-нидерландских городов представляли собой анклавы на территории, остававшейся в руках испанцев, и, наоборот, испанские крепости — анклавы в районах, перешедших Франции). На территории Империи Франция удержала за собой крупный торговый город Фрейбург. Занятая войсками Людовика XIV Лотарингия перешла под управление французского правительства.

Нимвегенский конгресс подтвердил и закрепил выработанные Вестфальским миром принципы веротерпимости. Более того, в отличие от предыдущего дипломатического конгресса, в Нимвегене католики и протестанты встречались и заседали вместе.

Обсуждались и важные элементы международного права: проблема барьеров — защитных крепостей на границах государств, концепция «справедливой войны», статус дипломатических представителей, вопрос о посредниках и посредничестве вообще.

Большое значение имел Нимвеген и для утверждения французского языка. Договор 1679 г. явился первым международным документом, написанным не на латыни, как это было принято ранее, а на французском языке.

Завершение переговоров ознаменовалось сразу несколькими династическими браками, призванными закрепить мир в Европе и благополучное окончание конгресса. Все эти события сопровождались необычайной для прежних времен пышностью.

Еще до окончания Нимвегенского конгресса Франция от лица Швеции, но без ее официального согласия, заключила мирный договор с Бранденбургом (Сен-Жермен, 29 июня 1679 г.). Курфюрст Фридрих Вильгельм — «самая хитрая лиса в Европе» (принимая участие в войнах, он часто, как никто другой, менял союзников, к выгоде для себя) — был вынужден отказаться от своих завоеваний в Шведской Померании, за исключением небольшой ее части по правому берегу Одера.

Регенсбургское соглашение. В ожидании новой благоприятной возможности для захвата Южных Нидерландов Людовик XIV самовольно в условиях мира начал присоединять к французской территории пограничные имперские земли под различными юридическими предлогами. В Версале (построенный Людовиком Версальский дворец с 1682 г. стал резиденцией Бурбонов) воспользовались тем обстоятельством, что Вестфальский мир не уточнял вопрос о многочисленных сеньориальных правах и обязанностях, вытекавших из владения церковными и светскими держаниями, которые перешли к Франции в результате проведенной перекройки карты Европы. Заседавшие в Меце, Безансоне и Брейзахе специальные судебные палаты вызывали германских владетелей и представителей различных рейнских городов для выяснения, являются ли они вассалами французского короля. В случае неявки эти города и территории без промедления оккупировались французскими войсками. В 1681 г. был аннексирован центр провинции Эльзас — Страсбург. Французская армия несколько раз вступала и в пределы герцогства Люксембург, входившего в состав нидерландских владений испанской короны. В июне 1684 г. капитулировал испанский гарнизон города-крепости Люксембург.

Беспомощность Мадрида и серьезные трудности, которые испытывал император Леопольд / в противоборстве с Османской империей, вынудили их подписать 15 августа 1684 г. Регенсбургское соглашение с Людовиком XIV. Оно устанавливало перемирие на 20 лет и признавало территориальные захваты Франции.

Франция как никогда близко подошла к европейской гегемонии.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы