Российская военная медицина в современных вооруженных конфликтах

Военная медицина — особая отрасль медицины, интегрирующая достижения всех медицинских специальностей с целью их применения в ходе вооруженной борьбы или подготовки к ней.

Возможности лечения во время боевых действий были относительно малы вплоть до конца XIX в. Интенсивное развитие военной медицины началось со становления военно-полевой хирургии.

Основными направлениями деятельности современной военной медицины являются следующие:

  • 0 приоритетное оказание необходимой медицинской помощи максимально большому числу раненых и больных с применением медицинской сортировки и этапного лечения с эвакуацией по назначению;
  • 0 борьба с инфекционными заболеваниями, заключающаяся в организации первичной профилактики, активном выявлении инфекционных больных, их изоляции и лечении;
  • 0 сохранение психического здоровья (профилактика, лечение, реабилитация);
  • 0 медицинская и социальная адаптация пострадавших военнослужащих.

Деятельность медицинской службы Вооруженных Сил Российской Федерации в ходе контртеррористических операций на Северном Кавказе в 1994-1996 гг. и 1999-2002 гг. свидетельствует о качественно новом состоянии отечественной военной медицины.

Во-первых, боевым операциям предшествовала всесторонняя подготовка штатных и нештатных медицинских формирований, осуществляемая на основе прогнозирования характера боевых действий и медицинской обстановки, а также с учетом научно обоснованного принципа территориальности в системе медицинского обеспечения.

Осенью 1994 г. благодаря усилиям полковников медицинской службы В.С. Нефедова, В.М. Журавлёва, Н.Н. Чалого, В.Г. Баженова и других офицеров был завершен первый этап формирования службы экстренной медицинской помощи Министерства обороны Российской Федерации в составе Всеармейского научно-практического центра экстренной медицинской помощи и четырех медицинских отрядов специального назначения (МОСН) при Главном военном клиническом госпитале им. Н.Н. Бурденко и при окружных военных клинических госпиталях Северокавказского, Ленинградского и Дальневосточного военных округов. Находящиеся в состоянии постоянной готовности к действиям в чрезвычайных ситуациях мирного и военного времени, они сыграли решающую роль в оказании высококвалифицированной медицинской помощи раненым военнослужащим, особенно при массовых санитарных потерях. Среднесуточный объем поступлений составил 50—70 раненых (40—60 тяжелораненых), но в отдельные дни поступало по 200 раненых и более. Результативная работа МОСНов в начальном периоде боевых действий и необходимость замены их личного состава стимулировали срочное формирование аналогичных отрядов в других военных округах.

В Военно-медицинской академии и других военно-учебных заведениях, в центральных и окружных клинических военных госпиталях были сформированы и находились в состоянии постоянной боевой готовности группы медицинского усиления, в том числе 11 групп специализированной медицинской помощи. В их состав, как правило, входили участники войны в Афганистане и локальных вооруженных конфликтов в Закавказье, Приднестровье, Таджикистане и на Северном Кавказе. Первичная и текущая подготовка врачей войскового звена также велась на основе опыта медицинского обеспечения войск в условиях боевых действий.

В центральных и окружных госпиталях были зарезервированы места на случай поступления большого числа тяжелораненых. На основных эвакуационных направлениях были развернуты многопрофильные военные госпитали с достаточным числом коек и сосредоточены медицинские склады с необходимыми запасами медицинского имущества и медикаментов. При эшелонировании госпиталей по емкости коек исходили из соотношения: 30 % для обеспечения войск непосредственно в зоне боевых действий, 45 % — в военном округе, 25 % — в центре.

Медицинские подразделения и части были полностью укомплектованы табельной медицинской техникой. Неудовлетворительное в то время экономическое положение государства не позволило оснастить военно-медицинскую службу бронированными медицинскими машинами, защитными экранами, пуленепробиваемыми одеялами и другими средствами защиты раненых. Вместе с тем командование выделяло в распоряжение врачей бронетранспортеры и боевые машины пехоты для безопасной эвакуации раненых с поля боя и для их дальнейшего транспортирования.

Важнейшим слагаемым успеха стало широкое использование авиационного транспорта для эвакуации раненых и больных. Всего по воздуху было перевезено 80 % пострадавших, нуждавшихся в медицинской эвакуации. В распоряжении медицинской службы были постоянно три вертолета, оборудованных унифицированными стойками для медицинских носилок. В периоды большого поступления раненых и больных в дежурном режиме находились дополнительные воздушные суда исходя из заявленной потребности; за каждым воздушным судном был закреплен медицинский работник с укладкой для оказания первой врачебной помощи.

Медицинская эвакуация в лечебные учреждения, находящиеся за пределами региона, осуществлялась самолетами ИЛ-76 и АН-72 военно-транспортной авиации, а также специально оборудованным самолетом ИЛ-76 «Скальпель». При этом тяжелораненых сопровождали анестезиолого-реанимационные бригады с укладками для оказания неотложной помощи и медицинского ухода.

Во-вторых, в ходе медицинского обеспечения войск был успешно применен творческий подход к решению внезапно возникающих проблем.

Хотя в целом лечебно-эвакуационная система сохраняла классические черты этапности, она функционировала в соответствии с обстановкой, реальными потребностями и возможностями, как правило, с отступлениями от принятых теоретических концепций и организационных схем. Решение проблемы быстрейшей доставки раненого (больного) по назначению достигалось не простым сокращением числа этапов вне зависимости от обстановки, а управлением лечебно-эвакуационным процессом с учетом конкретной ситуации и возможностей медицинской службы. Например, при ведении боевых действий в городских условиях техническая возможность медицинской эвакуации раненых на вертолетах не была реализована и соответственно добавлялся еще один этап медицинской эвакуации.

Применялись различные виды маневра силами и средствами, объемом и видами помощи, эвакуационными потоками, эва- котранспортными средствами и т.д. Например, после оказания первой помощи раненых сначала эвакуировали в медицинские взводы, роты, объединенные медицинские пункты, отдельные медицинские батальоны и даже непосредственно в МОСНы, а затем при необходимости — в военные госпитали первого эшелона. При этом проводились мероприятия в основном первой врачебной помощи. Расширение объема помощи в отдельных медицинских батальонах и МОСНах допускалось только при задержке эвакуации авиационным транспортом.

В медицинские пункты полков были выделены по два хирурга, анестезиолог-реаниматолог и операционная медицинская сестра, что позволяло выполнять элементы квалифицированной медицинской помощи в предельно ранние сроки.

Первый эшелон составили сформированные в зоне вооруженного конфликта многопрофильные военные госпитали, которые в целом обеспечивали своевременное оказание медицинской помощи в полном объеме, за исключением отдельных видов специализированной помощи, а также лечение раненых и больных в течение 30 суток.

Второй эшелон составили окружные военные госпитали Северокавказского, Московского и Приволжско-Уральского военных округов. В них осуществлялась специализированная медицинская помощь, проводились лечение и реабилитация раненых и больных с длительными сроками выздоровления, а также нуждающихся в сложных оперативных вмешательствах и с тяжелыми осложнениями.

Третий эшелон оказания специализированной медицинской помощи составляли клиники Военно-медицинской академии, военно-медицинских институтов, главный и центральные военные клинические госпитали.

В результате функционирования изложенной схемы лечебно-эвакуационного обеспечения необходимая медицинская помощь была оказана более 30 тыс. раненых. При этом летальность среди них составила 1,5 %, что значительно ниже, чем в Великую Отечественную войну и в период боевых действий в Афганистане. Около 89 % раненых возвращены в строй.

Высокий научный уровень лечебно-эвакуационных мероприятий был обеспечен непосредственным участием в их организации и проведении начальника Главного военно-медицинского управления Вооруженных Сил РФ генерал-полковника медицинской службы И.М. Чижа, главного хирурга Министерства обороны РФ генерал-майора медицинской службы профессора П.В. Брюсова, профессорско-преподавательского состава Военно-медицинской академии, Государственного института усовершенствования врачей, военно-медицинских институтов, специалистов главного и центральных клинических военных госпиталей.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

/. Дайте определение военной медицине.

  • 2. Назовите основные направления современной военной медицины.
  • 3. Какую роль сыграла военная медицина в достижении победы в Великой Отечественной войне?
  • 4. Какие должности занимали Е.И. Смирнов, Н.Н. Бурденко и А.Л. Мясников в годы Великой Отечественной войны?
  • 5. По какой причине в годы Великой Отечественной войны в Красной Армии отсутствовали эпидемии?
  • 6. В чем состоит особенность подготовки военно-медицинской службы к оказанию помощи пострадавшим в современных военных конфликтах?
  • 7. Перечислите принципиально новые военно-медицинские формирования, использованные для оказания медицинской помощи пострадавшим ходе контртеррористических операций на Северном Кавказе в 1994-1996 и 1999-2002 гг.
  • 8. Раскройте черты творческого подхода к медицинскому обеспечению во время боевых действий.
  • 9. Чем отличается эшелонирование медицинских сил в современных условиях от эшелонирования в 1940-е гг.?
  • 10. Что способствует возвращению раненых в строй?
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >