ФОРМИРОВАНИЕ НАУЧНОЙ ШКОЛЫ

Важной функцией научной школы является забота о научной смене, подготовке кандидатов и докторов наук. Ученый-руководитель и его коллеги стремятся сформировать из числа начинающих исследователей (студентов, магистрантов, аспирантов, докторантов) научных, а во многом и мировоззренческих единомышленников.

Процесс формирования научных школ крупных ученых достаточно долгий и трудоемкий. Решение этой задачи в условиях высшего учебного заведения облегчается тем, что научный коллектив одновременно выполняет образовательные и научные функции. Творческая атмосфера, наличие талантливых учеников из аспирантов и студентов, учебно-вспомогательной и научной базы помогают ведущему ученому добиваться существенных результатов в науке.

Все разновидности научных школ представляют интерес для научной общественности, имеют право на существование и развитие. Более того, как показывает вузовский опыт становления научных школ, все эти формы являются звеньями одной цепи, элементами становления научных школ. Вопрос в том, какие из этих форм наиболее эффективны применительно к решению целей и задач стратегического развития (научного развития) конкретной организации, с учетом того, на каком этапе развития находятся школы этой организации в данный момент времени.

Важнейшее значение для формирования научной школы имеет научная идея, выдвинутая лидером научной школы и получающая развитие в реализации исследовательской программы. В разработке и реализации исследовательской программы под руководством главы школы принимают участие все ее члены.

Научная школа объединяет ученых, которые принимают выдвинутую лидером научную идею или теорию в качестве парадигмы, а предложенный им метод — как способ решения научных проблем. Эта идея (или теория) и развивается в исследовательскую программу, которая дает опорные точки, позволяет увидеть в определенном ракурсе объект исследования, перспективу анализа научной проблемы. Структура и первоначальное содержание программы продуцированы лидером в ответ на проблемную ситуацию, возникшую под влиянием логики науки, развития ее категориального строя.

Научная школа — это пример научного сообщества, в котором влияние на него личностных качеств лидера проявляется особенно явно. Ученый формируется под непосредственным воздействием не только научных идей, но и под влиянием людей, составляющих научное окружение, их личностных свойств, ценностных ориентации, культуры, стиля мышления, мотивационных установок и т.п. М. Полани полагал, что непосредственная связь между «мастером науки» (учителем) и его «подмастерьем» (учеником) необходима в силу того, что в исследовательском поиске всегда содержатся неформализуемые компоненты, которые не могут быть усвоены иначе как путем прямого общения. Эти компоненты не передаются через текст (письменный или устный), не вербализуются и потому не осознаются не только другими, но и самим исследователем. Полани имел в виду чисто когнитивные компоненты научной деятельности. В своей книге «Личное знание» он доказывает, что формально вышколенный ум, не приобщенный к живым родникам «личного знания», бесполезен для науки. Это своеобразное обучение «личному знанию» как источнику творческих идей является важнейшей функцией научной школы. Благодаря общению с учителем исследователь принимает историческую эстафету развития научного знания. Стержнем этой эстафеты является логика развития науки. В научной школе осуществляется, таким образом, обучение наиболее трудно вербализуемым механизмам научного творчества, передаваемым «из первых рук», от крупного ученого, лидера школы.

Важным фактором, объединяющим ученых в научную школу, является стиль научного мышления. Как отмечает американский социолог науки Д. Раветц, понятие стиля проливает свет на целый ряд социальных и психологических аспектов научной деятельности и на функционирование научной школы. Стиль учителя передается его ученикам, определяет способ межличностного общения в научной школе, мотивацию научной деятельности ее членов. По мнению Д. Раветца, некоторые характерные черты научной школы могут быть идентифицированы на основе неформального понимания стиля.

Вместе с тем деятельность отдельного ученого, принадлежащего к научной школе, может быть относительно автономной, т.е. он может самостоятельно разрабатывать определенный аспект научной проблемы, «собственную делянку» общего исследовательского поля, используя исследовательскую программу и категориальный аппарат, выработанный школой. Результаты же деятельности ученого будут его собственным вкладом в достижения научной школы и будут интегрированы в общий результат решения проблемы. Одним из важных моментов, составляющих мотивацию научной деятельности, является признание этого вклада другими учеными, и прежде всего теми, кто принадлежит к той же научной школе.

Исключительное значение имеют обстановка в научной школе, организация работы коллектива. Например, неприемлемо, когда одному человеку поручается непомерно большой объем работы, а другому — малозначащие задачи.

Принадлежность к научной школе сама по себе не является гарантией успеха в научной деятельности. По утверждению В.Н. Ярской, «Большинство ученых принадлежит к одной из групп под названием научная школа или специальность, они верны воззрениям и принципам школы или направления, которые объединяют их мысли, чувства и поведение... Научные руководители должны позаботиться о том, чтобы карьерный рост докторанта, аспиранта и магистранта стал результатом оригинальности и значимости их научной работы, а не преданности какой-то группировке. Принадлежность к научной группе, коллективу кафедры, научному направлению становится объектом гордости, но не сама по себе, а по реальным результатам научной деятельности, которые не должны отступать на второй план»[1].

Главенствующей фигурой научной школы является ее лидер. Докторант, а затем уже доктор наук должен стремиться стать таким научным лидером, имеющим достаточно ясные научные ориентиры, пути их достижения, подходы и определенные качества, благодаря которым можно привлекать к сотрудничеству молодых увлеченных наукой людей и оказывать влияние на их взгляды и деятельность.

Наличие лидера является обязательным условием существования научной школы. В документах и литературе используются различные трактовки понятий «крупный ученый», «лидер группы», «доктор наук», поскольку понятия «доктор наук» и «крупный ученый» не всегда могут быть синонимами.

Лидер занимает несколько функциональных позиций. Во-первых, он является «проектировщиком-организатором» школы, что обеспечивает рефлексивные позиции членов коллектива по отношению к своей деятельности. Во-вторых, лидер одновременно играет две роли — наставника и коллеги.

Последователями идей и деятельности научного руководителя являются участники его школы — и прежде всего аспиранты, молодые преподаватели. «В серьезных научных школах, научно-педагогических коллективах существует строгое и одновременно партнерское, доброжелательное отношение к магистрантам, аспирантам, докторантам и соискателям. Поэтому надо стараться не просто получить место соискателя в университете, но поступить в известную научно-педагогическую школу, где можно попасть к серьезному ученому, опытному научному руководителю, научному консультанту. В этом случае можно надеяться на плодотворное сотрудничество в течение работы над диссертацией, со стартовой площадки, выбора темы и конструирования исследовательской программы, стратегий исследования, которые воплощаются в индивидуализированный исследовательский проект»[2].

Существенным признаком научной школы является то, что она одновременно реализует функции инициатора научных идей, их распространения и защиты, подготовки молодых ученых.

Иными словами, основными характеристиками научной школы могут быть известность в научном сообществе; высокий уровень исследований, их оригинальность; научная репутация; научные традиции; преемственность поколений.

Одной из важнейших задач руководителя научной школы является обеспечение комплексного и системного подхода к решению поставленных научных проблем. Это предполагает постоянное укрепление всех звеньев системы управления, охват всего цикла — от исследования научной проблемы, разработки проекта до ее разрешения и реализации результатов.

По мере того как организации — объекты исследования и поставленные научные задачи становятся сложнее, руководителю научной школы приходится прикладывать все больше усилий для достижения результатов и повышения эффективности научной деятельности коллектива[3].

Например, в Ульяновском государственном университете установлена градация научных школ: «Признанные научные школы», «Известные научные школы», «Развивающиеся научные школы», «Формирующиеся научные школы».

Какую бы форму организации ни принимали научные школы, вне зависимости от стадий становления и истории развития они могут существовать только при постоянном внимании администрации, всесторонней поддержке, в том числе и финансовой, если это необходимо.

Традиционно основной ячейкой высшего учебного заведения является кафедра. Однако в ведущих вузах, где сложились определенные традиции как в учебном процессе, так и в научных исследованиях, научные школы играют все большее значение. В большинстве учебных заведений указываются объединения ученых по научным направлениям или «вокруг» ученого, а не по кафедрам. Именно такое объединение ученых приносит наибольший научный эффект.

Понятно, что не каждый научный коллектив кафедры может претендовать на звание научной школы, и тем более ведущей научной школы. Как правило, когда в отчетах говорится о научной работе кафедры, то никогда не подразумевается, что на каждой из них есть научная школа в полном понимании этого определения. Более того, не на каждой кафедре существует четко очерченное научное направление.

Научные школы — это всегда коллективы, но каждая из них носит имя своего основателя и учителя.

Научной школой, на наш взгляд, правомерно считать ученых, подготовленных одним ученым. О таких людях правомерно говорят «он прошел школу такого-то ученого».

Важной характеристикой научной школы является активная научная работа, связанная с разработкой определенных научных проблем, аспирантурой и подготовкой диссертаций, проведением тематических конференций по определенному научному направлению. При этом учитываются два важных условия: должны наличествовать основоположник школы — известный ученый, длительное время работающий в этом направлении, и несколько докторов наук, выросших в данном коллективе.

Когда говорится о научном направлении на кафедре, то имеется в виду, что руководитель данного научного подразделения — доктор наук или докторант, завершающий работу над докторской диссертацией, что в рамках научного направления кафедры по итогам научных исследований защищаются диссертации, публикуются научные труды.

В том случае, когда речь идет о работе над научной проблемой, имеются в виду соответствующие публикации, выступления на конференциях, семинарах.

При оценке научных школ учитываются количество подготовленных кандидатских и докторских диссертаций («учитель — ученик»); цитируемостьтрудов участников школы; общие научные идеи и ценности, которых придерживаются члены школы. При характеристике научной школы преемственность часто трактуется как продолжение тематики исследований учителя в трудах учеников. Особо учитывается защита докторских диссертаций в рамках научной школы.

Важным показателем научной школы является многогранность исследований членов научного коллектива. Использование при идентификации научных школ только количественных показателей в отрыве от других видов оценки позволяет очертить лишь контур проблемы — необходим более широкий подход, учитывающий своеобразие и многогранность феномена научной школы.

Особо следует отметить воспитательный, нравственный аспект научных школ. Воспитательное, нравственное влияние свойственно коллективу, а научные школы как раз и являются коллективами, причем особую нравственную нагрузку несет лидер научной школы. М.Г. Ярошевский при анализе научной школы И.М. Сеченова заметил: «Весь облик Сеченова делал его учителем не только в научном, но и в нравственном отношении»[4].

М.И. Каганов так писал о школе Ландау: «Мы все ощущали себя единомышленниками не только в теоретической физике. Узнав, что человек, с которым ты знакомишься, — физик-теоретик из школы Ландау или близок к ней, ты был уверен, что имеешь дело с порядочным человеком»[5].

Вполне можно согласиться с П. В. Волобуевым, который отмечал, что для русских ученых всегда были свойственны идейность, патриотические устремления и порожденные ими чувство общественного долга, подвижническое отношение к своей научной деятельности.

Таким образом, задача формирования собственной научной школы, с одной стороны — весьма непростая и трудоемкая, растянутая во времени. Но при этом эта задача посильна для докторанта, обладающего значительным опытом в науке и педагогической деятельности, имеющего весомые научные достижения и желающего связать свою профессиональную деятельность с научной сферой. Кроме того, только это условие обеспечит синергетический эффект и с большей вероятностью будет способствовать развитию выдвинутых им идей.

  • [1] Ярская В.Н. Методология диссертационного исследования: как защититьдиссертацию. Полезно молодому ученому, соискателю ученой степени. —М.: Вариант; ЦСПГИ, 2011. - С. 56.
  • [2] Ярская В.Н. Указ. соч. — С. 63—64.
  • [3] Управление человеческим потенциалом в социальных и экономическихсистемах: [Текст] Научно-педагогическая школа профессора Семена Давыдовича Резника / Сост.: С.Ш. Левина, С.Д. Резник. — Пенза: ПГУАС,2010.-С. 6.
  • [4] Ярошевский М. Г. Логика развития науки и научная школа // Школы в науке /Под ред. С.Р. Микулинского, М.Г. Ярошевского, Г. Кребера, Г. Штейнера. - М.: 1977. - С. 86.
  • [5] Каганов М.И. Школа Ландау. Что я о ней думаю // Природа. — 1995. —№ 3. - С. 76-90.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >