Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow Русская классика в мировом литературном процессе: ХIX

РОССИЯ ГЛАЗАМИ ПИСАТЕЛЕЙ ЗАПАДА: КРАТКИЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРОЛОГ

Первые свидетельства о Московии: Англия и Франция

Эпоха романтизма, начало XIX столетия, характеризуется интенсивным развитием русско-зарубежных связей. В это время, как нам предстоит убедиться, опыт зарубежных писателей воспринимался широко и плодотворно. Однако подлинное открытие русской литературы и ее вхождение в художественный мир Запада произошли несколько позднее, начиная примерно с середины XIX в.

Между тем истоки русско-зарубежных отношений в литературной культурной сфере имеют глубокие корни, восходят к допетровскому времени. Этот материал еще в полной мере не изучен, а вклад в его исследование и интерпретации внес наш выдающийся филолог, литературовед академик М.П. Алексеев, который писал: «В изучении той сложности исторической роли, которую русская литература играла за рубежом, издавна входит обозрение тех произведений зарубежных писателей, в которых они пытаются дать общие или частные картины быта и жизни нашей страны». В своих работах ученый доказывает, что представления о России складывались на Западе давно, уходя далеко вглубь Средневековья. И далее: «Суждения о русских и их обширном государстве поразили воображение многих европейских искателей эпохи Возрождения — Ариосто, Рабле и Шекспира, Сервантеса, Лопе де Вега»[1].

Робинзон Крузо, увековеченный Даниелем Дефо (ок. 1660-1731) в третьей, наименее известной части романа, после расставания с необитаемым островом совершает вояжи по торговым надобностям в Индию, Китай, а также в Сибирь. Дефо первым на Западе приоткрыл для читателя завесу над огромным, таинственным краем Россией, отзываясь на интерес Англии к России, начинавшей играть все более активную роль в европейских делах. Дефо, отличавшийся завидной плодовитостью, обнимающей самые разные жанры, обратил ся и к историко-публицистическому. Он пишет сочинение «Беспристрастная история жизни и деяний Петра Алексеевича, нынешнего царя Московии» (1723); оно увидело свет еще при жизни Петра I. Об интересе англичан к Петровской эпохе, особенно после победы под Полтавой (1709), в Лондоне (начиная с 1714) выходит журнал под названием «Московит». Само слово «московит» имело значение «русский человек, житель Московии» (как именовалось российское государство). Слово это даже употреблялось в шекспировской маскарадной комедии «Бесплодные усилия любви». Уже на исходе XVII в. в Лондоне были напечатаны три книги о России; в одной из них говорилось, что страна, «которая прежде считалась самой варварской... теперь может завоевать первенство в Европе благодаря торговле со многими народами мира, благодаря неутомимым стараниям самого государя». Петр I в 1698 г. был в Англии, где не только изучал кораблестроение и работал на верфях, но и наладил контакты с видными политическими мужами. Образ Петра, личности огромной, впечатляющей, не раз возникает на страницах журналов; при этом русский царь выгодно контрастирует с бездарным Людовиком. Это и объяснимо: Англия в начале XVIII в. вела с Францией Войну за испанское наследство».

Вообще, что касается Франции, то интерес к России, да и вообще к русским людям также имеет долгую историю, восходящую к эпохе Средневековья. Понятие Россия обычно сочетается с эпитетами «богатая» и «обширная». Они обнаруживаются в произведениях таких писателей первого ряда, как Рабле, Монтень, Агриппа д’Обинье, Сирано де Бержерак, Расин, Ш. Сорель. Правда, первые сведения о России не всегда отличались достоверностью и научностью, базировались в основном на субъективных впечатлениях путешественников. Эти сюжеты, относящиеся к XVIII в., освещаются в трудах П.Р. Заборова и его фундаментальной монографии «Вольтер в России».

Русская тематика получала своеобразное литературное воплощение[2]. Так, Ивер де Моран (1701—1757) опубликовал комедию «Бракоразводная страсть» (1738), в которой задействованы Петр Великий, мудрый государь, радеющий о благе подданных. Также показано возвышение Меншикова, самоотверженно служащего России и помогающего обнаружению интриг, плетущихся против царя. Известно, что А. Кантемир полагал пьесу недостоверной, искажающей образ России и образ царя. Узнав об этом, Моран пьесу подверг полезной переработке. Другой драматург, Клод-Жозеф Дора (1734—1780) написал драму «Зюлика», в которой фигурировали Петр I и Меншиков, а действие развертывалось в некоей Татарии. В пьесе Петр I подавлял своих недругов и главного заговорщика Амилку. Появилась и еще одна пьеса «Меншиков» неких Маршане и Нугаре, представлявшихся «переводчиками» русской драмы, якобы попавшей им в руки. Меншиков представал в их пьесе жертвой придворных интриганов, добившихся его ссылки в Сибирь, страшную «ледяную пустыню».

Но особо замечательным стало появление одного из важнейших исторических сочинений Вольтера, его «Истории Российской империи при Петре Великом» (1759—1763). Материалы для его написания были предоставлены «фернейскому мудрецу» самой Екатериной И.

  • [1] См. гл. 1 «Первые литературные встречи» в кн.: Алексеев М.П. Русско-английские литературные связи (XVIII век — первая половинаXIX века) //Лит.наследство. Т. 91. М., 1982. С. 17—109. Этот фундаментальный труд содержитуникальный материал, касающийся доромантической эпохи.
  • [2] Французский, а также немецкий материал представлен в сб.: Восприятиерусской культуры на Западе. Л., ИРЛИ, 1975.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы