ВВЕДЕНИЕ В ЭТИКУ ДЕЛОВОГО ОБЩЕНИЯ

Сам термин «профессия» пришел из мира священнослужителей. До Реформации он применялся только по отношению к священникам. После Реформации М. Лютера (XV—XVI вв.) на языке протестантов термином «профессия» стали называть любой род занятий, выполняемых квалифицированно и ответственно. Из религиозного прошлого термина осталась заповедь: «К делу надо относиться с таким же рвением, как к служению Богу». Профессия — это «божье призванье, святое дело»[1].

Формирование профессиональной этики в русле религии ставило ребром вопрос о богоугодности, этичности получения прибыли. До раскола церкви на католиков и протестантов считалось, что прибыль получать неэтично. Человек, занимающийся этим, находится в когтях сатаны. Протестанты получили религиозную санкцию на приобретение прибыли, определив условия, при которых это Богу угодно.

Во-первых, должны соблюдаться нормы профессиональной этики: обязательность, трудолюбие, справедливость, честность, соблюдение обещаний и договоров, вежливость, тактичность, дипломатичность по отношению к клиенту, пунктуальность, соблюдение этических кодексов рабочей группы. Так, в этике поэтов и писателей на первом месте стоят заповеди А.С. Пушкина: «Гений и злодейство — две вещи несовместные» и К. Рылеева: «Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан». Далее следует суровое осуждение плагиата. Когда была высказана идея, что М. Шолохов списал «Тихий Дон», взяв рукопись убитого белого офицера, в литературных кругах разгорелся скандал, тексты Шолохова проверяли на соответствие стилю и языку писателя. Важная этическая норма творческих людей — служение истине, а не лицам. В повести Н.В. Гоголя «Портрет» рассказывается о судьбе художника Черткова, который сделался знаменитым, приукрашивая портреты заказчиков, разбогател, но утратил дарование.

В Подмосковье жил поэт Д. Кедрин (1907—1945), написавший книгу «Рембрандт», в которой рассказано о том, как, создавая картину «Ночной дозор», художник остался верен методу реализма, но до такой степени не угодил солдатам, которые желали быть лучше, чем есть в действительности, что вынужден был вернуть деньги за картину и остаться в нищете с умирающей от тяжелой болезни женой.

Человеческая этика может осудить этот поступок, но профессиональная может и похвалить (при определенном социальном строе, конечно). В лучшем случае профессионал скажет, что Рембрандту надо было рисовать две картины: одну для истории, а другую — для заказчиков. Интересно подтверждение нашей мысли и реальной судьбой Рембрандта: после неудачи с полотном «Ночной дозор» и смерти жены художника у него значительно уменьшилось количество заказчиков и учеников.

Если первое условие богоугодности получения прибыли у протестантов не может вызвать серьезных возражений, то второе заставляет задуматься: получение прибыли угодно Богу, если оно не вредит близким. Представим себе, что живущая на Канарах семья капиталистов владеет нашим заводом, находящимся где-нибудь в Пушкинском районе и производящим бумагу. На заводе не ставят очистные сооружения, причем это делается не по инициативе управляющего, а по приказу самого владельца, желающего максимальной прибыли. Русские люди начинают умирать от рака, который, в частности, является следствием загрязнения экологической среды. А получение прибыли не вредит семье зарубежного капиталиста! Конечно, впоследствии кто-то из его близких тоже заболеет раком, и это будет кармическим наказанием. Но ведь это произойдет не сразу, да и не все верят в теорию кармы. Можно ли сказать, что, если формально такое получение прибыли не вредит близким, оно богоугодно?

Наверное, понятие близкий надо расширить до понимания ближнего у С. Франка и Вл. Соловьева. Вл. Соловьев в работе «Оправдание добра» говорил, что нельзя замыкаться на семейном, национальном, государственном эгоизме, что все связаны в едином круге жизни, и с умалением жизни одного живого организма косвенно, а иногда даже прямо умаляется и твоя жизнь. Например, при завоевании страны, граничащей с вашей, страной враждебной, возникает угроза и для вашей страны. Поэтому верны слова Дж. Донна: «По ком бы ни звонил колокол, он звонит по тебе».

При такой неправильной этической норме корпоративной этики, как умалчивание о некоторых ситуациях, в которых товар становится опасен для покупателя, вы также можете пострадать от приобретенного товара. Итак, второе условие протестантов требует коррекции: получение прибыли — богоугодное дело, если оно не вредит всему живому.

М. Вебер в работе «Протестантская этика и дух капитализма» указал, что «под духом капитализма он имеет в виду тип мышления, при котором характерным является систематическое стремление к прибыли в рамках своей профессии»[2]. Вебер предполагает, вероятно, что профессия выбрана по зову сердца, и, следовательно, для профессионала будет естественна профессиональная аскеза, которая предполагает отказ от всех контактов с людьми, которые не являются ни профессионалами того же уровня и выше, пригодными для обмена опытом, ни коллегами по работе, ни реальными или потенциальными клиентами. Иногда у людей с ярко выраженным призванием это происходит естественно. Например, в фильме «Жизель» рассказывается о том, как балерина отвергла ухаживание богатого жениха, поняв, что ее место на сцене, где протекает настоящая жизнь, в то время как то, что другие люди называют настоящей жизнью, для нее не самовыражение, а скучная, подобная сну, необходимость. Но вместе с тем есть ряд профессий, в частности и творческих (работа журналиста, писателя), в которых необходим активный выход за рамки своего круга.

В.А. Гиляровский создал книгу «Москва и москвичи» в результате личного общения со всеми слоями населения — и с жителями трущоб, ночлежных домов, и с высшим светом. В романтическом стиле писателя Александра Грина есть черты реализма и романтизма; отчасти сочетание реализма с романтизмом было следствием соединения пылкого воображения писателя с тем, что он прочувствовал, попадая в самые разнообразные жизненные ситуации, в которых А. Грину «приходилось быть и грузчиком, и матросом, и землекопом, и маляром, и лесорубом, и золотоискателем, и переписчиком бумаг адвоката»[3].

Кроме того, часто человек из иного круга вдохновляет другого на трудовые подвиги, является стимулом его развития. В этом отношении характерно произведение Дж. Лондона «Мартин Иден», в котором матрос Мартин спас брата богатой девушки Руфи и был в знак благодарности приглашен в богатый дом к обеду. Мартин был поражен не только убранством дома, но и отношениями между людьми — вежливыми, культурными, обходительными. В образе Руфи он увидел человека из другого, прекрасного мира. Желая покорить это небесное создание, Мартин Иден обретает голос писателя. Как говорит Д. Лондон, «его душа, ранее великая и немая, ибо не было слов, чтобы выразить ее», находит красочные слова для рассказов о необычных приключениях моряка, а его могучая воля преодолевает сопротивление судьбы и редакторов, не желающих печатать эти самобытные произведения, чтобы не рисковать, не терять прибыль. Мартин вступает в поединок с роком и на первом этапе побеждает, становится знаменитым. Люди, смеявшиеся над ним, считают за честь принять знаменитого Идена в своем доме...

Отсутствие вдохновляющего человека, который не всегда является профессионалом того же уровня, клиентом, коллегой, может роковым образом сказаться на профессиональном росте. Философ

Ф.В.Й. Шеллинг, обосновавший важность интуиции для научного познания, безумно любил свою жену Каролину. Когда Каролина умерла, как вспоминают современники, философ сник, ушел в религию и уже не так радовал коллег своими дерзновенными, поражающими открытиями.

Таким образом, принцип профессиональной аскезы у М. Вебера не надо воспринимать как догму. Труд М. Вебера, первоначально прогрессивный для капиталистов, стал «костью в горле» для тех, кто стремился к прибыли любым путем, так как уже определение стремления к прибыли в рамках своей профессии ставит заслон шарлатанам и авантюристам всех мастей. Действительно, представим себе трех врачей-психиатров. Один лечит больных в государственной клинике, относительно не нарушая этику. Он либо богат, либо верующий, либо просто осторожный человек. Другой лечит больных в коммерческой клинике. Он считает, что его хорошие знания должны иметь хорошую официальную зарплату, и те, кто не перешел в коммерческие клиники, тормозят процесс повышения зарплат врачам, в результате чего дискредитируется профессия. Он лечит так же хорошо, как и первый. И вот появляется третий лечащий врач, который снимает где- либо помещение, называет себя экстрасенсом, делает благодаря знакомым авантюристам рекламу и приступает к лечению больных, не имея ни врачебного образования, ни экстрасенсорных способностей, а лишь зная, как раскрыть стрессовый контейнер у человека, потом успокоить, чтобы получить плату, потом снова раскрыть его стрессовый контейнер и так повторять до тех пор, пока у клиента не закончатся деньги. Естественно, первые два врача — профессионалы, хотя и имеют разные убеждения, что сегодня допускается и гласностью, и плюрализмом мнений, а вот третий — авантюрист, которого профессиональная этика осуждает.

В 2008 г. в телепередаче «Час суда» рассказывалось о шарлатане- враче, который зарабатывал деньги тем, что перед свадьбой по просьбе невест вкалывал женихам вакцину верности. Один жених воспротивился желанию невесты и подал в суд на доктора. В ходе расследования выяснилось, что у шарлатана не было лицензии на врачебную деятельность, а вкалывал он воду с витамином В6, что, может быть, и было полезно для организма, но никакую верность не гарантировало. Проходимца от медицины ждало двойное осуждение: этическое осуждение — как разрушителя будущей семьи и юридическое — деятельность без лицензии, которая карается законом.

Именно такие люди хотели бы упразднить профессиональную этику, даже если бы там осталась всего одна главная этическая норма — профессионализм, квалификация.

Были попытки со стороны ученых отделить этику от политики, от экономики. Нов дело вмешались социологи. Они выяснили, что там, где не было нарушений профессиональной этики, общий доход за много лет больше, чем там, где после крупного нарушения проф- этики сначала появляется большой доход, а затем разваливается фирма. Поэтому прагматичные американцы первыми ввели данную дисциплину в свои вузы.

Определение этики делового общения звучит так: профессиональная этика — это совокупность норм, правил, представлений, регулирующих поведение людей и их отношение друг к другу в их производственной деятельности, позволяющая трудовому коллективу выживать на рынке труда и по возможности гармонично строить отношения с окружающим миром. Общие нормы этики входят в деловую этику, но конкретизируются. Например, «золотое правило морали», которое гласит: «Во всем, как бы вы хотели, чтобы люди поступали с вами, так поступайте и вы с ними», в деловой этике трансформируется в трех видах:

  • 1. «Если вы начальник, относитесь к своим подчиненным так, как бы вы хотели, чтобы к вам относился руководитель»[4]. Например, в повести Куприна «Поединок» поручик Ромашов очень переживал, когда его ругали при подчиненных высшие начальники. Действительно, критика при коллективе, особенно при подчиненных, является недопустимой. Надо либо критиковать отдельно, либо по «закону бутерброда», как указывал Д. Карнеги, когда сначала делается комплимент, затем указывается на недостаток, а потом говорится, что начальник верит в дальнейшие успехи сотрудника. Этот совет особенно касается руководителей среднего звена.
  • 2. «Если вы подчиненный, относитесь к своему руководителю так, как бы вы хотели, чтобы к вам относились подчиненные»[5]. Если бы вы хотели, чтобы во время выступления вас не перебивали, не мешали шептанием, не опаздывали — не делайте этого сами. Если бы вы хотели, чтобы ваши подчиненные активно работали, выдавали продукцию хорошего качества, были доброжелательны, исполнительны, то поступайте также.
  • 3. Если вы коллега, «относитесь к своим коллегам так, как бы вы хотели, чтобы коллеги относились к вам»[6]. Если коллега заболел и вам поручили заменить его, то не надо отказываться, так как тогда, когда вы заболеете, у вас будет моральное право просить о замене.

Вместе с тем даже «золотое правило морали» не является догмой. Было бы ошибочно судить всех по себе, не учитывая особенностей здоровья или нездоровья человека, его темперамента, системы ценностей. Еще в романе Л.Н. Толстого «Война и мир», рассуждая о том, что хорошо, что дурно, Пьер приходит к выводу: «Что для одного хорошо, то для другого дурно».

Например, распределяет начальник нагрузку преподавателям. Один преподаватель страстно увлечен своей работой и беден. Ему, чем больше часов, тем лучше. В идеале еще хорошо бы выделить комнату в учебном заведении, чтобы он и отдыхал, не отрываясь от образовательного процесса. Для такого человека это будет благо, так как он полностью укладывается в изречение: «Я есть то, что я делаю».

Другой преподаватель имеет дополнительный источник дохода, обременен семьей, имеет хобби (не менее для него важное, чем профессия), требующее времени. Он, например, играет в самодеятельном театре, является дирижером оркестра, серьезно увлекается чистой наукой или пишет картины. Для него большая нагрузка будет злом и даже наказанием, в результате которого этот человек расстанется с любимым делом. Некоторые способные преподавать люди в этой ситуации вообще отказываются от работы, выбирая деятельность, в которой их самореализация достигает наивысшего расцвета.

Например, художник В. И. Суриков трижды (в 1893,1901 и 1907 гг.) отказывался от преподавания в Академии художеств и Московском училище живописи зодчества и ваяния — творческая свобода была художнику милее. Отказался ли он при этом от педагогического призвания? Нет! Картины В.И. Сурикова: «Боярыня Морозова», «Утро стрелецкой казни», «Меншиков в Березове» и другие до сих пор воспитывают не одно поколение людей.

Подобный конфликт может пойти и по пути компромисса, когда человек совмещает свою работу с преподаванием. Например, режиссер М.И. Ромм успешно преподавал студентам, и именно у него учился писатель, актер В. Шукшин. При этом начальство очень умело распределило нагрузку Ромму: он успевал и фильмы снимать, и со студентами работать.

Профессиональная этика не только не исключает индивидуального подхода к сотрудникам, а, напротив, призывает к нему. Дж. Нестара в книге «Деловой этикет» дает множество советов по поводу построения взаимоотношений на работе. Из духа книги следует общий вывод: надо изучить своих сотрудников, их комплексы, чтобы не обидеть и не вызвать на ссору; их систему ценностей, чтобы не вступить в конфликт ценностей там, где речь не идет о жизни и здоровье людей; их традиции, их ожидания, чтобы оправдать надежды, а не разочаровывать.

Приведем пример, касающийся системы ценностей. При коммерческих переговорах с мусульманами о поставках чая менеджеры, которые не проходили курса профэтики, во время перерыва, за фуршетом, завели разговор о мусульманской религии и стали доказывать, что христианская религия лучше. Вспыхнула ссора, после которой переговоры были сорваны и договор, суливший прибыль, не был заключен. Этого не случилось бы, если бы русские менеджеры знали, как трепетно относятся мусульмане к своей вере. За фуршетом нужно было поговорить об истории чайного дела.

Но вот другая ситуация: идет испытание новой модели автомобиля. Выясняется, что модель взрывоопасная и ее надо сначала усовершенствовать, а потом пускать в производство. Нужно ли идти на конфликт с изобретателями и производителями? Необходимо, иначе повторится ситуация с автомобилем pinto, вошедшая в учебники этики бизнеса как пример нарушения профессиональной этики. Процитируем текст учебника, так как в описании устройства автомобиля и понимания проблемы важна высокая точность.

«Дизайн pinto требовал, чтобы топливный бак был расположен за задней осью, между осью и задним бампером. В случае заднего столкновения топливный бак смещается в сторону картера дифференциала, конструкция которого предусматривает фланец и головки болтов, которые могут пробить топливный бак. Перед внедрением pinto в производство компания Ford провела серию тестов нескольких автомобилей со схожей системой устройства топливного бака... Из четырех протестированных прототипов pinto один провалился полностью. Топливный бак разорвало вдоль плохо сваренного шва. А из остальных трех вытекало больше топлива, чем положено по стандарту. Уже когда pinto поступил в производство, компания Ford продолжила программу испытаний. Все тесты закончились утечками топлива сверх предположенного NHTSA стандарта... 301 компания приняла решение о выпуске pinto , не меняя дизайн топливного бака, несмотря на результаты тестов.»[7].

Критики pinto называли эту модель смертельно опасным автомобилем. Правда, у данной модели были и свои адвокаты; о полемике между теми, кто создавал рекламу и кто делал антирекламу автомобиля, можно прочитать в учебнике Ю.Ю. Петрунинаи В. К. Борисова «Этика бизнеса» и, прочитав, решить для себя вопрос, должны ли были эксперты вступать в конфликт с производителями и разработчиками модели. Этическая норма оправдания надежд предполагает, что сотрудник, о котором создалось положительное впечатление как о человеке, который предан интересам своего дела, верен слову и договору, чтит репутацию своего трудового коллектива, не окажется каким-либо другим, или человеком, который, выучив клятву Гиппократа, нарушает ее, а выучив наставление Парацельса «не навреди», игнорирует его. Предполагается, что этот сотрудник не окажется человеком, который неожиданно вынесет сор из избы далеко не на уровне простой сплетни, что он не является на самом деле сотрудником конкурирующей фирмы, собиравшим и добывавшим секретную информацию, или не будет человеком, который демонстрировал тот интерес к работе, которого у него никогда не было, показную любовь к своему делу, а потом, не мучаясь совестью, предал его при первых же трудностях.

Этика оправданных надежд уходит корнями в глубокую древность. В частности, она ярко представлена в Китае, в учении Конфуция. В книге «Лунь юй» (беседы и изречения) существуют советы, которые актуальны для профэтики по сей день:

  • 1. «Благородный муж сначала постигает долг, потом приобретает награду». Известно, что правление Екатерины II было золотым веком дворянства. Многие люди при дворе получали деньги и земли. Было бы странно, если бы они получали земли сначала, а затем императрица ожидала бы, свершится или нет подвиг в ее честь. В настоящее время также считается, что, если начальник попросил вас выйти на работу в субботу или воскресенье, дурной тон — спрашивать сразу, а что мне за это будет: премия, отгул, повышение по службе. Выйдя на работу несколько раз, уже уместно напомнить начальнику об услугах и спросить, не полагается ли за это что-нибудь для себя в ситуации, когда уместна услуга за услугу.
  • 2. «Правитель должен быть правителем, <...> отец — отцом, сын — сыном»[8], т.е. не должно быть посягательств на иерархию.

Известно, что начальник любит толковых заместителей, однако если те явно метят на его место, заменяет их менее сообразительными, но не такими амбициозными. В истории все репрессии Ивана Грозного и Сталина были связаны отчасти со страхом потерять власть. Сталин ликвидировал почти всех, с кем он начинал борьбу. В Хрущеве отец народов не разгадал врага, так как тот изображал из себя рубаху-парня, танцевал гопак в минуты досуга, развлекая правителя, благодаря чему уцелел при репрессиях.

Конечно, у этого пункта есть еще одна сторона, которую, в первую очередь, имел в виду Конфуций, а именно: человек должен не только на работе соответствовать своей специальности, своей должности, но и в семье выполнять также прежде всего свои обязанности и не влезать в дела других, если он в них недостаточно компетентен и уполномочен. А.А. Гусейнов указывал, что в Китае семейная этика была очень крепка и являлась хорошей школой для этики деловых отношений.

«Отец является для сына последней (и в этом смысле абсолютной) нравственной инстанцией. Вот принципиальное суждение на эту тему:

«Е-гун сказал Кун-цзы: «У нас есть прямой человек. Когда его отец украл барана, сын выступил против отца». Кун-цзы сказал: «Прямые люди у нас отличаются от ваших. Отцы скрывают ошибки сыновей, а сыновья скрывают ошибки их отцов, в этом и состоит прямота»[9].

Мы видим, что герой советских времен Павлик Морозов, сообщивший властям, что отец укрывает от них зерно, для китайцев был бы примером дурно воспитанного сына, даже резче — плохого сына. «В последующем эта конфуцианская установка получила закрепление в юридической практике: в средневековом своде китайских законов доносительство на отца, мать, деда каралось смертной казнью»[10]. Само желание перемен, сущность их должны быть такими, какие угодны представителям старшего поколения. «Одна из норм Конфуцианского ритуала разрешает детям менять порядки, заведенные отцом, только через три года после его смерти...

Принципы сяо устанавливают взаимность в отношениях между неравными людьми по оси времени; почести, которые сын оказывает отцу, возвращаются к нему через его собственных детей»[11]. Туже функцию выравнивания человеческих отношений в социальном пространстве выполняет концепция исправления имен, которая выражается в следующей формуле Конфуция: «Государь должен быть государем, сановник — сановником, отец — отцом, сын — сыном».

3. «Когда правитель любит справедливость, никто не осмелится быть непослушным»[12].

Более того, любая несправедливость — повод для интриги, смены руководства. Исторический пример: после смерти законного царя к власти пришел Борис Годунов. Это был умный и вполне способный к правлению человек. Но народ не хотел поддерживать его, несмотря на благодеяния, так как существовала легенда, что трон этого человека стоит на костях убитого по его приказанию законного наследника престола, а бояре, считая, что Борис взошел на трон, нарушая традицию, по которой правление страной наследует тот, чей дворянский род длиннее, волновали народ, укореняя в нем веру в то, что беды происходят от несправедливости, случившейся при наследовании трона. Несправедливость правителя — лучший повод к интриге.

4. «Держать два конца, но использовать середину»[10], т.е. быть и палачом и тираном, и кротким и автократом, и демократом и либералом, но помнить, что туго натянутая струна рвется, а слабо натянутая — не звучит.

Примером того, что «слабо натянутая струна не звучит», может послужить эксперимент К. Левина. Исследователь задался целью узнать, при каком руководстве будет наиболее высокий показатель выполнения производственных задач и хорошая атмосфера в коллективе. Известно, что К. Левин собрал три группы людей. В одной руководитель был автократ, в другой — либерал, в третьей — демократ. Выше всех показатели были в группе автократа, но в ней же были стрессы, скандалы, агрессия членов группы по отношению друг к другу и руководителю, т.е. победа была добыта слишком дорогой ценой. В группе, где были демократы, показатели оказались чуть-чуть ниже, но зато психологический климат в коллективе был благоприятен. Там, где руководил либерал, производственная задача оказалась невыполненной и люди просили сменить руководителя. Обратимся снова кистории. К1917 г. Россия была, по определению В.И. Ленина, самым слабым звеном в цепи капитализма. Царь не мог править, был слабохарактерным, находился под каблуком у жены, которая во всем слушалась Распутина, умевшего заговаривать кровь ее сыну, больному гемофилией. Неграмотный мужик Т.Е. Распутин-Новый, не понимавший ничего в политике, иногда давал такие советы в области управления, что дворяне приходили в ужас. В это время Россия оказалась ввергнутой в Первую мировую войну, которая затем дала возможность свершиться революции, так как созрела революционная ситуация, воплотившаяся в действительность, поскольку большинство мужчин страны оказались вооружены за государственный счет, была активна и влиятельна партия большевиков, убедивших вооруженный народ повернуть оружие против царизма. В истории есть примеры и того, что «туго натянутая струна рвется». Вспомним Вторую мировую войну. Не все люди бывшего СССР со страхом ожидали правления Гитлера — были и такие, кто верил, что фашисты помогут свергнуть ненавистный коммунистический режим, вернуть экспроприированное богатство. Известно, что существовала армия власовцев, не секрет, что многие, например на Украине, ждали Гитлера как освободителя. Один из таких людей, встретившийся молодым ученым- историкам в Ялте, рассказывал: «Мы ждали фашистов, но, когда в ответ на партизанское движение они стали учинять зверские расправы с местным мирным населением, многие из тех, кто ждал, отвернулись, разочаровались и ушли в партизаны. Гитлер бы выиграл, если бы не перегнул палку».

5. «Благородный муж, когда руководит людьми, использует таланты каждого; малый, когда руководит, требует универсалий»[14].

Сегодня известно, что у человека одно полушарие мозга отвечает за гуманитарные знания, другое — за технические. Часто одно из полушарий развито больше, чем другое. Это надо учитывать, работая с учащимися. В советский период была борьба за успеваемость, школы и вузы сдавали отчеты о количестве учащихся, имеющих «5» — «4» по всем предметам. Из учащихся выжимали все соки, требуя одинаково хорошей успеваемости и по естественно-математическим, и по гуманитарным дисциплинам. Часто, если педагогам не удавалось добиться цели, они стыдили учеников при всем классе. Не так поступал учитель математики А.С. Пушкина. Часто будущий поэт получал по этому предмету невысокую оценку, но учитель всегда подчеркивал, что учащийся имеет способности в другой области. Он говорил: «Садитесь, пишите свои стихи. Стихи-то эти гениальны».

6. «Если для людей, которых заставили трудиться, выбирать посильный труд, то у кого же из них вспыхнет злоба?»[15]

Известно, что многие восстания были вызваны чрезмерной эксплуатацией. Непосильная производственная нагрузка может привести и к скрытому саботажу, когда сотрудники за деньги покупают у знакомых врачей справки о болезни и не выходят на работу, незаслуженно получая деньги за бюллетень, и к потере ценного работника, который, желая угодить начальству, совершает трудовой подвиг в его честь, «сгорает» на работе, теряя возможность зарабатывать на жизнь. В поэме Н.А. Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» описана судьба мужчины, которого природа одарила большой физической силой. Этот человек таскал кирпичи, зарабатывая в поте лица свой хлеб насущный; хозяин хвалил работника за усердие, раззадоривая его. Желая получить новую похвалу, мужчина стремился увеличить свою нагрузку, получил грыжу, стал инвалидом и был вышвырнут с работы, как ненужная более вещь.

7. «Не зная ритуала, не сумеешь утвердиться»[10].

Известно, что во многих восточных сатрапиях, чтобы получить аудиенцию у сатрапа и решить проблему своей страны, дипломат должен был на коленях ползти в его кабинет, изложить свой доклад и, не поворачиваясь спиной к правителю, покинуть помещение. Если дипломат не воспринимал это как ролевую деловую игру, а считал за унижение для себя, он не мог легко и хорошо выполнить своей миссии. В арабских мусульманских странах нельзя подавать деньги левой рукой. Человек, поступивший так, считается пособником дьявола, а потому многие мусульмане не захотят его видеть в качестве делового партнера. Ф.А. Кузин в учебнике «Культура делового общения» в главе «Национальные особенности невербального общения» указывает, что «в Греции и Турции официанту ни в коем случае нельзя показывать два пальца (по вашему разумению — два кофе) — это жестокое оскорбление, подобно плевку в лицо. В Японии рукопожатие не принято, поскольку японцы считают этот жест инородным. Особенно не приемлем для женщин. И если японцы замечают обменивающихся рукопожатиями женщин, у них о таких женщинах складывается неблагоприятное мнение»[17]. Внутри своей страны также есть правила ритуала, в том числе и в корпоративной культуре. Человек, не участвующий в корпоративных мероприятиях, вызывает у коллектива подозрения, мысли о том, что он считает себя выше сотрудников, недоволен данным коллективом. Сотрудники начинают считать такого человека чужим, в критический момент могут отказать ему в помощи, и человек потеряет работу.

8. «Благородный муж, когда говорит, думает: ласково ли выражение его лица, хороши ли его манеры, трепетно ли отношение к делу»[18].

Данные слова Конфуция напоминают фразу из трагедии Еврипида «Ипполит»: «Лишь ласковый имеет дар пленять». Сами по себе эти слова вполне верны. Но возникает вопрос, этично ли «пленить» делового партнера ласковым обращением и в какой мере человек должен быть ласков со своими сослуживцами. Об этом подробнее будет рассказано в следующей теме.

ВЫВОДЫ ПО ТЕМЕ

« ВВЕДЕНИЕ В ЭТИКУ ДЕЛОВОГО ОБЩЕНИЯ»

  • 1. К профессии надо относиться с таким же рвением, как к служению Богу.
  • 2. Этично выбирать ту профессию, которая является вашим призванием.
  • 3. В этике протестантов получение прибыли богоугодно, если соблюдаются такие нормы профэтики, как: хорошее качество товара, высокая квалификация, честность, справедливость, верность слову и договору, трудолюбие, соблюдение трудовой дисциплины, вежливость, тактичность, дипломатичность, соблюдение этических кодексов рабочей группы.
  • 4. В этике протестантов получение прибыли богоугодно, если оно не вредит «близким». В христианской этике понятие «близкий» расширяется до понятия «каждый, живущий на земле».
  • 5. Принцип профессиональной аскезы М. Вебера не следует воспринимать как догму.
  • 6. Высокие нормы теоретической этики вечных ценностей входят в этику деловых отношений, но конкретизируются в зависимости от ситуации.
  • 7. «Золотое правило морали», гласящее: «Во всем, как бы вы хотели, чтобы люди поступали с вами, так же поступайте и вы с ними», в профэтике трансформируется в трех видах:
    • • если вы начальник, относитесь к своим подчиненным так, как вы бы хотели, чтобы к вам относился руководитель;
    • • если вы подчиненный, относитесь к своему руководителю так, как вы бы хотели, чтобы к вам относились подчиненные;
    • • если вы коллега относитесь к своим коллегам так, как вы бы хотели, чтобы коллеги относились к вам.
  • 8. Профессиональная этика не исключает индивидуального подхода к сотрудникам.
  • 9. В этике деловых отношений принята этическая норма оправдания надежд.
  • 10. До сих пор для профэтики актуальны советы Конфуция:
    • • благородный муж сначала постигает долг, потом приобретает награду;
    • • правитель должен быть правителем, отец отцом, сын сыном;
    • • когда правитель любит справедливость, никто не осмелится быть непослушным;
    • • держать два конца, но использовать середину;
    • • благородный муж, когда руководит людьми, использует таланты каждого; малый, когда руководит, требует универсалий;
    • • если для людей, которых заставили трудиться, выбирать посильный труд, то у кого же из них вспыхнет злоба?
    • • не зная ритуала, не сумеешь утвердиться;
    • • благородный муж, когда говорит, думает: ласково ли выражение его лица, хороши ли его манеры, трепетно ли отношение к делу.

  • [1] Лавриненко В.Н. Психология и этика делового общения. — М.: Юнити,2005.-С. 315.
  • [2] Лавриненко В.Н. Указ. соч. С. 316.
  • [3] ГринА.С. Собрание сочинений: В 3 т. Т. 1. — М.: Правда, 1965. — С. 7.
  • [4] Лавриненко В.Н. Указ. соч. С. 323.
  • [5] Там же. С. 326.
  • [6] Там же. С. 327.
  • [7] Петрунин Ю.Ю., Борисов В.К. Этика бизнеса. — М.: Дело, 2004. — С. 365—371.
  • [8] Лавриненко В.Н. Указ. соч. С. 312.
  • [9] Гусейнов А.Л., Апресян Р.Г. Этика. — М.: Гардарики, 2005. — С. 47.
  • [10] Там же.
  • [11] Там же. С. 49.
  • [12] Лавриненко В.Н. Указ. соч. С. 312.
  • [13] Там же.
  • [14] Гусейнов Л.Л., Апресян Р.Г. Указ. соч. С. 312.
  • [15] Там же. С. 313.
  • [16] Там же.
  • [17] Кузин Ф.Л. Культура делового общения. — М.: Ось-89, 2000. — С. 165.
  • [18] Гусейнов Л.Л., Апресян Р.Г. Указ. соч.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >