ОСОБЕННОСТИ БАНКОВСКОГО КРЕДИТОВАНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКЕ

ПРОБЛЕМЫ ОТЕЧЕСТВЕННОГО БАНКОВСКОГО СЕКТОРА И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ

Прежде всего, детализируем (в некоторой части) представление о проблемах современного российского банковского дела, оказывающих активное влияние на возникновение проблемных и просроченных банковских активов. Ниже приводится далеко не полный, но включающий наиболее глубокие деформации перечень.

1. Многосторонний кризис доверия в системах типа «банк—клиент» как в отношениях банков с юридическими, так и физическими лицами.

Признаками такого недоверия служат: дискретно-перманентный процесс массового изъятия банковских вкладов без объявления мотивов и целей дальнейшего использования средств; существенный рост случаев реализации рисков кредитования, наблюдаемый, в частности, в увеличении официального абсолютного показателя и удельного веса просроченной ссудной задолженности, а также абсолютного показателя и удельного веса проблемных кредитов (активов) в общем кредитном портфеле (портфеле активов) российских банков.

2. Отсутствие персонифицированных отношений сотрудников банка и клиентов, отдаление (разделение) интересов взаимодействующих сторон вследствие исчезновения собственно человеческих отношений сотрудничества.

Отношения на всех уровнях и в их различных сочетаниях строятся преимущественно на основе формализации понятий «юридическое лицо», «физическое лицо», «экономические агенты», «контрагенты», без учета того, что каждый «контрагент» есть в первую очередь индивидуальность, требующая именно индивидуального восприятия, а не стереотипного подхода к его нуждам и чаяниям. Руководители банков забыли, что исторически слово «клиенты» обозначает — «люди не входящие в племя, но находящиеся под его покровительством». Отношения с клиентами-заемщиками потеряли от природы свойственный им личностный характер. Клиент-заемщик (руководители и сотрудники предприятий-заемщиков) все более общается не на персонально-личностном уровне с руководителями — сотрудниками банков, но на уровне формально-автоматизированной обработки заявки на кредит или другой банковский продукт.

3. Наличие единственного приоритета банковского сообщества, подтвержденного законодательством, — максимизация прибыли.

На общенациональном уровне отсутствует обоснованная и сбалансированная система целей и приоритетов банковского сектора, направленная на максимальное удовлетворение интересов как страны и ее регионов, так и конкретного конечного потребителя банковских услуг—человека. Проводимая кредитная стратегия банков коренным образом не совпадает с декларируемой ими же кредитной политикой.

4. Отсутствие гибких стратегий, адаптированных к меняющимся экономическим, социальным, политическим, международным и другим условиям внешней для банков среды. Потеря управляемости и устойчивости банков как в кризисных условиях, так и в условиях стабилизации национальной (и мировой) экономики, характеризующейся снижением уровня официальной инфляции.

Анализ причин кризиса августа 1998 г. позволил сделать два важных вывода: во-первых, истинной причиной банкротств банков стало не что иное, как неудовлетворительное качество управления банковскими активами и, во-вторых, более всего пострадали от кризиса наиболее крупные системообразующие банки. Однако тактика выживания, а в редких случаях и стратегии развития банков практически не изменились. Какими они были в годы высокой инфляции и кредитного бума, такими они остаются и ныне — при перманентных кризисах и существенном снижении официальных инфляционных показателей, доходности кредитования и других источников банковских доходов.

Руководители банков и соответствующие функциональные подразделения не готовы вести стратегическое управление в существенно изменившихся условиях российской экономической действительности, применять математические методы в экономике, прогнозировать (имитировать) возможные ситуации и моделировать варианты действий банка и их последствия. Банки не готовы к работе в условиях низкодоходного (неинфляционного) кредитного рынка. Нет моделей и расчетов развития как российской банковской системы в целом, так и конкретных банков (особенно системообразующих). Внедряемые некоторыми крупными банками меры «само- реорганизации» носят поверхностный характер.

5. Возрастание тяжести финансово-экономических, производственно-хозяйственных, социальных и политических последствий реализации неверных решений, принятых на микро- и наноуровнях.

Под микроуровнем понимается уровень кредитных организаций в целом, под наноуровнем—уровень персоналий: руководителей банков (лиц, принимающих решение). Неверные персональные решения руководителей кредитных организаций, особенно системообразующих банков, приобретают стратегически необратимые последствия для стабилизирующих процессов развития национальной экономики (ее поступательного экономического роста) на мезо- и макроуровнях, на уровне домохозяйств и отдельных граждан, особенно для активно взаимодействующих систем типа «банк-заемщик».

6. Недостоверность отчетности банков, прочих юридических лиц и сведений о кредитоспособности физических лиц.

Банки не имеют и не разрабатывают, за редчайшим исключением, перспективные кредитные программы, выгодные для всех сторон отношений, укрывают реальную величину просроченной, особенно проблемной ссудной задолженности. Соотношение величин имеющей место проблемной ссудной задолженности и объявляемой просроченной ссудной задолженности доходит до 2—10 раз. Возрастает средняя сумма невозврата долга, приходящаяся на одного заемщика.

7. Псевдокризис ликвидности банковской системы, являющийся следствием кризиса доверия.

При наличии достаточного, даже избыточного, объема свободных денежных средств на корреспондентских счетах банков, эти средства ограничены в свободном перемещении в силу недоверия одних банков к другим. Как правило, более крупные банки, держатели большей части средств, не доверяют более мелким и проводят в их сторону только обязательные клиентские платежи. Попытка разрешения подобных ситуаций административно-экономическим методом: выделением Банком России ряду крупных банков стабилизационных или иных долгосрочных кредитов (большого объема с относительно низкой ставкой процента) ожидаемых результатов «наполнения денежными средствами реальной экономики и банковского сектора» не приносит.

8. Устойчивое поддержание представления о нехватке «длинных денег» для кредитования реального (производственного) сектора отечественной экономики и непомерно высоких процентных ставках.

Анализ общего объема ссудной задолженности банков (объемов выданных банками кредитов) и средств пассивов по срокам вложений позволяет сделать вывод о том, что в определенный момент депозиты, размещенные в банках на сроки от 1 до 3 лет, используются преимущественно для кредитования на сроки до 1 года, и лишь десятая их часть направляется на кредитование со сроками свыше 3 лет.

Рентабельность большинства отраслей представлена в недостоверных, заниженных индексах, что связано с перераспределением доходов между посредниками-«прокладками» и «уводом» доходов от налогообложения. При рациональном подходе действующие процентные ставки большей частью оказываются приемлемыми для краткосрочных вложений в развитие производства. Имеющиеся в распоряжении кредитных организаций финансовые механизмы (инструменты) позволяют найти приемлемое решение, снижающее текущую процентную нагрузку на заемщика, и при долгосрочном инвестиционном кредитовании, и при проектном финансировании. Проблемой является готовность банковского сообщества к такой деятельности.

9. Разрушение целостности процесса банковского кредитования, инвестиций и проектного финансирования.

Все более развивается прозападная тенденция приобретения функциональными подразделениями банков «узкой специализации», связанная с соответствующим неумеренным ростом числа такого рода подразделений. Само по себе это явление может быть оценено отчасти и положительно, но вопрос состоит в следовании западным, да и восточным образцам. Проблема имеет два аспекта.

Первый аспект—клиентский. Предприятие, а тем более физическое лицо, обладая определенной целостностью и совокупностью потребностей, нуждается в комплексном банковском обслуживании, тем более в такой сложной, многогранной и особо рискованной сфере банковской деятельности, как кредитование.

Второй аспект — собственно банковский. Процесс кредитований также является целостным процессом, полагающим полную ответственность банка и его сотрудника (кредитного инспектора) за размещенный кредитный продукт на всех стадиях жизни кредита: от анализа клиентской потребности до полного исполнения обязательств заемщиком. На практике все чаще наблюдаются разрыв и размывание как связанности самого процесса кредитования, так и ответственности работников банка за результаты своей деятельности.

Появляются узкоспециализированные подразделения банков, отвечающие, например, только за раздачу кредитов (в сознании банковского служащего уже приживается именно этот термин — «раздача», заменяя ранее применявшиеся понятия «выдача» или «размещение»), только за вежливый разговор с клиентом (колл-центры, ведущие чуть ли не тотальную запись телефонных разговоров, позволяющие использовать сотрудников более низкой квалификации и экономить на оплате труда), только за сбор доходов и др. Премирование банковских сотрудников также определяется исключительно «за раздачу», «за разговор», «за сбор дохода», и никто, по сути, не отвечает в целом за весь цикл кредитной работы: выдавший кредит не несет, по существу, ответственности за его возврат, а собирающему

ю

доходы —безразлично, какого качества выдаются кредиты, что уж говорить о «телефонистах».

10. Отсутствие достаточного количества проектов, пригодных и доведенных до стадии банковского кредитования (финансирования).

Кредитные организации «не хотят» инвестировать, а предприятия «не могут» получить денежные ресурсы на взаимоприемлемых условиях. Большинство проектов рассчитывается со значительными ошибками и не являются окупаемыми изначально. Кредитные организации не осуществляют должного контроля за использованием размещенных денежных средств. Те проекты, которые получают банковские кредитно-инвестиционные ресурсы, по целому ряду внутренних и внешних причин теряют «управление» в процессе их реализации и заканчиваются дешевой распродажей материально-технических ресурсов в ущерб проекту, банку, предприятию и обществу.

11. Увеличение разрыва между объемами размещенных кредитов и величиной устойчивых привлеченных средств.

Под устойчивыми пассивами понимаются средства юридических и физических лиц, размещенные на срочных депозитах, включая долгосрочные. Упомянутый разрыв за последние годы вырос более чем в 5 раз и даже с учетом собственного капитала банков составляет величину, измеряемую триллионами рублей. Кредитный процесс обеспечивался большей частью нестабильными источниками пассивов. В условиях снижения уровня (темпов) реальной капитализации отечественной банковской системы этот факт неизбежно приводит к росту «ножниц нестабильности».

12. Проблема надлежащего уровня резервирования возможных потерь по ссудам.

В условиях российской действительности резервы на возможные потери по ссудам должны быть существенно повышены, видимо, до 10—15% от общей ссудной задолженности. Так, в 1999 г. (после кризиса августа 1998 г.) резерв на возможные потери по ссудам Сбербанка России достигал 15,3% величины кредитного портфеля, а затем, без особых напряжений в управлении банком, практически весь этот мощный резерв в течение нескольких лет был переведен в рекордную по величине прибыль банка. Ныне положение дел в кредитных организациях существенно сложнее.

Итогом перечисленных проблем может быть следующий вывод. Банки исторически создавались для организации эффективного взаимодействия с клиентами, а также максимально полного удовлетворения их потребностей в денежно-кредитно-финансовой сфере. Однако за прошедшие столетия банковская миссия — практическая реализация функции взаимодействия различного рода экономических агентов, угасла из-за развития довлеющего комплекса собственных интересов кредитных организаций и приобретения ими определенной финансовой мощи, позволяющей диктат в отношении клиентов. Из «слуги» банк превратился в «господина». Из помощников реальному сектору банки превратились в «тромбы», мешающие надлежащему денежно- кредитному обороту, более того — в паразитирующую финансовую надстройку, высасывающую «кровь» из реального производства, разрушающую его и перекачивающую денежные средства в гипертрофированно развитый финансовый сектор — «финансовые пузыри».

В зависимости от глубины кризисных проблем банковского сектора можно выделить четыре основных уровня, на которых произошли деформации, наблюдаемые в банковском деле. Это: духовнонравственный, культурно-воспитательный, законодательно-нормативный и собственно банковский уровни.

В соответствии с выявленной иерархией проблем современного банковского дела можно предложить и соответствующие этим уровням меры преодоления кризисных (деформационных) явлений.

На духовно-нравственном уровне необходимо:

  • — признание и восстановление исторически существовавшего в России ментального приоритета производства и торговли над финансами;
  • — осознание роли личности и личностной шкалы нравственных ценностей руководителями и сотрудниками в процессе предотвращения и преодоления кризисных ситуаций любого масштаба[1], налаживания долгосрочных взаимовыгодных отношений с клиентами;
  • — признание вины и ответственности банков за принятие неквалифицированных и несвоевременных решений (в 70—80% случаев возникновения проблемы в отношениях с клиентом), провоцирующих кризис доверия в экономических системах разных типов, наносящих экономический ущерб клиентам, особенно заемщикам;
  • — реальное изменение целеполагания банка, в рамках которого необходимо вернуться к приоритету сочетания общенациональных интересов, интересов личности и уже после этого — к разумной коммерческой прибыли;
  • — переход от формального к высокопрофессиональному взаимовыгодному сотрудничеству банка с любыми экономическими агентами.

На культурно-воспитательном уровне целесообразна реализация следующего комплекса мер:

  • — переход от «линейного» к «нелинейному» мышлению, подготовка руководителей и исполнителей, способных прогнозировать и моделировать многовариантное развитие экономических ситуаций, подготовленных к принятию ответственных решений в условиях высокой изменчивости внешней среды и неполноты информации;
  • — восстановление трихотомии учебных программ подготовки работников банка всех уровней (понятия «может быть», или «если — то») вместо формирующихся дихотомических («да —нет»). Формирование активного мыслительного процесса слушателя в рамках единой методологии, взамен насаждаемых тестовых ответов на вопросы. Конечно, не следует отвергать необходимости знания банковских нормативных документов, инструкций и указаний, но никакой из них не в состоянии предусмотреть все случаи жизни;
  • — создание учебно-практических курсов дисциплин, построенных на дискуссионно-познавательных принципах, позволяющих дать не только набор теоретических знаний, но умение грамотно применить эти знания в прикладной банковской деятельности;
  • — создание межбанковских учебных центров —школ накопления и передачи лучшего жизненного, культурного опыта, в том числе и профессионального опыта в банковской деятельности.

На законодательно-нормативном уровне было бы благоприятно осуществить следующие мероприятия:

  • — создание и реальное воплощение системы государственного поощрения воссоздаваемой приоритетной общественно-ориентиро- ванной системы целей банков и банковского сообщества;
  • — законодательно-нормативное изменение концептуальной «вины заемщика» на концепцию «равной ответственности участников кредитного процесса» (что соответствует общепринятой в праве «презумпции невиновности»), а, с учетом доминирующей роли банков, постепенный переход к концепции «вины кредитора», предполагающей соотнесение движущих мотивов и очевидных последствий, принятых взаимодействующими сторонами решений;
  • — законодательно-нормативное изменение порядка взыскания долгов по банковским кредитам: отказ от первоочередного взыскания высоколиквидных активов (денежных средств) действующих предприятий, приводящих к нарушению производственного процесса;
  • — создание (восстановление) системы экономических льгот и преференций для банков (и предприятий), решающих задачи в интересах национальных программ развития;
  • — поэтапное введение Банком России (в единой методологии и с универсальным программным комплексом) обязательности проведения банками стратегических прогнозных расчетов, моделирования возможных путей развития и последствий принимаемых финансовых решений.

На собственно банковском уровне возможно осуществление следующих мер:

  • — обеспечение достоверности и сопоставимости, очевидности и наглядности банковской отчетности и статистики;
  • — увеличение и сохранение реально созданного резерва на возможные потери по ссудам до минимального уровня соответствующего многолетним реалиям отечественной экономики (до 10% от объема общей ссудной задолженности) и увеличение этого уровня в предкризисные периоды до 15—20%;
  • — расширение доверительного межбанковского сотрудничества между системообразующими банками и ведущими банками регионального значения;
  • — создание банковского венчурного капитала, в частности по проектам с приоритетом и поддержкой от государства;
  • — расширение поиска проектов, устранение методологических ошибок в расчетах выявленных проектов и доведение их самими банками до стадии готовности к банковскому финансированию. Создание и совершенствование системы непрерывного контроля реализации проектов и выхода их на самофинансирование;
  • — профилактика кредитов на этапе их выдачи, создание финансовых и нефинансовых схем, обеспечивающих возврат вложенных средств независимо от дальнейших негативных действий контрагентов (банка, заемщика и третьих лиц);
  • — системное сопровождение кредитов: не только контроль и надзор, но оказание информационных, маркетинговых и иных услуг заемщикам, всемерная поддержка и помощь предприятиям.

Приведенный перечень мер не является исчерпывающим, однако он дает ключевые ориентиры для принятия конкретных решений, позволяющих избегать кризисных ситуаций.

Мероприятия всех четырех уровней взаимозависимы и взаимоувязаны. Важнейшая роль в их комплексной реализации отводится государству, его правовым и банковско-инвестиционным институтам.

ВОПРОСЫ ДЛЯ САМОПРОВЕРКИ

  • 1. Перечислите признаки многостороннего кризиса доверия в системах «банк-клиент».
  • 2. В чем проявляется отсутствие персонифицированных отношений сотрудников банка и клиентов?
  • 4. Какая из стратегий, развития или «выживания», преобладает в отечественной банковской практике?
  • 5. Могут ли, и почему, решения уровня руководителей кредитной организации (наноуровня) влиять на макроэкономические процессы в экономике?
  • 6. Насколько достоверной можно считать отчетность банков и их оценку уровня проблемной задолженности?
  • 7. В чем суть псевдокризиса ликвидности банковской системы и проблемы нехватки «длинных денег»?
  • 8. Как вы оцениваете достаточность количества проектов пригодных и доведенных до стадии банковского кредитования?
  • 9. Можно ли считать достаточным уровень резервирования в отечественной банковской системе? Обоснуйте ответ.
  • 10. Перечислите четыре уровня, на которых произошли деформации, наблюдаемые в отечественном банковском деле.
  • 11. Сформулируйте систему мер духовно-нравственного уровня, необходимых для преодоления проблем банковского дела.
  • 12. Сформулируйте систему мер культурно-воспитательного уровня, необходимых для преодоления проблем банковского дела.
  • 13. Сформулируйте систему мер законодательно-нормативного уровня, необходимых для преодоления проблем банковского дела.
  • 14. Сформулируйте систему мер банковского уровня, необходимых для преодоления проблем банковского дела.

  • [1] Данный тезис не имеет ничего общего с модными сегодня корпоративными кодексами этического поведения и тем более с корпоративнымиэтическими судами.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >