ОСОБЕННОСТИ ПРОЦЕССА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ БАНКОВСКИХ И ПРОМЫШЛЕННЫХ СТРУКТУР В УСЛОВИЯХ КВАЗИРЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ

Становление рыночных отношений в ходе российских экономических реформ — процесс достаточно сложный, часто характеризующийся парадоксальными феноменами, которые не соответствуют основным закономерностям классических рыночных отношений.

Отечественная экономическая наука определяет сформировавшуюся в России хозяйственную систему как квазирыночную, функционирующую по законам, в значительной мере отличающимся от известных законов рыночной экономики. Можно говорить о квазиприватизации (эффективный собственник в большинстве случаев не появился, а объемы производства приватизированных предприятий снизились на порядки), квазиналоговой системе (наряду с государственной налоговой системой, использующей механизмы рассрочек, зачетов и др., действует система коррупционных поборов, собирающая существенную долю денежных средств), судебной квазизащите (процедуры исполнения судебных решений и банкротства трансформировались в относительно недорогое средство передела собственности) и многих других квазирыночных институтах, элементах и механизмах. Классическим примером последних является бартер, представляющий собой некий суррогатный механизм, альтернативный эквивалентному денежному обмену и действующий в стране, в определенной степени, до настоящего времени.

Основной порок феномена квазирыночности состоит в том, что такого рода экономика не обладает долговременными эффективными механизмами ее поддержания и нежизнеспособна в долгосрочной перспективе, т.е. характеризуется свойством неустойчивости.

Квазирыночные парадоксы существуют и в сфере взаимодействия банков (кредиторов) и предприятий (заемщиков), что требует учета специфики процессов при проведении анализа кредитно-инвестиционных проектов.

К числу отмеченных парадоксов можно отнести следующие.

1. Деформация спроса

В стабильной рыночной экономике, где действует механизм спроса и предложения, повышение кредитной ставки процента на денежные ресурсы обусловливает снижение спроса на кредиты.

В отечественных условиях быстрый рост ставки процентов на кредитном рынке, наблюдавшийся на начальном этапе реформ, был связан с высоким уровнем инфляции, что вызвало ажиотажный спрос на кредиты. Так как в условиях инфляции выигрывает заемщик, а проигрывает кредитор, появляется дополнительный спрос на «дешевые» (с учетом их инфляционного обесценения) кредитные ресурсы, что и обусловило не снижение, а возрастание спроса. Кроме того, появилась прослойка так называемых недобросовестных заемщиков, берущих кредиты в ситуации запланированного банкротства и использующих их в целях личного потребления. Поэтому наряду с существующем во всем мире среднестатистическим явлением проблемных кредитов возник новый феномен особых российских проблемных кредитов, характеризуемых как заведомо безнадежные долги.

Данный феномен может быть проиллюстрирован следующим графиком (рис. 1.1).

Истинное и фиктивное равновесия на кредитном рынке

Рис. 1.1. Истинное и фиктивное равновесия на кредитном рынке:

LD—ложный спрос: TD—истинный спрос; Sup—предложение

Здесь предполагаются два типа заемщиков: 1) благонадежные, возвращающие кредит и определяющие кривую истинного спроса TD (truth demand) -, 2) неблагонадежные, использующие заемные средства для различных рискованных операций (финансовых авантюр) и не предполагающие возвращения кредита; их положение отображается кривой ложного спроса LD (lie demand), которая размещается выше кривой TD. С ростом ставки процента к кривые LD и TD возрастают; одновременно с ростом скорости оборота «горячих денег» происходит рост кривой предложения Sup (supply). Как это следует из графика, присутствие неблагонадежных заемщиков сдвигает точку истинного равновесия О в положение фиктивного равновесия О,, соответствующего большему значению кредитной ставки процента.

Пусть известна средняя эффективность инвестиционных вложений п (например, для промышленности как сектора народного хозяйства). Тогда при кп доля добросовестных заемщиков в общем числе претендентов на кредит будет невелика: среди них будут только те немногие, чья эффективность существенно выше средней; зато очень высокой окажется доля неблагонадежных заемщиков, готовых взять кредит любой ценой. В связи с этим на определенных этапах развития отечественной экономики происходит резкий скачок доли невозвращенных кредитов, и возникает проблема правомочности существования значительного числа предприятий, обремененных грузом долгов.

2. Деформация предложения

В условиях стационарной экономики рост кредитных ставок процента обусловливает рост предложения кредитов и, как следствие этого, промышленный подъем. В российских условиях эта зависимость соблюдается далеко не всегда, при том, что возникает процесс недостаточно обоснованного кредитования предприятий, в числе которых наличествует, как сказано выше, высокая доля неблагонадежных заемщиков.

В истории постсоветской России известны периоды, когда предложение кредитов формировалось под действием иных факторов, оказывавших более сильное влияние, нежели рост кредитной ставки процента и существенно изменивших характер кривой Sup. К числу таких факторов относились, в частности, во-первых, нарастание просроченной задолженности предприятий реального сектора и ухудшение их финансового состояния; во-вторых —появление и становление альтернативных сегментов вложения средств —финансового рынка, обладавшего большей доходностью (например, государственных казначейских обязательств в 1996—1998 гг.).

Истинное и фиктивное равновесия на рынке кредитов в условиях альтернативных вложений в финансовый сектор

Рис. 1.2. Истинное и фиктивное равновесия на рынке кредитов в условиях альтернативных вложений в финансовый сектор:

LD—ложный спрос; TD—истинный спрос; Sup—предложение

На рис. 1.2 отображена ситуация на рынке кредитов, которая характеризуется продолжающимся ростом потенциального спроса на кредитные ресурсы со стороны предприятий и падающей кривой их предложения со стороны банков. В условиях снижения предложения кредитов банки более жестко осуществляют селекцию заемщиков (предприятий), в результате чего точка О, фиктивного равновесия (соответствующая завышенному «ложному» спросу) стремится к точке истинного равновесия О, характеризующейся более высокой кредитной ставкой процента.

3. Соотношение «риск—доходность»

В стабильной рыночной экономике вложения банковских ресурсов в направления, имеющие более высокую доходность, сопряжены с более высокими рисками: высокая доходность—плата за повышенный риск (рис. 1.3). В российских условиях существовали (а в практике кредитования существуют и сегодня) примеры искажения классического соотношения «риск—доходность». Так, например, на определенном историческом этапе государственные ценные бумаги (ГКО), имевшие невысокий риск (ввиду государственных гарантий) обладали в течение длительного времени их хождения очень высокой доходностью, несопоставимой с доходностью вложений в реальный сектор экономики. Это сделало вложение в ценные бумаги наиболее привлекательным видом вложений российских банков, в то время как в мировой банковской практике традиционным вложением, приносящим наиболее высокие доходы, являются, как правило, инвестиции в реальный сектор. В высокой степени тенденция «ухода» банковских пассивов в финансовый рынок наблюдается и в последние 10 лет, хотя уровень рисков существенно нивелировался. [1]

Соотношение «риск—доходность»

Рис. 1.3. Соотношение «риск—доходность»:

I — для стабильной рыночной экономики: II — для российской экономики переходного типа мышленных объектов) является не только хорошее текущее финансовое состояние, но и наличие хорошей кредитной истории. В российских условиях основная масса предприятий находится в неудовлетворяющем банки финансовом состоянии; что касается кредитной истории, то в лучшем случае заемщики вообще не имеют ее, а в худшем (и наиболее типичном) — обладают к тому же неудовлетворительной («плохой») кредитной историей. Тем не менее хоть и в недостаточном объеме, но банки все равно кредитовали и кредитуют предприятия, либо исходя из того, что «из двух зол надо выбирать меньшее» (предприятие, не имеющее кредитной истории, предпочтительнее предприятия-должника), либо из соображения «исправления ситуации» в соответствии с принципом «финансовой иглы», вынуждающим банк делать дополнительные финансовые вливания в предприятие.

Суть «финансовой иглы» состоит в определенной зависимости банка от предприятия, которому он выдал кредит. Если предприятие кредит не возвращает, банк оказывается перед дилеммой: либо отнести выделенную сумму в разряд безнадежных долгов, либо выделить новый кредит для поддержки предприятия-должника, руководство которого обещает «в самой ближайшей перспективе» возвратить и старые, и новые долги. На рис. 1.4, я, где изображена схема, соответствующая этой ситуации, отсутствуют контуры, описывающие процесс реинвестирования, так как финансовые средства обычно направляются большей частью на личное потребление, включая зарплату, а прибыль становится «отрицательной» (убыток), и размеры доходов оказываются гораздо меньше взятых на себя предприятием кредитных обязательств. Отношения банка и предприятия строятся в данном случае на основе положительной обратной связи, усиливающей потоки финансовых средств из банка к предприятию, инициировавшему увеличение их дефицита и потребность в новых кредитах.

Финансовая зависимость может иметь и обратную направленность: когда финансовая помощь предприятию превращается в его финансовую зависимость от банка. В этом случае механизм зависимости основывается на известном «золотом правиле» рынка — перетекание средств в сферу с большей нормой прибыли. Обладая контрольным пакетом акций предприятия (приобретенным за «прошлые» его долги), банк обеспечивает такое распределение прибыли, при котором большая ее часть направлялась не на развитие производства, а на увеличение банковских пассивов, приносящих при их размещении вне реального сектора относительно больший доход. В результате предприятие испытывает «инвестиционный голод» и для поддержания производства вынуждено обращаться за кредитами к банку, попадая в еще большую от него зависимость. Круг замыкается, и процесс повторяется вновь (рис. 1.4, б).

Схема «финансовой иглы» типа «банк -»предприятие» (а) и «предприятие -*?

Рис. 1.4. Схема «финансовой иглы» типа «банк -»предприятие» (а) и «предприятие -*?

  • -> банк» (б)
  • 5. Жесткость ограничений на изменение банковских процентных ставок

В стабильной рыночной экономике кредитные (ra) и депозитные (гп) ставки процентов обладают известным постоянством; в случае небольшой, так называемой управляемой инфляции (примерно 2—3% в год), кривые, характеризующие динамику таких ставок (Т гП), идут параллельно: они повышаются в той мере, которая обеспечивает компенсацию инфляционных процессов (рис. 1.5), в результате новая маржа М2 практически равна прежней марже М,. В российских условиях, при высоком уровне (росте) инфляции, на эти ставки действуют разнонаправленных силы, в результате чего наблюдается тенденция сжатия банковской маржи2 < М,).

Это вызвано тем, что привлечение средств населения в ситуации относительно низких его доходов и роста неорганизованных (вне- банковских) сбережений (в том числе тезаврация их в инвалютном эквиваленте) требует повышение процентной ставки по депозитам, а размещение средств в предприятиях, находящихся в плохом и очень плохом (предбанкротном) финансово-экономическом состоянии, требует снижения ставки по кредитам.

Воздействие внешней среды на движение кредитной и депозитной ставок

Рис. 1.5. Воздействие внешней среды на движение кредитной и депозитной ставок

процентов:

I — для стабильной рыночной экономики; II — для российской экономики переходного типа

В результате возникают «ножницы» процентных ставок, «срезающие» маржу банка. Это препятствует реализации в целом рациональной стратегии снижения кредитной ставки процента для более активного кредитования реального сектора и обусловливает необходимость поиска банком альтернативных сфер вложения денежных средств. Конечно, в ряде случаев встречное движение депозитной и кредитной ставок процентов, приводящее к снижению маржи, может считаться оправданным, однако запас прочности здесь невелик и значительное «сжатие» маржи может привести к потере устойчивости отечественной банковской системы.

При низком уровне (снижении) инфляции ставки по депозитам банки уменьшают в большей степени, чем по кредитам и, таким образом, искусственно увеличивают свою маржу.

Сказанное означает, что в квазирыночной российской экономике в значительной степени утрачена управляемость таким важнейшим макроэкономическим параметром, как ставка процента.

При всей условности графиков и схем рис. 1.1—1.5 (выполняющих, безусловно, иллюстративную роль), характер изображенных на них зависимостей и взаимосвязей свидетельствует о том, что российские реалии взаимоотношений банков и предприятий «перевернули» общепринятые каноны рыночной экономики.

Дальнейший анализ особенностей взаимоотношений предприятий и банков касается деформации более общих пропорций и соотношений.

6. Дисбаланс соотношения долгосрочных и краткосрочных инвестиций

В стабильной экономике соотношение между объемами кратко-

и долгосрочных депозитов и кредитов примерно постоянно, причем долгосрочные депозиты (как форма личного страхования) и долгосрочные кредиты (как форма прибыльного вложения средств в промышленный сектор экономики) составляют значимую величину. В условиях нестабильной российской экономики долгосрочные операции между банками и предприятиями скорее исключение, чем правило. Более того, в долгосрочных вложениях оказываются не заинтересованными ни вкладчики (физические и юридические лица), ни финансовые посредники (банки и другие кредитные организации), ни заемщики (промышленные предприятия). Первые (депозиторы) проигрывают как субъекты, кредитующие банки, получающие лишь частичную компенсацию инфляционных потерь и имеющие высокие риски невозврата средств. Вторые (банки) не могут размещать долговременные ресурсы по двум причинам: с одной стороны, доля располагаемых «длинных» денег относительно мала, с другой — цели предприятий, в большой части, ориентированы не на стратегическое развитие, а на тактическое выживание или даже на «однодневность» существования. Для третьих (предприятий) долгосрочный кредит оказывается недоступен в силу существенно высоких процентных ставок.

В результате взаимодействие банков и предприятий осуществляется в настоящее время преимущественно в сфере краткосрочных вложений — кредитования оборотных средств.

7. Диспропорциональное участие банков в развитии различных секторов народного хозяйства

В условиях переходной российской экономики взаимодействие ее банковского и промышленного секторов осуществляется в условиях очень жесткой конкуренции с альтернативными сферами вложения банковских ресурсов. Необходимость преодоления неблагоприятных условий внешней среды вынуждает банки вместо традиционных (классических, характерных для стабильной экономики) сфер вложения средств — промышленных отраслей и предприятий — уходить на другие рынки, выполняющие обычно вторичные функции. Так, российские банки в постсоветские годы перемещали приоритеты своей деятельности:

  • а) на рынок межбанковских кредитов, где в российских условиях возникли «пирамиды» взаимного краткосрочного кредитования с «накруткой» банковской маржи (1993—1996 гг.);
  • б) на рынок ГКО, где была организована другая «пирамида» — государственного долга, весьма длительное время характеризовавшаяся высокой эффективностью вложений (1996—1998 гг.);
  • в) на рынок спекулятивных валютных операций (1999—2010 гг.).
  • 8. Условия возврата долгов

В стабильной экономике действуют рыночные механизмы возврата долговых обязательств, подкрепленные сложившейся законодательной системой. При этом расчеты между кредиторами (банками) и должниками (предприятиями) осуществляются на принципах эквивалентности. В российских условиях долги часто не удается вернуть; осуществляется либо списание безнадежных ко взысканию долгов, либо их зачет на условиях квазиэквивалентности, неполной компенсации. Поэтому требуется разработка особых подходов и методов обеспечения согласования интересов в процессе компенсации долгов.

Проведенный анализ особенностей процесса микроэкономических взаимодействий промышленных предприятий и банков в условиях переходного периода свидетельствует о существенной деформации классических канонов рыночной экономики, используемых при описании трансакций экономических агентов.

ВОПРОСЫ ДЛЯ САМОПРОВЕРКИ

  • 1. Что означает понятие «квазирыночность» применительно к российской экономике?
  • 2. В чем суть парадокса деформации спроса в квазирыночной экономике?
  • 3. Опишите парадокс деформации предложения в квазирыночной экономике.
  • 4. В чем суть парадокса соотношения «риск—доходность» в квазирыночной экономике?
  • 5. Опишите зависимость «финансовая игла» типа «банк—предприятие».
  • 6. Опишите зависимость «финансовая игла» типа «предприятие—банк».
  • 7. Раскройте суть эффекта «ножниц» процентных ставок при высоком уровне инфляции.
  • 8. Как сказывается на экономическом развитии предприятий дисбаланс долго- и краткосрочных инвестиций?
  • 9. Раскройте причины ухода банков из промышленного в финансовый сектор экономики.

  • [1] Условия кредитования В стабильной (стационарной) рыночной экономике важнейшимнеобходимым условием кредитования предприятий (в частности, про-
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >