ОБРАЗ СОВРЕМЕННОГО КАЗАЧЕСТВА В ОБЩЕСТВЕННОМ СОЗНАНИИ: ПОИСК ПОЗИТИВНЫХ ОСНОВАНИЙ

Казачество в России, как уже говорилось, стало постепенно возрождаться в 90-е годы XX столетия после длительного — если и не полного забвения, то неправомерного снижения его значимости в духовной, политической и социально-экономической сферах жизни страны. В первой декаде XXI века российское казачество активно позиционирует себя в качестве реальной общественно-государственной силы, способствующей консолидации патриотических движений и защите правопорядка. Для такой позиции, безусловно, имеются существенные аргументы, если учесть, что данная этносоциокультурная общность российских граждан ориентирована на исторически сложившуюся самобытную культуру воина-защитника, систему ценностей православного вероисповедания (в подавляющем большинстве) и на сохранение традиционного института семьи как нравственной основы общества. Однако, несмотря на активность обсуждения темы казачества в средствах массовой информации, образ казака, его представленность в восприятии современного российского общества, особенно молодежи, студенчества остается весьма неоднозначным и неопределенным.

Вместе с тем мы убеждены, что от степени объективности оценки роли казачества в российской истории и культуре современными гражданами России, юношеством во многом зависит отношение к казакам как позитивной, духовно-нравственной и высокообразованной народной общности, которая — в лучших своих образцах — имеет основание для такого определения. Опрос, проведенный среди студентов МГУ ТУ имени К. Г. Разумовского показал, что большинство респондентов (исключение составляют выпускники кадетских корпусов, обучающиеся в университете), не всегда знают, что принципиально отличает казачество (в структуре ВУЗа часто используется понятие «казачий компонент») от иных этнокультурных и этносоциальных групп в российском обществе, позволяя ему обладать таким преимуществом. Кроме того, у многих учащихся казаки ассоциируются с некой экзотикой, «музейным экспонатом», частью народного фольклора и былинного эпоса, знакомого по произведениям, которые все реже становятся предметами семейного чтения, изучения в школе, конструктивного анализа.

Психологически данные факты во многом объяснимы. Отчасти такое восприятие казачества — как и традиционной культуры в целом — коренится, в специфике самого характера некоторых прогрессирующих аспектов эпохи постмодерна с преобладающими деструктивными морально-этическими и художественно-эстетическими ориентациями массовой культуры (признаем, что не все таковые), в структуре и содержании которой практически не находится места традиционным культурно-психологическим приоритетам нравственности, религиозным, в частности, христианским ценностям как смыслообразующей доминанте воспитания. Осознание и добровольное принятие традиционных ценностей — приоритетных для казачества — могло бы способствовать отношению молодых людей к жизни не только как к достижению личного успеха (в дискурсах обыденного сознания), а как самоотверженному подвигу служения своему народу. Отечеству, семье, духовному восхождению и преображению собственной души. Подчеркнем, что именно эти приоритеты в традиционной культуре определяют мотивационный и ценностный вектор жизнедеятельности современного российского казачества, о чем подавляющая часть юношества мало информирована. Еще совсем недавно в общественном сознании был закреплен один из популярных культурных кодов, определяющих обобщенный социотип молодежи как «поколение пепси». Однако он быстро устарел под психологическим прессингом Интернет-культуры, позволяющей интерпретировать новый социально-массовый тип юношества как «поколение-Twitter» или «социально-сетевое поколение» с характерными признаками качественно иной ментальности (как с позитивными, так и негативными ее составляющими), одним из наиболее существенных признаков которой является восприятие и взаимодействие с миром в так называемой «шаговой доступности». Данный слоган может быть трансформирован в определение сетевой легкодоступности, что неизбежно приводит к упрощенному (и искаженному), сумбурно-эклектическому восприятию жизни, пренебрежению «устаревшими» нравственными ценностями, «закрепощающими» этическими правилами, вульгаризацией и фамильярностью в отношениях с представителями старшего поколения, навязчивыми «авторитетами» и — как следствие — неадекватно завышенному самомнению определенной части молодых людей, переходящему иногда в состояние агрессивного дилетантства.

Упоминая о подобных тенденциях, отметим, что в традиционной культуре казачьего воспитания данные явления практически исключены или, по крайней мере, существенно минимизированы благодаря сформированной системности традиционного уклада, предполагающего строгую самодисциплину, уважение к субординации, понимание жизни как «крестоношения» (в дискурсе христианской антропологии) и убежденности в том, что все дары, полученные человеком от Бога — физические и духовные — он должен не бездумно расточать, а преумножить и обеспечить их преемственность.

В свете вышесказанного возникает вопрос: каким образом можно способствовать формированию у современных граждан более объективной оценки роли казачества в истории и культуре России, учитывая психологическую специфику молодых людей, ориентированных на информационную, «технологическую» подачу материала? Считаем одним из наиболее эффективных способов достижения такой цели — создание более широкой системы просветительства, включающей информацию об историко-культурном становлении казачества и его выдающихся представителях во всех областях жизнедеятельности: духовной, государственно-политической, воинской, социально-экономической, научной, художественно-эстетической, образовательной и иных сферах. Система непрерывного образования казаков предусмотрена в соответствующих учебных заведениях, включающих казачий компонент. В этой связи целесообразно более активно вести работу по информированию учащейся молодежи и юношества о содержании сложного и самобытного феномена казачества, а также организовывать совместные массовые мероприятия военно-патриотической и культурно-нравственной направленности, в которых могут проявиться лучшие качества казака: надежность в деловом партнерстве, трудолюбие, ответственность, дисциплинированность, организованность, психофизическая сила, выносливость и устойчивость, высокая нравственность, патриотическая направленность, добросовестность и готовность всегда оказать помощь ближнему.

Методологический, научно-исследовательский и просветительский аспекты рассматриваемых вопросов анализируются и обсуждаются на различных тематических форумах. Так, в частности, это происходило на Всероссийской научно-практической конференции «Современное казачество России: 20лет возрождения и этнополитические перспективы». прошедшей 27 апреля 2012 г. в Российском государственном торгово- экономическом университете (РГТЭУ). В качестве организатора выступил существующий в РГТЭУ Центр исследований Кавказа и Востока.

В конференции приняли участие члены научно-аналитического сообщества, представители казачьих организаций, политики, деятели культуры. Большинство участников конференции являлись этническими казаками.

Все присутствующие отметили факт существования казачьего движения но, вместе с тем, признали актуальным вопрос о формах возрождения казачества. По заявлению заместителя председателя Комитета по военным вопросам, воспитанию допризывной молодежи и делам казачества Законодательного Собрания Краснодарского края (г. Краснодар), к.и.н. В. П. Громова, казачество находится в настоящее время в весьма сложном, близком к критическому, состоянии, для выхода из которого требуется глубокое научное исследование проблем современных казаков. Анализу некоторых негативных аспектов в тенденциях развитиях казачьего движения посвятил свое выступление донской казак В. П. Мелихов. отметивший, что современное казачье движение во многом искусственное, приобретающее порой черты некоего бутафорского явления: «Парады, помпезные “Круги” и ощущение, что мы самодостаточны. Идет мифологизация того, что существует», — отмечал в своем выступлении Мелихов. Жестко говорилось и о проблемах идеологического характера: «...казачий национализм превращается в антирусский национализм». Власть же, патронируя служащий ей «реестр» фактически губит казачество, хотя «...власть должна давать всем одинаковые возможности».

С точки зрения Л.Л. Сазонова, д.ф.н., профессора, председателя Совета Старейшин Координационного Совета казаков Белоруссии, России, Украины, проректора Православного института Св. Иоанна Богослова по казачьему обучению (г. Москва),следует учитывать важность Православия как идеологической основы казачьего возрождения, необходимость тщательной работы по выработке новых форм по взаимодействию Церкви и казачьих организаций в планомерном сотрудничестве.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >