СПЕЦИФИКА ЦЕННОСТНОГО ОТНОШЕНИЯ К МИРУ

Для установления своеобразия ценностного отношения к миру полезно обратиться к конкретному примеру. Предположим, мы созерцаем в летний полдень березу, растущую на берегу Волги. Если мы задаемся вопросами о причинах возникновения березы, о соотношении случайного и необходимого в ее бытии, о формах ее взаимодействия с другими элементами окружающего ландшафта, то в данном случае наше видение березы будет онтологическим. Мы оказываемся здесь центрированными на закономерностях существования березы как таковой. Если же мы интересуемся, каково соотношение чувственного и рационального в нашем постижении березы или доступна ли нам сущность березы самой по себе, — то в этом случае наш ракурс исследования предмета будет теоретико-познавательным.

Но, глядя на березу, растущую на высоком берегу Волги, можно воспринять ее совсем по-другому: она может стать символом Родины — воплощением ее красоты и необъятной шири, источником нравственных жизненных сил; отнестись к ней и сугубо эстетически, наслаждаясь сочной зеленью ее кроны на фоне синевы волжских вод и полдневных, залитых солнцем, небес; занять и куда как более прозаическую, сугубо утилитарную позицию, подсчитывая, например, сколько дров на зиму можно заготовить, если эту березу спилить и поколоть; наконец, береза может быть оценена и с той точки зрения, что из ее веток могут получиться отличные веники для бани, и даже испытать при соответствующей яркости воображения целую гамму приятных телесно-эмоциональных переживаний.

Все эти четыре типа отношений к березе будут носить именно ценностный характер, где береза важна не сама по себе, а в ее со-от- несенности с нашими внутренними потребностями, интересами и чаяниями; она встраивается здесь в наш жизненный мир, занимая в нем определенное место.

Специфика ценностного отношения к миру по сравнению с онтологическими и гносеологическим ракурсами его видения в том и состоит, что в отличие от онтологического вопроса «что по самому своему существу представляют собой тот или иной предмет или явление?» и гносеологического вопроса «как мы их познаем?», оно подразумевает ответы на вопросы «в чем смысл существования данных вещей и явлений», «насколько они важны (или не важны) для нашего существования в мире?».

Ценностное отношение можно уподобить свету, высвечивающему перед человеком жизненную дорогу и во многом определяющему характер его движения по ней. Можно сказать и несколько иначе: ценностное отношение определяет базовую конфигурацию жизненного мира человека — динамический порядок его тяготений и отталкиваний, симпатий и антипатий, любви и ненависти.

Именно ценностное измерение отличает человеческое бытие от животного. Животное, напомним, всегда приспосабливается к миру и живет в соответствии с прошлой целесообразностью. В его генотипе закодированы органы и черты поведения, необходимые для выживания в соответствующих условиях природной среды. Если эта прошлая биологическая целесообразность перестает соответствовать внешней среде, то наступает гибель отдельной особи, а в предельном случае — гибель всего вида. Даже у человекообразных обезьян — высших представителей отряда приматов — наступает кризис адаптивного поведения, если задачи, ставящиеся внешней средой, серьезно расходятся с исторически отобранными установками и схемами поведения.

Конечно, животное инстинктивно стремится к вкусной пище, телесному комфорту и позитивным эмоциям (удовольствию от игры, охотничьему азарту и т.д.), проявляя зачатки ценностного отношения к миру. Живя с человеком, оно способно даже на демонстрацию некоторых социальных чувств типа верности, жертвенности и т.д. Но говорить о ценностном отношении к миру в собственном смысле слова нельзя. Здесь нет еще никакой свободы и никакого сознательного ценностного выбора, сколь бы поразительно сложным и гибким ни было поведение животных. Они не могут целенаправленно изменять ни ценностных оснований собственного бытия, ни условий среды, в которой обитают. Животное не властно ни над своим прошлым, ни над своим будущим. Оно живет в основном настоящими инстинктами и потребностями.

Сущностью же ценностного бытия человека является как раз свободное отрицание прошлой целесообразности, ибо человек имеет облик homo sapiens до той поры, покуда способен активно изменять как собственную жизнь, так и внешние условия существования. Личность до той поры остается личностью, пока не утрачивает стремления к обретению истинных жизненных ценностей, их критической оценке, переоценке, а главное, воли к их воплощению в жизнь.

Таким образом, можно в самом общем виде выделить следующие черты ценностного отношения к миру:

  • • оно отличается от онтологического и гносеологического ракурсов понимания мира своей ярко выраженной жизненно-практической направленностью;
  • • является исключительно многообразным;
  • • это всегда свободное человеческое отношение к бытию, отличное от биологически детерминированных предпочтений у животного.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >