МЕЖДУНАРОДНОЕ НАЛОГОВОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КОМПАНИИ. ОСНОВНЫЕ СХЕМЫ ОПТИМИЗАЦИИ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ В КОРПОРАТИВНОЙ ПРАКТИКЕ

СУЩНОСТЬ МЕЖДУНАРОДНОГО НАЛОГОВОГО ПЛАНИРОВАНИЯ. ОФШОРНАЯ КОМПАНИЯ КАК ИНСТРУМЕНТ МЕЖДУНАРОДНОГО НАЛОГОВОГО ПЛАНИРОВАНИЯ

Процесс глобализации мировой экономики ведет к активизации международной деятельности компаний по двум основным причинам: снижение транспортных и коммуникационных издержек, которые стимулируют мобильность реальных предпринимательских инвестиций в трансграничных рамках, и финансовые инновации и либерализация, стимулирующие уклонение от более высокого налогообложения в международном масштабе с использованием компаний, не ведущих реальной предпринимательской деятельности или даже не имеющих фактического физического присутствия ни в одной стране мира, т.е. офшорных компаний.

Активизация потоков товаров и услуг в мире ведет к эрозии налогооблагаемой базы корпораций в высоконалоговых странах, сокращению налоговых поступлений и росту конкуренции среди государств. Стремясь привлечь и использовать иностранные инвестиции, получить налоговые доходы, страны вынуждены сокращать налоговые ставки ниже уровня, который бы применялся при отсутствии инвестиционных потоков. Однако в последние годы эти аргументы практически не влияют на общее снижение эффективных ставок налогов на капитал.

Финансовая мобильность проявляется в решениях ТНК по отделению некоторых стадий — научных исследований и финансовой деятельности от производства и продаж продукции, а значит, участвовать в налоговом планировании по получению дохода на права интеллектуальной собственности, на капитал в юрисдикциях, имеющих отличия от стран ведения их деятельности, в том числе в налоговом плане.

Эффект финансовой мобильности проявляется в следующем. Когда фирма может перевести доход в налоговое убежище и другие страны с льготными налоговыми режимами в рамках финансовых сделок, фактический инвестиционный выбор компании и государственная налоговая политика меняются. Наличие возможностей международного налогового планирования позволяет странам сохранить и даже повысить высокие налоговые ставки на предпринимательские доходы и предотвратить отток прямых инвестиций.

Международное налоговое планирование оказывает стимулирующее влияние на приток инвестиций, и этот эффект преобладает над эффектом эрозии налоговых поступлений.

Международное налоговое планирование является одной из основных разновидностей налогового планирования в целом, хотя это понятие достаточно условно, так как в его рамках активно используются и другие формы налогового планирования корпоративной деятельности (внутри- и межфирменное) в зависимости от определенных целей и задач стратегии компании.

Преимущества международного налогового планирования можно определить следующим образом:

  • 1) снижение уровня налогообложения, в том числе до нуля;
  • 2) более эффективная защита активов благодаря политической и правовой стабильности страны регистрации;
  • 3) возможность диверсификации активов, минимизации рисков вследствие возможного финансового кризиса в стране, банкротства компании и др.;
  • 4) перевод активов, освобожденных от налогообложения;
  • 5) гарантирование конфиденциальности: если собственник данной компании одновременно владеет другими компаниями, то трудно доказать факт его собственности всеми компаниями. Невозможно получить информацию о компании, ее собственнике, финансовом состоянии, каналах поставки или продаж товаров и услуг.

Офшорная компания представляет собой специальную правовую единицу, не имеющую права ведения предпринимательской деятельности в стране регистрации, исключением является оплата услуг адвокатов, аудиторов и др.

Она служит:

• правовым инструментом для международного налогового

планирования и налоговой оптимизации;

  • • правовым инструментом аккумулирования капитала и увеличения благосостояния;
  • • правовым инструментом диверсификации активов;
  • • во многих случаях правовым решением, которое гарантирует

собственнику анонимность.

Одним из самых эффективных и наиболее часто практикуемых инструментов являются офшорные компании, которые по всеобщему признанию служат главным инструментом международного налогового планирования.

В мировой практике известны следующие способы снижения налогового бремени.

  • 1. Уклонение от уплаты налогов (tax evasion) — осуществляется в виде незаконного использования компанией или физическим лицом налоговых льгот, несвоевременной уплаты налогов, сокрытия доходов, непредставления или несвоевременного представления документов, необходимых для исчисления и уплаты налогов. При уклонении компания уменьшает свои налоговые обязательства или вообще не платит налоги, используя способы, прямо или косвенно запрещенные законодательством.
  • 2. Обход налогов (tax avoidance) имеет место, когда компания или физическое лицо не является налогоплательщиком, либо его деятельность по закону не подлежит налогообложению, либо его доходы не облагаются налогами. Компания может использовать такие нелегитимные способы, как нерегистрация своей деятельности или неведение учета объектов налогообложения.
  • 3. Налоговое планирование (taxplanning) — юридическими и физическими лицами проводится активная налоговая политика, направленная на минимизацию негативного влияния налогообложения на достижение стоящих перед ними целей не противоречащими законодательству методами[1].

Налоговая стратегия компании получила название стратегии налогового планирования. Ее цель — минимизация налогообложения компании на основе использования правомерных (т.е. укладывающихся в правовые рамки) методов избежания более высокого налогообложения. Международная минимизация налогообложения деятельности компании имеет место, когда:

  • • осуществляется перевод прибыли в страны с более низким уровнем налогообложения во внутрифирменных рамках ТНК, в итоге предмет налогообложения переносится под иностранный налоговый суверенитет того государства или территории, в которое осуществляется перевод финансовых ресурсов;
  • • уклонение от взимания налога за счет регистрации корпоративной структуры в странах с более низким уровнем налогообложения, предоставляющих льготные налоговые режимы в отношении отдельных видов деятельности компании. Международное налоговое планирование может иметь корпоративный (вестись компаниями) и индивидуальный (физическими лицами) характер. Предметом нашего анализа служит корпоративное международное налоговое планирование. Компания может провести диверсификацию своих финансовых ресурсов, чтобы минимизировать риск, а также вправе прибегнуть и к другим способам, причем далеко не всегда укладывающимся в традиционные правовые рамки.

Корпоративные инструменты в налоговой сфере, используемые в рамках международного налогового планирования, включают в себя:

  • 1) учет размера ставок налогов, в том числе на прибыль корпораций, на переводимые за рубеж доходы, на индивидуальные доходы;
  • 2) особенности национального налогового законодательства в предоставлении льготных налоговых режимов тем или иным видам деятельности. Как показывает мировая практика, любая страна, в том числе с высокими налоговыми ставками, имеет льготные налоговые режимы;
  • 3) специфику подсчета налогооблагаемой базы;
  • 4) наличие межгосударственных соглашений об избежании двойного налогообложения доходов и имущества, что важно при определении ставок налогов в отношении полученных доходов при их переводе за рубеж;
  • 5) трансфертное ценообразование во внутрифирменных рамках компаний, законодательные нормы его регулирования;
  • 6) наличие законодательства о контролируемых иностранных компаниях.

При международном налоговом планировании происходит:

  • • перемещение предпринимательских структур материнской компании, в которые вложены активы;
  • • перемещение активов компании;
  • • создание компании, управляющей активами других компаний транснациональной группы в разных странах.

Выделяют четыре этапа налогового планирования деятельности

компании, которые можно определить по следующей схеме (рис. 11).

В целом снижение уровня налогообложения компании возможно на основе применения следующих способов:

  • • регистрация компании в низконалоговой стране или регионе, предоставляющей сниженное налогообложение в отношении того или иного вида деятельности компании. Чаще всего это относится к холдинговым структурам, торговым и финансовым компаниям. Например, половина из 500 крупнейших ТНК США зарегистрированы в американском штате Делавэр — всемирно признанном налоговом оазисе;
  • • учет особенностей национального законодательства в отношении статуса резидентности. Стал классическим следующий пример. Компания действует в стране, где резидентом признается компания, имеющая на ее территории центр фактического руководства (например, таково законодательство Великобри-
Этапы налогового планирования деятельности компании

Рис. 11. Этапы налогового планирования деятельности компании

танин). Фактически компания управляется из страны, по законодательству которой статус резидентности определяется по месту регистрации компании (например, право США). В итоге компания не признается ни в одной из стран — ни в стране, где она действует, ни в стране, где зарегистрирована. Для целей налогообложения этот факт означает, что компания будут платить налоги не по принципу глобальных доходов (т.е. полученных во всех странах), а по принципу территориальности (т.е. там, где они были получены);

диверсификация деятельности компании в разных странах, в том числе в странах с более низким уровнем налогообложения. Для этого в корпоративную структуру включают несколько офшорных компаний, выполняющих посреднические функции. Например, они заключают контракты и выступают в качестве посредников (агентов) между реальным продавцом и реальным покупателем. Это позволяет проводить «инвойсинг» цен, т.е. сознательно занижать или завышать цены на товары или услуги в целях аккумулирования прибыли и других форм доходов всей компании в низконалоговых странах и уменьшить объем налогооблагаемой базы. Как показывает практика, почти все ТНК мира имеют хотя бы одну офшорную компанию в своей внутрифирменной структуре;

подписание межгосударственных соглашений об избежании двойного налогообложения позволяет сократить уровень налогообложения дивидендов, платежей роялти, банковских процентов и прочих доходов, переводимых за рубеж. Так, традиционные ставки налогов на переводимые за рубеж дивиденды составляют 15—25%, тогда как налоговые соглашения позволяют сократить их до 5—10%. Именно данная особенность рассматриваемых соглашений, которые широко распространены в налоговой практике развитых стран, стали использоваться в первой и простейшей офшорной схеме, получившей название «голландский сэндвич»;

• использование трансфертного ценообразования в рамках ТНК.

Различия в ставках налогов на корпоративные доходы стимулирует нелегитимное трансфертное ценообразование во внутрифирменных рамках, когда ТНК переводят корпоративную прибыль в низконалоговые юрисдикции.

Трансфертное ценообразование представляет собой ценообразование между связанными компаниями (такие компании не обязательно преследуют цель уклонения от налогообложения и применяют трансфертное ценообразование с учетом специфики корпоративной структуры). Трансфертное ценообразование часто используется для минимизации налогообложения, прежде всего вертикально-интегрированными компаниями в нефтегазовых и металлургических отраслях. Манипулирование ценами осуществляется при поставке сырьевых ресурсов для переработки и далее в торговлю (оптовую и розничную). Благодаря манипулированию ценами компания аккумулирует прибыль в одной структуре, входящей в состав предпринимательской группы, показывает убытки в другой структуре и перераспределяет прибыль из стран и регионов с высокой налоговой нагрузкой в страны и регионы с низкой налоговой нагрузкой.

Одним из многосторонних документов, регулирующих вопросы трансфертного ценообразования, является Руководство о трансфертном ценообразовании для многонациональных компаний и налоговых администраций, принятое в 1995 г. Данный документ содержит рекомендации в сфере трансфертного ценообразования, которые используются при разработке соответствующего национального законодательства.

Различают два способа перевода прибыли из высоконалоговых в низконалоговые страны, и наоборот.

Первый — завышение цены сделки при переводе дохода из низконалоговой в высоконалоговую страну и занижение цены сделок при переводе дохода из высоконалоговой в низконалоговую юрисдикцию. Такая стратегия компании сокращает уровень налогооблагаемой прибыли в высоконалоговой стране и увеличивает ее в низконалоговой стране.

Второй способ — структуризация баланса компании в целях минимизации налога, в том числе на основе финансирования долговых обязательств дочерних компаний в высоконалоговых странах. Такой способ применяется для получения крупных налоговых вычетов при одновременном финансировании дочерних компаний в низконалоговых юрисдикциях.

В проекте Федерального закона о налогообложении трансфертного ценообразования (ст. 40 Налогового кодекса РФ) определены такие основные способы налоговой оптимизации с использованием трансфертных цен: (1) концентрация добавленной стоимости в организации, которая переводит экономическую выгоду в пользу третьего лица, впоследствии прекращает свою деятельность, не выполнив обязанности по уплате налогов; (2) концентрация прибыли в организации, уплачивающей налог на прибыль организаций в субъекте РФ, предоставляющем льготные условия налогообложения (на основе сниженной ставки налога на прибыль организаций или фактического снижения ставки налога на прибыль организаций в больших размерах, чем предусмотрено Налоговым кодексом РФ, путем предоставления субсидий из бюджета на сумму уплаченного налога сверх оговоренной суммы); (3) концентрация прибыли в контролируемых организациях, являющихся налогоплательщиками зарубежных стран с льготными налоговыми режимами; (4) минимизация прочих адвалорных налогов с организаций, взимающихся в России.

Для иллюстрации можно привести следующий пример. Допустим, материнская компания в высоконалоговой стране со ставкой налога t берет кредит К по ставке г. После уплаты налога издержки полученного кредита равны (1—t)rK.

Капитал находится в собственности местного банка в налоговом убежище, который возвращает кредит обратно материнской компании. Издержки для материнской компании составляют (1—t)rK.

Материнская компания обязана выплатить проценты местному банку, который зарабатывает сумму, равную (1 -t*)rK, t* — налоговая ставка в налоговом убежище.

Материнская компания получает К средства, которые могут быть размещены на рынке. Преимущество равно (1 —t)rK. Вычитая издержки и получая средства, стоимость сделки является налоговым арбитражем (tax arbitrage), которая определяется по формуле:

Таким образом, налоговые убежища имеют благоприятные нормы налогового законодательства для иностранного капитала, поэтому такой налоговый арбитраж является выгодным.

Также ТНК используют дочерние компании в налоговых убежищах в качестве чистых холдингов для получения налоговых кредитов. Так как доход на капитал часто не подлежит налогообложению в странах с офшорными режимами, компания не платит налог на текущую прибыль. Это, в свою очередь, повышает привлекательность компаний.

Другой способ трансфертного ценообразования — передача права собственности на бренд дочерним компаниям. Компания получает роялти за предоставление права использования бренда другими фирмами, в итоге снижается налогооблагаемая прибыль в высоконалоговых странах. При этом ТНК вправе передать права собственности на бренды по заниженной цене или даже бесплатно. Привлекательность таких сделок связана с низким уровнем налогообложения иностранцев. Также высоконалоговые страны теряют объект налогообложения, с которого можно было бы получить доход, и утрата налогооблагаемого дохода не обязательно проявится, если налоговые убежища не имеют специальных правил для иностранцев.

Трансфертное ценообразование можно проиллюстрировать на следующем примере международной торговли бананами.

Лидерами такой торговли являются три известные американские корпорации — Dole, Chiquita, Fresh Del Monte. Данные корпорации платят налог на прибыль по минимальной ставке как в латиноамериканских странах, в которых выращиваются бананы, так и в крупных странах — потребителях данной продукции в Северной Америке и Европе.

Все три корпорации имеют головные офисы в США. В течение 5 лет они уплатили 0,2 млрд долл, налогов на совокупную прибыль в 1,4 млрд долл., или 14% от прибыли Тем не менее в США ставка налога на прибыль корпораций составляет 35%. Все три ТНК имеют дочерние структуры, зарегистрированные в налоговых убежищах, именно они и используются в качестве канала перевода прибыли. Так как доход не переводится в США, то он и не подлежит налогообложению.

На каждый английский фунт стерлингов от продажи бананов заработано 100 фунтов. Они распределяются следующим образом: 14 фунтов направляются в страну — производитель бананов, 39 фунтов идут в компанию-продавец страны-потребителя. Остальные 47 фунтов распределяются следующим образом:

  • 8 — на покрытие издержек поставки из Люксембурга;
  • 8 — на оплату поставки с Каймановых о-вов;
  • 4 — компаниям в Ирландии по использованию бренда материнской корпорации;
  • 6 — компании на о. Джерси для оплаты менеджемента;
  • 17 — компании на Бермудских островах на оплату дистрибьюторских услуг[2].

Как видно, широко задействованы корпоративные структуры из известных офшорных центров — Бермудских островов, Джерси, Ирландии, Каймановых островов, Люксембурга.

Возможности местных властей по оценке правильности оказанных услуг крайне ограниченны. Поэтому ТНК могут переводить доходы в желаемые юрисдикции, при этом платят налог на такой перевод по минимальной ставке.

Офшорные компании являются инструментом именно налогового планирования, инструментом легитимного уклонения из-под высокого налогообложения. Они позволяют решать стоящие перед их владельцами задачи в полном соответствии с законодательством. Но нередко используются в рамках нелегитимного уклонения от налогообложения.

Существование данного инструмента возможно благодаря действию принципа налогового суверенитета — права любого государства устанавливать любые налоги на любые источники доходов, так или иначе связанные с этим государством, проводить любую налоговую политику в своих национальных границах. Из принципа налогового суверенитета вытекает понятие резидентства, имеющее ключевое значение в офшорном бизнесе. Резиденты данной юрисдикции облагаются налогами на все свои доходы из всех источников, включая и зарубежные источники доходов. Для признания кого-либо резидентом рассматривается критерий наличия налогового домициля. Налоговый домициль — это совокупность определенных признаков, необходимых для признания физического или юридического лица налогоплательщиком[3]. Для компаний чаще всего в качестве таких признаков выступают:

  • • местонахождение органа управления фирмой;
  • • фактическое место управления компанией;
  • • место регистрации;
  • • наличие в стране физического представительства компании (офиса, служебных зданий и т.д.);
  • • наличие в стране постоянного представительства (включая зависимых агентов).

При наличии признаков налогового домициля компания считается резидентом данной юрисдикции, если признаки налогового домициля отсутствуют — нерезидентом. На основе принципа резидентности облагаются активные доходы — связанные с основной коммерческой деятельностью компании и составляющие большую часть совокупного дохода плательщиков. По этому принципу осуществляется обложение налогом прибыли корпораций.

Кроме принципа резиденции, большинство стран применяют при налогообложении и принцип территориальности. Его суть: налогообложению подлежат все доходы физических и юридических лиц, возникающие в данной юрисдикции вне зависимости от национальной принадлежности и резиденции компании или частного лица. Как правило, так облагаются пассивные доходы, не связанные с ведением активной деятельности, такие как дивиденды по портфельным инвестициям, проценты, роялти. При распределении таких доходов в пользу реципиентов, находящихся в иностранном государстве, взимаются специальные налоги на репатриацию прибыли.

Принцип резиденции часто применяется в развитых странах (страны происхождения большинства ТНК), так как он позволяет облагать налогом все глобальные доходы ТНК, операции которых ведутся сразу в нескольких странах. Принцип территориальности должен быть более характерен для стран, где реально образуется доход ТНК. Но в практике складывается ситуация, когда и страны с развитой экономикой, и развивающиеся страны, пользуясь своим правом на налоговый суверенитет, используют в своем налогообложении оба принципа, что приводит к возникновению феномена двойного налогообложения, под которым подразумевают обложение двумя государствами соответственно их двумя идентичными или однородными налогами одного и того же объекта налогообложения у одного и того же налогоплательщика за один налоговый период[4]. Следует отметить, что двойное налогообложение — это не арифметическое удвоение суммы налога, а излишнее увеличение налогового бремени для налогоплательщика.

Таким образом, с точки зрения налогового права условия офшорного статуса компании подразумевают исключение возможности ее налогообложения в юрисдикции регистрации как по принципу резиденции (компания должна принадлежать нерезидентам, что, как правило, исключает возможность выполнения условий налогового домициля), так и по принципу территориальности (компания не должна вести хозяйственной деятельности в стране своей регистрации).

Как достичь оптимального налогообложения компании с использованием преимуществ МНП?

Фактически каждая компания имеет филиал в налоговом убежище, который финансирует деятельность всей группы в высоконалоговой стране на основе предоставления внутрифирменного займа, а не на основе прямого участия в собственности материнской компании. В стране материнской компании действует классический налог на корпоративные доходы, на переводимые за рубеж доходы, процентные платежи филиалу из налогового убежища за предоставленный заем вычитаются из налогооблагаемого дохода материнской компании.

Как правило, расширение объема перевода доходов ведет к эрозии налоговых доходов корпораций и сокращению официальных ставок налогов, так как высоконалоговые страны конкурируют между собой для защиты налогооблагаемых баз. Пока снижение налоговых доходов компаний не оказывает прямого влияния на потребителей небольших стран с открытой экономикой, так как бремя таких налогов перекладывается на других субъектов. Косвенное влияние заключается в сокращении эффективности налогообложения инвестиций и возможности увеличения официальных ставок без сокращения притока зарубежных инвестиций.

Правительства высоконалоговых стран стремятся контролировать финансовые структуры ТНК с помощью различных инструментов, в том числе в отношении правил капитализации контролируемых иностранных компаний, трансфертного ценообразования.

Практику налогового планирования можно рассмотреть на примере одной из известных норвежских компаний Норфунд, которая использует офшорные компании в своей транснациональной группе.

Норфунд — Норвежский инвестиционный фонд для развивающихся государств (Norwegian Investment Fundfor Developing Countries, Norfund), структура, находящаяся в государственной собственности. Ее цель — содействие предпринимательству в развивающихся государствах на основе инвестирования рискового капитала, предоставления гарантий, займов. Эти операции проводятся для формирования прибыльных предприятий, которые можно создать только на высокорискованных условиях.

Норфунд инвестирует в компании и фонды развивающихся государств. В 2009 г. он инвестировал или подтвердил свои обязательства по инвестированию на сумму более 1,7 млрд норв. крон, а объем инвестиций — 4,8 млрд норв. крон. Фонд инвестировал в 35 других фондов, половина ценных бумаг которых принадлежит Норфунду. Из 35 фондов 29 размещены в налоговых убежищах, в том числе 15 из числа последних на Маврикии. Немалое количество фондов-реципиентов на Маврикии вызвано такими причинами: безопасность и меньшие издержки осуществляемых сделок для инвесторов и компаний, в которые вложены средства; стабильные и четкие правовые рамки, специально разработанные с учетом требований финансового сектора; наличие соглашений об избежании двойного налогообложения; политическая стабильность. В своей деятельности Норфунд использует системы трансграничных платежей, в частности, преимущества филиальной сети в африканских государствах.

Инвесторы не хотят нести риск, не получив компенсацию в форме более высоких доходов. Налоговые убежища отличаются стабильными правовыми традициями по сравнению со многими другими государствами, и часто уровень коррупции в них намного ниже. Поэтому размещение компаний в таких юрисдикциях снижает уровень политического риска и опасения того, что правительства могут уменьшить их власть. Что касается налогообложения, то в таких странах действуют нулевые или низкие налоги на прибыль, есть разветвленная сеть налоговых соглашений, в том числе по избежанию двойного налогообложения доходов и имущества. Размещение в налоговом убежище не уменьшает налоговый доход в странах, в которые инвестированы средства. Фонды Норфунда имеют нескольких владельцев, и сам Норфунд имеет миноритарную собственность. В целом дочерние компании в других странах и соответствующие фонды связаны с международными корпорациями, предпочитающими использовать благоприятные режимы налоговых убежищ.

Ключевым бизнесом норвежского фонда является финансирование коммерческой деятельности в развивающихся странах, объем которого представлен в ниже приводимой табл. 20.

Компании платят налоги на доходы в странах фактической деятельности. Национальные различия в определении налогооблагаемой базы означают, что прибыль компании может подлежать налогообложению, даже если по финансовой отчетности у нее убытки. Недавно созданные компании часто могут погасить убытки прибылью, полученной в предыдущие годы. Поэтому не подлежат немедленной налоговой ответственности. Норфунд финанси-

Таблица 20

Инвестиции и неиспользованные обязательства в ключевом бизнесе Норфунда на конец 2008 г., тыс. норв. крон*

Инструмент

Инвестиции

Прямые инвестиции

2595

Доля в фондах

1662

Займы

541

Всего

4798

* По материалам Tax Havens and Development. Status, Analyses and Measures. Report from the Government Commission on Capital Flight from Poor Countries. 27 June 2008. P. 111.

рует недавно созданные компании или компании на стадии роста, которые не подлежат взиманию налога на прибыль. По данным отчета Норфунда, оперативная прибыль и уплата налога на прибыль осуществлена 14 из 19 компаний с прямыми инвестициями и 33 из 35 фондов, в которых участвует Норфунд. Из 14 компаний 8 имели оперативную прибыль, а 6 заплатили налог в 2008 г.

В табл. 21 представлены фонды, в которых принимает участие Норфунд и некоторые результаты их финансовой деятельности за 2008 г.

Таблица 21

Фонды, в которых участвует Норфунд (доля в прибыли и налоговая ответственность в процентах)*

Название

Место

регистрации

Целевой регион

Прибыль с учетом доли Норфунда, тыс. норв. крон

Налог на прибыль, %

CASEIF

Багамские о-ва

Центральная Америка

-7825

0

CASEIFII

Багамские о-ва

Никарагуа

-4641

0

Horizonte BiH Fund

Нидерланды

Босния и Герцеговина

-2358

0

CAIF

БВ0

Центральная Америка

China Environment Fund 2004

Каймановы о-ва

Китай

SEAF Blue

Waters Growth Fund

Каймановы о-ва

Вьетнам

-5146

0

Siam Investment Fund II

Каймановы о-ва

Таиланд

-24 431

0

Vietnam Equity Fund

Каймановы о-ва

Вьетнам

-30 753

0

L0CFUND

Делавэр

Латинская Америка

462

0

SEAF Sichuan Small Investment Fund

Делавэр

Китай

1026

0

SEAF Trans-Balkan Investment Fund

Делавэр

Балканы

-1087

0

APIDC Biotech Fund

Индия

Индия

4557

0

European

Financing Partners SA

Люксембург

Африка

103

25

AfriCap Microfinance Investment C

Маврикий

Африка

-9556

0

Название

Место

регистрации

Целевой регион

Прибыль с учетом доли Норфунда, тыс. норв. крон

Налог на прибыль, %

ACAF

Маврикий

Центральная Америка

-8314

0

African

Infrastructure Fund

Маврикий

Африка

-21 515

0

Aureos Africa Fund

Маврикий

Африка

-28 841

0

Aureos Growth Fund (EMERGE)

Маврикий

Центральная Америка

-3449

0

Aureos East Africa Fund

Маврикий

Восточная Африка

16 575

5,2

Aureos South Asia Fund (Holdings)

Маврикий

Южная Азия

-6551

0

Aureos South Asia Fund I

Маврикий

Шри Ланка

-2121

0

Aureos South East Asia Fund

Маврикий

Юго-Восточная Азия

-21 179

0

Aureos Southern Africa Fund

Маврикий

Южная Африка

54 229

0

Aureos West Africa Fund

Маврикий

Западная Африка

190 765

0

Business Partners Madagascar SME Fund

Маврикий

Мадагаскар

-175

0

GroFin Africa Fund

Маврикий

Африка

-27 653

0

l&P Capital II

Маврикий

Мадагаскар

-10150

0

The Currency Exchange (TCX)

NMI Frontier Fund NMI Global Fund

Нидерланды

Нидерланды

Нидерланды

Мир

Мир

Мир

-454217

0

Aureos Latin America Fund (ALAF)

Онтарио (Канада)

Латинская Америка

-4129

0

Solidus Investment Fund S.A.

Панама

Латинская Америка

16139

0

Horizon Equity Aureos Latin America Partners Fund III

Южная Африка

Южная Африка

-20 049

0

HorizonTechVentures

Южная Африка

Южная Африка

3425

0

FEDHA Fund

Танзания

Танзания

-86

0

* По материалам Tax Havens and Development. Status, Analyses and Measures. Report from the Government Commission on Capital Flight from Poor Countries. 27 June 2008

Как видно из табл. 21, из 35 фондов, в которых участвует норвежский Норфунд, только шесть размещены в четырех юрисдикциях, не расцениваемых в качестве налоговых убежищ (Индия, Танзания, Норвегия, Южная Африка). Все другие фонды находятся в налоговых убежищах. При этом часто используется близость расположения убежища к зоне ведения операций, что дает возможность лучше изучить местные традиции, законодательство и др.

Подытоживая, следует выделить такие основные правила налогового планирования:

  • 1) следует предпочитать, по возможности, режиму обложения налогом на индивидуальные доходы режим обложения налогом на прибыль корпораций (последний точнее даже рассматривать как скидку или отсрочку по отношению к первому налогу);
  • 2) следует избегать статуса резидента в стране получения наибольших доходов, оставаясь на режиме обложения «у источника»;
  • 3) не следует спешить с инкассацией доходов и репатриацией прибылей: отсрочка налога часто равносильна освобождению от налога;
  • 4) перемещение активов предпочтительнее осуществлять в форме движения капиталов, а не доходов или прибылей;
  • 5) при сравнении налоговых режимов разных стран больше внимания следует уделять правилам расчета облагаемого дохода, а не налоговым ставкам[5].

Целесообразность применения механизма международного налогового планирования зависит от уровня налогообложения в стране, что определяется соотношением налогового бремени и ВВП. Если этот показатель не превышает 15%, то потребность в налоговом планировании минимальна. Если доля составляет 40-50%, то налоговое планирование жизненно важно для финансовой деятельности компании независимо от ее размера — будь компания небольшой или крупной.

Можно привести пример создания эффективной с налоговой точки зрения предпринимательской структуры с использованием преимуществ Лабуанского законодательства в операциях внешнего инвестирования. Такая компания должна иметь название «Malaysian satay». В Малайзии создается резидентный холдинг, владеющий собственностью зарубежной дочерней компании, который, в свою очередь, полностью принадлежит офшорной материнской компании. Для такой структуры снижены ставки налога на переводимые за рубеж доходы, полученные компанией с использованием преимуществ двусторонних межгосударственных соглашений об избежании двойного налогообложения (Малайзия подписала 62 соглашения). Доход, полученный малайзийской материнской компанией, может быть переведен без дальнейшего налогообложения доходов лабуанского холдинга. Если зарубежная дочерняя компания напрямую принадлежит резидентной материнской компании без использования офшорной структуры, то налоги в Малайзии платятся в полном объеме. Если зарубежная дочерняя компания управляется лабуанским холдингом, то внутренние малайзийские налоги не выплачиваются. Таковы преимущества лабуанского холдинга, которые, однако, жестко критикуются странами — партнерами Малайзии.

Другой пример использования связан с вложением прямых зарубежных инвестиций в малайзийскую экономику. Для зарубежной компании, стремящейся приобрести акции малайзийской компании, необходимо получить правительственное разрешение. Если малайзийская компания на 100% принадлежит лабуанской компании, которая в свою очередь находится в полной зарубежной собственности, то разрешение от правительства не требуется. Данные об объеме и структуре зарубежной собственности лабуанской компании должны быть предоставлены правительству в течение 12 месяцев после создания предпринимательской структуры. Дивиденды и прочие виды доходов, полученные зарубежными инвесторами в Малайзии, могут быть переведены через Лабуан без взимания налогов. Особые преимущества предоставляются компаниям, зарегистрированным в Лабуане и инвестировавшим в страны Восточной Азии благодаря возможности перевода доходов через Малайзию или Лабуан, с учетом преимуществ договоров об избежании двойного налогообложения и отсутствия налогообложения между Малайзией и штатом Лабуан. Этот способ часто применяется южнокорейскими компаниями. Согласно данным, более Уз лабуанских компаний выступают в качестве холдингов для вложений западных инвестиций в южнокорейскую экономику.

  • [1] Вылкова Е.С. Налогообложение организаций и физических лиц. СПб.:МБИ, 2002. С. 52.
  • [2] Tax Havens and Development. Status, Analyses and Measures. Report from theGovernment Commission on Capital Flight from Poor Countries. 27 June 2008.P.70.
  • [3] Сутырин С.Ф., Погорлецкий Л.И. Налоги и налоговое планирование в мировой экономике. СПб., 1998. С. 46.
  • [4] Экономический и юридический словарь / Под ред. А.Н. Азрилияна.М.: Институт новой экономики, 2004. С. 429.
  • [5] Аронов Л.В., Кашин В.А. Налоги и налогообложение. М., Магистр, 2007.С. 420.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >