СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ АНТРОПОГЕНЕЗА

Современный человек активно желает познать самого себя, свою роль и место в происходящей смене доминирующего типа культуры социальной жизни, характера деятельности и отношений ее субъектов в изменяющемся жизненном пространстве. В связи с этим особая роль, по мнению Д.К.Танатовой, «отводится социокультурной антропологии, как направлению социологического знания, способного понять, истолковать глубинную сущность че- ловекоразмеренности социокультурных процессов, найти адекватную форму выживаемости человечества в новом веке»1.

Термин «культура» (в пер. с лат. — «возделывание», «облагораживание») в настоящее время имеет более 500 вариантов определений в самых различных отраслях науки и практики. Удачное, на наш взгляд, определение культуры дано А.Г. Спиркиным: «совокупность материальных и духовных ценностей, а также способов их создания, умение использовать их для прогресса человечества, передавать от поколения поколению и составляет культуру»[1] [2].

В самом широком контексте синонимом слова «культура» является «цивилизация». Говоря о культуре, мы, прежде всего имеем в виду те явления человеческой жизни, которые качественно отличают человека от природы или даже не встречаются в природе — например, изготовление орудий труда, политическая организация общества и т.п. Хотя, конечно, в культуре всегда отмечается влияние природы.

В узком смысле слова под этим термином понимается художественная, духовная культура. В социологическом контексте это характерный для данного общества, человека образ жизни, мысли, действий, система ценностей и норм. Культура объединяет людей в целостность, общество. Японец, европеец, представитель малых народов Севера различаются прежде всего определенным типом культуры.

Освоение культуры происходит постепенно, в процессе учебы, воспитания, социализации и продолжается практически всю сознательную жизнь человека. Без культуры люди были бы полностью дезориентированы и не смогли бы жить в обществе. Дети джунглей, подобные Маугли, после определенного возраста уже не могут освоить язык, научиться добывать средства к существованию, поскольку у них не было общения с людьми, они не могли усвоить самую элементарную культуру.

Именно культура регулирует поведение людей в обществе. Нормы культуры регламентируют условия удовлетворения вредных для общества склонностей и побуждений человека — агрессивные склонности, к примеру, используются в спорте.

Конечно, возможности таких элементов культуры, как обычаи, нравственные нормы в регулировании поведения человека, тоже довольно ограничены.

Некоторые культурные нормы, затрагивающие жизненные интересы социальной группы, общества, становятся нравственными нормами. Весь социальный опыт человечества убеждает, что нравственные нормы не изобретаются, не устанавливаются, а возникают постепенно из повседневной жизни и социальной практики людей.

То же происходит и с социальными институтами. В одном обществе устанавливается такая норма культуры, как многоженство, а в другом она осуждается; в одном обществе галлюцинации считают заболеванием, а в другом рассматриваются как высшая форма сознания, «мистические видения», пророчества.

Даже поверхностное знакомство с различными культурами обнаруживает многочисленные различия. Однако практически во всех культурах имеются вещи, которые можно было бы назвать культурными универсалиями: совместный труд, танцы, праздники, свадебные и похоронные ритуалы, подарки, гостеприимство, запрет на кровосмешение. По всей вероятности, культурные универсалии формируются на основе важнейших биологических потребностей: продолжение рода, сохранение жизни, здоровое потомство и т.п.

Культура как феномен сознания является и способом, методом ценностного освоения действительности. Активная деятельность человека, общества по удовлетворению своих потребностей требует определенной позиции. Надо считаться с интересами других людей и других сообществ, без этого нет сознательного социального действия. Это определенная позиция человека, сообщества, которая отслеживается в отношении к миру, в оценке реальных явлений, выражается в ментальном менталитете.

Культура как способ ценностного освоения действительности выражается в практической деятельности людей — и внешней, и внутренней. Понятно, что в процессе внутренней деятельности формируются мотивы, ценностные ориентации, отбираются цели, технологии будущих действий. Именно менталитет человека, сообщества составляет суть и смысл внутренней деятельности. Культура определяет содержание, стиль всей практической жизни людей. Разумеется, она испытывает активное воздействие внешней среды, социально-экономических обстоятельств, модифицируется.

Именно в сложившемся культурном менталитете социальной группы, нации, индивида таится разгадка того, почему на одинаковую ситуацию представители разных народов реагируют по-разному, ведут различный образ жизни.

Первоосновой культуры является язык. Люди, осваивая окружающий мир, фиксируют его в определенных понятиях и приходят к согласию, что определенному сочетанию звуков придается определенное значение.

Лишь человек способен использовать символы, с помощью которых он общается, обменивается не только простыми чувствами, но и сложными идеями, мыслями.

Использование письменности позволило практически безгранично усложнять и развивать культуру, сохранять и передавать неограниченному числу людей детали технологий, традиций, ценностей, культурных норм, воспроизводить утерянные и разрушенные культурные ценности.

Язык настолько сливается с культурой, что каждое новое добавление в общественное культурное наследие обязательно связано с изменениями в языке. В результате профессиональные, возрастные и другие группы людей могут иметь свой специфический язык, свою языковую субкультуру.

Не только культура изменяет язык, но и язык может активно помогать распространению культуры или, наоборот, сдерживать ее. В ходе общения понятные и усвоенные слова являются средством для передачи традиций, норм, ценностей. Но если люди общаются на разных языках, то передача культурных образцов становится невозможной. Иногда идею или концепцию бывает трудно перевести на другой язык в силу отсутствия в нем адекватных слов. Поэтому, например, такой специфический элемент культуры, как поговорка, шутка, анекдот, основанные часто на игре слов, теряют свой смысл при переводе.

У каждой социальной группы, утверждает социолингвистика, свой язык. У каждого человека есть не только социальный, но и культурно-речевой статус, который обозначает принадлежность человека к конкретному типу языковой культуры — высокому литературному языку, просторечию, диалекту.

Произнесенные две-три фразы, содержащие элементы просторечия, воровского жаргона или, наоборот, высокого литературного стиля, безошибочно свидетельствуют не только о культурноречевом статусе говорящего, но и о его образе жизни, условиях воспитания, социальном происхождении.

Язык выполняет функции ретранслятора культуры. Культура накапливается в определенных знаниях, сведениях об окружающем мире. Убеждения — это знания, освоенные человеком, как бы пропущенные через его мировоззрение, мироощущение. Знание существует вне человека, убеждения — чувственно-эмоциональная волевая сторона знания.

Между знанием и убеждениями устанавливаются сложные неоднозначные связи. Располагать определенной информацией — это еще не значит действовать в соответствии с этой информацией: все знают о вредных свойствах наркотиков, никотина, алкоголя, однако многие употребляют их с большим удовольствием; все понимают важность, больше того, необходимость физических упражнений для сохранения здоровья, но лишь немногие спешат на стадионы и в спортивные залы.

Еще более сложно и драматично складывается связь между знаниями и убеждениями по поводу нравственных норм, социальных процессов. Знание законов не всегда удерживает от их нарушения. Почти всегда противоречиво складывается взаимодействие между господствующими идеями правящей в обществе элиты, навязываемыми средствами массовой информации, и реальным поведением людей.

Существует и другой тип взаимоотношений между знаниями и убеждениями. Знание может опережать реальную действительность, и если это прогрессивное знание отвечает интересам общественного развития, то оно способно выполнять роль своего рода ускорителя в развитии культуры, например идеи Ганди, Мартина Лютера Кинга и т.п.

Одно из самых удивительных свойств культуры заключается в том, что при любом прогрессе, при любом приобщении к общечеловеческим ценностям она способна, развиваясь, сохранять свою национальную самобытность. В условиях современных интеграционных процессов сохраняются западная культура, в основе которой лежит христианская религия, а также исламская, восточная культура и т.п.

Функционирование культуры как социального явления имеет две основные тенденции: развитие (модернизация) и сохранение (устойчивость, преемственность).

Целостность культуры обеспечивается социальным отбором, социальной селекцией. Любая культура сохраняет лишь то, что соответствует ее логике, менталитету. Новым культурным приобретениям — и своим, и чужим — национальная культура всегда стремится придать национальный колорит. Культура активно сопротивляется чуждым ей элементам. Относительно безболезненно обновляя периферийные, второстепенные элементы, культура проявляет сильную реакцию отторжения, когда дело касается ее ядра.

Любая культура способна к саморазвитию. Именно этим объясняются многообразие национальных культур, национальная самобытность.

Саморазвитие культуры возможно через стихийные, случайные, спорадические формы путем проб и ошибок, когда идет поиск вариантов, но ведущее значение имеет сознательная деятельность по изменению культуры. Особая роль здесь принадлежит гениальным людям в любой сфере деятельности — будь то наука, художественная культура, политика, духовная жизнь. В области морали и нравственности, социальных взаимоотношений особое место в культуре занимают святые и пророки.

Изменение культуры возможно в форме заимствования, трудно себе представить культуру любого народа без подобных процессов. Система культурных взаимодействий может строиться добровольно, вынужденно, навязываться принудительно.

Практически все страны мира заимствовали у Запада современные индустриальные технологии. Но японцы, к примеру, сохранили традиционную систему моральных ценностей на производстве, свои образцы поведения, отношения к работе.

Вынужденное заимствование культуры сочетает элементы внешней добровольности и внутреннего принуждения. Чаще всего в результате такого взаимодействия происходит культурная ассимиляция, возникают некие пограничные субкультуры.

Принудительное навязывание культуры миссионерами, ограничения для развития национальной культуры, внедрение языка титульной национальности — все эти процессы развернулись во многих странах СНГ по отношению к русскоязычному населению. К таким процессам следует относиться с точки зрения диалектики. Необходимо освоение периферийных зон национальной культуры наряду с сохранением главного — российского менталитета.

Культура современного общества — это совокупность различных пластов культуры, т.е. доминирующей культуры, субкультур и даже контркультур. В любом обществе можно выделить высокую культуру (элитарную) и народную культуру (фольклор). Развитие средств массовой информации привело к формированию так называемой массовой культуры, упрощенной в смысловом и художественном отношении, технологически доступной для всех. Массовая культура, особенно при ее сильной коммерциализации, способна вытеснять и высокую, и народную культуру.

Наличие субкультур — показатель многообразия культуры общества, ее способности к адаптации, развитию. Существуют воинская, врачебная, студенческая, крестьянская, казачья субкультуры. Можно говорить о наличии городской субкультуры, ее национальной специфике со своей системой ценностей.

По мнению Р. Уильямса, для американской и российской культур характерны:

  • • личный успех, активность и упорный труд, эффективность и полезность на работе, владение вещами как признак благополучия в жизни, прочная семья и т.п. (американская культура);
  • • дружеские отношения, уважение соседей и товарищей, разрядка, уход от реальной жизни, терпимое отношение к людям другой национальности, личность лидера, руководителя (русская культура).

Современной российской культуре присуще и такое явление, которое социологи назвали вестернизацией культурных потребностей и интересов, в первую очередь молодежных групп населения. Ценности национальной культуры вытесняются или подменяются образцами массовой культуры, ориентированной на достижение стандартов американского образа жизни в его самом примитивном и облегченном восприятии.

Для многих русских, и в первую очередь молодых, характерно отсутствие этнокультурной или национальной самоидентификации, они перестают воспринимать себя как русских, утрачивают свою русскость. Социализация молодежи происходит либо на традиционно-советской, либо на западной модели воспитания, в любом случае вненациональной. Большинство молодых людей воспринимают русскую культуру как анахронизм. Отсутствие у русской молодежи национальной самоидентификации приводит к более легкому проникновению в молодежную среду вестернизированных ценностей.

Во многом молодежная субкультура просто повторяет, дублирует телевизионную субкультуру, которая приобретает все более негативный характер (демонстрация в основном фильмов-боевиков, эротических фильмов, фильмов ужасов).

Не менее негативные последствия можно отметить и в развитии музыкальной культуры. Некоторые современные молодежные музыкальные направления носят вандалистский характер, отличаются пессимизмом, мотивами страха и отчужденности, пропагандируют суицид.

Повсеместное внедрение компьютерной техники в нашей стране требует анализа социокультурных последствий этого процесса. С одной стороны, компьютер освобождает человека от монотонного труда, открывает возможности для реализации и развития его творческого потенциала, а с другой стороны, приводит к появлению множества проблем, связанных с излишней рационализацией и дегуманизацией. В результате компьютеризации происходит формирование элитарно-массовой структуры общества, формируется новый тип личности с техногенным мышлением, обедняется эмоционально-чувственная среда, возникают трудности в межличностных отношениях, общение с людьми заменяется общением с компьютером, появляются профессиональные «компьютерные» заболевания.

Сложные изменения, происходящие в современном социокультурном пространстве России, требуют осмысления. Интегративное направление антропологии — социокультурная антропология — предлагает свое решение проблемы. Социокультурная антропология, по определению Д.К. Танатовой, — это «научное направление, претендующее на формирование новой объяснительной модели современных социокультурных процессов через призму конкретного человека в кардинально изменившихся российских условиях, связанных со стуктурно-социальными изменениями глобального порядка.

Роль социокультурной антропологии заключается в разработке механизмов сохранения лучших традиций и образцов культуры российского общества, способствующих установлению стабильно ности и социального порядка в стране и гарантирующих гармоничное межкультурное взаимодействие в мире»[3].

Воплощение в жизнь обозначенных параметров возможно при условии наличия высококвалифицированных специалистов, которые обладают высококультурными мировоззренческими установками, исходят из идеалов сохранения и упрочения России, определяют ее роль и место в мировом процессе в контексте общих тенденций общественного развития.

  • [1] Танатова Д.К. Антропологический подход в социологии. — М.: Дашкови К0, 2006.-С. 12.
  • [2] Спиркин А.Г. Основы философии: Учеб, пособие. — М., 1988. — С. 552.
  • [3] Танатова Д.К. Указ. соч. — С. 218-219.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >