Природа ценностей и их роль в социально-гуманитарном познании

Ценности характеризуются значимостью для человека, обращены к его воле, выступают целями его деятельности. Понятие ценности получило расширенную трактовку в философии неокантианства. Так, В. Виндельбанд отождествляет ценности с нормами. Нормы и регулируют нравственные действия, и лежат в основе теоретической и эстетической деятельности. Важнейшие нормы-ценности: истина, добро, красота, религия, искусство, наука, правопорядок. Ценности являются целями и идеалами деятельности.

Современные исследователи трактуют ценность как «неверба- лизуемые, “атомарные” составляющие наиболее глубинного слоя всей интенциональной структуры личности, в единстве предметов ее устремлений (аспект будущего), особого переживания — обладания (аспект настоящего) и хранения своего “достояния” в тайниках сердца (аспект прошедшего)» [11]. Другими словами, ценность характеризует глубинные основания личности в единстве с предметами ее устремлений.

Таким образом, ценность есть нечто значимое (для субъекта, группы, общества, человечества); ценность (в аспекте ее функционирования) есть должное, нормативное, регулирующее, направляющее деятельность; ценность (со стороны личности) есть первичное устремленно эмоциональное отношение человека к миру.

Проявление ценностных начал в научном познании многоаспектно и многопланово. Их специфика во многом зависит от предмета и процесса познания. Предметом социально-гуманитарного знания является общество, человек, культура. Существенная особенность социально-гуманитарных наук в том, что сердцевиной объекта их исследования выступает человек, обладающий свободой и целеполагающей способностью, преобразующий мир природы, социум и самого себя, создающий материальные и духовные ценности, мир культуры.

Социальные науки (антропология, экономика, политическая наука, социология, история и др.) направлены на выявление объективных взаимосвязей и механизмов, управляющих общественно-историческим процессом независимо оттого, как осознает их мыслящий и действующий человек.

Предмет гуманитарных наук — это мир культуры, мир идеалов, ценностных ориентаций; это весь мир культурного сознания человека, закрепленный в различных знаковых системах. Существенной особенностью гуманитарных наук является то, что специфика предмета их исследования носит зачастую уникальный (единичный, неповторимый) характер. Например, М. Бахтин так характеризует гуманитарное знание: «Предмет гуманитарных наук — выразительное и говорящее бытие. Это бытие никогда не совпадает с самим собой и потому неисчерпаемо в своем смысле и значении» [1. С. 8]. В силу особой специфики гуманитарных наук неокантианцы выделяли науки о природе (естествознание) и науки о духе (культура) и настаивали на использовании принципиально иных методов исследования в «науках о духе» в сравнении с «науками о природе». Как писал В. Дильтей, «природную жизнь мы объясняем, а духовную жизнь понимаем». Познать человека — значит проникнуть в его мотивы, идеалы, представления, в его ценностный духовный мир. Методом такого проникновения является эмпатия — вчувствование, как бы перенесение себя в душевное состояние другого, сопереживание его душевной жизни и его реконструкция на основе эмпатии.

Деление наук на два принципиально различных вида и по сей день вызывает споры. Представляется, что такое деление неправомерно. Наука должна быть едина и иметь одну цель — получение объективного знания. Однако учитывать специфику социально-гуманитарных наук, безусловно, необходимо. Это является также и условием выявления особенностей ценностных начал в социально-гуманитарном познании.

Ценностные ориентации в науке проявляются в пристрастиях, целях, интересах, мотивах, эмоциях, идеалах и т.п., присущих познающему субъекту. Ценностные факторы выражаются в любых формах значимости для исследователя: и предмета, и процесса, и результата познания. Эта значимость может быть познавательной, практической, технической, духовной, методологической, идеологической, социальной и т.п. Прежде чем говорить о специфике ценностных факторов в социально-гуманитарном познании, выделим ценностные ориентации научного познания вообще (как естественно-научного, так и социогуманитарного).

Первый аспект: ценностные факторы объектной стороны познания ценностно характеризуют то, на что направлена познавательная деятельность, то, что вызывает по крайней мере познавательный интерес, хотя за познавательным интересом могут стоять иные интересы. Исследование «проблем глобализации», «специфики художественного осмысления мира», «влияния новейших информационных технологий на человека» и т.п., очевидно, социально и (или) личностно детерминировано. Следует констатировать, что выделенные в многообразном мире предметы исследования, цели познания ценностно обусловлены. Чтобы познавать что-то, нужно захотеть познавать это, быть заинтересованным в изучении этого. Таким образом, аксиологические составляющие являются предпосылкой любого познания.

Второй аспект ценностных факторов обозначим как процессуальные ценностные ориентации. К ним относятся идеалы и нормы описания знания, его организации, обоснования, доказательности, объяснения, построения и т.п. Этот аспект ценностных факторов отвечает на вопрос, как должно происходить получение знания, его доказательство, и характеризует познавательную деятельность как таковую. Данный тип ценностных ориентаций, безусловно, вторгается в сферу гносеологии и методологии, но он не подменяет ее. Методолого-гносеологические приемы нацелены на выявление объективного взаимоотношения между предметами и явлениями. Однако выбор методов познавательной деятельности ценностно обусловлен, в той или иной мере зависит от исследователя. Методы познания и обоснования знания носят нормативный характер, их совершенное функционирование дано в идеальных формах. Не случайно методологические процедуры обоснования, объяснения, доказательности и т.п. характеризуют как идеалы и нормы науки [4. С. 10]. Процессуальные ценностные ориентации обусловлены объектами познания, социокультурными факторами, практикой познания и применения знания. Они исторически изменчивы. Так, схоластический метод организации и обоснования знания, характерный для Средневековья, в Новое время вытесняется идеалом эмпирического обоснования знания.

Третий аспект ценностных факторов связан с результатом познания, его конечной целью. Результат научного познания должен быть объективным, обоснованным. Он должен быть истинным. Истина является главной целью познания, ее фундаментальным идеалом, специфической категорией именно научного познания. Без истины нет науки [5]. Истина в самом общем плане есть соответствие знания и предмета познания. Истина — идеал, потому что абсолютного тождества знания и реальности достигнуть невозможно, и понятие идеала истины фиксирует в себе предельную гармонию знания и реальности. Данный аспект ценностных факторов включает такие важнейшие идеалы познания, как красота, простота, единство. (В широком смысле эти идеалы актуализируются на протяжении всего процесса познания [6].) Указанные характеристики знания опосредованно отражают в сознании исследователя определенные свойства объективной реальности и выступают ценностно-гносеологическими ориентирами, выполняя предварительно-критериальные и регулятивные функции в познании. Например, красота знания, красота истины субъективно сигнализируют исследователю о взаимосвязях фактов или элементах знаний, имеющих объективное (гносеологическое) значение. Чувство прекрасного А. Эйнштейн относил к числу различных способов постижения истины [12. С. 166]. В. Гейзенберг полагал, что «блеск красоты» позволяет угадывать «сияние истины» [3. С. 55—56].

Четвертый аспект ценностных ориентаций связан с внешними и внутренними факторами познания. К внешним ценностным ориентациям познания следует отнести социальную ответственность науки, материальные, честолюбивые, идеологические, национальные, религиозные, общечеловеческие и иные интересы. К внутренним ценностным ориентациям необходимо причислить ориентации описанных выше трех аспектов познания, а также этические нормы и ценности познавательной деятельности: моральные требования — исследовательской честности, получения нового знания, бескорыстного поиска и отстаивания истины, запрета плагиата и др. Эти факторы во многом совпадают с тем, что называют этосом науки.

Кпятому аспекту ценностных факторов мы относим эвристические и неэвристические ориентации. Эвристические — это ориентации, которые в той или иной степени помогают получить искомое решение, выступая своеобразной подсказкой, наводкой для исследователя. Примером таких ориентаций являются идеалы красоты, гармонии, единства, простоты знания. К неэвристическим ценностным факторам относятся прежде всего этические нормы и ценности, а также все внешние ценностные ориентации познания. Неэвристические ценности выступают побуждающими или тормозящими началами познания. Они могут привести к стимулированию познания или отказу от него, к искажению знания, выступают волевым, «энергетическим» базисом познания. Однако они не в состоянии подсказать какие-либо свойства, контуры, тенденции нового знания. Например, без научной добросовестности невозможен объективный поиск истины, но сама по себе научная добросовестность не может ее найти. Для этого нужны гносеологические, методологические и эвристические основания.

Социально-гуманитарное познание в значительно большей степени подвержено влиянию ценностных факторов, чем естественно-научное. Исследователь социогуманитарной сферы живет в социальном и ценностном мире. Этот мир формирует его самого, его пристрастия и антипатии. Будущий исследователь, как говорится, с молоком матери впитывает ценности общества и культуры, которые ему потом придется познавать с «объективной точки зрения». Его социальное происхождение и положение, воспитание и имущественное состояние, партийная и групповая принадлежность оказывают прямое или косвенное, осознанное или неосознанное воздействие на его познавательную деятельность. Здесь возникает вопрос: возможно ли беспристрастное исследование того, что «априори» в той или иной степени является пристрастным? Можно ли «добру и злу внимать равнодушно»?

Исследователь природы не находится в таком мощном ценностном силовом поле. Известно высказывание, приписываемое Г. Лейбницу: «Если бы геометрические теоремы затрагивали интересы людей, они бы опровергались». В этом высказывании утверждается, что положения, затрагивающие интересы людей, опровергаются, тем самым подчеркивается сила интересов (ценностей), которые в состоянии опровергать истину. Другая мысль, заключенная в этом высказывании: геометрические теоремы не затрагивают интересов людей. С этим вряд ли можно согласиться. У математика, естествоиспытателя также есть интересы, прежде всего познавательные. Можно допустить, что «чисто познавательный интерес» ведет естествоиспытателя к истине, к объективному знанию. Однако исследователь всегда подходит к познанию с каким-либо предзнанием, с определенной точкой зрения [9. С. 299], которую он разделяет, одобряет, т.е. ценностно не нейтрален по отношению к ней.

Как писал К. Поппер, «в историческом исследовании выбор предмета рассмотрения оказывается личностным в гораздо большей степени, чем он был бы, скажем, при написании научного трактата» [9. С. 298]. Справедливо утверждается, что «в сфере наук об обществе, о духе, о человеке существуют положения, которые способны вызывать восторг и скрежет зубов» [8. С. 239]. О силе частных интересов в политэкономическом исследовании хорошо сказал К. Маркс в предисловии к «Капиталу»: «Своеобразный материал, с которым имеет дело политическая экономия, вызывает на арену борьбы против свободного научного исследования самые яростные, самые отвратительные страсти человеческой души — вызывает фурии частного интереса» [7. С. 8].

Таким образом, проявление ценностных начал в социально-гуманитарном познании и естественно-научном принципиально не различается. Различны лишь степени их проявления и влияния на исследователя.

Какими же ценностными ориентациями должен руководствоваться исследователь? С точки зрения Вебера, «в исторической проблематике единственно возможной основой, определяющей выбор при отнесении к ценности, может быть только значимая для нас ценность истины» [2. С. 593]. В этом главным образом и выражается «исследовательская честность» ученого.

Ценностные факторы в научном познании могут выступать как позитивными, так и негативными компонентами научного поиска. В целом они организуют и упорядочивают познавательную деятельность, служат основой для взаимодействия науки, общества, исследователя. Без ценностных факторов функционирование науки невозможно. Ценностные начала выражают интересы, устремления общества и ученого, выступая мотивационной, своего рода «энергетической» стороной науки. Конечно, не все эти устремления, нормы, ценности, идеалы ведут к истине.

Подчеркивая значение познавательно-эвристических ценностных ориентаций, необходимо учитывать, что они, являясь некоторым обобщением, схематизацией предметной, процессуальной и критериальной стороны определенного исторического типа познания, могут превращаться в закостенелые формы и представления и выступать тормозом в прогрессе познания. Например, идеалы красоты и гармонии перипатетической картины мира мешали И. Кеплеру в нахождении законов планетарных движений, хотя в созданной им новой картине кинематики планет он увидел иную гармонию и красоту [13. S. 279].

Опасна как недооценка ценностных факторов, так и их переоценка. Характеризуя специфику исторического познания, Поппер указывал, что выбор историком тех или иных исторических фактов и их интерпретация зависят от интересов, свойственных данному историческому периоду. Это, несомненно, справедливо и подтверждается современной историей. Так, события октября 1917 г. в России в советский период интерпретировались как «Великая Октябрьская социалистическая революция», в постсоветский период — как «большевистский переворот».

Поппер, исходя из указанных обстоятельств и невозможности верифицировать исторические факты, делает по существу вывод о невозможности создания объективной истории: «В конечном счете, мы изучаем историю для того, чтобы удовлетворить свои интересы и по возможности понять при этом свои собственные проблемы» [9. С. 309]. «Поскольку вся история зависит от наших интересов, то могут существовать только истории, а не “история” развития человечества, описывающая “действительное развитие человечества”» [9. С. 437]. Такая позиция релятивизирует историю как науку, нацеливает ее на возможность и правомерность любой исторической интерпретации.

Другая крайность — не замечать ценностных оснований исторического познания, догматически утверждать единственно верную объективно истинную интерпретацию истории, как это было нередко в советской исторической науке.

Итак, ценности выступают важнейшей основой научного познания. Их воздействие на исследователя и познавательный процесс противоречиво, и они ставят исследователя в противоречивую позицию. Он устремлен к объективному знанию, но сама эта ориентация фиксирует объективное знание как ценность. Он должен стремиться к «свободе от оценок», но само это стремление связано с оценочностью. Важно осознать позитивное и негативное влияние ценностей на исследователя. Их позитивная роль основана на совпадении аксиологических и гносеологических ориентаций, на выражении объективных тенденций в субъективных устремлениях. Серьезный познавательный потенциал содержится в том, что мы назвали эвристическими ценностями. Важно постоянно рефлексировать по поводу ценностной мотивации, культивировать исследовательскую честность, способствовать тому, чтобы «факты говорили сами за себя», при этом сознавать, что полное достижение последнего требования невозможно.

В социально-гуманитарном познании понятие ценности органично связано с понятием жизни.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

  • 1. Бахтин М.М. К философским основам гуманитарных наук // Собр. соч. В 7 т. Т. 5. М„ 1997.
  • 2. Вебер М. Смысл «свободы от оценки» в социологической и экономической науке// Избр. произведения ; пер. с нем. М., 1990.
  • 3. Гусейнов Л. Этика : учебник. М., 2007.
  • 4. Идеалы и нормы научного исследования. Минск, 1981.
  • 5. Казютинский В. В. Истина как идеал науки // Рационализм и культура на пороге третьего тысячелетия: Материалы третьего Российского философского конгресса (16—20 сентября 2002 г.). В 3 т. Т. 1. Ростов н/Д, 2002.
  • 6. Мамчур Е.А. Идеалы единства и простоты в современном научном познании // Вопросы философии. 2003. № 12.
  • 7. Маркс К. Капитал. Т. 1. М., 1949.
  • 8. Никифоров A.JI. Философия науки: история и методология. М., 1998.
  • 9. Поппер К. Открытое общество и его враги. В 2 т. Т. 2. М., 1992.
  • 10. Степин В.С. Теоретическое познание: структура, история, эволюция. М., 2003.
  • 11. Шохин В. К. Философия ценностей и ранняя аксиологическая мысль. М., 2007.
  • 12. Эйнштейн А. О науке// Собр. науч, трудов. В 4 т. Т. 4. М., 1967.
  • 13. Kepler J. Weltharmonik. Munchen; Berlin; Oldenburg, 1939.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >