ОМОНИМИЯ КАК ЗАКОНОМЕРНЫЙ РЕЗУЛЬТАТ ЯЗЫКОВОГО РАЗВИТИЯ. ИСТОРИЯ ВОПРОСА

К настоящему времени омонимия в целом изучена гораздо меньше, чем такие смежные с ней явления, как полисемия, синонимия или антонимия. В связи с этим вопросы омонимической лексикографии разработаны недостаточно полно: лексикографы уделяют мало внимания вопросу отражения содержания омонимического ряда в структуре словаря и словарной статьи, почти совсем не рассматривают вопрос о системности в омонимике.

Омонимия вызывает немалые трудности в лексикографической работе при определении границ между отдельными словами, при разработке способов представления омонимов в словаре, при выборе единиц частотного словаря и т.п. Как следствие, среди различных типов лексикологических справочников словари омонимов занимают в настоящее время довольно скромное место. Таким образом, лексикографическая разработка феномена омонимии является на сегодняшний день одной из наиболее актуальных проблем в лингвистике.

Следует заметить, что до недавнего времени не были выявлены частотные характеристики омофонов в аспекте графической вариантности. В исследовании Р.В. Кузьминой было установлено общее количество омофонов в английском языке, проведен анализ принципов и полноты регистрации феномена омонимии в современных орфоэпических словарях LPD Дж. Уэллса и EPD Д. Джоунза, а также выявлена частотность графических вариантов в омофонах [Кузьмина 2007].

Подробное рассмотрение графических средств различения омофонов может явиться весьма плодотворным в плане дальнейших исследований в области орфографии.

Явление омонимии издавна привлекало внимание ученых. Еще древние философы в своих рассуждениях о языке отмечали факт «равноименности», т.е. одинакового наименования неодинаковых вещей [см.: Античные теории языка и стиля 1936, с. 33; Реформатский 1967, с. 74]. В новое время упоминания об омонимах встречались уже в лингвистических трактатах XVII века. Однако долгое время к омонимии относились как к курьезу, случайности, не заслуживающей серьезного изучения.

На протяжении XIX века сколько-нибудь серьезного изучения омонимии, по существу, не велось. Как правильно заметил Э. Эман, «для младограмматиков с их особым кругом интересов проблема омонимии в целом играла подчиненную роль» [Эман 1960, с. 117].

Только работы в области лингвистической географии, появившиеся в начале XX века, в особенности труды Ж. Жильерона и его последователей, уделявших много внимания вопросам «борьбы» омонимов [см., напр.: Gillieron et Roques 1912; Gillieron 1919; 1921], способствовали усилению интереса к омонимии и появлению ряда серьезных исследований, в которых рассматривались вопросы возникновения, «конфликта» и вытеснения омонимов [см., напр.: Bradley 1919; Була- ховский 1928; Frings 1930; Dike 1935; Menner 1936; Kieft 1938; Williams 1944]. Однако, если Ж. Жильерон и его ученики относились к омонимам лишь как к «болезни» языка, которую следовало «лечить» [Gillieron 1921], то более поздние исследователи начали проявлять интерес к теоретическим аспектам омонимии.

Так, С. Карцевский подробно рассматривал явление омонимии при обсуждении свойств языкового знака [Karcevsky 1929]. Л.А. Булаховский впервые поставил вопрос о причинах сохранения омонимов в языке [Булаховский 1928]. О. Есперсен в своей лекции «Моносиллабизм в английском языке» [Jespersen 1928] затрагивал такие вопросы, как связь омонимии с длиной слова и структурой слога, дифференциация омонимов в процессе общения, соотношение омонимии и полисемии, а также очень важный для английского языка вопрос об омонимии слов, соотносящихся по конверсии. Б. Трнка [Tmka 1931] также исследовал проблему соотношения омонимии и полисемии и предложил (вероятно, одним из первых) конкретные критерии их разграничения. Отмечая подвижность границ между этими двумя категориями и приводя примеры перехода полисемантичного слова в омонимическую пару и, наоборот, слияния двух омонимов в одно полисемантичное слово, он указывал на необходимость строгого разграничения синхронического и диахронического подходов при исследовании омонимии.

Эти небольшие работы, написанные более восьмидесяти лет тому назад, не утратили своей актуальности до сих пор. Не будет преувеличением сказать, что именно благодаря им было впервые осознано теоретическое значение исследования омонимии. Стало ясно, что конфликт омонимов «не может рассматриваться лишь как любопытное и ненормальное явление, отличающееся от других лингвистических процессов», и что «изучение взаимодействия омонимов связано со всей проблемой слова как сущности и проливает свет на некоторые фундаментальные принципы семантики» [Menner 1936, с. 244].

Тем не менее, в языкознании последующего периода все еще продолжало удерживаться представление об омонимии как о чем-то случайном, не обязательном для языка, а потому и не подлежащем лингвистическому исследованию.

Наиболее четко эта точка зрения была выражена В.И. Абаевым, который, противопоставляя омонимию полисемии, писал: «Полисемия - интереснейшее явление в плане проблемы языка и мышления. За полисемией всегда скрывается усилие человеческой мысли в поисках новых и новых средств познания, выражения, экспрессии. За омонимией же ничего не скрывается, кроме игры случая. Поэтому познавательный интерес полисемии огромен. Познавательный же интерес омонимии ничтожен» [Абаев 1957, с. 40; см. также: Абаев 1960, с. 73].

Вопрос о случайности или закономерности омонимов в языке не так прост, как это может показаться с первого взгляда. С одной стороны, хорошо известно, что омонимы, во всяком случае, многие из них, появляются в языке в силу разного рода случайных причин. С другой стороны, факт широкого распространения омонимии в языках мира ставит под сомнение взгляд на омонимию как на явление случайное и наводит на мысль о ее закономерности в языке.

Мнение о закономерности омонимии было высказано еще Л.А. Булаховским, который писал, что «омонимы - такие же законные дети языкового творчества, как и все остальные» [Булаховский 1928, с. 48]. Уже позднее серьезно обсуждался вопрос о принадлежности омонимии к числу лингвистических универсалий [см.: Ullmann 1964; Ульманн 1970; Малаховский 1977], явлений, обязательных в каждом языке. Итак, наличие омонимов в языке обусловлено самой природой языка и определяется условиями его функционирования в качестве средства общения.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >