РЕГИОНАЛЬНЫЙ ОПЫТ ИНВЕСТИЦИОННОГО СОТРУДНИЧЕСТВА СО СТРАНАМИ ПЕРСИДСКОГО ЗАЛИВА

По данным опроса «Консультативного совета по иностранным инвестициям в России», около 68% иностранных инвесторов, которые уже работают на российском рынке, имеют планы по наращиванию своего присутствия в стране, но те, кто еще не инвестировал в российскую экономику, проявляют некую осторожность. Происходит это по той причине, что инвесторы имеют довольно ограниченное представление об инвестиционных возможностях, которые уже существуют, что заметно, в особенности, на региональном уровне. Одновременно, для обеспечения экономического роста российские регионы нуждаются в масштабных капиталовложениях, в первую очередь, для модернизации и диверсификации производства, создания энергетических мощностей и инфраструктурных объектов[1]. Это означает, что в ближайшее время регионами должен быть задействован самый широкий спектр инструментов по активизации инвестиционных процессов, в том числе и с арабскими партнерами. Многие субъекты Российской Федерации уже ведут активную политику по привлечению иностранного капитала: участвуют в зарубежных инвестиционных мероприятиях, проводят форумы у себя, выходят на зарубежные посольства, открывают региональные представительства за рубежом, приглашают делегации иностранных инвесторов - словом, идет формирование устойчивых региональных брендов, но, вместе с тем, в сфере привлечения иностранных инвестиций между регионами начинает нарастать конкуренция.

Большим инвестиционным потенциалом в различных областях, начиная от инфраструктуры и заканчивая проектами в области разработки полезных ископаемых, обладают Сибирь, Дальний Восток, Поволжье. По версии международной аудиторско-консалтинговой компании Е&У, хороший инвестиционный потенциал для иностранных инвесторов, кроме Москвы и Санкт-Петербурга, имеется у Нижегородской, Липецкой, Воронежской и Белгородской областей [97].

Во многих субъектах Российской Федерации уже создана необходимая нормативно-правовая база (областные законы), стимулирующая развитие инвестиционных процессов и направленная на поддержку иностранных инвесторов. Кроме того, многие российские регионы предлагают инвесторам дополнительные меры финансовой и нефинансовой поддержки, что является немаловажным фактором для привлечения любых инвесторов, в том числе арабских. К таким мерам можно отнести:

Налоговые льготы (в части налогов, зачисляемых в региональный бюджет):

  • • Пониженная ставка налога на прибыль. Региональная часть налога на прибыль для организаций, зарегистрированных на территории некоторых регионов, снижается на 4,5 процентных пункта: с 18% до 13,5%.
  • • Освобождение от уплаты налога на имущество: с 2,2% до 0%.
  • • Сроки предоставления обоих видов налоговых льгот могут отличаться от региона к региону: Ленинградская область - 4-8 лет, Новосибирская область - 10 лет, Пермский край - бессрочно.

Предоставление субсидий из регионального бюджета на частичное

возмещение затрат:

  • • Субсидирование части процентной ставки по банковским кредитам, полученным в российских кредитных организациях на осуществление инвестпроектов.
  • • Субсидирование части лизинговых платежей.
  • • Субсидирование части затрат на выполнение работ, связанных с реализацией инвестпроекта.
  • • Субсидирование затрат, связанных с внедрением новых значительно усовершенствованных продуктов и услуг (в Свердловской области). Госгарантии в качестве обеспечения исполнения обязательств инвестора (в Новосибирской области госгарантии составляют до 50% средств, привлеченных для реализации инвестпроекта на территории области).

Льготные условия пользования землей и другими природными ресурсами (в Краснодарском крае), землей и недвижимостью (в Республике Карелия).

Что касается арабского капитала, то за последнее десятилетие уряда российских регионов были определенные попытки его привлечения. Так, в 2011 г. и Республика Башкортостан, и Омская область намеревались создать совместные предприятия с саудовскими инвесторами, в 2013 г. Башкортостан обсуждал с бахрейнскими инвесторами планы по производству продуктов питания с последующим их экспортом в арабские страны. Проекты так и остались нереализованными. В середине 2008 г. Астраханская область вела переговоры с государственным инвестиционным холдингом ОАЭ Dubai World о строительстве в области туристско-рекреационной зоны «Итиль-Сити» общей стоимостью 4,5 млрд долл. США. Известно, что в ходе переговоров эмиратская компания заинтересовалась инвестиционными проектами, для реализации которых нужно было арендовать астраханскую землю и провести ее комплексную застройку. В том же году Dubai World проявил заинтересованность в реализации проекта по строительству второй очереди порта «Оля» в Астраханской области; в переговорах о привлечении инвестиций холдинга Dubai World в порт участвовал сам губернатор региона Александр Жилкин. Развитие этого морского торгового порта осуществляется по схеме ГЧП, требуемый объем частных инвестиций оценивался тогда в 350 млн евро. Но ни один из астраханско- эмиратских проектов не состоялся в связи с начавшимся экономическим кризисом 2008-2009 гг. Нереализованным также остался российско-эми- ратский проект на сумму 4,5 млрд долл. США по строительству нефтеперерабатывающего завода в Челябинской области, где 25% предприятия принадлежало бы правительству Челябинской области, а 75% - эмиратской Quality Energy Petro International. Основной причиной неудачи в переговорах называют разногласия эмиратского инвестора с администрацией области. В последние годы глава Республики Саха (Якутия) регулярно презентует инвестиционные возможности своего региона на ежегодном инвестиционном форуме «Annual Investment Meeting» в Дубай (ОАЭ), а на бизнес-форуме «Россия - ОАЭ» в 2014 г. Агентство инвестиционного развития Республики Саха подписало меморандум с Агентством инвестиционного развития Дубай, но реальных инвестиций из стран ССАГПЗ в эту республику пока не привлечено. В СМИ часто сообщается о возможных капиталовложениях ОАЭ в Чеченскую Республику, так, последней новостью было объявление об эмиратских инвестициях в строительство международного университета, гостиницы и торгового центра в Грозном, но их осуществление остается под вопросом. В процесс привлечения арабских инвестиций с недавних пор также подключилась Свердловская область: например, в Екатеринбурге в рамках международной промышленной выставки «Иннопром» два года подряд проходил круглый стол с участием арабских инвесторов, после чего были организованы переговоры между бизнесменами и официальными лицами, а руководство региона рассказало об экономическом потенциале области с акцентом на Екатеринбург как столицу не только Свердловской области, но и всего Уральского федерального округа, и призывало арабских инвесторов активизировать межрегиональное сотрудничество на уровне бизнеса, выходить на местный рынок и участвовать в реализации региональных проектов в различных отраслях деловой активности. Об инвестиционных проектах арабских компаний на территории Свердловской области также пока ничего не известно.

В свою очередь, инвесторы из стран Персидского залива, особенно из Саудовской Аравии, первоначально брали за основу религиозный фактор и стремились наладить «особые отношения» с российскими «мусульманскими автономиями», а ряд республик проявлял интерес к установлению контактов с арабскими странами напрямую, позиционируя себя в двойном качестве - субъектов Российской Федерации и, одновременно, части исламского мира. К таким регионам можно отнести республики Татарстан, Башкортостан, Дагестан, а также Чеченскую Республику, но наибольших успехов в деле привлечения инвестиций из стран Персидского залива на сегодняшний день добился только Татарстан, который активно занимается данным вопросом с 2008 г. У республики за это время накопился значительный опыт взаимодействия с арабскими партнерами по различным инвестиционным вопросам. Но для этого руководство республики провело целый комплекс мер, одной из которых была организация международной инвестиционной конференции ИБР в Казани в 2008 г., где было представлено 107 татарстанских проектов (50 из которых в сфере промышленности) на общую сумму 35,6 млрд долл. США. Все эти проекты были заранее направлены в ИБР, где в течение полугода они рассматривались, после чего были разосланы всем государствам, входящим в Организацию исламского сотрудничества (ОИК); представители именно тех компаний, которые заинтересовались проектами в Татарстане, и приехали в Казань для проведения детальных переговоров. Поводом к организации этой конференции был меморандум, подписанный в 2007 г. на годовом собрании «Европейского банка реконструкции и развития» между президентами ИБР и Татарстана. Целью конференции, прежде всего, была презентация Республики Татарстан как одного из самых динамично развивающихся регионов России. В мероприятии приняли участие представители более 100 ведущих компаний, банков и инвестиционных фондов Ближнего Востока и стран - участниц ОИК. Следует признать новаторскую роль Татарстана в деле привлечения инвестиций ИБР, поскольку данное международное учреждение не может напрямую направлять инвестиции в экономику Татарстана1. Но риски оправдались, ИБР профинансировал около 20 социально-образовательных проектов, носящих преимущественно общественную направленность. С 2009 г. в Татарстане стал устраиваться ежегодный Международный экономический саммит России и стран ОИК КА2АКБиММ1Т. Примечательно, что инициаторы данного мероприятия начали проводить Саммит, не дожидаясь принятия законопроектов и изменения общественного мнения в отношении исламских финансов[2] [3]. Участниками седьмого по счету Саммита КАгАКБиММГГ в 2015 г. были 746 гостей из 45 стран мира, а почетными гостями были министр экономики ОАЭ Султан бин Саид аль Мансури, заместитель министра экономики Государства Катар Султан Аль Хатер и президент ИБР Ахмед Мохаммед Али Аль Мадани, последний затем встретился с председателем ЦБ РФ Э. Набиуллиной, подтвердившей, что подход регулятора в отношении исламских банков меняется: «Сегодня Россия проявляет большой интерес к принципам работы исламского банкинга, и одна из задач - понять, как эти принципы можно адаптировать к российской финансовой системе». В середине 2016 г. между ИБР и ЦБ РФ был подписан Меморандум.

Российскую сторону на KAZANSUMMIT в том же году представляли 400 участников из 18 субъектов Российской Федерации, включая Москву, Санкт-Петербург, Крым, Карачаево-Черкессию, Башкирскую, Удмуртскую, Чеченскую республики, Архангельскую, Воронежскую, Свердловскую, Кемеровскую, Нижегородскую, Пензенскую, Самарскую, Тюменскую, Ульяновскую, Ростовскую области. Учитывая обширный региональный состав Саммита, можно сделать вывод, что данное мероприятие выступает площадкой для налаживания отношений инвестиционно активных регионов России со странами ОИК, включающей 57 государств с преобладающим мусульманским населением. В рамках KAZANSUMMIT, помимо ставших регулярными двусторонних встреч между Президентом Республики Татарстан и министрами арабских стран, проходят презентации инвестиционных проектов субъектов Российской Федерации (например, в 2014 г. проходили презентации инвестиционных возможностей республики Марий Эл, Алтая и Калининграда). Отбором инвестиционных проектов от Республики Татарстан занимается «Агентство инвестиционного развития» (АИР РТ), которое 2014 г. выбрало 50 наиболее перспективных в сфере строительства, производства стройматериалов, химии и нефтехимии, машиностроения, сельского хозяйства, медицины и туризма. Известно, что в 2012 г. в рамках KAZANSUMMIT инвесторам из арабских стран было презентовано 96 проектов на общую сумму 289 млрд руб., а в 2013 г. уже были подписаны инвестиционные соглашения на общую сумму более 760 млн долл. США, однако неизвестно, сколько из них было реально реализовано.

Летом 2013 г. Республика Татарстан открыла торгово-экономическое и инвестиционное представительство в Дубай (ОАЭ). В преддверии открытия представительства глава Республики Татарстан Р. Минниханов заявлял, что «необходимо использовать все возможности для развития сотрудничества [со странами Персидского залива], устанавливать прямые контакты, работать с потенциальными инвесторами». Представительство в Дубай призвано помочь татарстанским компаниям наладить прямые связи с бизнесменами ОАЭ, чтобы нарастить торговый оборот, увеличить инвестиции. Организационные меры, проводимые республикой, также дополняются маркетинговыми стратегиями: такими как формирование регионального бренда Татарстана на международном уровне. Для этого в 2012 г. на вышеупомянутом инвестиционном форуме в Дубай AIM стартовала глобальная кампания по продвижению Татарстана на международных рынках - «Invest in Tatarstan» («Инвестируй в Татарстан»), а с 2013 г.

в Казани начал проводиться одноименный зимний форум. Участниками последнего форума «Invest in Tatarstan» в 2014 г. были более 450 человек из 16 стран мира, включая ОАЭ и Катар, кроме того, в форуме принимали участие институты развития - ЕБРР и ИБР. В рамках данного форума в 2014 г. проходили круглые столы на тему здравоохранения, рынка недвижимости, индустрии сервиса и халяль-индустрии.

Другой важнейшей мерой Республики Татарстан в деле привлечения арабских инвестиций было подписание соглашения о сотрудничестве в области информационного взаимодействия между АИР РТ и международной компанией Thomson Reuters, результатом которого стала разработка дорожной карты по развитию исламских финансов. Проект 5-лет- него стратегического плана развития исламских финансов на территории России и Татарстана был официально представлен на конференции по исламским финансам, которая проходила в рамках KAZANSUMMIT в 2013 г., а через год, в октябре 2014 г., у премьер-министра республики появился советник по исламским финансам Линар Якупов, который также возглавил вышеназванную федеральную структуру по работе с институциональными инвесторами- «Ассоциацию региональных инвестиционных агентств». В середине 2015 г. похожее соглашение Президент Татарстана подписал с главой «Сбербанка» Германом Грефом: документ предусматривает взаимодействие сторон по формированию предложений по развитию исламского финансирования в республике; в конце 2015 г. Л. Якупов представил готовое технико-экономическое обоснование по созданию исламских банков и исламских банковских окон на территории Республики Татарстан как пилотного региона. В начале 2016 г. в Казани под патронажем Президента Республики и ИБР было открыто полностью исламское банковское учреждение- Центр партнерского банкинга, который работает как с физическими, так и с юридическими лицами.

Что касается перспектив развития исламского финансирования в масштабах страны, то в рамках KAZANSUMMIT проходят регулярные конференции по исламской экономике, на которых ежегодно обсуждается потребность в изменении действующего законодательства для использования исламских финансовых инструментов, стороны показывают заинтересованность в развитии исламского банкинга и его наиболее востребованных продуктов. По мнению участников Саммита, отсутствие банков, работающих по нормам шариата, являлось одним из препятствий в деле привлечения арабских инвестиций в российские федеральные и региональные проекты. Хотя в Российской Федерации ранее (1991 г.) уже действовал исламский банк «Бадр-Форте», но после 15 лет существования ЦБ РФ отозвал у него лицензию, кроме этого были и другие попытки организации исламских банков в регионах (Уфа, Нижний Новгород и Дагестан). Но на сегодняшний день в России существует лишь 6 небольших финансовых организаций, работающих по принципам шариата, 5 из которых находятся в регионах: казанские «Центр партнерского банкинга», «Финансовый дом “Амаль”» и «Евразийская лизинговая компания» (продвигает исламский лизинговый продукт - иджара), дагестанские «Финансовый дом “Масраф”» и «Ляриба-Финанс», московский «Азия Банк», которые, безусловно, не удовлетворяют весь объем спроса на исламские банковские услуги. Здесь существуют серьезные препятствия, об одном из которых упоминал в своем интервью основатель банка «Бадр-Форте» Адалет Джамбиев: «Опыт банка показал, что если у нас нет полноценной лицензии исламского банка, то наш бизнес будет уязвимым, пока не появятся изменения в законодательстве». Таким образом, до тех пор, пока не будет принято соответствующих федеральных законов, открытие исламских банков останется делом региональных энтузиастов, а серьезные вложения арабских капиталов в данные проекты или открытие исламских банков с участием арабского капитала в России маловероятны, поскольку риски для инвесторов высоки.

Исламский банкинг является наиболее интересным и важным направлением развития двусторонних инвестиционных отношений арабских партнеров и с другими странами СНГ. Так, о создании в республике «благоприятных условий для успешной деятельности исламских кредитных организаций» сообщала пресс-служба Национального банка Таджикистана. Закон «О деятельности исламского банкинга» был принят Парламентом республики в мае 2014 г. и заработал в августе того же года, реализация законопроекта была запланирована на 2015-2017 гг. В середине 2015 г. таджикский банк «Бонки рушди Точикистон» объявил, что планирует стать первым полноценным исламским банком в республике, для чего банк подписал Соглашение о консультациях с подразделением ИБР: консультации были проведены, но исламские банковские услуги банком пока не оказываются. В Кыргызстане подобный проект ИБР был организован 10 годами ранее: в 2006 г. Правительство Кыргызстана, «ЭкоИсламикБанк» и ИБР подписали Меморандум о внедрении исламских принципов финансирования. После 3-летнего пилотного проекта с «ЭкоИсламикБанк» Парламент Киргизии одобрил законопроект о внесении поправок в закон «О банках и банковской деятельности» (2009 г.), который дает возможность всем коммерческим банкам работать по исламским принципам финансирования, но на данный момент «ЭкоИсламикБанк» является единственным финансовым учреждением страны, заключающим сделки в соответствии с требованиями шариата, и работает преимущественно в розничном секторе. В 2014 г. ИБР подписал соглашение о содействии развитию исламского кредитного бизнеса с Правительством Узбекистана, однако существенных подвижек в этом направлении за 3-летний период в республике не наблюдалось; в Азербайджане с 2007 г. действует совместная с ИБР «Каспийская международная инвестиционная компания», инвестирующая в ненефтяной и нефинансовый сектора страны, с 2008 г. - лизинговая компания Ansar Leasing, полностью принадлежащая Исламской корпорации по развитию частного сектора[4]. Кроме того, на базе «Международного банка Азербайджана» было открыто специализированное подразделение, предоставляющее исламские финансовые услуги 3500 азербайджанским клиентам (исламское окно)1. С 2014 г. исламское подразделение «Международного банка Азербайджана» внедрило новый вид консультационных услуг для местных банков, страховых компаний, коммерческих организаций и операторов государственных проектов по разработке финансовых схем для привлечения инвестиций по принципам исламского финансирования. К сожалению, после слухов о возможной приватизации этого банка в октябре 2015 г. исламское окно было закрыто. Однако в начале 2016 г. информационное агентство Reuters сообщало, что уже в 2017 г. в Азербайджане может появиться первый самостоятельный исламский банк [99].

Казахстану внедрение принципов исламского финансирования в экономику позволило привлечь арабские инвестиции в том числе через A1 Hilal Bank - первый полноценный исламский банк страны. Кроме того, ИБР планирует оказать помощь другому казахскому банку - Zaman Bank - в переходе на шариатские стандарты. Существует также мнение, что в рамках Единого экономического пространства[5] [6], которое формируется через гармонизацию и унификацию законодательств в сфере экономики, возможно создание единого правового поля для работы исламских банков, но процесс этот будет очевидно длительным. Говоря о перспективах исламского банкинга в России, следует учесть, что само по себе законодательно-правовое обеспечение для работы исламских финансовых организаций не приведет к резкому росту арабских инвестиций в российскую экономику, здесь необходим системный подход: широкая государственная поддержка новой системы, налоговые преференции, участие всех заинтересованных министерств и ведомств вместе с ЦБ РФ, научными учреждениями, вузами, государственные расходы на подготовку кадров, привлечение высококвалифицированных профессионалов из других стран. Это объективный и длительный процесс, он будет происходить, поскольку тренд уже обозначился. Например, в рамках инициативы Республики Татарстан по развитию исламского финансирования в сентябре 2011 г. ив декабре 2014 г. банком «АК БАРС» были привлечены 60 и 100 млн долл. США с использованием исламского финансового инструмента мурабаха. Привлеченные средства были направлены на финансирование деятельности банка «АК БАРС» в соответствии с нормами шариата. Организаторы сделки Исламская корпорация по развитию частного сектора (ИБР) и Citi считают, что обе стратегические сделки татарстанского банка будут способствовать дальнейшему развитию исламского финансирования в регионе. Председатель Правления банка «АК БАРС» Роберт Миннигалиев комментировал первую сделку мурабаха 2011 г. следующим образом: «Данная сделка является вехой на пути усиления сотрудничества российских банков и банков

Ближнего Востока и Азии, одним из шагов к развитию исламского финансирования в России». Кроме того, в республике постепенно создается полноценная инфраструктура для работы по принципам исламских финансов: Фонд развития исламского бизнеса и финансов (IBFD Fund), вышеупомянутые «Центр партнерского банкинга», ТМИК, «Евразийская лизинговая компания» и «Финансовый дом “Амаль”», страховая компания «Альянс Жизнь», предлагающая продукт исламского страхования, в качестве образовательной платформы функционирует Российский центр исламской экономики и финансов (РЦИЭФ). В целом, в республике во всех структурах по исламским финансам работает свыше 60 человек. Это позволяет говорить о том, что в Татарстане закладывается основа исламской финансовой индустрии и регион по праву может считаться пилотной площадкой Российской Федерации для запуска принципов исламского финансирования в экономике.

  • [1] Кроме того перспективными направлениями развития считаются транспортно-логистические центры, сельское хозяйство и туризм.
  • [2] Россия не является членом ОИК, а с 2005 г. находится в статусе наблюдателя.
  • [3] Так, руководство ЦБ РФ в одном из своих интервью утверждало, что открытие исламских банков - это «вопрос не первой, и не второй, и даже не третьей актуальности» [98].
  • [4] Входит в группу Исламского банка развития.
  • [5] Суммарные активы данного подразделения выросли за один 2014 г. с 240до 526 млн долл. США, главным образом, за счет привлечения крупного синдицированного кредита от исламских банков Персидского залива: Barwa BankNoor и Islamic Bank в размере 252 млн долл. США по схеме мурабаха.
  • [6] Страны-участники: Россия, Казахстан, Белоруссия, Армения и Киргизия.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >