ИЗМЕНЕНИЯ В СИСТЕМЕ ЯЗЫКА. УСТАРЕВШИЕ И АКТИВИЗИРУЮЩИЕСЯ В ДРУГОМ КАЧЕСТВЕ ЧАСТИЦЫ

Язык изменяется в своём функционировании, и меняется положение языковых единиц в системе языка. Частицы устаревают, изменяют употребительность и снижают частотность, изменяют стилевую отнесённость и приобретают стилистические оттенки в содержании. Затем эти процессы могут быть обратнонаправленными, притом частицы приобретают другое структурно-семантическое качество.

СОДЕРЖАНИЕ И ОБЪЁМ КОНЦЕПТУАЛЬНОГО ЗНАКА: ОБОЗНАЧЕНИЕ ЯВЛЕНИЙ ПО СТЕПЕНИ ОПРЕДЕЛЁННОСТИ И МЕРЕ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ

Некоторые понятия, архетипические в мышлении и сущностно важные для познания, имеют в силу этого значительные системы выражения, которые занимают сильные позиции в структуре языка и организации речи. Архетипический феномен представляет отображение явлений по их определённости, в числе которых не вполне известные и не познанные ситуации, не ясные в своём развитии, однако актуальные и требующие квалифицирующего решения и принятия определённого способа действия. Такие понятия относятся к одной из основных проблем логики и познания. Существенен набор языковых средств для отображения ситуации данного типа. Среди них в русском языке фундаментальным и представительным знаком является «авось». Данное слово — образ, как и некоторые подобные, соотносится с картиной мира, создаваемой языком и культурой, составляя специфику национального сознания и поведения.

По своему строению это особенный тип — конструктивно сложный и содержательно ёмкий знак.

По происхождению «авось» довольно позднее слово в русском языке. Оно появляется в XVII веке. Первые фиксации данного слова: Авось пападеть, яко заецъ в тенято. (Старинные сборники русских пословиц, поговорок, загадок и проч. XVII—XIX ст. / Собрал П. Симони); Авосе бы ты умерла..? (Аввакум. XVII в.). В предшествующее время был такой грамматический элемент, как указательная / ограничительная частица «восе» — ‘вот’ (в раннем ограниченном употреблении Ипатьевская летопись. 1187); ср. «осе» (осе 1есмь. (Повесть временных лет. 1100 г.)); было также слово «ово» («аво» либо «во» отсутствуют в русском языке, см. Словарь русского языка XI—XIV вв.). Из наличного языкового материала строились две версии происхождения слова: *а-ово-се (Потебня; Этимологический словарь Горяева, Этимологический словарь Преображенского); *а+осе, со вставл. вторич. ‘в’ (Соболевский). Этимологию и конкретное происхождение слова надо признать неясными, однако, в общем, сводящимися к указательно-ограничительным словам.

В истории бытования первоначальные употребления данного слова идут в сопровождении других дискурсивных элементов. Кроме названных выше, в XVII веке выступают также сочетания: «авось-либа», «авось-либо» (Повесть о Петре Златых Ключей, переводная). В этой связи, может быть, одно из самых ранних употреблений частицы в действительности представляет собой сочетание элементарных смыслов ‘а-сопоставительн. + вот-указательно-ме- стоимен.’, см. расположение материала при производимом разбиении буквенной цепи: Авосе млсрдыи бгъ надъ нами умилосердится (1610, Словарь русского языка XI—XIV вв.).

Эта картина сочетаний элементов служебных слов сохраняется в XVIII веке. На основе «авось» возникают другие слова, выражающие неполную определённость и желательность выделяемого явления с тем или иным оттенком: Авось-таки милосливой Спас подержит над нами свою руку и даст нам ещё хорошую погоду (Новиков. Трутень); Не тужи, красная девица, авось-либо дождёмся и мы своей воли; Ну, что-та будет, авось-либо пойдёт дело на лад! (Аблесимов. Мельник); Авось-либо (Матинский. Санкт-Петербургский гостиный двор).

Выступает и одиночное употребление слова «авось»: Пойдём-ка, Парамон Евсигнеич, ко мне в избу <...>, а их оставим здесь; авось на одине-та они лучше поладят; Авось не долго буду я на земле как стень шататься (Плавильщиков. Бобыль).

В картине сочетаний служебных слов и их характера сегментируется сама рассматриваемая частица, выделяя составные части, показываемые на письме: А вось я его уговорю (Княжнин. Скупой); Конечно стар Пегас: А вось ли под тобой не будет он брыкаться (Николев. Самолюбивый стихотворец). В этом членении проявляется характер семантики — соединение в речи развёртываемых смыслов: указание перехода к обозначению того, что является следствием чего-либо предшествующего, выводом либо заключением.

В XIX веке употребление знака становится более однородным. Например: Лучше здесь остановиться, да переждать, авось буран утихнет да небо прояснится: тогда найдём дорогу по звёздам; — И, матушка! — отвечал Иван Игнатьич. — Бог милостив: солдат у нас довольно, пороху много, пушку я вычистил. Авось дадим отпор Пугачёву. Господь не выдаст, свинья не съест; — И, пустое! — сказала комендантша. — Где такая крепость, куда бы пули не залетали? Чем Белогорская ненадёжна? Слава Богу, двадцать второй год в ней проживаем. Видали и башкирцев и киргизцев: авось и от Пугачёва отсидимся! (Пушкин. Капитанская дочка); Авось Бог даст. Очень мучаются, и смотреть жалости, да и всё в доме навынтараты пошло. Детей, сударь, пожалеть надо. (Толстой. Анна Каренина); Во всяком случае, буду ожидать Вас в течение всего лета. Авось, надумаете и приедете (Чехов. Письма. 1888); Не надо... На воздухе-то отошло будто... А вот чаю хлебну, авось и ещё легче будет (Горький. Фома Гордеев. 1899).

Толковый словарь Даля (1863) определял «авось» двупланово, отмечая две мыслительные части значения, логическую и модально-волевую: Может быть, станется, сбудется, с выражением желания или надежды.

Содержание этого слова обширно. Предметно-понятийные компоненты содержания «авось» составляют большую совокупность; они определённым образом соотнесены друг с другом в его объектном значении. Это:

• Предположительность. Её категория, предположение — положение, которое временно принимается за возможно истинное, пока не будет установлена истина [Кондаков. 1971]. Это объектная категория, т.е. относящаяся к предметной действительности.

Предположение входит в логику вероятностей. Её область составляют высказывания, принимающие некоторое множество степеней правдоподобия. Данная область мышления есть разновидность многозначной логики;

• Возможность, связанная с предположительностью. Возможность есть объектная категория, поскольку речь идёт о ситуациях, когда может иметь действительное место то или иное развитие событий. В её рамках отмечаются степени вероятности. Классическая наука (Карнеад) логически определила их как: а) просто вероятное; б) вероятное непротиворечивое; в) вероятное, непротиворечивое и проверенное.

В выделении «авось» называемого явления степень вероятности не низкая, а в целом, объективно выше середины её шкалы;

• Условное утверждение. Вообще, утвердительное суждение есть такое, в котором отображается связь явления и его признака. Это отсубъектная и объектная категория. Само по себе утверждение относится к положительной логике — сфере исчисления, в которой не применяется операция отрицания.

В данную сферу как область знания входит «авось», включаясь в суждение о предмете, который находится вне нас.

«Авось» строит силлогизм как структуру мышления. Условный силлогизм — это такой силлогизм, в котором по крайней мере одна из посылок является условным суждением, — формой мысли, отображающей зависимость того или иного явления от каких-либо условий.

На этой основе он подключается к ассертивности — определённому качеству и направлению мышления в ресурсах языка. Ассер- тивность значительно выражена в русском языке. Она составляет определённый пласт выражения суждений, в которых только отмечается наличие у предмета некоторого признака, но не выражается его непреложной логической необходимости [Кондаков. 1971].

  • • Неопределённость / определённость. Коренную роль в условнопредположительном суждении играет определённость ситуации. Её противоположное поле, представление неопределённости, довольно широко в языке. «Авось» как обозначение противопоставительных отношений частноутвердительных суждений стоит в отдельной позиции по отношению к ней;
  • • Точность / неточность. В содержании «авось» задаётся параметр точности оценки, которая производится: даётся приблизительная оценка явления.
  • • Предвосхищение. Вообще, как гносеологический феномен это результат опережающего отображения [Предвосхищение. 2013]. Мыслительное действие ограничено определёнными рамками.

В формальной логике, описывающей приёмы мышления, предвосхищение основания суждения есть логическая ошибка [Форм, логика. 1989]. Она составляет грань опережающего отображения.

Рассматриваемый знак не содержит это ошибочное условие в конструктивной установке, поскольку суждение строится не на нарушении закона достаточного основания, но подготовлено предшествующими фактами, предметами и процессами. Умозаключение подготовлено предшествующими фактами даже в таком разносубъектном употреблении знака: Ну, Варенька, вспрыгнуло у меня сердечко. Думаю-думаю, авось Господь ему на душу положит, Петру Петровичу благодетелю, да и даст он мне взаймы

(Достоевский. Бедные люди). Предвосхищение как опережающее отображение явления обусловлено характеристиками общей кон- ситуации и показателей субъекта полагаемого действия, что выражено первой частью логической структуры рассуждения и содержательно примыкающим к ней грамматическим приложением, определяющим лицо и заявляющим о наличии у него данного соответствующего ожидаемому действию признака.

Предвосхищение логического основания умозаключения имеет место в употреблении post-factum, которое сложилось позднее. То есть логическое предрешение имеет место в интерпретирующем употреблении «авось», но не в его прямом смысле. Именно этот смысловой компонент состоит в значении выражения «на авось», см. ниже.

В целом содержании выражения «авось» выделяется прагматическая часть, — тот аспект содержания, который нельзя объяснить непосредственно критериями истинности высказываний. Источник данной информации находится в сфере самого сознания. «Авось» относится к тому типу языковых единиц, в содержание которых наряду с предметными элементами встроены прагматические как не связанные с условиями истинности. В них производится ссылка на говорящего и вообще на человека, пользующегося языком. Эти содержательные элементы таковы:

  • • Субъектность как компонент содержания «авось». С ней связана субъективность как качество мышления и категория языка [Химик. 1990];
  • • Пресуппозиция — наличие опыта и предшествующей информации. Для содержания «авось» имеющийся опыт мышления и деятельности необходим и должен быть достаточным. Поэтому когнитивный механизм «авось» непременно составляет результат сопоставления явления с подобными фактами.

Все эти названные компоненты являются неотъемлемыми частями содержания лексической единицы «авось», взаимосвязаны и поддерживают друг друга в её существовании и речевой реализации.

Вместе с предметно-понятийным значением «авось» имеет структурное значение, источник информации которого находится в самой языковой системе и структуре как совокупности отношений между единицами. Структура содержания «авось» сложная, составная; трёхчастная.

Структурные компоненты его содержания суть следующие:

  • • есть предметная ситуация[1];
  • • с нею есть необходимость;
  • • проступает, т.е. выступает в перспективе другая, последующая ситуация;
  • • ситуация не известная или не полностью известная;
  • • есть барьер, объективная трудность;
  • • предыдущая и грядущая ситуации находятся в соотношении сильного изменения, посему

/

1

или Планируется действие, создание следующей ситуации,

или Есть намерение находиться в старой ситуации и избежать нежелательного последствия,

или Есть намерение, расчёт действовать в новой ситуации;

  • • есть желание достичь, преодолеть, создать;
  • • есть надежда на удачное преодоление;
  • • есть осознание трудности преодоления;
  • • надежда не полностью обоснована знанием данной ситуации;
  • • надежда на благополучный результат обоснована имеющимся опытом;
  • • есть осознание своей силы и способности;
  • • есть осознание благосклонности случая, везения.

Структурные компоненты содержания «авось» и их последовательность наглядно освещает следующий пример предполагающие - утвердительного рассуждения:

Тут есть интрига... да, вмешаюсь в эту связь —

Мне благодарен будет князь.

Я попаду к нему в агенты...

Потом сюда с рапортом прилечу.

И уж авось, тогда хоть получу Я пятилетние проценты.

(Лермонтов. Маскарад).

В этом логическом действии умозаключения из нескольких известных и определённым образом связанных суждений получается новое суждение, в котором содержится новое знание. В итоговом умозаключении содержится не полностью достоверное, но обусловленное сведениями о рассматриваемой ситуации знание.

Дискурсивная семантика соответствует типу лексического значения «авось»: это номинативное, прямое значение. Ср. [Erdmann. 1922; Firth 1957; Виноградов. 1953].

Слово «авось» интерпретировалось как ключевой знак русского менталитета. Как выражение оценки и чувства говорящего «авось» рассматривала А. Вежбицкая, однако в соответствии с взятой культурологической схемой, лингвистически поверхностно при малом и ограниченном языковом материале. Автор приходит к усечённому результату и одностороннему выводу содержания «авось»: Нет смысла строить какие-то планы и пытаться их осуществлять; невозможно рационально организовать свою жизнь, поскольку жизнь нами не контролируется; самое лучшее, что остаётся делать, это положиться на удачу (рус. пер.) [Vierzbicka. 1992; Вежбицкая. 1996, с. 79]. Данная формулировка не является определением как логической операцией, но, будучи описанием, является неполным, не перечисляя весь ряд признаков, которые всесторонне раскрывают объект, ср. содержание в примерах употребления выше. «Авось» рассматривала также Н.А. Николина, анализируя семантику и указывая функции дискурсивных слов. С выражением национального характера соотносил «русское авось» А.Д. Шмелёв. Он отмечал, что «чаще всего авось используется как своего рода оправдание беспечности, когда речь идёт о надежде не столько на то, что случится некоторое благоприятное событие, сколько на то, что удастся избежать какого-то крайне нежелательного последствия» [Булыгина, Шмелёв. 1996, с. 491]. При общем рассмотрении концепта происходит подмена предмета: трактовка «на авось» и некоторых подобных слов вместо «авось».

Сообразна структуре значения валентность и сочетаемость знака. Содержание «авось» коррелирует с грамматическим значением будущего времени. Это слово определяет в предложении глагол — сказуемое. Сказуемое может быть или личным глаголом, обозначающим деятеля; или определённо-личной формой, выражающей действие, соотнесённое с определённым деятелем, который словесно не обозначен; или быть неопределённо-личной формой, выражающей независимое действие / состояние; или является безличным глаголом (У меня голова болит; я вышла на воздух — авось пройдёт. (Тургенев)) либо может быть категорией состояния. Сочетание с последним образует наименее типичные контексты употребления «авось» из всех этих возможных. Во всех этих сочетаниях «авось» участвует в создании предикации.

«Авось» закономерно согласуется со словами, обозначающими изменения. Изменения выделяемой ситуации обозначаются и в таких употреблениях знака: Авось обойдётся, Авось ничего, Авось рассосётся, Авось пронесёт, — поскольку сочетающиеся с ним слова при своей поверхностной структуре статичности представляют по существу отрицательное обозначение процесса ‘ничего не случится’. На лексическом уровне «авось» сочетается со словами, обозначающими позитивные явления. Поэтому, по природе лексического значения, знак не может сочетаться со словами негативного значения (заболеть, разрушиться, заблудиться и пр.). Сочетающиеся с «авось» слова являются обозначениями внешних по отношению к говорящему процессов — изменений либо процессов, которые производит сам говорящий.

В XX веке это слово употребляется, но значительно реже. Словарь русского языка под редакцией Ушакова толковал «авось» как ‘может быть (выражение недостаточно обоснованной надежды) ’, грамматически относя его к вводным словам. При этом надо отметить, что оно обретается в особых стилистических и предметных сферах, как эти: Авось и распарит кручину хлебнувшая чаю душа (Блок); Дружище, как-нибудь! Авось, до встречи (Клячкин Е. Последний тост); Теперь ему куды лучше нашего, без хлопот... авось туда ходатаем пробьётся (Леонов. Русский лес. 1953)’.Сфера употребления слова весьма ограниченная.

Развёрнутую картину значения и бытования слова находим в эпическом стихотворении русского поэта Ю.П. Кузнецова.

«Авось»

Есть глубинный расчёт в этом слове мирском, Бесшабашность и мудрость с запечным зевком,

Свист незримой стрелы, шелестенье в овсе,

Волчье эхо и весть о заблудшей овце,

Русский сон наяву и веселие риска,

Славный путь напролом и искус Василиска.

На авось отзывается эхо: увы!

Сказка русского духа и ключ от Москвы.

(Кузнецов Ю. Во мне и рядом — даль. 1971)

В современном русском языке это слово ушло из полноценного речевого общения и относится к стилистически отмеченным, редким и устаревшим.

Производные от него выражения: авосъ-либо, — ушло совсем ещё раньше; авось-таки, — также ушло из языка. Они были модификациями утвердительного смысла.

В связи с ассертивностью — утвердительностью как семантической формой высказывания, но за пределами сферы собственно [2]

утверждения появилось другое слово «на авось» — наречие. Оно ещё более позднее в своём происхождении и становлении. В этом слове другое строение значения: здесь понятие возможности объективируется, и слово выполняет функцию обстоятельства в предложении. Словарь под редакцией Ушакова толкует его как понятие иного типа: ‘без достаточной основательности, с расчётом на случайную удачу’ (Студент пошёл экзаменоваться на авось).

Таковым образом выражаемое значение изменяется. В содержании «на авось» вводятся новые семантические компоненты, а некоторые другие устраняются. В целом, смысловая структура «на авось» такова:

  • • расчёт на случайность, удачу, случай как объект, судьбу, везение;
  • • отсутствие достаточного основания;
  • • оценка возможности положительного исхода более низкая, чем у «авось»;
  • • опровержение надежды на удачу;
  • • невысокая заинтересованность в успехе;
  • • сторонняя точка зрения на ситуацию или констатация после свершившегося.

Строение этого слова двухчастное, с объектной связью с компонентом, где присутствует одноуровневая структура значения.

В современном русском языке это слово устаревает и выступает в ограниченных контекстах в составе фразеологизованных выражений. Оно становится носителем отрицательной оценки в словосочетаниях: «пойти на авось» и некоторых подобных.

Синонимы этого слова: «наудачу»; разг. «как-нибудь», «наугад», «напролом»; простореч. устар. «на арапа»; просторен, «на дурака».

Выступает другое производное, «авось»-существительное (Да понадеялся он на русский авось. (Пушкин)). Оно конструктивно однотипно с предыдущим словом. Его значение производное, субъектное.

Также отмечается оценочное производное слово «авоська» — обозначение бесконтрольного и безответственного деятеля. Это слово ушло из употребления. Омонимично слово «авоська» — название бытового предмета. Это слово устаревшее.

В возникавших образованиях происходит объективация концепта возможности-осуществимости. В содержании «на авось» он делается предметом. Семантическое изменение осуществляется по типу соотношения: Холод — холодно — мне холодно; Истина — истинно — поистине; Удача — удачно — наудачу. Предметом осмысления выступает ‘авось’ в слове «на авось» и в «авось»-суще- ствительном.

Таким образом, типовая характеристика значения наречия «на авось» и «авось»-существительного одинакова: производное, семантически мотивированное, соотносительное, экспрессивносинонимическое. Различается только их вид семантической мотивированности: конструктивно-обусловленное значение «на авось» и фразеологически связанное «авось»-существительное.

Лексика желательной предположительности фразеологизиру- ется. Сложилось много пословиц с «авось»-существительным и наречием «на авось» (Авось, небось да третий как-нибудь; Держись за авось, поколь не сорвалось и др.), см. Толковый словарь Даля. Для строения значения показательно то, что все эти фразеологизмы негативного типа оценки. Фразеологизмы устранились из активного лексического запаса, большинство же исчезло из речи.

В последней четверти XX века Словарь русского языка (МАС.

I. 1984) определял «авось» в ином грамматическом параметре: Частица, Разг. Его значение толковалось как ‘Может быть’, с примерами из XIX века (Тургенев, Чехов). Тем самым устраняется главная специфика существовавшего предположительно-условного утверждения[3]. При нём отмечалось также <...> На авось: В надежде на случайную удачу; наудачу, — также с иллюстрацией XIX века (Дороги нечего было искать: её вовсе не было видно; следовало идти на авось: где лёд держит ногу, туда и ступай (Григорович).) Словарь не отметил стилевого ограничения употребления слов.

Этот словарь отметил былые производные слова, также не отмечая их устарелости: Авось-либо, простореч. ’То же что авось’, — с примерами из литературы XIX века. См. выше отмечавшиеся Толковым словарём Даля частицы: «авось-ка», «-то», «же», «ну», «-вот».

В русском языке были ещё предположительно-утвердительные выражения: «буде», «буде что» (Коли буде что вздумаешь, так приходи), «небось», «вот ужо», «чай» (Сходи к нему, чай не съест он тебя), «чай уж», «может статься». Эти разговорно-просторечные слова ушли из употребления и собственно из системы языка.

По месту содержания «авось» в системе современного русского языка выделяется целый набор средств выражения предположительно-желательной вероятности:

Может бытьможет быть — на мой закат печальный блеснёт любовь улыбкою прощальной (Пушкин)) / быть может (— Не знаю, как мне быть, что делать? — Что хотите. — Быть может, счастие? — О, счастия здесь нет! (Лермонтов. Маскарад));

Может, А может (Но если не она? — А может быть, легко. Лермонтов. Маскарад));

Вдруг, А вдруг', А вдруг! — отдельное слово-предложение, где происходит специализация знаков: субъектн. / объектность,

Ничего..., (Ничего, встретим, к/ф. Чапаев. 1935),

Вот..., Вот уж,

Возможно,

А’ (А, пройдём),

А (А пройдём, А пройдёт),

фразеологизованное: Прорвёмся!, нов. просторен.: Рассосётся', Надеюсь, что..., Думаю, Считаю; Я надеюсь, что..., фразеологизмы: Даст Бог / Бог даст..., С Божьей помощью.

Ни один из этих знаков не является полностью одинаковым и совпадающим по содержанию с «авось», имея те или иные отличия в составе дифференциальных признаков, см. выше.

В данном расположении знаков желательной вероятности возрастает с продвижением по изображённому ряду компонент уверенности, и повышается степень вероятности события.

К этому общему смысловому полю примыкают слова, содержащие предположение, возможность и утверждение в опосредованном виде: непременно, неминуемо; легко', разг. ерунда', нов. просторен. по ходу; это можно.

Рассмотренная система выражения с одной стороны примыкает к смысловому полю достоверности, — выражению соответствия высказывания действительности, с её обозначаемыми в системе русского языка степенями. Этот компонент содержания смежен с утверждением. В русском языке довольно чётко выражаются степени достоверности. На её поле «авось» связано с некоторыми срединными — предконечными степенями достоверности.

При этом достоверное знание как таковое не имеет степеней, в силу чего возникают языковые антиномии как соединения противопоставленных понятий, признаваемых одинаково правильными.

Содержание, обратное предположительному утверждению, обозначают прямые выражения определённости: Я /мы сделаем, если..., — выражающие определённое внешнее условие; Я это сделаю, Я сделаю это. Кроме утвердительных предложений, утверждение вероятности выражается синтаксически с помощью аналогии — параллелизма: X осуществили, и С сделаем[4].

В картине познания в плане онтологической и эпистемической возможности выступает гипотеза. В принципе, относительно каждого исследованного явления можно выдвинуть несколько гипотез. Гипотезы отличаются друг от друга степенью вероятности. В русском языке есть специализированные показатели гипотетичности (мочь; возможно, может быть, вероятно, наверно, несомненно и т.д.), но содержание «авось» далеко не исчерпывается выражением гипотезы.

В русском языке новейшего периода слово «авось» ещё менее употребительно. В немногочисленном словоупотреблении XXI века имеют место явления трансформации лексемы[5]. Выходя за пределы своей структурно-семантической сферы, «авось» используется не в будущем, а применительно к прошлому времени повествования, прикрепляется к обозначению другого действия в высказывании вне связи с его субъектом-деятелем-наблюдателем и обозначает последующие интерпретации называемого события. Например, употребление «авось» в ретроспективном повествовании того или иного направления: Верить ему не следует: он не знал, что сказать, и прикинулся постмодернистом — авось при отсылке к чеховским текстам у читателей и зрителей «Татарина маленького» возникнет цепь аллюзий (Известия. 10.01.2003). Ретроспективно повествование в близком к просторечию изложении и соответственны структурно-семантические признаки «авось»: Давайте вы переведёте мне через агентство предоплату за год, я отремонтирую машину и привезу вам ключи, — заявила женщина, закинув удочку на дурачка. Авось, ещё денежек отвалят: но парень понял, что всё это — один сплошной развод, и больше в это агентство не обращался (Комсомольская правда. 13.05.2011). Аналогично употребление в ситуациях типа сказовых: И лекарства каждый день аккуратно по предписанию врача принимаю, чтобы ещё на день-другой продлить своё постылое существование — авось объявятся девочки мои, дочка и внучка (Полищук Р. Продаётся мать // Дружба народов. 1999.7). В такой создаваемой сказовости ослабляется соотносительность частей высказывания, где нет причинно-следственного компонента в их соединении, хотя в этой позиции стоит предполагающее его слово «авось».

На почве этого смещения возникают те или иные отступления от границ нормы в современных употреблениях. Так, в беллетристике образуется большая избыточность модально-волевого выражения: Ну да ничего авось. Бог не выдаст, свинья не съест (Грекова И., цит. по: Булыгина, Шмелёв. 1997). Возникает стилистическая нагрузка высказывания, соответствующая смысловому смещению слова. Например: Весёлых солдат интендантами сразу назначил, а грустных оставил в солдатах — авось ничего (Окуджава). Некоторые отступления от нормы наблюдаются и в употреблении производного слова «на авось». Например, в современной беллетристике: Когда количество выпитого лично мной переходит за пол- литра, я перестаю смаковать водку и просто, жмурясь, заливаю её внутрь, на авось: приживётся как-нибудь (Прилепин 3. Патологии. 2009). Слово «на авось» более сближается с такими дискурсивными знаками как «просто, лишь», «просто так, только», «как попало», приобретая усилительно-ограничительный смысл, который заслоняет свойственные его содержанию компоненты расчёта и предположения.

  • [1] А. Вежбицкая, толкуя частицу «авось», не учитывает этот исходный сегмент, а за ним некоторые другие компоненты реального содержания.
  • [2] Частотный словарь 1977 г. дает его невысокую частоту, 17, причем по преимуществу в особой словесной области драматургии.
  • [3] Новый словарь рус. яз. 2000 г. определял «авось» так же, при этом вводяпервый компонент ‘внезапность, неожиданность’: вдруг, возможно, можетбыть.
  • [4] Как противоположность вероятностному утверждению обозначаетсясильное волевое устремление к достижению намеченного: Хотя живот свойутрачу, а от Аннушки не отстану, либо буду полковник или покойник (Пов.о Фроле Скобееве. XVII в., ранее Повесть временных лет); При фонаре будупахать, а ... сделаю (Шолохов, I пол. XX в.); пословицы: Пан или пропали некоторые другие.
  • [5] Частотный словарь 2009 г. фиксирует его малую частоту употребления.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >