Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Риторика arrow Лекторское мастерство

Основные оси пространства речевого поведения и выбор речевого стиля

Ось «диалогичность — монологичность»

Вспомним еще раз высказывание В.Ф. Одоевского: говорить есть не иное что, как пробуждать в слушателе его собственное внутреннее слово [30, с. 127]. Эти слова — «манифест» диалогичности речевого поведения в противоположность монологичности — информационной модели общения («говорить — значит сообщать информацию»). Отношения между говорящим и слушающим в подлинно диалогичном общении равноправны, субъект-субъектны (оба участника дискурса равно активны), в монологичном — неравноправны (говорящий — субъект, активный партнер; слушающий — объект его действий, часто — манипуляций, пассивный «приемник информации»).

Выбор речевого стиля (как места в пространстве речевого поведения) по оси «монологичность — диалогичность» проявляется:

  • 1) в структуре речи — с помощью вопрос-ответного построения, напоминающего античную «диатрибу»: говорящий задает вопрос, стимулируя внимание и интерес слушателя, и сам на него отвечает;
  • 2) в том, что говорящий оповещает слушателя о структуре своей речи, постоянно держит его в курсе того, что уже сказано и что еще предстоит сказать («оглавление для слушателя» или (в общей современной риторике) — второй закон: так называемый закон хроното- пической ориентации адресата);
  • 3) в отборе материала и примеров: понятных, нужных и интересных для слушателя;
  • 4) в заботе о создании коммуникативного контакта со слушателем (в коммуникативном поведении): использовании постоянных обращений к слушателям, использовании не только подлинных, но и риторических вопросов (как формы намека).

Все эти принципы отвечают основному закону современной общей риторики — закону гармонизирующего диалога.

В античной риторической классике находим истоки этой продуктивнейшей европейской традиции речевого поведения: это сократический диалог (основные средства которого — ирония и майевтика Сократа); сравните принципиальную настроенность софистов на монолог в споре и рассуждении (напомним, что в диалоге Платона «Протагор» Сократ формулирует свой новый идеал речи: оратор должен отвечать кратко на вопросы, а задав сам вопрос, выжидать и выслушивать ответ, а не только «говорить длинные прекрасные речи». «На это лишь немногие способны», — замечает мудрец (Платон. Протагор. 329В). Любому преподавателю, лектору стоит внимательно отнестись к этому требованию.

Ось «иерархия — равенство»

Авторитарное речевое поведение и речевой стиль создают и поддерживают позицию власти, иерархию участников общения. Власть говорящего — категория, широко обсуждаемая в методологии дискурс-анализа. Власть говорящего — это его право на речь; кроме того, это «право распоряжения правом на речь».

В речевом общении в вузе существуют различные стратегии иерархичности: от формальной «деловой» (по социальным позициям «начальник — подчиненный», «преподаватель — студент») до использования «семейной» парадигмы, когда преподаватель занимает социальную позицию «родитель» (обычно «мать») и исполняет соответствующую речевую роль, отводя студентам позиции и роли «детей».

В педагогическом дискурсе речевая ситуация по традиции асимметрична: преподаватель (учитель) обладает правом на речь и распоряжается им по своему усмотрению. В речевой ситуации лекции также традиционно зафиксировано, что право на речь находится не только в распоряжении лектора, но и использовать его на протяжении всего дискурса (речевого события) лекции — лекторская обязанность.

В новом, современном «формате» лекционной речевой ситуации лектор, пользуясь своим правом на речь, может предоставлять его студентам-слушателям по своему выбору: задавать вопросы и выбирать самые интересные и продуктивные для лекции ответы, обсуждать их, интересоваться мнением студентов по предложенным проблемам. Таким образом, сохраняя формальную традиционную иерархию, можно реализовать «демократичность» речевого поведения даже на лекции, а тем более уж на семинаре или в неформальном «кулуарном» общении со студентами.

Преподаватель, соответственно своим индивидуальным, личностным особенностям, может быть расположен к одной из областей оси «иерархия — равенство» (то же можно сказать и обо всех осях пространства речевого поведения). Ясно, что оси этого пространства отнюдь не независимы друг от друга: чем больше у говорящего склонность к монологичности речевого поведения, тем вероятнее, что он будет реализовывать в нем иерархическую модель.

Ось «агональность — гармонизация»

Описывая эту ось пространства речевого поведения, напомним об основном законе общей риторики — законе гармонизирующего диалога, отражающем наиболее продуктивную стратегию успешного (эффективного) речевого общения.

Вербальная агрессия нередко служит важнейшим средством установления иерархии отношений. Как часто в публичной речи (СМИ, политика) создается и используется образ «врага» — воображаемого противника, оппонента! Вряд ли стоит прибегать к этой тактике, создавая в своей лекторской и вообще преподавательской речи образ «врага» — студента! Для гармонизации речевого поведения, создания условий эффективного взаимодействия партнеров общения — преподавателя и студентов — служат многочисленные специальные средства и даже утвердившиеся в традиции и культуре формулы публичного речевого этикета.

  • 1. «Для меня большая честь выступать перед столь профессиональной (творческой, компетентной, заинтересованной... и пр. — похвала выбирается в соответствии с ситуацией общения) ... аудиторией.
  • 2. Этикетные формы «вы, конечно, знаете, что» или «напомню вам, что» позитивно воспринимаются аудиторией, а оратор оценивается ею соответственно степени гармонизации отношений, которую он этими формулами создает, даже если уверен, что его слушатели ни о чем таком и не подозревают, и не помнят. Это речевые формулы одобрения и ободрения слушателей. Сравните распространенное «вы, конечно, не знаете, что...» и подобные.
  • 3. Формулы идентификации: «мы видим, что», «мы с вами» и пр.
  • 4. Похвала аудитории, фигуры ободрения и одобрения сочетаются в речи умелого оратора и лектора в том числе с фигурами самоумаления (мейозис). «Позвольте мне, — скажет такой лектор, — обобщить все, что мы с вами успели сегодня выяснить»', «В меру своего понимания могу предложить вам следующее решение этой проблемы», — и студент первого курса вздрогнет и внимательно взглянет на преподавателя: это он серьезно? И убедится: и серьезно и не совсем; некая доля не столько иронии, сколько именно самоиронии — лучший способ расположить к себе слушателя.

Еще один принцип гармонизации поведения в речевой ситуации — выполнение закона удовольствия. Это четвертый закон общей риторики. Игра и загадка в публичной речи — основные средства выполнения этого важнейшего риторического закона. Особую роль этот закон приобретает в педагогическом общении. Игра издавна рассматривается как риторическая категория и творческая стихия подлинной педагогики. Сравните то, что говорится в приведенных выше текстах А.Ф. Лосева (см. гл. 1) о творческом отношении к учебному предмету как игре, легкому, завораживающему, радостному делу. Заметим, что удовольствие от своей лекции должен в первую очередь получать сам лектор. Именно на получение удовольствия, на улыбку — в противовес «постному лицу труда», по выражению X. Ортеги-и-Гассета — должен лектор настраиваться, если собирается гармонизировать отношения в речевой ситуации.

Основная форма педагогической коммуникации в соответствии с законом удовольствия и общим законом гармонизации общения — загадка и отгадка. Как мы увидим далее, загадочность, таинственность учебного предмета, вечная его неисчерпанность, принципиальная неисчерпаемость связаны с наиболее продуктивным в педагогической речи типом пафосаромантическим. Это основа создания игры в процессе познания, получения удовольствия от него.

Так, один из весьма успешных лекторов применил следующий прием при объяснении сложной психологической проблемы роли контекста в восприятии. Трех студентов из аудитории лектор попросил выйти за дверь, нарисовал на доске кружок, приписал снизу цифры и попросил первого студента войти и прочитать символы:

  • 1
  • 2

«Ноль, один, два», — ответил студент.

Второму студенту была представлена другая запись: вместо цифр под кружком были написаны буквы:

О

П

Р

«О, П, Р», — прочитал второй студент.

Как вы думаете, какой ряд достался третьему студенту? Да, вы правы: «Круг, треугольник, квадрат», — прочитал он. Выводы были сделаны вместе с аудиторией.

Ось «вовлеченность — отстраненность»

Эта ось формирует пространство речевого поведения по степени эмоциональной вовлеченности говорящего в контакт, наличию и выраженности у него ораторского пафоса.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы