УЧЕТ СИНЕРГЕТИЧЕСКОГО ЭФФЕКТА ИНТЕГРАЦИИ

Деловая репутация компании (гудвил) как проекция синергетического эффекта ее деятельности на финансовую отчетность

Словосочетание «деловая репутация» применительно к юридическому лицу впервые появилось в отечественном законодательстве в п. 1 ст. 7 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г. [89], однако этот документ не давал определения деловой репутации, равно как и пришедший ему на смену Гражданский кодекс Российской Федерации, а лишь устанавливал возможность ее защиты в случае нанесения ущерба. Прочно же понятие деловой репутации организации вошло в обиход отечественного бизнеса после введения в действие с 1 января 2001 г. Положения по бухгалтерскому учету «Учет нематериальных активов» ПБУ 14/2000.

Нередко, в научной литературе, да и в повседневной жизни, используют английский термин «goodwill» или его русскую транскрипцию «гудвил(л)». Нами разделяется точка зрения профессора Я.В. Соколова относительно «обрусения» этого английского слова: «Многие наши авторы пишут гудвил через два «л», ибо в английском так и делают. И тут надо напомнить многим: гудвил — русское слово, и ударение в нем сдвигается на последний слог. «Есть в русской природе усталая нежность». И согласные в конце русских слов не удваиваются. Гудвил — это наш варваризм, слово, проникшее из английского в наш язык и ставшее чисто русским» [106], поэтому в данном исследовании будет использоваться именно такое написание.

Несмотря на недавнее появление в российских нормативных документах, термин «деловая репутация» или «гудвил» имеет довольно длинную историю, в ходе которой взгляды на его экономическую природу и, как следствие, на отражение его в бухгалтерском учете, неоднократно изменялись.

Так, П.Д. Лик (Р. D. Leake) в своей работе 1914 г. «Гудвил: его природа и как его оценить» («Goodwill: Its nature and how to value it») отмечает, что наиболее раннее известное упоминание о гудвиле в коммерческой практике относится к 1571 г. [152], что находит подтверждение в Оксфордском словаре английского языка, изданном в 1835 г., приводящем цитату, в котором владелец каменоломни завещает некоему Джону Стефену среди прочего и гудвил (good will — еще в два слова) этой каменоломни [157].

В 1891 г. шотландский бухгалтер Ф. Мур (F. More) выступил на заседании студенческого общества профессиональных бухгалтеров Эдинбурга с докладом «Гудвил» («Goodwill»), текст которого был опубликован в апрельском номере журнала «The Accountant» [156].

Эту статью зачастую считают первой официальной публикацией, посвященной бухгалтерскому учету гудвила, хотя отдельные ученые указывают на существование и более ранних исследований. Так, например, Х.П. Хьюджес (Н.Р. Hughes) в своей монографии «Гудвил в бухгалтерском учете: история исследований и проблем» («Goodwill in accounting: A history of the issues and problems») утверждает, что статьи о бухгалтерском учете гудвила начали появляться в периодической печати с 1874 г. [144]. Более ранние известные публикации на тему гудвила концентрировались в основном на юридических вопросах, связанных с его защитой.

Большинство теоретиков бухгалтерского учета конца XIX — начала XX вв. не считало гудвил активом, который следует признавать в бухгалтерском учете, и предлагало вычитать его стоимость из прибыли компании-покупателя сразу же после покупки компании, обладающей гудвилом, либо в кратчайшие сроки. Так, уже упомянутый Ф. Мур утверждал, что покупатель бизнеса может обоснованно ожидать возврата существенно большей суммы, нежели чем была инвестирована, в качестве компенсации его рисков. При этом он указывал на то, что о наличии у компании гудвила можно говорить только в случае, если норма возврата капитала превышает 6-10%, то есть выше обычной в то время. Мур считал, что чем выше норма прибыли, тем выше и риск того, что в следующих отчетных периодах она снизится, а, следовательно, величина гудвила должна быть вычтена из прибыли инвестора как можно скорее. Причем исчислять списываемую в отчетном периоде величину гудвил он предлагал с применением техники дисконтирования, укорачивая период дисконтирования через каждые несколько шагов [156].

Одним из немногих ученых того времени, относивших гудвил к активам, был Л.Р. Дикси (L.R. Dicksee), опубликоваший в 1897 г. все в том же журнале «The Accountant» статью «Гудвил и его отражение на бухгалтерских счетах» («Goodwill and its treatment in accounts») [129]. Он же стал первым автором книги, посвященной бухгалтерскому учету гудвила, получившей такое же название, и выдержавшей четыре издания: в 1897 г. в соавторстве с Т.М. Стивенсом (Т.М. Stevens) [130], в 1900 г. [128], а также в 1906 и 1920 гг. в соавторстве с Ф. Тилярдом (F. Tillyard) [131, 132]. Дикси считал, что гудвил является активом, который проистекает, в первую очередь, из давних связей с клиентами и их верности поставщику. Он предлагал отражать такой актив в бухгалтерском учете компании-покупателя в момент приобретения компании, обладающей гудвилом, и списывать его на расходы «с должной скоростью»:

  • • для торговых организаций — в течение 1 года - 5 лет с момента покупки организации;
  • • для промышленных предприятий — в течение 1 года - 4 лет с момента покупки предприятия;
  • • для концернов — в течение 1 года - 3 лет с момента покупки концерна [132].

Подход Дикси легитимизировал гудвил как актив, однако, как и его предшественники, Дикси считал необходимым в кратчайшие сроки уменьшать финансовый результат деятельности компании- покупателя на сумму гудвила, чтобы избавиться от такого актива в балансе.

Крайним проявлением недоверия к гудвилу в финансовой отчетности в начале XX в. можно считать позицию И.Ф. Шера (J.F. Schar), который оказал огромное влияние на бухгалтерскую мысль того периода. Шер в своем фундаментальном труде «Бухгалтерия и баланс» высказал мнение о том, что сумма, переплаченная за компанию относительно балансовой стоимости ее активов, является «воображаемым активом под названием стоимость приобретения фирмы» и служит одним из приемов вуалирования баланса (так называемое разводнение капитала) [115].

Указанные подходы к пониманию сущности гудвила и признанию его в бухгалтерском учете являются отражением господствовавшей в то время теории статического баланса, предполагавшей оценку активов компании, исходя из допущения прекращения ее деятельности на момент составления баланса. Естественно, что в рамках такой парадигмы активы оценивались по ликвидационной стоимости, а, значит, неотчуждаемый от компании гудвил не мог иметь стоимостной оценки.

Подобный подход превалировал в бухгалтерском законодательстве западных стран в 20-70-х гг. XX в., в СССР же по понятным причинам гудвил не являлся объектом бухгалтерского учета. Однако ученый мир все больше склонялся к рассмотрению гудвила как «настоящего» актива. В первой половине XX в. стал зарождаться новый взгляд на экономическую природу гудвила. Примечательно, что главные идеологи этой новой парадигмы жили в Германии — стране, в бухгалтерском законодательстве которой понятие гудвила появилось лишь в 1931 г. (в ст. 261 Коммерческого кодекса Германии), а до того сумма превышения стоимости приобретенной компании над стоимостью ее активов немедленно списывалась на расходы компании- покупателя.

О. Шмаленбах (Е. Schmalenbach) в работе 1919 г. «Основы теории динамического баланса» («Grundlagen dynamisher Bilanzlehre») утверждал, что гудвил возникает у компании в результате более успешной, нежели чем у конкурентов, работе персонала, и проявляется в превышении ожидаемой прибыли компании над среднеотраслевой нормой прибыли. Величина этой сверхприбыли определяется расходами на улучшение качества работы персонала компании и должна быть капитализирована в активе баланса в качестве расходов, еще не ставших доходами, с последующим систематическим списанием на уменыиение прибыли в течение более чем пяти лет [161]. Таким образом, в динамическом балансе по Шмаленбаху гудвил представлял собой расходы, которые капитализировались с тем, чтобы компания показывала среднеотраслевую прибыль.

Первой ласточкой, указывающей на начало практического внедрения такого подхода стало введение в действие в США в 1970 г. стандарта U.S. GAAP Accounting Principles Board (APB) No. 17 «Нематериальные активы» («Intangible Assets») [118], рассматривавшего гудвил в качестве нематериального актива и предписывавшего амортизировать его в течение периода, не превышающего 40 лет. Принятию указанного документа сопутствовали жаркие споры, противники его принятия указывали на то, что амортизация гудвила уменьшает финансовые результаты объединившихся компаний и даже называли такие объединения «грязными» [125], аргументируя свою точку зрения тем, что уменьшение прибыли может стать основной причиной слияний и поглощений. Однако стандарт был принят тринадцатью голосами против пяти [134].

К подобному взгляду со временем пришли в Великобритании. В 1997 г. после долгих обсуждений, начавшихся в 1990 г., был принят Стандарт финансовой отчетности Financial reporting standard (FRS) 10 «Гудвил и нематериальные активы» («Goodwill and intangible assets») [138], установивший в качестве основного способа признания гудвила его капитализацию в активе с последующей амортизацией в течение не более чем 20 лет.

В российской учетной практике первое упоминание об активе, который сейчас понимается как деловая репутация организации, встречается в п. 3.2 письма Минфина РФ от 23 декабря 1992 г. № 117 «Об отражении в бухгалтерском учете и отчетности операций, связанных с приватизацией предприятий». Этот документ предписывал в случае приобретения предприятия при превышении покупной цены над оценочной (начальной) стоимостью включать разницу в состав нематериальных активов, отражая по дебету счета учета нематериальных активов и кредиту счета учета уставного капитала, с соответствующим увеличением доли каждого участника. В дальнейшем указанную разницу в течение десяти лет (но не более срока деятельности предприятия) необходимо было ежемесячно переносить на издержки производства или обращения путем отражения соответствующих сумм по дебету счетов учета затрат на производство и кредиту счета учета нематериальных активов [87]. Приказом Минфина РФ от 16 октября 2000 г. № 91н было введено в действие с 1 января 2001 г. Положение по бухгалтерскому учету «Учет нематериальных активов» ПБУ 14/2000, которое, наконец, закрепило определение деловой репутации организации как разницы между покупной ценой организации (как приобретенного имущественного комплекса в целом) и стоимостью по бухгалтерскому балансу всех ее активов и обязательств. Авторы

ПБУ 14/2000 поясняли, что положительную деловую репутацию организации следует рассматривать как надбавку к цене, уплачиваемую покупателем в ожидании будущих экономических выгод, и учитывать в качестве отдельного инвентарного объекта, а также устанавливали обязанность амортизировать ее в течение двадцати лет (но не более срока деятельности организации) путем равномерного уменьшения ее первоначальной стоимости [94].

Таким образом, к началу XXI века в нормативных документах, регламентирующих бухгалтерский учет гудвила, сформировался взгляд на гудвил как на амортизируемый в течение длительного времени внеоборотный актив. Однако научная мысль не стояла на месте и на передний план начал выходить подход, согласно которому гудвил должен подлежать капитализации в активе баланса, но при этом не должен амортизироваться. Подобной эволюции взглядов, на наш взгляд, имелись объективные предпосылки.

Во-первых, гудвил отвечает современному пониманию актива, так как является ресурсом, контролируемым организацией в результате событий прошлых периодов, и от него ожидается получение экономической выгоды в будущем. Таким образом, гудвил должен капитализироваться в активе баланса.

Во-вторых, крайне сложно определить срок полезного использования гудвила (на наш взгляд, установление конечного периода существования гудвила в какой-то степени нарушает допущение непрерывности деятельности компании, так как компания, не обладающая положительной величиной гудвила, обречена на ликвидацию — ее выгоднее продать как имущественный комплекс).

В-третьих, приобретенный гудвил трансформируется со временем во внутренне созданный, причем, эта трансформация происходит нелинейно, по сложным, до конца не изученным закономерностям, что не дает возможности применять какой-либо из существующих методов амортизации.

Таким образом, на смену понимания гудвила как амортизируемого актива должна была придти доктрина, позволявшая снять перечисленные противоречия. Подобная доктрина была предложена еще в XX в. в ряде бухгалтерских стандартов (например, в том же FRS 10 «Гудвил и нематериальные активы») в качестве альтернативного подхода к учету гудвила [138], однако в качестве основной впервые она была принята в 2001 г. в стандартах US GAAP № 141 «Объединения бизнеса» («Business combinations») и № 142 «Гудвил и прочие нематериальные активы» («Goodwill and other intangible assets») [136, 137]. Вместо амортизации эти стандарты предписывали ежегодно тестировать гудвил на обесценение, сравнивая балансовую стоимость отчитывающейся единицы (компании, объединяющейся с другой компанией) с ее справедливой оценкой. Американский подход был поддержан и по другую сторону Атлантики: 31 марта 2004 г. был введен в действие Международный стандарт финансовой отчетности IFRS 3 «Объединения бизнеса» («Business Combinations»), который также рассматривает гудвил как неамортизируемый актив, подлежащий ежегодному тестированию на обесценение [148]. Подробно методика такого тестирования рассмотрена в работах Н.А. Соколовой, Н.В. Генераловой [21, 107].

В настоящее время стандарт IFRS 3 «Объединения бизнеса» действует в редакции от мая 2010 г. с незначительными поправками от октября 2010 г. и мая 2011 г. (введен в действие для применения на территории Российской Федерации приказом Минфина России от 25.11.2011 № 160н), согласно которой гудвил — это актив, представляющий собой будущие экономические выгоды, являющиеся результатом других активов, приобретенных при объединении бизнеса, которые не идентифицируются и не признаются по отдельности [98]. Начиная с редакции от января 2008 г., этот стандарт предусматривает два метода оценки гудвила: метод полного гудвила и метод традиционного гудвила. Оба эти метода определяют гудвил как разницу между совокупностью переданного за приобретенную компанию возмещения плюс суммы любой неконтролирующей доли в приобретаемом предприятии и суммы на дату приобретения идентифицируемых приобретенных активов за вычетом принятых обязательств (идентифицируемых чистых активов). Различия между методами полного и традиционного гудвила заключаются в оценке неконтролирующей доли в приобретаемом предприятии. Под неконтролирующей долей в стандарте понимается доля участия в капитале дочернего предприятия, не относимая прямо или косвенно на материнское предприятие (в более ранних редакциях IFRS 3 этот показатель назывался долей меньшинства). При традиционном способе оценки гудвила неконтролирующая доля оценивается как доля, не приобретаемая покупателем компании, в ее идентифицируемых чистых активах. При оценке методом полного гудвила подразумевается, что покупатель получает контроль над всеми активами приобретаемой компании, а не над частью активов, соответствующей доле приобретенных акций, то есть в полный гудвил включается как гудвил, приходящийся на долю покупателя компании, так и гудвил, приходящийся на неконтролирующую долю.

В России же по-прежнему деловая репутация компании продолжает считаться амортизируемым активом: пришедшее на смену ПБУ 14/2000 «Учет нематериальных активов», одноименное ПБУ 14/2007 существенных отличий в понимание гудвила и порядок его учета не внесло. Более того, деловая репутация организации по-прежнему определяется как разница между покупной ценой, уплачиваемой продавцу при приобретении предприятия как имущественного комплекса (в целом или его части), и суммой всех активов и обязательств по бухгалтерскому балансу на дату его покупки (приобретения) [95], что, в принципе некорректно. Ведь фактически речь идет о вычете из покупной цены предприятия разницы между активами и обязательствами, то есть о превышении стоимости бизнеса над суммой чистых активов компании.

Мы считаем, что современный подход к учету гудвила, предлагаемый в стандартах IFRS и US GAAP, наиболее верно из существующих методов отражает сущность этого экономического феномена, так как позволяет (хотя, и односторонне) учесть динамические изменения, происходящие с компанией, как с открытой системой. Чтобы пояснить это утверждение, необходимо проанализировать современные определения гудвила. Так, согласно IFRS 3 «Объединения бизнеса» гудвил представляет собой выплату, производимую организацией- покупателем в ожидании будущих экономических выгод от активов, которые не могут быть индивидуально идентифицированы и отдельно признаны. Подобное определение содержится и в ПБУ 14/2007 «Учет нематериальных активов». Однако бухгалтерские стандарты, как правило, концентрируются не на экономической сущности гудвила, а на его признании и оценке. Для того чтобы лучше понять механизм формирования гудвила, на наш взгляд, целесообразно обратиться к практике оценщиков бизнеса.

Стандарт оценки бизнеса Американского общества оценщиков BVS-I «Общие требования к разработке оценки бизнеса» («General Requirements for Developing a Business Valuation») определяет гудвил как нематериальный актив компании, который складывается из престижа компании, взаимоотношений с клиентами, местонахождения, номенклатуры производимой продукции и т.д. Гудвил неотчуждаем от компании и создается за счет ее индивидуальных нематериальных преимуществ перед другими компаниями: клиентской базы, узнаваемой торговой марки, устойчивых связей с поставщиками и клиентами в течение длительного периода времени. Эти факторы специально не выделяются и не учитываются в отчетности предприятия, но служат источником экстраординарных по сравнению с другими предприятиями отрасли прибылей [122].

Г. Десмонд (G. Desmond) и Р. Келли (R. Kelley) в книге «Руководство по оценке бизнеса» («Business Valuation Handbook»), которая очень популярна среди практикующих оценщиков, определяют гудвил как «совокупность тех элементов бизнеса или персональных качеств, которые стимулируют клиентов продолжать пользоваться услугами данного предприятия или данного лица и которые приносят компании прибыль сверх той, которая требуется для получения разумного дохода на все остальные активы предприятия, включая все те нематериальные активы, что могут быть выделены и отдельно оценены» [26].

Существует еще ряд определений, отличающихся деталями, но сходных в одном главном утверждении: гудвил — это способность компании приносить сверхприбыли. Если брать более узкое его понимание, то это способность объединенной компании после интеграции приносить прибыль, большую, нежели арифметическая сумма прибылей объединившихся компаний при их раздельном функционировании. И здесь снова стоит упомянуть о стандарте US GAAP № 142 «Гудвил и прочие нематериальные активы», в котором говорится о том, что гудвил — это синоним ожидаемых синергий.

Как же соотносятся синергетический эффект и гудвил? Как уже было рассмотрено в главе 3 настоящей монографии, с позиций системного подхода компания является открытой системой, имеющей цель существования, состоящей из некоторым образом связанных элементов, а также обменивающейся веществом и энергией с окружающей средой. Система (компания) состоит из элементов (отдельных компаний или бизнес-единиц), которые связаны между собой отношениями собственности и управления. Такая система на входе потребляет ресурсы, на выходе — производит продукцию, выполняет работы или оказывает услуги. Таким образом осуществляется обмен веществом и энергией в окружающей средой. Целью любой системы является развитие. Развитие компании возможно только при постоянном притоке ресурсов, необходимых для роста компании, а этот приток возможет только когда компания обеспечивает более высокую, нежели чем сложившаяся в соответствующей отрасли, норму доходности.

Действительно, приобретая компанию дороже, чем стоят ее активы, покупатель переплачивает именно за эту предполагаемую «сверхэффективность». То есть денежным выражением синергетического эффекта является именно то самое превышение или, говоря языком бухгалтерского учета, гудвил.

Любая открытая система, в том числе и компания, развивается нелинейно и не находится в состоянии равновесия сколько-либо продолжительный период времени. Следовательно, величина гудвила постоянно изменяется, причем изменяться она может как в большую, так и в меньшую сторону. Исходя из этого, на наш взгляд, метод оценки гудвила, адекватный его экономической сущности, должен позволять пересчитывать стоимость гудвила на каждую отчетную дату, производя его уценку либо дооценку. Например, это возможно делать с применением разработанного и описанного в главе 4 настоящей монографии метода оценки синергетического эффекта интеграции. Однако дооценка гудвила привела бы к нарушению декларируемого бухгалтерскими стандартами принципа осмотрительности, согласно которому компания должна выказывать большую готовность к признанию в бухгалтерском учете расходов и обязательств, чем возможных доходов и активов. Таким образом, наиболее приемлемым из существующих методов последующей оценки гудвила является тестирование его на обесценение.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >