ГЛОБАЛЬНЫЙ АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК

Термин «глобальный язык» воспринимается исследователями по- разному. Одни вкладывают серьезный смысл в содержание данного понятия, другие считают его данью моде.

Так или иначе, в вопросах глобализации тесно переплетаются различные аспекты: политический, экономический, образовательный, информационный, культурологический и т.д. Лингвистическая же сторона глобализации выражена в появлении языка супергиганта, каковым сейчас является английский, начинающий играть узловую роль в общении между людьми.

Рассуждения о глобализации английского языка и закреплении за ним статуса международного - отнюдь не пустые слова. Многие вопросы по-прежнему остаются открытыми. Действительно ли современный английский - оптимальное средство для общения людей разных национальностей? Или он становится угрозой многообразию национальных культур и языков? Существуют ли другие способы (языки) коммуникации в мировом сообществе? Не происходит ли «примитивизация» общения людей разных национальностей из-за неточностей, недопонимания и невозможности выразить все свои мысли и желания на неродном языке?

Вторая половина XX столетия стала временем «триумфального шествия» английского языка в глобальном масштабе. Пожалуй, еще в середине XIX века мало кто мог предположить, что этот язык, сложившийся из диалектов, на которых говорили переселившиеся в раннее средневековье в Британию германские племена, станет через несколько десятилетий доминирующим в мировой экономике, науке и технике, дипломатии [Палажченко, 2004]. Этот факт лишь подчеркивает уникальность английского языка. Но отнюдь не означает, что именно он должен стать единым для всех. Заметим, что глобальный, или международный, английский значительно отличается от британского английского. Выходит, что он не является официальным языком ни одной европейской страны.

Как отмечают Н.А. Морковкина и М.А. Кулинич, языковая ситуация любого языка определяется территориально-социальным взаимоотношением и функциональным взаимодействием с окружающими его языками [Морковкина, Кулинич, 2003: 45]. Языковое состояние ФЯ определяется территориальными пространствами франкофонии, то есть странами, население которых использует французский язык [Larousse,

1995: 457]. Естественно, франкоязычная Африка и европейская франко- фония отличаются уровнем и нормой контакта между английским и французским языками, а также специфическими социоисторическими условиями, которые отражают и определяют контакт этих языков.

Не следует недооценивать причины экстралингвистического характера при становлении глобального языка. Среди них - стремление мирового сообщества к объединению, расширению международных контактов, одновременное появление в различных культурах новых явлений, требующих единых понятий. Как отмечают некоторые исследователи (А.Э. Рыцарева), искусственные языки не могли бы справиться с функцией международных по причине неестественного происхождения и ограниченности сфер употребления. Понятие «международный язык» и «глобальный язык» практически идентичны, с той лишь разницей, что глобальным не может быть искусственно созданный язык.

Потребность в едином языке идет из глубины веков. Можно вспомнить Вавилонскую башню или сравнительно недавние попытки создать общий язык эсперанто. Как показала история, и то и другое были обречены на провал.

По мнению исследователей, глобальный АЯ - это новая версия старой утопии. Английский, конечно, международный язык. Вопрос только в том, что вкладывается в это понятие.

Любой язык неразрывно связан с культурой. Можем ли мы сказать то же о глобальном английском? К какой культуре он привязан? Всемирной? Если так, то чья культура стала всемирной вместе с языком? [Какуридис, Манян, 2003].

Некоторые авторы (Т.Н. Мамонтова) отождествляют процесс глобализации АЯ с так называемой «американизацией», подчеркивая, что используя заимствованные из этой культуры слова, «мы смотрим на мир глазами американцев».

На наш взгляд, мнение о том, что именно американский английский становится мировым языком развлечений, бизнеса и науки, является спорным. Ю.А. Шаповалов отмечает, что очень сложно, а иногда и невозможно определить, каково происхождение заимствованного слова (британское или американское) и считает целесообразным использовать термин «англо-американизм» как родовое понятие для обозначения заимствований как из американского, так и из британского вариантов английского языка [Шаповалов, 2003: 4].

Что касается англицизмов во ФЯ Африки, то, как мы уже говорили, они в основном происходят из территориальных вариантов АЯ, распространенных в Африке, которые в свою очередь базируются на британской версии языка. Культурное и языковое влияние США в Африке намного меньше, чем в Европе.

Исходя из этого представляется возможным предположить, что ни один отдельно взятый вариант английского языка, существующий и развивающийся на сегодняшний день в мире, не может быть признан глобальным.

Тем не менее большинство ученых согласны с тем, что всем требованиям глобального языка соответствует АЯ, который распространяется и функционирует в настоящее время и обеспечивает международное общение и способствует объединению мирового сообщества.

Существует точка зрения, что «на данном этапе жизни общества можно констатировать, что форсированное развитие мировой экономики, постоянное расширение зоны действия транснациональных корпораций, стремительное распространение электронных средств коммуникации привели к созданию на базе английского языка «нового эсперанто» [Мамонтова, 2003: 23].

Идеи глобализации и стремление людей к совместному разрешению соответствующих проблем и трудностей несут в себе большой заряд положительного. Умение взаимодействовать на одном или нескольких языках международного и межкультурного общения при решении глобальных тем является не только необходимой, но и обязательной задачей. Так глобальный подход позволяет решать вопросы сокращения разрыва между социально-экономическим неравенством, усиления межкультурного обмена, решения неотложных задач, связанных со здоровьем человека, межрасовой, межэтнической и межрелигиозной напряженностью, с борьбой против стихийных сил природы, и с последствиями человеческих бедствий и др.

Усиливающаяся тенденция глобализации многих сторон жизни и овладение все возрастающим количеством людей языками глобального общения наряду с положительными имеют и отрицательные последствия, как то: формирование информационно-языкового неравенства. Глобализация и глобальная информатизация общества, в которой участвуют языки кросс-континентального общения, и прежде всего английский, означают, что страны и индивиды, способные целенаправленно и эффективно воспользоваться возможностями информационно-языковой среды, получают преимущество перед теми, кто этого сделать не может. Кроме того, происходит «сталкивание» народов с самобытного пути развития. Исходя из этого положения бытует мнение, что глобализация наносит непоправимый вред уникальности наций. В результате глобализации вытесняется целый ряд языков, которые еще недавно играли определенную роль в целях обмена информацией между людьми.

Помимо традиционных международных и языковых контактов в областях науки и техники, распространению АЯ способствует развитие Интернета, в котором языковые контакты осуществляются стихийно и намного более интенсивно [Рыцарева, 2002: 7].

А.А. Соловьев добавляет к этому, что характерной чертой современного общества является стремительное развитие новых видов общения, порожденных техническим прогрессом: телефаксы, телешоу, телемосты, Интернет. В качестве орудия, формирующего язык, личность и общество в целом, Интернет имеет и функцию усиления позиций английского языка как средства международного общения и нивелирования национальных особенностей [Соловьев, 2003: 231].

Интернет достаточно часто приводится в качестве одного из главных доводов в пользу того, что английский становится глобальным языком. По сегодняшним оценкам, примерно 80% интернет-ресурсов являются англоязычными. Однако число интернет-пользователей, не говорящих по-английски, растет быстрее, чем число англоязычных. Согласно исследованию Euro Marketing Associates, 44% сегодняшних пользователей Интернета используют АЯ лишь для работы.

Превращение английского в глобальный язык кажется уже свершившимся фактом. Языковеды в Европейском союзе обеспокоены тем, что английский язык в век новых технологий и стремительного развития как бы «поедает» языки малых народов. Однако глобализация английского вовсе не является неизбежной. Сегодня в мире в три раза больше людей говорят по-китайски, чем по-английски. В самой большой англоязычной стране - США - постоянно растет доля людей, которые не говорят по-английски.

Распространенность АЯ связана главным образом с тем, что во многих странах он является вторым официальным языком. В тех странах, где у английского нет официального статуса второго языка, многие владеют английским как иностранным.

Статусные различия между вторым языком и языком иностранным не имеют значения для человека, который говорит по-английски, однако важны для самого языка. Провозглашение АЯ вторым официальным языком дает стране право устанавливать местные языковые стандарты, которые фиксируются в словарях.

Оценить, сколько людей знают английский как второй, довольно сложно. Непонятно, какой уровень знания делает человека англофоном, поэтому оценки разных экспертов сильно расходятся. По некоторым данным, их число колеблется от 350 до 518 млн. Данные о численности людей, владеющих английским как иностранным, расходятся еще сильнее - от 100 млн до 1 млрд.

Несмотря на сложности с подсчетами, большинство экспертов сходятся в том, что число людей, для которых английский является вторым или иностранным языком, уже превысило число коренных носителей языка. П этот разрыв со временем будет лишь увеличиваться. Здесь следует отметить, что большинство пользующихся английским языком владеет им далеко не «в совершенстве» (при том, что эта часто встречающаяся формулировка вообще условна). Типичными являются скорее ограниченные познания и затрудненная, а часто примитивная, речь. Это, однако, никак не влияет на масштаб тенденции глобализации английского языка, которая не показывает никаких признаков исчерпания или даже ослабления.

Как правило, власти большинства стран ничего не имеют против английского языка как иностранного, но некоторые из них, что есть сил, борются с проникновением англицизмов в национальный язык [Фенько, 2003]. Тем не менее в учебных заведениях многих государств, в том числе и на Африканском континенте, английский язык является обязательным предметом изучения. Такое противоречивое отношение к английскому языку и его месту в Африке делают борьбу против англицизмов малоэффективной.

Следствием глобализации английского языка стал его конфликт с другими языками (в частности, французским), претендующими на статус ведущих языков мира. ФЯ, находясь на вторых позициях, активно противостоит английскому влиянию, выражающемуся в заимствованиях. Вне всякого сомнения, АЯ претендует на роль языка международного общения, однако это не значит, что нужно допускать его тотальное проникновение в другие языки, так как тем самым будет нарушен существующий языковой баланс. ФЯ, обладающий богатыми культурными корнями и имеющий большое количество национальных вариантов должен стремиться сохранить самобытность и культурно-историческое наследие.

Вышеизложенное позволяет говорить о существовании противоречия между стремлением людей к возрождению и сохранению национально-этнической культуры, языка, обычаев и традиций своего народа и их желанием узнать как можно больше о других культурах, глобальных, общечеловеческих ценностях, их стремлением к совместному решению проблем, касающихся всего человечества. Речь идет о противоречии между национальным и универсальным и о том, что в этом вопросе следует найти «золотую середину», чтобы не было перекоса в какую-либо сторону.

Особо следует заметить, что данный конфликт на территории Европы, то есть в пределах исконного распространения языков, заметен намного меньше, чем на территории бывших английских и французских колоний.

Так, согласно результатам одного из опросов, осуществляемых среди носителей ФЯ, французы довольно ясно осознают, что их язык находится под влиянием АЯ, но не бьют по этому поводу тревоги, считая, что английский язык не представляет угрозу для их языка, так как англицизмы, по их мнению, с трудом приспосабливаются к системе французского языка и не могут в конечном итоге закрепиться в нем в значительных объемах. Со своей стороны, африканцы также считают, что ФЯ в Африке находится под сильным воздействием со стороны АЯ, но в отличие от французов полагают, что это влияние значительно угрожает целостности ФЯ в Африке. И это несмотря на то, что в Африке, так же как в Европе, англицизмы с трудом приспосабливаются к системе французского языка.

В рамках изучения проблемы отношения к англицизмам во франкоязычной Африке Д. Волкер провел анкетирование, которое показало, что французы в целом более лояльны к англицизмам в родном языке, тогда как африканцы видят в их присутствии реальную угрозу французскому языку. Причину разного отношения автор видит, в частности, в том, что несмотря на то, что французы трепетно относятся к своему языку и не приемлют заимствований (в том числе и английских), они все же более толерантны, чем африканцы, для которых французский язык - не просто один из множества языков, распространенных в странах Африки, а язык особого социального и культурного значения. Данная специфическая характеристика ФЯ имеет следствием то, что населению «Черного» континента более присущи пуристические взгляды на французский язык, чем даже французам [Walker, 2000: 328].

В свою очередь нами также был проведен опрос 30 студентов- африканцев, обучающихся в БелГу и московских ВУЗах и 30 французов, работающих в России.

Респондентам были заданы следующие вопросы.

- Вам приходилось слышать, что современный французский язык находится под сильным влиянием английского языка?

Таблица 1

часто

иногда

редко

никогда

Франция

70%

23,3%

6,7%

0

Африка

56,7%

30%

13,3%

0

- Считаете ли вы, что английский язык представляет реальную угрозу для французского языка?

Таблица 2

да

возможно

нет

Франция

20%

30%

50%

Африка

40%

43,3%

16,7%

Таблица 3

- Считаете ли вы, что было бы удобнее заменить англицизмы французскими эквивалентами?

да

возможно

нет

Франция

6,67%

26,67%

66,67%

Африка

46,7%

20%

33,3%

- Обогащают ли англицизмы французский язык?

Таблица 4

очень

средне

немного

совсем нет

Франция

10%

40%

26,7%

23,3%

Африка

26,7%

36,7%

23,3%

13,3%

Как видно из приведенных данных, вопрос о влиянии АЯ на французский (в том числе и негативном) является актуальным как во французской языковой среде, так и в африканской и вызывает оживленные споры. Например, о возможности замены английских заимствований французскими эквивалентами. Данные табл. 3 показывают, что французские слова намного ближе африканским франкофонам, чем европейским. Более того, засилье англицизмов воспринимается жителями «Черного» континента как непосредственная угроза самому французскому языку.

Довольно противоречивыми представляются данные табл. 2 и 4.

С одной стороны, африканцы опасаются за чистоту ФЯ, а с другой - больше склонны к мнению, что англицизмы обогащают ФЯ. Это можно объяснить тем, что в глазах африканца человек, владеющий французским и английским языками одновременно, вызывает большее уважение, тогда как французы в большинстве своем относятся к этому безразлично. Африканцы придают больше значения чистоте языка, хотя и согласны с «вторжением» в него слов чужого языка.

Возвращаясь к проблеме глобализации АЯ, следует отметить, что он не только оказывает влияние на другие языки, но и сам подвергается изменениям. Основное преобразование английского как языка глобального состоит в его упрощении. Таким образом, глобальному АЯ присуща та характеристика, которую создатели искусственных языков назвали преимуществом международного языка - простота.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >