ПОЛИТИЧЕСКИЙ КУРС АЛЕКСАНДРА III

Политический курс Александра III находился в глубоком противоречии с экономической политикой его правительства. Внутренняя политика характеризовалась наступлением реакции. Он сам и его правительство пытались пересмотреть и по возможности отменить достижения либеральных реформ 1860—1870-х гг. Серия реакционных преобразований в правление Александра III в советской историографии была названа контрреформами.

Политический курс Александра III не только принимаемыми законами, но и «повседневными административными действиями демонстрировал пренебрежение к вопросам самоуправления, соблюдению существовавшего законодательства, общественному мнению» и даже шел вопреки интересам дворянства»[1] [2].

Вступив на престол, Александр III не мог сразу порвать с прежним курсом. В первые год-два своего правления он еще проявлял нерешительность и колебания. Концепция контрреформ сложилась к середине 1880-х гг. Ее основные черты: 1) прочность и незыблемость самодержавной власти; 2) усиление влияния дворянства в обществе; 3) негативное отношение к земскому и городскому самоуправлению; 4) великорусский шовинизм; 5) усиление влияния русской православной церкви, в том числе в начальном образовании; 6) жесткий контроль над прессой и системой образования.

Удивительная особенность правления Александра III заключается в том, что реформы в экономической области проводились одновременно с контрреформами в политической сфере. Такой курс имел следствием постепенное нарастание противоречий в обществе. Абсолютная власть монарха, отсутствие свободы слова, возможностей для обсуждения назревших проблем загоняли общественные болезни внутрь. Отсутствовала возможность своевременного разрешения возникших противоречий. А это — прямой путь к революции.

Контрреформы в местном управлении. Энергичной атаке правительства Александра III подверглась система местного самоуправления, которая сформировалась на основе всесословного представительства. Реакционная часть дворянства хотела восстановить на местах свою власть и политическое влияние, административную опеку над крестьянством. Этой цели служил закон от 12 июля 1889 г. о земских участковых начальниках. В губерниях было создано 2200 земских участков, примерно по 4—5 на уезд. Земские начальники заменили мировых посредников, уездные по крестьянским делам присутствия и мировой суд (последний был оставлен лишь в Петербурге, Москве и Одессе). На этом посту могли оказаться только потомственные дворяне с довольно высоким имущественным цензом. Они имели широкие полномочия: контроль над общинным самоуправлением крестьян, ведение судебных дел, ранее рассматривавшихся в мировом суде, утверждение приговоров волостного суда, рассмотрение земельных споров и др. Таким образом, земский начальник сочетал в себе и административную и судебную власть, что было серьезным шагом назад от либеральных реформ Александра II.

  • 12 июня 1890 г. было издано новое «Положение о губернских и уездных земских учреждениях», которое значительно урезало земское самоуправление. Благодаря новой избирательной системе усиливалось представительство в земствах помещиков. Гласные, избранные от крестьян, должны были утверждаться губернатором. В результате, в 1890-е гг. в уездных собраниях дворяне и чиновники составляли 55% гласных, а в губернских — почти 90%.
  • 11 июня 1892 г. появилось новое городовое положение, по которому из состава избирателей исключались низшие слои (приказчики, мелкие торговцы и др.). В результате повышения имущественного ценза число избирателей сократилось в 3—4 раза, увеличилось представительство в городских думах дворянства, имевшего недвижимость в городах. Закреплялась практика вмешательства администрации в дела городского самоуправления. Избранные городские головы должны были утверждаться правительством. Городские головы и члены управ объявлены были государственными служащими и тем самым лишены самостоятельности и поставлены под контроль госорганов.

Таким образом, в результате было существенно ограничено земское и городское самоуправление, усилился контроль над ним со стороны государства, расширились представительство и влияние в этих органах дворянства.

Реакционные преобразования в судебной системе. Существенные отступления были сделаны от судебной реформы 1864 г. Ограничена гласность судопроизводства при рассмотрении политических дел. Министр юстиции получил право делать закрытым любой судебный процесс по его усмотрению. Из суда присяжных были изъяты дела о насильственных действиях против должностных лиц. Поводом послужил факт оправдания судом присяжных Веры Засулич, которая в 1878 г. совершила покушение на петербургского градоначальника Ф.Ф. Трепова. Был фактически отменен принцип несменяемости судей. Все эти меры значительно расширили возможности оказания административного влияния на суд.

Политика в сфере печати и народного образования. 27 августа 1882 г. были утверждены «Временные правила о печати». Местная администрация получила право закрывать любой орган печати, лишать редакторов закрытых газет и журналов прав продолжать свою профессиональную деятельность. На основании этих правил было закрыто несколько либеральных органов печати, в том числе популярный в демократических кругах журнал «Отечественные записки», руководимый М.Е. Салтыковым-Щедриным. Те органы печати, которые были приостановлены после трех предупреждений, могли возобновиться лишь при условии предварительной цензуры. «Правила» учреждали особого рода совет из четырех министров — просвещения, внутренних дел, юстиции и обер-прокурора Синода, — который получил право навсегда закрывать газету или журнал за «вредное направление».

23 августа 1884 г. был введен новый университетский устав, который по существу ликвидировал автономию университетов. Урезались права ученых советов и факультетов, избранные на должность преподаватели должны были утверждаться министром просвещения. Уничтожался университетский суд, запрещались любые студенческие организации. Возросла роль попечителя округа, который фактически стал руководить всей жизнью университета, влиять на преподавание, в том числе на составление учебных программ. Повышалась плата за обучение (с 50 до 100 руб.), ограничивались льготы для студентов по призыву в армию. Студентов, нарушающих «правила внутреннего распорядка», могли отдавать в солдаты. Ряд либеральных профессоров были уволены, например, М.М. Ковалевский, В.И. Семевский, некоторые ушли сами: И.И. Мечников и др.

Развернулось наступление на женское образование. В 1882 г. был прекращен прием в единственный в то время женский медицинский вуз — женские врачебные курсы при Николаевском военном госпитале. В 1886 г. прекратился прием на все существовавшие тогда высшие женские курсы. Только в 1889 г. благодаря давлению демократической общественности удалось возобновить прием на Бестужевские высшие женские курсы.

Реакционная политика проводилась и в отношении средней школы. 5 июля 1887 г. был издан циркуляр «О кухаркиных детях», который ограничивал прием в гимназии детей из низших сословий («детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, детей коих... не следует выводить из среды, к коей они принадлежат»). Усиливается влияние церкви в начальной школе, идет подготовка ее передачи в духовное ведомство. Этого не случилось, во-первых, из-за сопротивления значительной части дворянства и, во-вторых, из-за недостатка денежных средств на эту кампанию. Однако самый низший тип школы — крестьянские школы грамоты — все же были переданы в ведение Святейшего синода.

Попытки консервации крестьянской общины. Как уже отмечалось, в 1880-е гг. были приняты законы, в известной мере облегчившие положение крестьянства: уменьшены выкупные платежи, отменена подушная подать, учрежден Крестьянский банк, регулировалась переселенческая политика. Однако коренные проблемы решены не были. Прежде всего — это крестьянское малоземелье, которое с течением времени все более обострялось в связи с ростом сельского населения. Увеличивалось число безнадельных дворов, которое к концу XIX в. достигло 2,4 млн. Сохранялись отсталые обычаи и традиционные нормы в общине — круговая порука, периодические переделы земли, отсутствие свободы передвижения и фактическое прикрепление к общине. Все это тормозило прогресс в аграрном секторе экономики, нагнетало социальную напряженность.

Аграрные проблемы правительство пыталось решить вопреки объективным законам развития и исторической логике. Например, чтобы приостановить процесс дробления наделов, был принят закон (1886) об ограничении семейных разделов. Для раздела требовалось согласие главы семьи и санкция сельского схода двумя третями голосов. Однако закон не приостановил разделов, они продолжались. Закон 1893 г. вопреки Положению от 19 февраля 1861 г. отменил обязательное выделение крестьянской семье в собственность выкупленного земельного надела; условием было поставлено согласие двух третей сельского схода. И наконец, еще один закон 1893 г. установил, что переделы земли в общине должны проводиться не чаще, чем 1 раз в 12 лет, что было выгодно зажиточной части общины.

  • [1] Цит. по: Ананьич Б.В., Ганелин Р.Ш. Указ.соч. С. 133.
  • [2] История СССР. 1861-1917 / Под ред. В.Г. Ткжавкина. М., 1990. С. 107.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >