Итоги

Двойная запись (диграфизм) на протяжении нескольких столетий была главным и почти единственным вариантом концептуальной реконструкции фактов хозяйственной жизни. Но она, вопреки распространенным представлениям, не была идеальным средством отражения экономических и юридических отношений, складывающихся у хозяйствующих субъектов. Она не может отразить многие F и провоцирует приукрашивание реального положения дел. Это характерно для всех четырех информационных слоев бухгалтерского баланса и для всех их разновидностей.

Более того, концептуальная реконструкция в форме двойной записи заключает бухгалтера и всех пользователей продуктами его труда, — прежде всего финансовой отчетности, в некую безвыходную логическую и языковую клетку (метафора Л. Витгенштейна). В нашем случае это четыре лабиринта, по которым может бродить и бродит читатель отчетности и документов. И все, на что он смотрит, и все, что он читает, предопределено содержанием экономических и юридических наук. Никто из нас не в состоянии взглянуть на бухгалтерский учет извне, но все, что он знает и, соответственно, то, что мы знаем изнутри, и взгляд на бухгалтерию извне в ближайшее время вряд ли возможен. (Этот вывод, в частности, вытекает из последних работ Л. Витгенштейна.)

Но при этом само содержание бухгалтерии вне экономики и права, заключенных в ней в виде двух мантий, понять невозможно. А это значит, что все, что мы знаем о бухгалтерском учете, правильно, но только тогда, когда мы из F смотрим на всю хозяйственную жизнь. А вот чтобы посмотреть на этот же F «снаружи», надо создать какой-то более общий нечеловеческий или всечеловеческий язык, возможность которого вряд ли реальна.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >