ФАЛЬСИФИКАЦИЯ И ИМИТАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ КАК СИМПТОМ ЭПОХИ ПЕРЕХОДА

Как было отмечено ранее, в п. 1.3, содержание, педагогическая парадигма и институциональное оформление высшего образования несут отчетливый отпечаток социально-антропологического проекта «Просвещение», связанного с масштабными преобразованиями общества — индустриализацией, урбанизацией, сопутствующими культурными, демографическими и другими изменениями. В развитых странах, завершивших индустриальный переход, проект «Просвещение» оказался завершенным, а связанные с ним смыслы и «пафосы» высшего образования — исчерпанными. В силу значительной неравномерности уровней социально-экономического развития различных стран некоторые из них (из крупных — Китай, Индия) в настоящее время лишь входят в эпоху интенсивного индустриального развития и, соответственно, переживают все феномены, характерные для Просвещения (включая растущую значимость образования и высокие вложения ресурсов общества и отдельных индивидов в образование, в том числе высшее).

Можно ожидать, что в странах-лидерах на волне постиндустриального перехода возникнет «Просвещение-2», сходное с классическим Просвещением в плане высокой значимости познания и образования, но ставящее целью уже не массовую грамотность, а массовость исследовательской и проектной компетентности людей.

Две волны Просвещения

Рис. 1.4. Две волны Просвещения: «Просвещение -1» и «Просвещение-2» (+

Представленная на рис. 1.4 схема отражает две «волны» Просвещения: «Просвещение-1», связанное с индустриальным переходом, и «Про- свещение-2», связанное с постиндустриальным переходом. Соответственно, новые индустриальные гиганты Китай и Индия захвачены в настоящее время волной «Просвещения-1», а страны ЕС, Япония, США начинают разворачивать «Просвещение-2» (еще не достигшее масштабов «Просвещения-1», но имеющее ряд четко различимых проявлений).

Особый интерес представляет на данной схеме переходная зона — индустриальный переход и «Просвещение-1» завершены, а постиндустриальный (или когнитивный) переход и «Просвещение-2» еще не начаты. Образование, общее и высшее, переживает в этот переходный период системный кризис, связанный с утратой целевых и смысловых рамок, неактуальностью содержания образования, неадекватностью его технологий и форматов. Размываются смыслы и сверх-задачи деятельности преподавателей, падает их социальный статус, снижается престиж профессии. Кризис высшей школы широко обсуждается в странах Европы, США[1]; в особенности выраженным он стал в России, поскольку за деиндустриализацией не последовало создание масштабной и развитой сервисной экономики и, тем более, экономики знаний.

Проявлением данного кризиса является принимающая массовый характер имитация и фальсификация образования: «студенты делают вид, что учатся, преподаватели делают вид, что учат». Снижается качество образования, личный смысл образования редуцируется к получению диплома. Проводимые в настоящее время социологические исследования высшей школы в России обнаруживают большие масштабы списывания и плагиата при написании контрольных, курсовых и дипломных работ, покупки зачетов и экзаменов и т.д., фактическое превращение очного дневного обучения в заочное вследствие трудоустройства большинства студентов[2].

Попытки борьбы с проявлениями кризиса в высшем образовании административными мерами без глубоких системных изменений (затрагивающих функции высшей школы в обществе, ее связи и взаимодействия с другими институтами, сверхзадачи ее деятельности, реальные позиции и установки студентов, преподавателей, исследователей, управленцев) приводят лишь к появлению дополнительного, надстроенного «слоя» фальсификации и имитации. Это имитация реформ, имитация управления развитием: «администраторы делают вид, что руководят модернизацией, преподаватели делают вид, что модернизируют исследовательский, образовательный процесс и т.д.». Предпринимаются различные «модные» нововведения, например, внедряются балльно-рейтинговые системы, менеджмент качества и т.п., которые очень часто сводятся к появлению дополнительных регламентов, записей и т.д., не оказывая влияния на реальное качество результатов образования.

При исследовании вариантов возможного будущего высшей школы в России тема фальсификации и имитации в деятельности высшей школы не может игнорироваться. Однако преодоление (или снижение уровня) имитации и фальсификации не является внутренним делом высшей школы, искомые управленческие и политические решения должны затрагивать экономику и общество в целом.

  • [1] Readings В. The university in ruins. — Cambridge: Harvard University Press, 1996.Barnett R. Realizing the University in an Age of Supercomplexity. — Buckingham:Open Univ. Press, 1999.
  • [2] Сивак Е.В. Преступление в аудитории. Детерминанты нечестного поведениястудентов (плагиата и списывания). Препринт WP10/2006/06. — М.: ГУ ВШЭ,2006. — 44 с.; Кузьминов Я.И. Профессиональное образование в России //Конференция НЭО 21 декабря 2010 [Электрон, ресурс]. — Режим доступа:http://opec.hsc.ru/data/2011 /01/13/1233287037/kuzya.ppt; Кузьминов Я., Волкова., Андругцак Г. Профессиональное образование в России: ретроспективаи перспектива / Экспертная группа «Рынок труда, профессиональное образование и миграция» 12 марта 2011. [Электрон, ресурс]. — Режим доступа: http://www.hse.ru/data/2011 /03/13/1211422942/prcsent_20110312.pdf.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >