Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow "Цветные революции" и "Арабская весна" в конституционном измерении: политолого-юридическое исследование

Введение

Истории известны своего рода волны обновления конституций, связанные с изменениями в общественной жизни государств и потому сопровождаемые социально-экономическими и политическими преобразованиями. Некоторые конституции были приняты в периоды между этими волнами, но все же большинство принадлежит к той или иной конституционной волне. Так, первая волна ознаменовала собой появление конституций как таковых (конституции США, Польши, Франции). Следующая в 1820-х — начале 1830-х гг. охватила ряд европейских и латиноамериканских государств. Волна конца 1840-х — середины 1850-х гг. коснулась прежде всего государств Европы и Америки. Еще одна наблюдалась в 1870—1890-е гг., затем в конце 1910-х — первой половине 1920-х гг. и в 1930-х гг. произошла следующая, довольно противоречивая по тенденциям. После этого в XX в. можно отметить конституционные волны второй половины 1940-х — первой половины 1950-х гг., начала 1960-х гг., конца 1970-х гг., конца 1980-х — первой половины 1990-х гг. Несколько конституций были приняты на рубеже XX и XXI вв. И вот новая конституционная волна первой половины второго десятилетия XXI в. При этом ряд конституций, относящихся к последней из упомянутых волн, связан с так называемыми цветными революциями и «арабской весной».

Десятилетие (2003—2013 гг.) «цветных революций» (Грузия, Кыргызстан), их попыток (Узбекистан и др.) на постсоветском пространстве и «арабской весны» в странах Востока — заметное событие в политической истории[1]. Начавшись в Грузии в ноябре 2003 г., а в декабре 2010 г. в Тунисе, Алжире, Йемене, выступления населения распространились на многие страны.

Символом «цветных революций» были определенные цветы (розы в Грузии, тюльпаны в Кыргызстане) или цвет (оранжевый в Украине в 2004—2005 гг.). С этим связано их обобщающее название. На Ближнем Востоке цветные символы были редкостью. Исключения — «жасминовая революция» в Тунисе 2011 г. и неудачная «кедровая революция» в Ливане 2005 г. (кедр изображен на государственном флаге Ливана). Однако название волнений в Тунисе не утвердилось, а в Ливане выступления 2005 г. начались по иной причине: население требовало вывода сирийских войск из страны. Небольшие выступления в Ливане в 2011 г. проходили уже без указанного символа.

Термин «арабская весна» связан с национально-географической распространенностью, климатическими условиями протестных выступлений и временем, когда они оказались в поле зрения стран Запада. Массовые протесты в странах Арабского Востока закончились зимой. Сначала они не привлекли большого внимания со стороны других государств, и их последствия были осознаны и оценены позже, уже весной. К тому же в некоторых странах выступления были краткими, как, например, в Марокко, — один день, в других — не очень массовыми (Джибути, Кувейт, Ливан), и их значение было понято только в связи с общей ситуацией в арабском мире. Так, в Йемене волнения начались с выступлений военных, главным образом в борьбе за президентскую должность; эти события могли сначала рассматриваться как междоусобная борьба, массовые выступления случились позже и по другой причине.

В отдельных арабских странах протесты населения были подавлены силой, иногда с помощью иностранных войск, и не привели к каким-либо изменениям конституционного характера. В частности, в Бахрейне в феврале — марте 2011 г. развернулись широкие демонстрации с требованием проведения демократических реформ. Несмотря на то что они изначально носили мирный характер, полиция почти сразу начала применять насилие. В первый же день народных выступлений (14 февраля 2011 г.) погиб демонстрант1, на следующий день во время его похорон погиб еще один протестующий. Но такие действия полиции и даже нарастание насилия отнюдь не ослабили протесты. В середине марта в Бахрейн были введены 1000 военнослужащих из Саудовской Аравии и 500 полицейских из Объединенных Арабских Эмиратов[2] [3], было установлено чрезвычайное положение. Протесты удалось подавить, ряд активистов протестного движения были приговорены к различным срокам заключения. В 2012 и 2016 гг. также наблюдались выступления сторонников демократизации, но они не достигли размаха 2011 г. При этом никаких реформ в Бахрейне не последовало.

Иногда протестующие выдвигали требования возврата к «истинному исламу», придавая своему движению религиозный характер, что тоже осложняло выявление настоящего характера протестов. На постсоветском пространстве оппозиция не обращалась к религиозным учениям.

Народные демонстрации на постсоветском пространстве с 2003 г. имели место в Грузии, Кыргызстане и Украине. В какой-то мере они наблюдались в Армении, Узбекистане, Азербайджане, Молдавии и др. Там принимались поправки к конституциям, но в тот период не очень существенные; новая конституция была принята только в Кыргызской Республике в 2010 г.1 Отчасти как отдаленное последствие тех событий можно рассматривать новую, более демократичную Конституцию Республики Армения 2015 г.[4] [5]

Географический размах «арабской весны» был шире. Наряду с тремя арабскими странами, где в результате революций были приняты новые конституции (в последовательности — Марокко, Египет, Тунис)[6], протестные движения имели место почти во всех арабских государствах (наиболее массовые — в Йемене[7], Алжире, Бахрейне, Ираке, Иордании, Омане, менее значительные — в Кувейте, Мавритании, Саудовской Аравии, Судане, Джибути и Западной Сахаре (самопровозглашенное государство)).

Во многих странах они не получили развития, не стали революцией, не привели ни к смещению глав государств (замена правительств в таких президентских республиках или монархических государствах существенного значения не имеет), ни к принятию новых конституций и даже поправок к ним. Иногда процесс принятия поправок был настолько растянутым во времени, что поправки были приняты только через несколько лет после народных выступлений и оказались не такими радикальными, как можно было ожидать (Алжир в 2016 г.). Однако и те страны, где не было длительных и массовых выступлений, входят в общий поток «арабской весны».

В некоторых странах выступления оппозиции не были завершены или являлись лишь попытками: Азербайджан в 2005 г., Узбекистан в 2005 г. (события в Андижане), Белоруссия в 2006 г. (попытка «васильковой революции»), Молдова в 2009 г., в других получили продолжение в новых выступлениях (Кыргызстан в 2010 г.), в третьих переросли в государственный переворот с применением оружия («майдан» в Украине в 2013—2014 гг.), в некоторых продолжались в массовых вооруженных действиях с участием других государств (Сирия) и т. д. Поправки к конституциям в ряде таких стран не принимались, а принимавшиеся принципиального значения не имели1.

Где-то развитие народных протестов было приостановлено обещанием принять поправки к конституции (например, в Алжире[8] [9]) или принятием поправок (например, в 2005 и 2008 гг. к Конституции Армении).

В то же время принятые до массовых выступлений поправки к конституции (Йемен в 2009 г.) и даже обещание президента Йемена А. Салеха во время революционных движений (3 февраля 2012 г.) не передавать власть сыну не остановили развития событий. Новый президент Йемена был избран в 2012 г., но в соответствии с политическими договоренностями Салех сохранил некоторое влияние. Более того, порой поправки, которые, как казалось, были приняты в ответ на протесты, имели антидемократический характер, усиливая власть монарха и превращая дуалистическую монархию в полуабсолютную (Иордания), а в Тунисе оказалось, что в результате выборов в представительные органы большинство, хотя и не абсолютное, получили исламисты.

Принято считать, что «цветные революции» начались с двухдневной «революции роз» 2003 г. в Грузии, когда митингующие с флагами грузинского государства и розами в руках штурмовали здание парламента из-за подтасовок на выборах нового состава парламента. Они выступали прежде всего против находившегося там президента и действующей исполнительной власти. На постсоветском пространстве эта волна выступлений, включая перерывы и неудачные попытки, закончилась, если подходить к ее оценке с позиций государствоведения и конституционного развития, в 2010 г., когда в Кыргызской Республике сначала был избран на год временный президент, а затем была принята новая Конституция 2010 г. (после волны протестных выступлений в Кыргызстане 2005 г. новая конституция не принималась).

«Арабская весна» как бы приняла эту эстафету, начавшись в конце 2010 г. Длительность наиболее массовых и решительных выступлений населения, если не учитывать приостановки в развитии событий (например, в Египте в 2011—2013 гг.), была невелика. В некоторых странах, как указывалось выше, митинги продолжались один день, иногда — несколько дней, в редких случаях — недели. Насколько можно судить по имеющимся сведениям, протесты совсем не затронули ОАЭ, а в Египте и Йемене то стихавшие, то возникавшие протесты длились долго.

В отдельных странах реакция властей на массовые протесты была довольно быстрой и протесты прекращались, если власти угрожали использовать войска или обещали принять поправки к конституциям. Тем не менее в Египте столкновения разных групп имели место и в

  • 2013 г. Условное окончание этого периода волнений в арабских странах можно связать с принятием последней новой конституции, закрепившей итоги «арабской весны», — Конституции Туниса от 26 января
  • 2014 г., а весь период совокупности «цветных революций» и «арабской весны» следует датировать десятилетием 2003—2013 гг., начиная с событий в Грузии и заканчивая принятием последней Конституции этого периода в Тунисе1.

В большинстве случаев выступления протестующих носили мирный характер. В связи с этим исследователи называют политические изменения тех времен «бархатными революциями».

Но почти везде были жертвы (возможно, кроме Грузии в 2003 г. и Кувейта в 2011 г.). В некоторых странах полиция и войска стреляли в протестующих. В Йемене это случилось почти сразу после начала массовых выступлений, были убиты десятки, а потом и сотни человек, в 2014 г. развернулась гражданская война.

Обобщающих данных о числе погибших во время «цветных революций» и «арабской весны» найти не удалось. Есть сведения о гибели нескольких человек (например, в Иордании, Мавритании, Омане, Марокко, Саудовской Аравии), нередко речь идет о нескольких десятках человек (Бахрейн, Ирак), в Кыргызстане зафиксировано 84, в Египте — 887 жертв. В Йемене только во время самих кризисных выступлений — приблизительно 1500[10] [11]. В СМИ говорится о 170 погибших при протестах в Андижане (Узбекистан). Были жертвы во времена позднего «майдана» (государственного переворота) в Украине.

Таким образом, если рассматривать только протестные акции, то число погибших во время «арабской весны» в двух десятках арабских стран составит ориентировочно 3600 человек. Если учитывать «цветные революции», то общее число жертв составит более 3800 человек. Если же считать Ливию, где после свержения М. Каддафи начался хаос, унесший десятки тысяч жизней, Сирию, где «весна» 2011 г. вылилась в многолетние военные действия, Йемен, где к подавлению протестов шиитов-хусаитов против господствующей суннитской верхушки (в большинстве арабских стран правят сунниты) привлекались иностранные войска (прежде всего Саудовской Аравии), счет пойдет на сотни тысяч.

Революционные события, как всегда, нанесли большой ущерб экономике. Специалисты ООН подсчитали, что «за период с 2011 года страны на Ближнем Востоке из-за “арабской весны” потеряли 614 млрд долларов»[12].

«Цветные» и «весенние» революции — далеко не частные эпизоды в развитии перечисленных стран. Независимо от их результатов, которые в разных странах очень различаются, в общей массе они представляют собой крутой перелом в истории не только отдельных государств, но и целых регионов. В некоторых из них население, по существу, впервые более или менее массово выступило со своими требованиями к монархам.

«Цветные революции» на постсоветском пространстве и «арабская весна» на Ближнем Востоке различаются по многим признакам, но имеют и сходные черты. События развернулись в странах невысокого уровня развития, хотя некоторые из них являются богатыми нефтедобывающими государствами с авторитарными, иногда полуабсолютно монархическими режимами, что стало причиной сходства в требованиях протестующих и способах их выступлений, а также в мерах, которые были приняты властью. В качестве таковых обычно использовались обещания конституционных реформ, а в Бахрейне монарх в ответ на волнения распорядился выдать по 1000 динаров (приблизительно 79,5 тыс. рублей) каждой семье.

Общественно-политический кризис, приведший к революциям в рассматриваемых странах, был обусловлен одинаковыми факторами: безработица, бедность, проблемы социального обеспечения, коррупция, клановость власти. Правда, следует признать, что экономика данных государств все же демонстрировала динамичный рост, даже несмотря на мировой финансово-экономический кризис.

Революционные события на постсоветском пространстве и в арабских странах высветили новые проблемы и дают основания иначе взглянуть на вопросы государственности и конституционного развития.

В одних странах результатом выступлений народа были лишь обещания президентов принять поправки к конституции (Алжир), в других монархи выделили в бюджете дополнительные средства на социальные нужды (Саудовская Аравия), в третьих (например, в Египте) были признаны и закреплены в конституциях новые права человека, усилены юридические и даже социально-экономические гарантии населения, сформулированы некоторые коллективные права, изменены форма правления в государстве и в той или иной мере — политические режимы, в меньшей степени система и в большей степени полномочия высших органов государства, созданы некоторые своеобразные виды органов (в том числе консультативные государственнообщественные и контрольные государственно-общественные). По- новому регулируются системы органов местного самоуправления. В большинстве стран революции привели к кардинальной замене персонального состава высших органов государства. В результате указанных событий приняты поправки к конституциям и, главное, упомянутые выше новые конституции, которые в определенной мере реформировали общественный и государственный строй, хотя и не изменили его основы.

В этих конституциях содержатся новые конституционно-правовые формулировки, понятия и институты. Надо заметить, что конституции развивающихся стран гораздо проще воспринимают новеллы конституционной теории и конституционного развития, чем конституции развитых стран, принятые довольно давно. Поэтому изучение элементов такого регулирования может быть полезным и для других стран. Данная работа посвящена в основном ознакомлению читателя с этими новеллами на примере новых конституций, принятых в Кыргызстане, Марокко, Египте и Тунисе. Иные вопросы авторы затрагивают в той части, в которой они относятся к обозначенной проблематике.

Указанные процессы требуют осмысления, в том числе в свете построения научных прогнозов о перспективах конституционной картины мира.

  • [1] Ниже для краткости иногда такие революции называются «цветными» и«весенними».
  • [2] См. сайт «Аль-Джазира». 1Л1Ь: http://www.aljazeera.com/news/middleeast/2011/02/2011214925802473.html (дата обращения: 20.03.2017).
  • [3] См.: иДЬ: https://lenta.ru/news/2011/03/14/uae (дата обращения: 20.03.2017).
  • [4] См.: Конституция Кыргызской Республики. Бишкек, 2010.
  • [5] См.: Конституция Республики Армения. Ереван, 2015.
  • [6] См.: Официальный сайт Правительства Марокко. Конституция 2011 г. (на араб,яз.). ІЛИ.: http://www.maroc.ma/ar/system/files/documents_page/BO_5964Bis_Ar.pdf;Официальный сайт Правительства Арабской Республики Египет. Конституция 2014 г.(на араб. яз.). иИТ: http://www.sis.gov.eg/Newvr/consttt%202014.pdf; Официальный сайтПравительства Туниса. Конституция 2014 г. (на араб. яз.). ЕтЬ: http://www.pm.gov.tn/рт/сопІепІ/іпбех.р1ір?1а^=аг.
  • [7] В Йемене они были осложнены социально-религиозными выступлениями хусаи-тов (ветвь шиитов) против господства суннитов, к которым принадлежали властвующие слои.
  • [8] См.: Хабриева Т. Я. Конституционная реформа в современном мире. М., 2016.
  • [9] Поправки в Алжире проходили очень долго и приняты только в 2016 г.
  • [10] В преамбуле Конституции Туниса 2014 г. указан точный срок революции — 17 декабря 2010 г. — 14 января 2011 г. Но, по существу, это период бурных митингов. Процессы конституционного и иного оформления достижений революции продолжалисьдо принятия конституций. Поэтому мы говорим о периоде 2003 (Грузия) — 2013 гг.(Египет и Тунис).
  • [11] См.: и ИТ: https://ru.wikipedia.org.
  • [12] и ЯЬ: http://www.unian.net/world/1618152-ооп-род8с11Йа1а-Уо-8ко1ко-оЬо81аН8-Ь1упети-vostoku-5-let-arabskoy-vesnyi.html.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы