Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow Менталитет, ментальность и этнопсихологические особенности китайцев

Концепция «лица» в контексте особенностей восприятия и мышления китайцев

Ранее нами были рассмотрены ценностные ориентации и национальные стереотипы китайцев, которые в определенной степени способствуют формированию определенных типичных поведенческих характеристик. К их числу мы можем отнести такие, как приверженность к старому, устоявшемуся и прагматизм. В этой связи у китайцев сформировано возведенное в абсолют чувство значимости собственного опыта, приверженности к прошлому, преклонения перед положениями, имеющими статус непререкаемой истины. По этой причине китайцы в своем большинстве мыслят старыми категориями, но постоянно вкладывают в них новое содержание, не изменяя при этом привычные формы. Поэтому на обыденном уровне сознания китайцы могут воспринимать в основном те идеи, которые облечены в традиционную форму.

Любое теоретическое абстрактное обоснование остается для китайцев малопривлекательным, если оно не детализировано, не конкретизировано, а также не облечено в привычную форму. Со спецификой выражения конкретного понятия посредством языка связана такая особенность восприятия и мышления китайцев, как стремление оперировать четко обозначенными категориями. Наиболее доступным для восприятия китайца является то, что имеет конкретное, наглядное содержание. Китайцу трудно сосредоточить внимание на том, что воспринимается не сразу, не имеет своей законченной формы и требует абстрактных выкладок. По этой причине при аргументации какого-либо положения они прибегают к образам, которые можно воспринимать непосредственно.

Глубокое влияние на формирование системы мышления и восприятия китайцев оказала конкретность традиционных философских идей, на которых воспитана основная масса китайского населения. Это нашло свое выражение в том, что требование точности, четкости и определенности стало обычной нормой для традиционной китайской мысли. Изложенное не означает, однако, что в речах, поступках, замыслах и утверждениях китайцев вовсе нет неопределенности или двусмысленности. Очевидно, в этом случае следует вести речь только о склонности китайцев к излишней детализации, уточнениям, конкретизации.

Синологам хорошо известно, что традиционные китайские романы, как правило, до предела перегружены деталями и историческими справками, которые не имеют никакого значения для развития сюжета. Именно поэтому их трудно читать не адаптированному к такому стилю изложения европейцу. Однако, если убрать все эти «лишние» детали, излишную конкретизацию, то для китайского читателя это произведение станет чем-то чуждым и малоинтересным.

Конкретность восприятия и мышления влечет за собой и склонность к образности, символике и в определенном смысле магии [190; 191J числа или устойчивого словосочетания. Однако и в этом случае имеется в виду условность формы, но отнюдь не расплывчатость содержания. В контексте изложенного символика, как бы она ни была замысловата, и образность выражения мысли в вербальном общении, и изощренная витиеватость, и завуалированность мысли, «окольность» речи, наконец, постоянное и навязчивое использование устойчивых словосочетаний, на наш взгляд, всегда воспринимаются китайцами строго однозначно.

Специфика восприятия и мышления китайцев исключает при этом какие-либо сомнения, ложные, вздорные суждения и высказывания относительно того, что именно имеется в виду, какой истинный смысл за ними скрывается. В то же время во всех этих случаях наиболее ярко проявляются психологические особенности их восприятия и мышления.

В контексте изложенного при очевидном преобладании формы над содержанием в сознании китайцев чрезвычайно важную роль играет «концепция лица» [355; 366 и др.] как механизм формирования типичных поведенческих реакций. Точное знание каждым китайцем своего места в системе внутриэтнической иерархии и назначения, требование неукоснительного исполнения отведенной ему роли во многом обусловлено стремлением в любых условиях «сохранить лицо».

Понятие «лицо» имеет универсальное применение (Но, 1976), [378J поскольку несет положительную социальную оценку, и с помощью него китаец утверждает свое поведение в процессе общения. Ряд исследователей [352] усматривают при этом в избираемой «лицом» линии поведения и утверждения имиджа элементы драматургии, в совокупности реализующие одну из моделей социального поведения. Такие поведенческие модели привязаны к специфическому ситуационному контексту и встраиваются в ситуационную индивидуальность китайца.

В этом плане мышление китайцев в рамках концепции «лица» обусловливает специфику их поведения. В известной мере в статическом обществе, каковым продолжает являться и китайское, основные социальные ресурсы контролируются четко просматриваемыми людьми. В этой связи у китайцев проявляется тенденция в проведении игры на укрепление с партнерами должных отношений. Здесь способности просителя должны восприниматься окружением таким образом, чтобы гарантировать помощь в распределении ресурсов. Им должны быть использованы специфические средства с тем, чтобы представить распределителей в качестве властной фигуры. Этим самым до последних доводится информация, что проситель способен выгодно оплатить отпускаемые ресурсы. При этом выделяется два уровня драматургии:

• «поведение передней сцены» (открытое и намеренное поведение индивида перед окружением);

• «закулисное поведение» (подлинное и скрытое от посторонних глаз поведение просителя).

В типичном варианте китайского социального взаимодействия каждый китаец передает свое понимание (восприятие) иерархической структуры ситуации посредством вербального и невербального поведения.

Такое взаимодействие продолжается до тех пор, пока поведение лица отвечает требованиям других участников. Однако в случае несовпадения такого поведения с общепринятым штампом и ожиданиями других участников люди могут отвернуться от нарушителя. Осознав это, китаец может испытывать чувство стыда, смущения и в последующем использовать допущенный средой арсенал средств для восстановления своего престижа. Окружение может способствовать этому процессу. Изучение и анализ имеющейся литературы по этой проблеме позволяет выделить следующий ряд вариантов поведения китайцев:

а) «усиление своего лица» и развитие собственного имиджа. В этом случае китаец ориентируется на развитие тех личных качеств, которые являются наиболее значимыми в китайском обществе. Одновременно он намеренно усиливает свой социальный и позиционный статус посредством демонстрации этих качеств. В этих целях для эффективного взаимодействия осуществляется необходимая подготовка для работы в режиме «усиления своего лица» и имиджа. Одновременно ими проявляется забота о своем внешнем виде и об организации своего поведения таким образом, чтобы оказать управляющее воздействие на партнеров по общению. Например, человек, «нуждающийся в престиже», будет стремиться, работая над своими личными качествами, показать себя в более выгодном плане, более способным, обладающим определенными социальными связями и качествами характера, чем на самом деле. При этом он также может «бороться за престиж» с другими, чтобы превзойти соперника во всем [376, с. 14];

б) «усиление престижа другого». В дополнение к варианту «а» китаец может применить систему тактических приемов усиления престижа распределителя ресурсов, с тем чтобы снискать его расположение. В китайском обществе практически каждый проявляет определенную заботу о своем имидже. Человеку, обладающему меньшей властью, для усиления своего престижа в глазах окружения крайне необходимо усиление престижа вышестоящего (Ни, 1944). В этом случае тактика деятельноети просителя, как правило, складывается из совокупности вполне правдоподобных и спонтанно высказанных комплиментов в адрес распределителя ресурсов, преподношения ему подарков и т.д.;

в) «потеря собственного лица, престижа». В стабильном и глубоко иерархизированном китайском обществе потеря своего «лица» и престижа приводит к весьма серьезным последствиям. Особенно это может проявиться при потере моральных качеств и совершении аморальных проступков. Исторически в китайском обществе сложилось так, что моральные качества человека считаются наиболее важными в вопросе сохранения своего положения и престижа. По этой причине подчинение существующим требованиям моральных стандартов является для китайца непреложным правилом. В том случае, когда человек ради получения собственной выгоды пренебрегает стандартами морали, он подвергается суровому осуждению как лицо, «потерявшее свой престиж». Это может усугубляться тем, что принадлежность китайца к той или иной группе проецирует степень позора или славы на каждого его члена. В итоге, человек, потерявший уважение, может быть обвинен в преднамеренном снижении престижа всей группы, с которой он тесно связан;

г) «восстановление собственного лица, престижа». Потеря собственного «лица» и престижа приводит, по мнению Н.А. Спешнева, китайца к глубоким переживаниям эмоционального плана (смущение, стыд, робость и т.д.) [244]. Было проведено изучение реакций на потерю китайцами своего «лица» и престижа, которые проявились в виде гнева, смущения, стыда, беспокойства и самообвинения. Дальнейшее поведение индивида протекало в следующих видах:

деятельность компенсирующего плана проявляется у индивида в тех случаях, когда ответственность полностью ложится на него. Компенсирующие действия по восстановлению репутации могут состоять в прекращении «непотребного» поведения, в переистолковании ситуации, принесении извинений, принятии ряда других мер по усилению своего социального статуса. В отдельных экстремальных ситуациях китаец может решиться на самоубийство;

мщение может быть использовано в тех случаях, когда в потере «лица» повинен другой человек. Поскольку в группе любое агрессивное поведение не поощряется, то человек вынужден его реализовать в тонких, скрытых от постороннего лица формах. Китаец может терпеливо ждать своего часа, с тем чтобы отомстить виновной стороне. Однако, если унижение последовало от человека, не входящего в данную систему, то мщение может быть реализовано незамедлительно;

реакция самозащиты становится возможной только в случае, когда компенсаторные действия и мщение осуществить для китайца не представляется возможным. По этой причине им используется механизм когнитивной девальвации личности и деятельности оппонента, уменьшения серьезности происшедшего. Одновременно потерпевшей стороной может доводиться до окружения информация, что ничего серьезного не произошло.

Таковы три главные реакции китайцев по спасению собственного «лица» и своего престижа в обществе. Наряду с изложенным, в поведении китайцев просматривается и другой вариант поведения — «спасение престижа другого». Данный тип поведения также обусловлен статичностью китайского общества, важностью структурной гармонии, где каждый должен вести себя должным образом и сохранять свое место в существующей иерархии. По этой причине каждый заинтересован в сохранении репутации другого участника социальных отношений, в особенности вышестоящего по статусу. Понимая, что любая ошибка может вызвать общественную реакцию и нарушить существующую гармонию, в китайском обществе проявляют необычайно повышенную терпимость и сдержанность в критике других. В случаях крайней необходимости они склоняются к использованию «неопределенного и сдержанного языка для защиты лица от критики» [422]. Представляет в этом случае интерес поведение китайцев, которые в целях завуали- рования стремления к престижу обычно используют компенсирующие действия (извинения, изображение внешней стеснительности за свою неспособность оказать помощь, дача советов и т.д.). В заключение вновь подчеркнем значимость существующей в китайском обществе концепции «лица» и той роли, которую она играет.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
 
Популярные страницы