Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Товароведение arrow Идентификация и обнаружение фальсификации продовольственных товаров

ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ФАЛЬСИФИКАЦИИ ТОВАРОВ И СПОСОБОВ БОРЬБЫ С НЕЙ

Проблема предотвращения обмана потребителей с помощью разного рода подделок стара, как мир. Еще в древности находилось немало людей, которые обманывали ближнего из корыстных побуждений. Не случайно одна из заповедей Моисея гласит: «Гиря у тебя должна быть точная и правильная, чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь Бог твой дает тебе в удел, ибо мерзок перед Господом Богом твоим всякий делающий неправду» (Библия. Книги Ветхого Завета. Каноны. Гл. 25).

Фальсификация товаров появилась на заре развития человечества с возникновением сначала товарного, а затем и товарно-денежного обмена. В основе этого социального явления лежало стремление определенной части людей побольше взять, поменьше дать. Однако обман не всегда был преднамеренным, а являлся следствием незнания одной из сторон действительной ценности обмениваемых товаров.

Так, в древнейшей и более поздней истории немало фактов такой неосведомленности одной из сторон и преднамеренного обмана другой. Достаточно вспомнить индейцев Южной и Центральной Америки, обменивавших золото на малоценные испанские товары, а то и просто приносящих его в дар испанцам еще до завоевания их земель. Русские купцы в обмен на металлические изделия, продукты питания, «огненную воду» (водку) за бесценок скупали у народов Восточной Сибири и Крайнего Севера дорогие меха (соболя, куницы и т. п.). Европейские мореплаватели обменивали дешевые бусы, зеркальца и другие недорогие товары на натуральный жемчуг, раковины у народов Африки и Юго-Восточной Азии.

Перечень товаров, неравноценно обмениваемых путем обмана купцом покупателя, можно еще продолжить. Постепенно появляется сословие купцов (торговцев), основным видом деятельности которых становится торговля. При этом наиболее успешно она идет у тех купцов, которые обладают знаниями свойств товаров и на этой основе могут распознавать их разные виды, подвиды, сорта и места происхождения. Такие знания позволяют предотвратить риск от обмана продавцов, так как наряду с честными ремесленниками — производителями и продавцами товаров заявленного вида, наименования и надлежащего качества появляются обманщики, изготавливающие и реализующие подделки. К наиболее фальсифицируемым товарам древности следует отнести золото, серебро, ювелирные изделия, драгоценные и полудрагоценные камни, вино, мед.

Отсутствие единых и поверенных средств измерения (мер, весов и т. п.) служило основанием для обмеров и обвесов, т. е. количественной фальсификации.

Увеличение объемов реализуемых фальсифицированных товаров вызывало необходимость распознавать разные виды и сорта подлинных товаров, знать способы их производства, а также преднамеренные (субъективные) и непреднамеренные (объективные) отклонения от них, вследствие чего появлялся товар с ухудшенными свойствами. Иногда применяемые способы фальсификации были опасны для потребителя, так как фальсификаторы не осознавали степень вреда, а при отсутствии строгих мер наказания чувствовали свою безнаказанность.

Первые попытки предотвратить фальсификацию товаров и средств измерения предпринимались в библейских заповедях Моисея и других пророков. Заповеди Иисуса Христа: «...не кради; не лжесвидетельствуй; не обижай...» (Евангелие от Марка. Гл. 10) также можно отнести к нравственно-этическим способам воздействия на ту часть людей, которые приходили послушать Христа, но в земной жизни были не всегда праведны. Фальсификация товаров рассматривалась как обман ближнего, как воровство с помощью недостоверной информации.

Несмотря на сильное воздействие религиозных заповедей в древности и Средневековье, обман ближнего с помощью различного рода подделок был распространен достаточно широко. В определенной мере этому способствовало и отсутствие или недостаточность правового регулирования в области производства и торговли фальсифицированными товарами.

Возникновение и развитие в Средние века ремесленничества, объединение отдельных ремесленников в цеха, а купцов — в гильдии дали импульс к разработке и применению определенных цеховых или городских норм и правил, в том числе и морально-этических, устанавливающих определенные требования к товарам и торговле ими. Так, в Германии существовали цеховые уставы и распоряжения городских властей, согласно которым запрещалось продавать некачественные пищевые продукты (непропеченный, подгоревший, черствый хлеб, мясо падших или слишком молодых животных и т. п.). Надзор за продажей пищевых продуктов осуществляли рыночные смотрители. При приеме в отдельные цеха ремесленников (мясников, булочников), купеческие гильдии давалась присяга на честность.

При отсутствии государственных норм ответственности и наказания за обман покупателей применялись меры общественного воздействия или наказания, порой достаточно жестокие. Так, в Германии булочников, которые подмешивали в тесто вредные примеси, сажали в клетку и до трех раз окунали в реку. Фальсификаторов других продуктов заставляли съедать поддельные продукты или выпивать некачественные напитки (вино, пиво и др.) [12].

Постепенно в передовых европейских странах общественность начинает осознавать необходимость перехода от призывов и мер воздействия эпизодического характера к правовому регулированию установления и применения норм и правил, регламентирующих деятельность по предупреждению и наказанию за производство и реализацию фальсифицированных товаров.

Примером такого воздействия общественности могут служить частные инициативы лондонской медицинской газеты «The Lancet» в Англии и Вольного экономического общества в России. В 1851 г. руководство газеты поручило специалистам исследовать пробы продуктов лондонского рынка. Результаты обследования, опубликованные в газете, потрясли английскую общественность. Все 49 проб хлеба были с примесями. При обследовании оказались фальсифицированными 70 % проб кофе, 65 % проб молока, сыра, какао, пива, консервов и пряностей.

Как следствие этого, по поручению английского парламента была создана комиссия из выдающихся физиков, химиков, медиков и промышленников для разработки проекта реформы по борьбе с подделками реализуемых товаров. Работа комиссии завершилась принятием парламентом в 1860 г. Закона о фальсификации пищевых продуктов. В 1872 г. в Закон были внесены дополнения в виде строгого уголовного наказания за подделки. Позднее в Англии был принят и Закон о пищевых продуктах в связи с массовой продажей поддельного маргарина.

Однако Англия не может претендовать на пальму первенства по законодательству в области фальсификации. Впервые закон о подделках товаров был принят во Франции в 1851 г. Вызвано это было массовым распространением фальсификации товаров, а также требованиями французской общественности к ведению борьбы с подделками на государственном уровне.

В Германии, где борьба с фальсификацией уже производилась с помощью цеховых уставов, распоряжений городских властей, Закон о подделках пищевых продуктов, игрушек, красок, обоев, посуды для приготовления пищи был принят в 1879 г. Это был один из наиболее жестких европейских законов в сфере производства и реализации фальсифицированных товаров. При этом фальсификацией считалась и неумышленная реализация подделок: «Ибо по роду своей деятельности купец обязан был знать». Наказание за реализацию таких подделок было достаточно жестким.

К концу XIX в. законы о фальсификации были приняты во многих европейских странах: Франции (1851), Англии (1872), Германии (1879), Италии (1890), Бельгии (1891), Австрии и Швейцарии (1892). Эти законы предусматривали ответственность и наказания разной степени тяжести за производство и реализацию подделок товаров (термин «фальсифицированные товары» появился значительно позднее). По-разному трактовалось и понятие о подделке товаров.

Так, в законах Англии и Австрии это понятие не распространялось на неумышленную реализацию фальсифицированных товаров по незнанию, что оставляло определенные лазейки фальсификаторам, так как умышленную подделку порой трудно доказать. В законе Германии незнание или неумение продавца фальсифицированных товаров распознать подделку не освобождало его от наказания.

Меры наказания, предусмотренные в законах разных стран, также были разными и зависели от степени тяжести наносимого потребителю вреда: от штрафов до арестов, лишения гражданских прав, почетных званий и даже тюремного заключения сроком от одного до шести месяцев и более. Однако это были более гуманные меры по сравнению со Средневековьем, когда фальсификаторы предавались смертной казни. Так, в Германии за фальсификацию пива отрубали голову, в России — били кнутом, ссылали на каторгу, а при многократной вине применялась и смертная казнь.

Борьба с фальсификацией, особенно продовольственных товаров, проводилась и в России. Первые известные меры по борьбе относились к предупреждению количественной и стоимостной фальсификации хлеба в XVII в. в Москве. Выбор продукта был неслучаен. Хлеб являлся основным продуктом питания большей части населения России.

Поэтому в Москве, где преобладало потребление покупного хлеба, специальным указом правительства были установлены «указные» (фиксированные указом) цены на хлеб, в основном на штучные калачи. Специальный подьячий следил за тем, чтобы цены на хлеб не завышались, а калачники пекли хлеб установленного веса. Для сведения: калачи — круглый пшеничный хлеб в форме сгибеня с дужкой — пеклись только из пшеничной муки и фиксированной массой, ценой в одну или две деньги, или грош, или алтын.

Контроль облегчался тем, что пекари-калачники селились в специальных слободах (например, в Калашной слободе на Пресне) и торговали в калашном ряду.

Можно также предположить, что специальные подьячие, осуществлявшие контроль за «указными» ценами, должны были проводить и идентификацию по качеству, проверяя по цвету наличие примесей к пшеничной муке других видов сырья (ржаной, гороховой, ячменной муки). Добавки более дешевых видов муки широко использовались не только в Москве, но и по всей России, что обеспечивало скрытое повышение цен.

Проводя параллель с современностью, можно вспомнить середину 90-х годов XX в., когда было введено ограничение на повышение цен на хлеб. Тогда многие хлебозаводы и мелкие пекарни стали выпускать батоны и буханки меньшей массой (примерно на 50—200 г), что позволяло скрыто повышать цены в обход указа президента.

Архивные документы свидетельствуют о том, что вопрос о фальсификации в нашей стране не относится к числу новых. В правление Петра I были приняты указы о торговле пищевыми товарами на рынках столицы. Так, Сенатский Указ от 18 сентября 1713 г. предписывал: «В мясных рядах скотину бить и продавать по-прежнему здоровую, а ежели у кого явится больная, то такой не бить и не продавать и смотреть крепко, чтобы тайно того мясники не делали».

В Указе 1718 г. запрещалась продажа «нездорового съестного харча и мертвечины» и устанавливались жесткие меры наказания: «за первую вину будет бит кнутом, за вторую — сослан на каторгу, за третью — учинена будет смертная казнь».

В Указе 1722 г. предписывалось «несвежее мясо бросать собакам или велеть закапывать в землю в особливых местах, а ежели у кого для продажи явится какая мертвечина и за то таковых бить кнутом и, вырезав ноздри, ссылать на каторгу на урочные годы». Надзор за качеством продукции был возложен на полицию. Указами Сената (1756 г.) определялись права полиции, которая должна была следить также за ценами на пищевые продукты на рынках: «Пристав должен посещать рынки своей части, и буде усмотрит жалобу или дороговизну, то о том, чего сам исправить не может, предлагать управе».

Однако несмотря на тяжесть наказаний, учреждение в помощь полиции специальных служб, осуществляющих надзор за доброкачественностью продукции, проблема оставалась острой и в середине XVIII в., и в начале XIX в. Свидетельством этому служит принятие указов, датированных 1837, 1841, 1861, 1866 гг. Так, согласно Уставу о наказаниях, налагаемых мировыми судьями (1855 г.), устанавливался штраф до 100 руб. на виновных за «приготовленные к продаже или продажу съестных припасов или напитков, вредных для здоровья или испортившихся, а равно подделку посуды из вредных для здоровья материалов» (ст. 115) или предусматривался арест сроком до одного месяца.

В Законе от 12 мая 1890 г. к приготовлению для продажи и к самой продаже было приравнено хранение фальсифицированных товаров в торговых и промышленных помещениях. Были увеличены наказания: штраф — до 300 руб. и арест — до 3 месяцев.

Среди пищевых продуктов, которые упоминались в законодательстве, были хлеб, мясо (1845 г.), коровье масло, маргарин и искусственное масло, жиры (1891 г.). В дальнейшем список пополнили пчелиный мед, кофе, молоко, мука, пиво, сахарин, чай, суррогаты женского молока и др.

В начале XX в. в России вновь поднимается вопрос о фальсификации продуктов. Профессор В. Е. Таиров, располагая информацией о фальсификациях виноградного вина, обратился к ведущим ученым страны с предложением высказать свое мнение о подделках, с которыми они встречаются по роду своей деятельности. На основе присланных материалов В. Е. Таиров разработал проект закона «О фальсификации пищевых продуктов» (см.: Материалы по вопросу о фальсификации пищевых продуктов. СПб., 1901; Частный проект законов по инициативе В. Е. Таирова. Одесса: Вестник виноделия, 1901). Однако этот закон по каким-то соображениям не был принят. Не принят он в России и до сих пор.

В дореволюционной России, несмотря на упомянутые меры по борьбе с фальсификацией товаров, подделывалось значительное количество товаров, особенно реализуемых на рынках или разносчиками (например, молочницами). Грешили этим мелкие и средние купцы. Причем зачастую многие знали места и производителей фальсифицированной продукции, но должной борьбы на государственном уровне с ними на велось.

В. А. Гиляровский в книге «Москва и москвичи» так описывает одно из подобных мест — Сухаревку: «Покупатель необходимого являлся сюда с последним рублем, зная, что здесь можно дешево купить, и в большинстве случаев его надували. Недаром говорили о платье, мебели и прочем «Сухаревской работы».

В Одессе поддельные товары изготавливались на Малой Арнаутской (например, по трактирам собирался и упаковывался в новые пачки спитой и высушенный чай, формовались глиняные кофейные зерна и т. п.).

А. Н. Островский в пьесе «Бесприданница» упоминает о фальсифицированном вине и сигарах, при этом богатые купцы Паратов и Вожеватов прекрасно знают их происхождение и отказываются от них. «На бутылке-то бургонское, а в бутылке-то “кильдер-бальзам” какой-то», — говорит актер Робинзон, пивший это вино с женихом Ларисы, Карандышевым. Далее в ответ на предложение последнего сигар купец Паратов говорит: «Я этот сорт знаю: Регалия капустиссима dos amigos...», т. е. сигары «Королевские» из капустного листа для друзей.

Как одно из направлений борьбы с фальсификацией товаров следует отметить работу Вольного экономического общества, которая особенно активизировалась во второй половине XIX в. Члены этого общества — ученые химики, физики, технологи, товароведы производили исследования товаров, реализуемых на рынках в разных регионах России (Москве, Петербурге, Казани, Одессе и др.), выявляли и доводили до сведения общественности результаты этих исследований, разрабатывали методы обнаружения фальсификации конкретных товаров. Эти исследования публиковались в научных трудах Вольного экономического общества. Большой интерес у широкой общественности вызывали публичные лекции членов этого общества, среди которых были известные основоположники товароведения: М. Я. Киттары, Я. Я. Никитинский, Ф. В. Церевитинов и др.

Потребность в информации о средствах фальсификации конкретных товаров и методов ее обнаружения дает мощный стимул к развитию товароведения как науки об основополагающих характеристиках товаров. При этом в конце XIX в. научное товароведение развивается в двух ведущих направлениях: описание потребительских свойств товаров, в том числе обеспечивающих их ассортиментную принадлежность на видовом уровне; характеристика средств и способов фальсификации конкретных товаров, в том числе и методов ее обнаружения.

Анализ научных трудов и первых учебников по товароведению с середины XIX в. до 20-х годов XX в. показывает: оба направления существовали совместно, дополняя друг друга.

Одной из первых работ, в которой рассматриваются средства, способы фальсификации товаров и методы ее обнаружения, следует считать книгу доктора физики и химии В. Ходнева «Химия съестных припасов». В 1900 г. А. Альмадинген издает учебник «Товароведение», в котором большое внимание уделяется подделкам товаров и способам их определения. Во всех последующих изданиях учебников по товароведению вплоть до 1923 г. включительно вопросы фальсификации товаров неизменно присутствуют.

Таким образом, без преувеличения можно сказать, товароведение как наука начало активно развиваться с учетом необходимости решения актуальной проблемы предупреждения и/или обнаружения фальсификации товаров. Ученые-товароведы внесли ощутимый вклад в решение этой проблемы.

Однако начиная с 30-х годов XX в. в учебниках по товароведению это направление постепенно исчезает, что объясняется рядом причин.

Во-первых, отмечается интенсивное развитие первого направления за счет углубления научных исследований химических свойств и состава продовольственных товаров, нашедшее отражение в учебниках и монографиях по товароведению, а также товароведных диссертациях. Так, в 1933 г. проф. Ф. В. Церевитинов издает монографию «Химия свежих плодов и овощей», переизданную в 1949 г. после смерти автора по инициативе проф.

А. А. Колесника — его ученика и первого аспиранта кафедры товароведения продовольственных товаров (эту информацию один из авторов настоящего пособия — М. А. Николаева лично слышала от А. А. Колесника).

В 1963 г. проф. Н. И. Козин издает монографию «Химия пищевых жиров», обобщив материалы собственных и совместных с аспирантами результатов исследований, в том числе Т. К. Клюевой — его первой аспирантки. По другим разделам товароведения монографий с аналогичным названием не выпускалось, но результаты исследований химических свойств и состава, а также факторов и процессов, влияющих на их изменения, включались в соответствующие разделы учебников по товароведению пищевых продуктов, а позднее и самостоятельных учебников по товароведению товаров однородных групп.

Таким образом, до 90-х годов прошлого века научное направление по исследованию химических свойств и состава пищевых продуктов, разработке и проектированию их потребительских свойств при новых технологиях производства и хранения становится в товароведении доминирующим.

Во-вторых, снижается острота проблемы обнаружения и/или предупреждения фальсификации в СССР вследствие гигантских преобразований, произошедших после 1917 г. Основными вехами этих преобразований явились: смена государственного строя и характера товарно-денежных отношений в результате Октябрьской революции; Гражданская война и интервенция странами Антанты, приведшая к хозяйственной разрухе и голоду; НЭП — кратковременный возврат к существовавшим до революции хозяйственным и товарно-денежным отношениям, но на новом, измененном уровне и при ином государственном строе; отказ от НЭПа и переход к государственному монополизму во всех сферах хозяйственной деятельности организаций и предприятий; перестройка и распад СССР.

Каждый этап характеризуется разной степенью внимания государственных органов к проблеме обнаружения и/или предупреждения фальсификации вследствие затухания или возрастания ее остроты.

Борьба с фальсификацией продукции началась только после отмены НЭПа. В период Гражданской войны и последующие трудные времена послевоенной разрухи отмечается резкое увеличение производства и реализации фальсифицированных товаров. Однако достоверные статистические данные нам неизвестны, а контролирующие органы отсутствовали. О размахе в продаже подделок и обмане покупателей можно лишь делать предположения либо судить по воспоминаниям современников тех лет.

Введение государственной монополии и контроля за производством и торговлей, а также жесткие репрессивные меры (вплоть до расстрела за «вредительство») значительно уменьшили размеры фальсификации реализуемых товаров.

Термина «фальсификация товаров» не было в нормативно-правовых актах, в том числе в Гражданском, Административном и Уголовном кодексах СССР. Считалось, что в СССР фальсификация товаров отсутствовала. Так, в учебнике «Товароведение пищевых товаров» под ред. В. С. Смирнова, изданном в 1946 г., говорится, что фальсификации товаров в СССР нет. Полный текст о фальсификации товаров приведен в Приложении 1.

Однако это не совсем так. Просто удельный вес фальсифицированных товаров был невысок, так как особой выгоды от их производства и реализации у руководителей государственных предприятий не было, а привлечение к уголовной ответственности и наказание было почти неотвратимым.

Кроме того, в СССР достаточно часто практиковалось введение допусков (допускаемых отклонений) в стандарты, инструкции и другие нормативные документы, что узаконивало любые изменения основополагающих характеристик товаров (ассортиментной, количественной, стоимостной и качества). При наличии нормативных допусков такие изменения не считались фальсификацией. Например, в 1962 г. было официально разрешено при производстве белого хлеба добавление в пшеничную муку кукурузной и гороховой муки.

Кстати говоря, система допусков (отклонений и ограничений) применяется и в международных стандартах, в том числе в ИСО ГОСТ Р 9000—2001 «Система менеджмента качества. Общие положения», что подтверждает справедливость нашего утверждения.

Положение дел с фальсификацией товаров резко ухудшилось с началом перестройки. Появление кооперативов, индивидуальных предпринимателей, предприятий разных форм собственности, ослабление и частичная ликвидация органов государственного контроля привели к резкому подъему выпуска и реализации фальсифицированных товаров. Особенно процветали подделки торговых марок и страны происхождения, а также реализация низкокачественных товаров, выдаваемых за высококачественные.

Расцвету фальсификации товаров в значительной мере способствовало принятие ряда нормативных документов, снимающих ограничения по идентификации товаров и услуг по их реализации. К ним следует отнести Указ Президента России Б. Н. Ельцина «О свободе торговли» (1991 г.), Закон РФ «О стандартизации» (1993 г.), Правила сертификации пищевых продуктов и продовольственного сырья и др.

Так, с принятием Закона РФ «О стандартизации» ранее действовавшая норма об обязательности всех требований стандартов и ТУ отменялась. Со стандартов исчезает надпись: «Несоблюдение требований настоящего стандарта карается по закону». Многими производителями это воспринимается как вседозволенность, хотя в Законе регламентируется перечень обязательных требований, которые имеют право проверять органы государственного контроля. Однако численность их была настолько мала, что они могли проверять менее 0,0001 % всех реализуемых товаров.

Введение обязательной сертификации всех пищевых продуктов, табачных изделий, определенной части непродовольственных товаров и их идентификации как первой операции сертификационных испытаний, казалось, должно было бы остановить поток фальсифицированных товаров и услуг. Однако это не произошло по ряду причин:

  • 1. Сразу после введения обязательной сертификации производители и продавцы сами осуществляли отбор образцов (схема I), зачастую их фальсифицируя. В дальнейшем эта схема при осуществлении обязательной сертификации была отменена и оставлена только при добровольной сертификации.
  • 2. Официально введена в Правила по сертификации норма о том, что заявитель сам идентифицирует представляемую на сертификацию продукцию. (Позднее эта норма также была отменена.)
  • 3. Высокая стоимость сертификационных услуг побуждала мелких и средних производителей покупать «по дешевке» поддельные сертификаты.
  • 4. Коррумпированность в ряде органов по сертификации, которые выдавали подлинные сертификаты без идентификации и лабораторных испытаний образцов. Правда, в результате инспекционных проверок и повторной аккредитации соответствующими службами Госстандарта такие органы постепенно были закрыты.
  • 5. Значительный удельный вес фальсифицированной, в том числе и контрафактной, продукции, производители и продавцы которой были заинтересованы в сокрытии их истинных товароведных характеристик.

Указанные причины привели к тому, что к концу XX столетия объем фальсифицированной продукции достиг значительных размеров — от 10 до 70 % по отдельным группам товаров и услуг.

В 2000 г. был принят Федеральный закон «О качестве и безопасности пищевых продуктов» [4], в котором дается определение «фальсифицированные пищевые продукты», введены нормы ответственности за их выпуск и реализацию. В 2002 г. в Федеральный закон «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» [2] вносятся изменения и дополнения, в которых дается определение «контрафактная продукция» и вводятся нормы ответственности за ее выпуск и реализацию. В принятой в 2006 г. части IV Гражданского кодекса РФ эти нормы еще более конкретизируются и ужесточаются.

К сожалению, время было упущено, и «джин выпущен из бутылки». В реальной практике многие нормы не применяются, а объемы производимой и реализуемой фальсифицированной и контрафактной продукции не уменьшаются, о чем свидетельствуют и частые сообщения в СМИ, и отчеты контрольных органов.

Поэтому в настоящее время проблема осуществления идентификации, обнаружения и/или предупреждения выпуска и реализации фальсифицированных, в том числе контрафактных, товаров остается актуальной.

Следует отметить, что в середине 90-х годов работу по выявлению и предотвращению поставок в торговлю фальсифицированных товаров, особенно импортных, активизируют Госторгинспекция, Госстандарт и Государственный таможенный комитет.

Так, 7 февраля 1996 г. на Коллегии Комитета РФ по торговле заслушивался вопрос: «О мерах по защите потребительского рынка России от проникновения на него некачественных импортных товаров». На заседании было констатировано, что при резком возрастании доли импорта почти в 3 раза (с 19 % в 1993 г. до 54 % в 1995 г.) существенно увеличился объем некачественных и фальсифицированных импортных товаров (38—58 % всего проинспектированного продовольствия). Наибольшее их количество завозится из Китая, Вьетнама, Бельгии, Германии, Венгрии и стран СНГ.

В решении Коллегии Роскомторга были предложены меры, направленные на ужесточение контроля за поступающей на рынок продукцией отечественного и импортного производства, в том числе и специалистами торговых организаций, таможенных органов и экспертов экспертных организаций. Кроме того, было рекомендовано ускорить разработку и представление в Правительство России проектов законов «О независимой потребительской экспертизе», «О внутренней торговле», «О качестве и безопасности пищевых продуктов» и положения «О порядке изъятия, переработки и уничтожения некачественного сырья и пищевой продукции».

К сожалению, многочисленные реорганизации в органах государственного управления, а затем и фактическое уничтожение Госторгинспекции не позволили претворить в жизнь многие из намеченных мероприятий. Приняты были только два последних документа, а проекты законов «О товароведной экспертизе» и «О внутренней торговле» так и не были утверждены.

В эти же годы и Госстандартом была проделана большая работа по идентификации пищевых продуктов. Так, в «Правила проведения сертификации пищевых продуктов и продовольственного сырья» (ПР 50.3.004.96) в 2002 г. включаются перечни показателей для идентификации однородных групп товаров. Госстандартом разрабатываются и утверждаются также стандарты на методы идентификации отдельных товаров.

Новый период российской истории в области идентификации и обнаружения фальсификации начинается в XXI в., после принятия Федерального закона «О техническом регулировании» [3] и внесения изменений и дополнений в Закон РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» (от 11 декабря 2002 г. № 166-ФЗ). Этот период характеризуется усилением борьбы в основном с контрафактной продукцией и ослаблением борьбы с другими видами фальсификации.

Борьба с контрафактом на государственном уровне начала осуществляться силами Госторгинспекции Минэкономразвития России, Государственного таможенного комитета и Министерства внутренних дел.

Так, 26 февраля 2003 г. состоялось совместное заседание коллегий Минэкономразвития России и Министерства внутренних дел России, на котором рассматривался вопрос «О мерах по реализации Министерством экономического развития и торговли Российской Федерации и Министерством внутренних дел Российской Федерации государственной политики по защите прав интеллектуальной собственности, пресечению производства и распространения фальсифицированной и контрафактной продукции».

По результатам обсуждения был издан приказ Минэкономразвития и МВД России от 19 апреля 2003 г. № 132/261 «Об объявлении решения совместного заседания коллегий Минэкономразвития России и МВД России», в котором определялись следующие основные направления деятельности министерств по охране прав интеллектуальной собственности, противодействия распространению фальсифицированной и контрафактной продукции: совершенствование правоприменительной практики, гармонизация законодательства России с международными требованиями, выполнение принятых перед ВТО обязательств, взаимодействие государственных институтов, различных общественных объединений, правообладателей и «прозрачность» работы в этой сфере.

Кроме того, в решении коллегий планировалась разработка проектов федеральных законов, предусматривающих установление ответственности за производство и распространение фальсифицированной и контрафактной продукции путем внесения соответствующих изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации, Кодекс РФ об административных правонарушениях и в Федеральный закон «О лекарственных средствах».

В усилении борьбы с контрафактной продукцией оказались заинтересованными не только государственные органы, но и общественные объединения производителей. Так, Торгово-промышленная палата совместно с созданным в 2003 г. общественным объединением — Союзом производителей против подделок провела в ноябре 2005 г. конференцию: «Производители против подделки: стратегия победы».

В июле 2006 г. Федеральное агентство по техническому регулированию и метрологии, некоммерческое партнерство «Национальный проект «Россия против контрафакта», Координационный совет предпринимательских союзов в России организовали научно-практическую конференцию: «Роль системы добровольной сертификации в противодействии обороту контрафактной и фальсифицированной продукции».

В рамках системы добровольной сертификации (СДС) предложен проект «Марка Года», в основу которого заложено выведение на потребительский рынок нового товарного знака с логотипом «Марка Года» (рис. 1), который одновременно должен являться и знаком соответствия в СДС с одноименным названием. Присваиваться знак должен сертифицированным товарам, работам и услугам, прошедшим проверку на контрафактность.

Товарный знак «Марка Года»

Рис. 1. Товарный знак «Марка Года»

Методика проверки товаров и услуг на контрафактность, разработанная специалистами СДС «Марка Года» и патентными поверенными, направлена на установление факта наличия или отсутствия у заявителя исключительного права на использование товарного знака.

Вместе с тем, по нашему мнению, борьба с другими видами фальсификации (групповой и видовой ассортиментной, квали- метрической, количественной и информационной) в значительной мере ослабла из-за отсутствия органа государственного контроля, осуществляющего работу по выявлению и предупреждению фальсификации по показателям на добровольной основе. В немалой степени этому способствовало ограничение полномочий органов государственного контроля проверкой только обязательных требований, что регламентировано законами «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)» и «О техническом регулировании».

До 2005 г. функции контроля за фальсифицированной продукцией выполняла Госторгинспекция Минэкономразвития России. После слияния ее с Госсанэпидемнадзором и образования Роспотребнадзора (Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека), в котором не был создан даже Департамент Госторгинспекции, эти функции осуществляются очень ограниченно и только в части квалимет- рической идентификации по показателям безопасности.

Как следствие этого, а также отсутствия технических регламентов, в которых должна быть определена процедура идентификации как обязательная, за последние годы (с 2005 г.) вновь отмечается рост производства и реализации фальсифицированной продукции. При этом достаточно часто под общеизвестными названиями и торговыми марками производятся уже новые товары с измененными рецептурами, технологиями и потребительскими свойствами (например, колбаса «Докторская» или «Любительская» с добавкой соевого или животного белка).

Изучение исторического аспекта проблемы фальсификации позволяет взглянуть на события сегодняшнего дня более квалифицированно. Выясняется, что имеется определенный опыт борьбы с фальсификацией товаров и противодействия ее последствиям. Поэтому имеет смысл вспомнить все то, что эффективно, полезно, и применить это в нашей действительности.

Вопросы для самоконтроля

  • 1. Назовите первые источники, содержащие морально-этические нормы против фальсификации.
  • 2. Укажите меры общественного воздействия на фальсификаторов в странах Западной Европы и России в XVIII—XIX вв.
  • 3. Рассмотрите нормативно-правовую базу западноевропейских стран в XIX в. по противодействию фальсификации.
  • 4. Рассмотрите нормативно-правовую базу по противодействию фальсификации в России в конце XX и начале XXI в.
  • 5. Составьте этапы и хронологию мероприятий по борьбе с фальсификацией в России.
  • 6. Почему обязательная сертификация пищевых продуктов оказалась малоэффективной в борьбе с фальсификацией?
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы